'(не)маленькая шалость.'

Слэш
NC-17
В процессе
196
Размер:
планируется Макси, написано 165 страниц, 27 частей
Описание:
чимин позволил юнги в детстве из интереса укусить его, но он и понятия не имел, к чему это может привести.
Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию
Награды от читателей:
196 Нравится 177 Отзывы 50 В сборник Скачать

глава двадцать четвёртая.

Настройки текста
Примечания:
позязя, исправляйте мои ошибки....
<3
      Иногда действительно случаются страшные вещи. Чимин, выбежав на улицу из больницы, резко вдохнул слишком много прохладного воздуха и закашлялся. Позади остался Юнги, и судя по внутреннему ощущению, альфе сейчас чертовски плохо, но младший обещал. Непослушными руками омега набрал номер отца, наплевав на время. Возвращаться в квартиру не вариант, там его сильно накроет, домой к родителям Юнги тоже не пойдет, правильным это решение совсем не кажется. Поэтому на взволнованный вопрос «что такое, Минни?», Чимин закусил губу, выдавливая «заберите меня». Намджун несколько секунд молчал, не зная, что думать, но все же взял себя в руки. — Где ты сейчас? — спросил он, прислушиваясь к сорванному дыханию сына. Хорошо, что этого не слышит Сокджин, он вероятнее всего сошел бы с ума от волнения. — С-сейчас… рядом с больницей, — Чимин оглянулся, будто не был в этом уверен. Взгляд на это здание вновь пробило его на слезы, — В-восьмой… В… — Я знаю, утенок. Найди теплое место и скинь адрес, я постараюсь быстрее. Успокойся, — нежно отозвался Намджун, — Что бы не случилось, Чимин-и, мы с папой рядом, все наладится.       Чимин верил. Он знал, что Юнги скоро приедет, он знал, что все правда уляжется, но творившийся внутри пиздец не давал возможности спокойно вдохнуть. На его глазах умер Минхо, на его глазах произошел срыв истинного, и сейчас они разделяли одни и те же чувства — ну не мог омега взять и выдохнуть. Это буквально нереально.       Чимин не ушел далеко, оставшись в круглосуточной кофейне. У него не было сил искать более удобное место для достаточно долгого ожидания. Отказавшись от всего предложенного, но попросив зарядку для уже умирающего телефона, он ушел за дальний столик и набрал Тэхена. Тот, наверно, сотый сон видел, нежась в объятьях своего альфы, но парень хочет побыть сейчас эгоистом и потребовать хоть немного поддержки. Тэхен, на удивление, ответил довольно быстро и весьма бодро. — Ну неужели спустя целых тридцать четыре минуты мой лучший друг вспомнил про мой день рождения! — в шуточной форме упрекнул именинник, а Чимин замер, вспоминая дату. Ну конечно… Они планировали сегодня отмечать всей группой, но с самого начала у омеги все пошло не так: ухудшение состояния папы Юнги, течка, теперь смерть, как здесь вспомнишь про это? — Минни, все нормально? — интонация у друга стала более тревожной после долгой тишины. Чимин не хотел портить настроение Тэхена. Он выдавил на лице улыбку, чтобы голос звучал правдоподобно. — Тэ! С днем рождения, прости, что так поздно, я что-то совсем…       Тем не менее, лучший друг на то и лучший друг — Тэхен забеспокоился, выходя из шумного помещения и хмуря брови. Он несколько раз прокрутил слова Чимина в голове, понимая окончательно, что что-то не так. — Чим? Ты в норме? Где Юнги? — Да-да, все хорошо! Юнги… он в ванной, мы только что проснулись, — дрогнувший в конце голос сдал омегу с потрохами, — Т-ты как? Что подарил Чонгук? — Нет, подожди. Позови его к телефону. — Зачем? Я же говорю, что он в ванной, — он почти всхлипнул. Тэхен это почувствовал. — Хен, что не так? Скажи мне, я реально волнуюсь. Вы поссорились? Где ты? Почему он не рядом? Опять то же самое? Он снова кинул? — Н-нет… Он просто… попросил уйти…       Молчание.       Тэхен медленно возгорался: Юнги ЧТО сделал? Он попросил ЧТО? Разве так можно? Чимин совершенно не знает города, он там абсолютно один и этот идиот просто прогнал его? Наигрался?! Все обещания были пустыми словами? — Чимин, ты же понимаешь, что если я сейчас не пойму смысла всей этой чепухи, то жить ему останется не долго, и я не шучу?! В смысле он попросил уйти? Какого черта? — Тэ, Минхо умер… — через силу признался омега, а друг заткнулся, охнув. Стоп, еще раз. Что?! — К-когда? — Почти час назад. — Он… — Тэхен замямлил, продумывая каждое слово. В голове эта информация не укладывалась даже с полным осознанием того факта, что к этому все шло, — Как Юнги?.. — Я никогда такого не видел, — тихо признался Чимин, вытирая влагу на лице, — Это было ужасно… и есть… я практически каждую его эмоцию сейчас чувствую.       Кажется, что Тэхен теперь также улавливает чувства Чимина. Он молчал, не зная, что сказать и слушал редкие шмыганья носом. Суета праздника и весь настрой пропали: все, чего хотел пепельный — обнять друга и поддержать нормально, но он и сам сейчас максимально не стабилен. Остается надеется, что скоро они встретятся, и они с Чонгуком постараются избавить Чимина от этой боли. — Ты возвращаешься? — Да, позвонил отцу. — А… а Мин? — Он пообещал приехать, как только придет в себя.       И это по мнению Тэхена очень хорошее решение. Вряд ли Юнги сможет сейчас нормально вести себя, да и Чимину нужно время, чтобы немного отойти. Злость на альфу у младшего исчезла, он оперся о стену и прикрыл глаза. Хотелось сказать что-то ободряющее, но нет ничего, что могло бы сейчас помочь другу. Это просто надо пережить. Нужен покой до самого смирения с этой ситуацией. — Ты поедешь домой? — Да… — А как с пропусками? — Пошли к черту, — шепнул Чимин. Тэхен бы даже посмеялся, если бы мог, — Я уже несколько недель думаю бросить универ. — Обратно к родителям? — пепельный не имел права возразить желанию Чимина. Как бы он не хотел не отдаляться от него, Тэхен попросту не мог как-то этому мешать. Про себя же отметил, что и сам скоро прогуляет недельку-две, чтобы поехать в родной город друга к нему. — Угу… Поступлю там куда-нибудь, надеюсь, что Юнги тоже вернется туда. — Хорошо обдумал? — Не знаю, — Чимин тяжело вздохнул, решая отойти от этой темы, — Как… Х-Хо? — На днях съехал из общежития, не вылезает из дома Субина. Они… хорошо сочетаются… а Субин не плохой парень, очень отзывчивый. Хосок как-то расцветает рядом с ним, видно влюбляется, — осторожно ответил Тэхен, — Но если честно, Чонгуку Субин совсем не нравится. Он говорит, что тот слишком скрытный, не понять, о чем думает и чего хочет. А как по мне, так идеальная пара нашему старшенькому. Есть какой-то баланс что ли… — Он поставил ему?.. — Да. Совсем недавно. Тебе нормально это слышать? — Думаю, да, — Чимин выглянул в окно, кусая губы, — Ясно, что я теперь с Юнги, так что… я рад, что он не будет один. Хосок заслуживает любви, которую я ему не дал. — Ты дал ему все, на что был способен. Я уверен, что и он сам того же мнения. Ты… спросил, что мне Гу подарил… Чимин-а, не совсем момент для радости, но не поделиться не могу, — Тэхен судорожно вдохнул, собирая слова в кучку, — Мы распишемся скоро. — Что?.. Погоди, он позвал тебя замуж?! — старший приободрился, болезненно, но искренне реагируя. После радостного «Да!», Чимин улыбнулся, — Я рад за вас! Когда свадьба? — Он хочет весной, до родов, но я тоже выпить за такое хочу, поэтому ты обязан сказать ему подождать с этим. Чон тебя послушает. — Тэ, ты же столько этого ждал, выпьешь позже, ничего с тобой не случится. — Да-да, буду сидеть с пузом и смотреть на то, как вы пьете, спасибо, любимые, — буркнул пепельный. Видимо, Чимин и правда был его последней надеждой, но тот только хихикнул, чувствуя, что немного расслабился от такой новости, — Натравлю на вас Хосока, он точно не кинет меня. — Удачи, — омега дернулся от неожиданного булька в телефоне. Он глянул на экран, где высветился входящий от папы, — Тэ, мне надо ответить, я потом перезвоню. — Хорошо. Люблю тебя. — И я.       Видимо, Сокджин уже выведал у Намджуна, куда тот едет и зачем. Может, он даже едет с ним, но если честно Чимин сейчас хочет видеть больше отца. Альфа определенно окажет большее влияние на него, но как сказать об этом папе он не знал. — Да… — осевшим голосом ответил омега. Сокджин, кажется, с облегчением выдохнул, услышав сына. — Ты не на улице? — сразу спросил он. На фоне хлопнула дверь, — Я хотел поехать с твоим отцом, но он сказал сидеть дома.       Когда Джин говорит «твой отец», сразу понятно, что он недоволен. Намджуна он так называет крайне редко, последний раз Чимин слышал это уже очень давно. — Ничего, пап. Все нормально. — Ничего не нормально, — строго отрезал Сокджин, почти сразу смягчаясь, — Что случилось? Тебя Юнги обидел? — Нет, меня жизнь обидела, — попытался отшутиться младший, направляясь к меню, чтобы все же что-нибудь себе заказать, — А Юнги… он… не в состоянии сейчас, поэтому я пока что к вам. — В смысле не в состоянии? — Пап, я не хочу сейчас плакать… — Минхо хуже?       Чимин поджал губы, чуть было не выпустив из рук чашечку кофе. Он сел за свой столик с тихим выдохом, боясь произнести то, что недавно сказал Тэхену. Омега несколько секунд не подавал признаков жизни. — Пап, он… Хан отказался реанимировать. — Господи, — прошептал Сокджин, у которого рухнуло что-то в душе от этой новости. Они с Минхо не так много общались, пока Мины жили здесь, но все же факт смерти этого человека ужасал. Омега был слишком хорош для этого мира, и Бог забрал его к себе. Никак иначе папа Чимина думать не мог, — Мальчик мой… Мне очень жаль… Как Юнги? — А ты как думаешь… — Чимин, ты… Должен держать себя в руках ради него. Постарайся успокоиться, он почувствует это. — Я знаю. — Намджун только выехал, выслать деньги на отель? — Не надо, — Чимин не хочет никуда идти, — Мне хорошо и тут. — Ладно. Хочешь поговорить? — Нет.       Наверное, омега впервые так говорил с папой. Ему нужен покой, в разговорах он не нуждается, но лёгкое отвращение к себе Чимин почувствовал, так грубо ответив Сокджину. Последний тихо вздохнул, полностью понимая сына и не виня его ни за что. Это, вероятно, его лучшее качество. Он никогда не станет навязываться и донимать бессмысленными разговорами. — Хорошо. Люблю тебя, звони, если что. — Прости. — Ничего. Всё нормально.       Джин положил трубку и сел на диван в гостиной, поджимая губы. Он заплакал, сам того не заметив. Кажется, эта ночь далась трудно всем.       Но хуже остальных было Хану. Подписав все документы, он вылетел из больницы пулей, будучи больше не способным находиться там. Почти за два года больничный запах въелся в него.       Хан не помнил уже той жизни, в которой не было Минхо. Они познакомились ещё в школе, там и влюбились, наплевав на поиски истинных, потому что, черт возьми, никакая природа не способна пойти против них. Пусть они и не предназначены друг другу, на духовном уровне были связаны настолько, что представить страшно, но несмотря на это, любовь крепла, кажется, с каждым днем. Альфа сначала потерялся в Минхо, а теперь потерял его, и все, что он мог сделать для него — сделано.       Важно уметь отпускать людей и неважно, по какой причине. Будь то расставание с парой, предательство, конец дружбы, смерть… Это умение — спасательный круг для тебя самого, потому что не сможешь — вскоре погибнешь. Тоска и боль временны, Хан знает, что он смирится в конце концов. Да, может, не сегодня, может, даже не завтра и не спустя год, но он смирится. Он дал Минхо уйти, потому что так надо. Потому что так правильно. Потому что человек, которого альфа считал и будет продолжать считать своей жизнью, достоин лучшего и не заслуживает той жестокости, что ощутил на себе.       Попав домой, Хан лёг на кровать. Несколько часов назад они лежали тут вместе, но прохладная поверхность второй половины кровати говорила за себя. Она так и останется пустой, в этом нет сомнений для стойко державшего себя в руках альфы.       Разве что запах мужа, ещё достаточно яркий, сумел надломить его. Солёная дорожка пересекла его лицо, и капля влаги упала на подушку. Хан может позволить себе слабость.       Но он не слабак.

***

      Чимин уснул за пару часов до приезда отца. Он все это время сидел в телефоне, бездумно листая ленту и не собираясь вчитываться, но к утру разморило, и парень опустил голову на стол, отодвигая кружку с недопитым кофе. Внутри не так сильно распирало от боли: Юнги если и не успокоился, то уснул точно, чему омега был бесконечно рад. Ужасно хотелось увидеть его, но данное обещание Чимин сдержит.       Как и посоветовал Джин, парень старался не думать о том, что случилось ночью, тем самым хоть немного помогая истинному.       Намджун зашёл в кофе к девяти утра, когда в нем уже сидели несколько человек, завтракая, а Чимин дремал за столиком в углу. Альфа сел рядом, не решаясь будить сына. Последний выглядел откровенно плохо, неестественно для самого себя подергиваясь во сне и хмуря брови. Мальчика хотелось прижать к себе. Ему хотелось сказать что-то хорошее, только в голову ничего не приходило. Мужчина аккуратно потормошил Чимина, приводя того в чувства. — Малыш, — осипшим голосом шепнул Намджун, обнимая омегу, что бросился в его объятья сразу, как понял, где находится. — Отец… — Будешь что-нибудь кушать или домой?       Джун не видел смысла в вопросах, по типу «как ты?». Ясно, что не хорошо. Он погладил сына по спине, отстраняясь. Чимин еле слышно сказал «сначала в универ», сбивая с толку альфу. — Мне надо увидеться с Тэ и сделать кое-что важное. — Хорошо. Юнги… Останется пока тут? — Да. — Он потом вернётся обратно? — Вернётся.       Он не стал больше что-то спрашивать, помогая омеге одеться и в тишине идя с ним до машины. Дорога в Сеул прошла также, в абсолютном молчании. Чимин думал, что ему надо сделать и мысленно уже собирал вещи, уезжая из этого города навсегда. Он будет жить в родном городке, дождётся Юнги и все пойдёт так, как должно было пойти с самого начала. Помотало за несколько лет, ничего не скажешь.       Здание универа встретило тоской и унынием. Выходной, в деканате, наверно, мало кого найдёшь, но заявление написать можно, и на том спасибо. — Что ты собираешься сделать? — слабо поинтересовался Намджун, стоя рядом с Чимином перед дверьми. — Попрощаться с этим местом. — Это не спонтанное решение? — альфу волновало лишь это. Он не хотел, чтобы потом Чимин пожалел, но противится его желанию не станет. Тут решает не он. — Нет. — Хорошо.       В деканате омегу встретили не особо радушно — прогульщик ведь, при том, наверное, самый злостный из всех. Заявление он написал быстро и отдал секретарю. Те преподаватели, которые присутстваволи там, задали пару вопросов, но на них отвечал Намджун чем-то вроде «семейные обстоятельства так сложились». За прогулы ругать он никого не будет, даже Сокджин бы не стал сейчас.       Дальше они пошли в комнату Чимина. Там было пусто и холодно — Хосок переехал же на днях. В полупустой квартирке Намджун стал собирать вещи сына, пока тот ушёл к Тэхену. Надолго он не собирается тут застревать — хочется домой и спать до посинения, видя сны с Юнги, а не это все. — Чим… — открывший дверь Чонгук округлил глаза, пропуская друга. Он крепко обнял его, уже зная о случившемся, — Как ты себя чувствуешь? — Сойдёт, — омега ответил на объятья, утыкаясь носом в чужую шею. Чонгук тёплый и взъерошенный, скорее всего, они спали, — Где Тэ? — В ванной, — альфа отстранился, слабо улыбнувшись, — Сражается с токсикозом. — Не пил? — Думаешь, я бы позволил? — Хороший мальчик, — сняв кроссовки, Чимин прошёл в комнату, падая на диван. — Ты приехал за документами? — спросил Чонгук, грустно смотря на друга. Прощаться с ним не хочется от слова совсем, пусть он и понимает, что не навсегда. Они конечно будут видеться время от времени, но все равно… — Да. Отец собирает вещи, я пока к вам заглянуть решил. — А Хосок?       Чимину хотелось с ним поговорить, но сегодня он не готов к тому разговору, который планировался. Хотя уехать отсюда, не попрощавшись, кажется глупым. Они не последние друг для друга люди. — А где он? — Могу позвонить, — предложил Чонгук, сразу прогуливаясь по комнате взглядом в поисках телефона. — Чимин-а!       На старшего свалилась тушка Тэхена. Пепельный сильно сжал омегу в объятьях, пока второй еле касался его, ощущая чуть округлившийся животик. — Ты не представляешь себе, как я скучал. Давно приехал? — Нет. Успел написать заявление и сразу сюда, — Чимин улыбнулся, чувствуя себя чуточку лучше рядом с другом. Он краем глаза заметил, что альфа говорит по телефону. — Хосок примчится на крыльях ветра через минут пять, будь уверен, — сказал будущий папочка, не отпуская старшего. А Чимин и не сомневался.       Альфа и правда совсем скоро вошёл в комнату, ища глазами парня. Он слабо улыбнулся, чувствуя стойкий запах Юнги, и посмотрел в глаза Чимина понимающе и с присущей ему добротой. Тэхен и Чонгук ушли на кухню, решив оставить их наедине, но парни долго молчали, находясь по разные стороны комнаты. Первым голос подал Хосок, и омега искренне благодарен за то, что он начал именно с этих слов, потому что услышать их было необходимо (обоим). — Мы оба не виноваты, что все так получилось.       С намокшими внезапно глазами, Чимин кивнул, поднимаясь на ноги и подходя к старшему. Тот глухо сглотнул, робко вытирая скатившуюся по чужой щеке слезу большим пальцем, а после обнимая омегу. — Я рад за тебя… — тихо продолжил он, — За вас… Честно. — Я тоже за вас с Субином.       Хосок еле слышно хмыкнул, прижимаясь сильнее и закрывая глаза. — Ты… Вернулся, чтобы.? — Чтобы уехать опять, — Чимин поджал губы, когда альфа хмуро взглянул на него, не понимая ничего, — Я забрал документы из универа. Поеду домой. — Насовсем? — Насовсем.
Примечания:
спасибо за внимание, ахахах
мне очень приятно, что вас так много, я обещаю вернуться поскорее... ну а пока, напишите что нибудь мне?)
люблю вас!
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты