Колдунья

Фемслэш
PG-13
Закончен
4
Размер:
Миди, 25 страниц, 1 часть
Описание:
На дворе средние века. В мире живут люди, обладающие волшебными силами, и люди, охотящиеся на таких, как они. Первые предпочитают скрываться, задача вторых – выслеживать их.
Ангелина – дочь известнейшего охотника на ведьм. Валери – таинственная незнакомка, с которой она познакомится благодаря своему доброму сердцу. Какие секреты скрывает зеленоглазая красавица и её подруга? Какие отношения сложатся между Ангелиной и Валери?
Ответы на все эти вопросы вы узнаете, прочитав эту историю.
Посвящение:
Ангелине Романовской и Лере Дидковской, чья дружба вдохновляет меня, несмотря на то, что сейчас их взаимодействие стало редкостью.
Всем Ангелерикам, которые не теряют надежду и продолжают любить нашу обожаемую парочку.
Всем–всем читателям, которые заглянули сюда и, надеюсь, получили наслаждение от прочитанного.
Примечания автора:
Если не ошибаюсь, работ такого типа по этой паре ещё не было, да и я не писала ничего подобного, так что очень надеюсь, что у меня получилось перенести вас в атмосферу колдовства.
Прошу вас, уважаемые читатели, оценить мою работу и указать на все недочёты, чтобы я могла их исправить и радовать вас ещё более качественными рассказами.
Несколько фактов, которые следует знать перед прочтением:
1) Деревенька, в которой живут Ангелина и Анна, находится рядом с городом, поэтому жители часто именуются горожанами, это не ошибка и не опечатка.
2) В одном моменте упоминаются «лесные домики» – это небольшие домики или особняки (как у главных героинь), находящиеся в лесу, неподалёку от деревеньки.
3) Валери, как, думаю, все догадались, это производное от имени Валерия.
Это основные моменты, которые могут быть непонятны. Если вдруг что-то ещё вызвало у вас трудности, смело спрашивайте об этом, я всем отвечаю)
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
4 Нравится 9 Отзывы 0 В сборник Скачать
Настройки текста
POV Ангелина – У меня опять пропали овцы! – Горестно воскликнул фермер, зайдя в таверну. Я вздохнула и достала небольшой альбом, в котором записывала и зарисовывала всё, что могло приблизить меня к разгадке личности новой ведьмы, появившейся в нашей деревеньке. Сведений было мало, к тому же, большинство из них – выдумка впечатлительных горожан, которые готовы приписать ведьмам все свои беды. Например, однажды кухарка обвинила в колдовстве свою помощницу за то, что та перепутала склянки с солью и сахаром. Да уж, порой мне кажется, что люди куда хуже колдуний и прочей нечисти. – Ангелина, ну почему же ты ещё не нашла это порождение дьявола!? – Налетел на меня пожилой мужчина, эмоционально размахивая руками. – Не ты ли происходишь из древнего рода первоклассных охотников? Не твой ли отец уничтожил самого опасного колдуна прошлого столетия? Почему же ты никак не можешь хотя бы повторить его подвиг? Я подняла полный ярости взгляд на фермера, вновь ударившего в больное место. – Не смей говорить о том, чего не понимаешь, Джон, – процедила я сквозь зубы, стараясь сдержать клокочущую внутри злобу. – Я долгое время пытаюсь выследить эту ведьму, собираю сведения и провожу бессонные ночи за дневниками семьи, а что делаете вы? Клевещете друг друга и набрасываетесь на меня? Быть может, проблема не во мне? Старик испуганно уставился на меня, не ожидая услышать подобное от всегда доброй и миролюбивой девушки. Что ж, у всех есть предел. – Вы все восхваляли моего отца после его победы над Эхриманом*, вы все плакали и скорбили, когда он погиб, но никто из вас не знает ничего о его смерти, какими бы байками вы себя не тешили! – Мой голос сорвался, глаза жгли сдерживаемые слёзы, но боль, пропитывающая каждое моё слово, находила отклик в сердце каждого, притихшего в таверне, наблюдающего за моей тирадой. Старик Джон молча плакал, глядя на меня. – Так что если ты ещё хоть раз попрекнёшь меня медленным поиском ведьмы, то уж прости и сам попробуй сделать что-нибудь, кроме пустых слов и брани. Я со звоном опустила пустую кружку на стол, бросая вслед несколько монет, и вышла из таверны, спиной ощущая взгляды, в которых теперь не было упрёка. Все они испытывали уважение. *** – Анна, у меня ничего не сходится! – Отчаянно воскликнула я, отбрасывая альбом в сторону. Новые сведения о ведьме никак не связывались с уже известными, и я начала терять веру не только в честность горожан, но и в саму себя. – Ангелина, прошу, не переживай так, – подруга мягко приобняла меня за плечи одной рукой, второй аккуратно поднимая отброшенный альбом. – Ты обязательно со всем справишься. Кто, если не ты? – Ну, судя по недовольствам горожан, кто угодно, – я всплеснула руками, вспоминая происшествие в таверне. – Опять Джон тебе гадостей наговорил? – Недовольно нахмурилась подруга. Я кивнула, обессилено опустив взгляд в пол. – Я поговорю с ним сегодня. Обещаю, он тебе больше слова лишнего не скажет. – Давай только без кровопролития, подруга, – улыбнулась я, ткнув её локтем в бок. – Я подумаю. Мы обе замолчали. Анна, наверное, обдумывала план по обрушению злости на старика-фермера, а я думала о том, как бы лучше успокоить нервы. Мой выбор пал на прогулку в лесу. – Анна, я пойду прогуляюсь по лесу, мне нужно проветриться, – воскликнула я, обувая тёплые сапоги. – Но уже поздно, – возразила подруга, указывая на часы. Стрелка установилась на отметке в 10 часов вечера, однако, это сейчас не играло для меня никакой роли. – Не беспокойся, я возьму оружие, – я отодвинула правый край плаща, показывая девушке арбалет. – Он, конечно, для ведьм, но, думаю, и от зверя спасёт, если вдруг понадобится. – Ну хорошо, я не сомневаюсь в тебе, охотница, – улыбнулась Анна, обнимая меня. – Но всё же, будь осторожна. – Я ненадолго, – успокоила я подругу. – А тебе пора к матушке, я слышала, что она захворала. Забери связку трав, которые я оставила на кухонном столе, они должны помочь ей быстрее поправиться. – Спасибо, Ангелина. Удачной прогулки! – Благодарю! Я вышла из домика, прикрыв дверь. Ночная прохлада мгновенно отрезвила мысли, отбрасывая всё плохое на задний план. Я посмотрела на удивительно чистое небо, усеянное тысячами маленьких ярких точек. Звёзды, так давно не появлявшиеся на ночном небосводе, заставили меня удивлённо выдохнуть и застыть на месте, наблюдая за открывшейся мне красотой. Жители окрестностей уже давно не выходят на улицу после заката, теряя возможность лицезреть такое невероятно прекрасное явление, дрожа от страха перед ведьмой. А ведь ведьмы, вернее, их силы – это тоже дар природы. И зачастую они оказываются добродушными, творят добро и помогают людям и природе. Так почему из-за нескольких отрицательных персонажей страдают все обладатели магии? Вопрос, на который ответа нет. Что ж, моя задача, как охотника, отыскать новую ведьму и узнать её цели и намерения. Если она добра, я не расскажу никому о ней или попрошу оставить нашу деревеньку. Если же она относится к категории злобных порождений природы, мне придётся от неё избавиться. Я скривилась, представив худший исход событий. Мне, миролюбивой маленькой девочке, слишком рано пришлось узнать все тяготы убийства человека, пусть это и была злобная ведьма, угрожавшая жителям нашего поселения... – Помогите! – Слабый женский голос быстро вернул меня в реальность. Я бегло оглянулась в поисках источника звука, но ничего не увидела. – Где вы? – Крикнула я в темноту, навострив уши. – Я здесь, прошу, помогите! – Вновь раздался женский голос, и теперь я смогла определить примерное местоположение незнакомки. Я бросилась в правую сторону, взяв за ориентир небольшое деревце. – Мисс, не молчите, здесь темно и я могу ориентироваться только на ваш голос! – Я быстро пробиралась к возможно верному месту, прислушиваясь к каждому слову, сказанному девушкой. – Хорошо, я упала в яму, но помню, что видела сдвоенное дерево, – бедняжка очень помогла мне, потому что я чётко разглядела это самое дерево и у его корней темнела, думаю, та самая яма. – Вы молодец, сейчас я вытащу вас, – похвалила я девушку, когда наконец увидела её. Я прежде не видела её в нашей деревеньке, наверное, она недавно приехала или живёт в одном из лесных домиков. У неё были тёмные волос, достающие до плеч, яркие каре-зелёные глаза, глядящие на меня с боязнью и благодарностью. Девушка была одета в длинное тёмное платье и плащ, похожий на мой. Судя по её худощавому телосложению и страху, отчётливо написанному на лице, мне придётся нелегко. Но когда меня останавливали трудности? Я оглядела маленькую полянку, раскинувшуюся за небольшим массивом деревьев, в котором мы оказались, и не увидела ничего, что могло бы мне помочь. Что же делать? – Хватайся, – я протянула девушку один конец своего свернутого плаща, крепко держа в руках второй. Девушка окинула меня непонимающим взглядом. – У меня нет верёвки и поблизости нет ни людей, ни чего-либо другого, что могло бы нам помочь. Поэтому я постараюсь вытащить тебя так. Хватайся за плащ и постарайся подняться, упираясь ногами в стенки ямы. – Хорошо, – решительно ответила незнакомка, обхватывая руками ткань. Прошло около десяти минут, прежде чем мой план сработал. – Спасибо вам, ... – Ангелина, – представилась я, протягивая незнакомке руку. – Анна, – ответила она, отвечая на рукопожатие. – Ничего себе, мою лучшую подругу тоже зовут Анна! – Воскликнула я, вызывая у девушки смех. – Довольно распространённое имя в последнее время, – пожала плечами Анна. Мы некоторое время просидели на земле около злополучной ямы, разговаривая о всяких пустяках. Удивительно, но я ни разу не вспомнила ни о ведьме, ни о старике Джоне – ни о чем, что тревожило мою душу. – Спасибо за интересный вечер, Анна, но мне уже пора, – спустя какое-то время произнесла я, поднимаясь на ноги. – Ох, ну не побредёшь же ты обратно в деревню по такое темноте! – Воскликнула девушка, вскакивая на ноги. – Право, ты спасла меня от верной смерти в этой яме, я просто обязана тебя отблагодарить! – Ну что ты, Анна, я уверена, будь на моём месте кто-либо другой, он бы обязательно тебе помог, – Не знаю почему, но мне хотелось пойти с этой девушкой, словно что-то звало меня. Однако, вежливость и нежелание навязываться пока одерживали верх. – Вовсе нет, Ангелина, – вздохнула Анна, отрицательно качая головой. – Я слышала, что несколько раз неподалёку проезжали лошади, но никто не попытался помочь мне. Ты отличаешься от всех, кого я когда-либо встречала. – Ты мне льстишь, – я смущённо улыбнулась, нервно перебирая пуговицы на плаще. – Послушай, я живу не одна. Со мной живёт моя подруга, Валери, и я думаю, вы просто обязаны познакомиться! – Воскликнула моя новая знакомая, хватая меня за руку. – Она отлично готовит и мы живём недалеко отсюда, так что, подумай, всё в мою пользу. Пойдём. – Хорошо, показывай дорогу, – улыбнулась я, поражаясь настойчивости Анны. – Мне уже не терпится познакомиться с загадочной Валери. *** – Валери, я вернулась! – Крикнула Анна вглубь дома, запирая за нами дверь. – Ты принесла мо..., – послышался мелодичный женский голос со стороны огромной винтовой лестницы. – У нас гости, – резко прервала, очевидно, Валери Анна. Стройная фигура, облачённая в тёмно-зелёное платье из воздушной ткани, застыла на лестнице, услышав фразу подруги. Спустя мгновение, девушка продолжила путь к нам. В свете сотен свечей, расположенных на каждом метре дома, передвигалась вместе с ней её тень. Длинные русые волосы, убранные в элегантную косу, были уложены на правую сторону, очерчивая невероятные черты лица девушки. Каждое её движение было грациозным, наполненным величием и элегантностью. Поистине прекрасная девушка. – Согласна, – усмехнулась Анна. Чёрт, кажется, я произнесла последнюю фразу вслух. На лице Валери, думаю, услышавшей мои слова, отразилась лёгкая улыбка. – Добро пожаловать в наш дом, мисс..., – произнесла Валери, подойдя к нам. Я застыла, не понимая, почему девушка выжидающе смотрит на меня, поражённая красотой зелени её глаз. – Кхм, Ангелина, – наконец я сообразила, что хозяйка дома ожидала оглашения моего имени. – Ангелина, – вторила мне Валери. Клянусь, ещё никто в целом свете не произносил моё имя так... прекрасно. Я завороженно наблюдала за её действиями, словами, эмоциями. Она казалась мне какой-то особенной, отличающейся от всех, кого я когда-либо встречала. – Ангелина? – Чарующий голос раздался совсем рядом с моим ухом, и я вздрогнула, выходя из транса. Я с удивлением заметила, что сижу на кухне, обёрнутая в тёплое одеяло. – Извините, вы что-то спросили? – Смущённо переспросила я, беглым взглядом окидывая помещение. Кухня, как и весь дом, выглядела таинственно, но очень уютно: светлая мебель, множество декоративных украшений и, будто по традиции, невообразимое множество свечей. – Не совсем, я просто хотела поблагодарить вас за спасение Анны, – улыбнулась Валери, прожигая меня зеленью своих глаз. – И давай перейдём на ты? – Давай, – улыбнулась я. – Не стоит благодарности, я не могла бросить человека в беде, тем более лишний раз проверила себя. – Проверила себя? – Настороженно переспросила Валери, кинув странный взгляд на побледневшую Анну. – Да, я совсем забываю про тренировки, зачитываясь книгами, а охотник без тренировок – смертник, – усмехнулась я, убирая выбившуюся прядь волос за ухо. – Анна, с тобой всё в порядке? Ты так побледнела... – Д...да, – пискнула девушка, боязливо поглядывая на Валери. Зеленоглазка показалась мне напуганно-злой, но спустя секунду я вновь увидела её широкую улыбку. – Думаю, Анна просто устала после такого приключения и ей стоит прилечь, – произнесла Валери, переводя взгляд на подругу. – А мы с тобой, Ангелина, попьём чай и немного поговорим, хорошо? Я никогда прежде не общалась с охотником, мне так интересно! – Да, конечно, – я была приятно удивлена такому интересу к моей профессии. – Отлично, а после я покажу тебе гостевую комнату, где ты можешь провести ночь, – Отчеканила Валери и мягко подтолкнула меня к дивану, возле которого, на столике, стояли две чашки, из которых доносился восхитительный аромат. – Итак, расскажи мне о себе, – попросила Валери, делая глоток чая. – Право, не знаю с чего начать, – я смутилась, не понимая что стоит рассказать. – Расскажи мне о своей семье, – предложила Валери. Все тёплые чувства, излучаемые моим сердцем мгновенно оборвали печаль и боль. Глаза наполнились жгучими слезами, но я почему-то не стала держать их в себе и расплакалась, уткнувшись в плечо новой знакомой. – Оу, кажется, это был ужасный вопрос... Прости меня, Ангелина. Валери шептала что-то ещё, поглаживая меня по волосам. Удивительно, но сейчас я начала чувствовать, как моя боль медленно покидает замученное сердце, оставляя после себя лишь тоску. Я не знаю сколько прошло времени, прежде чем я окончательно успокоилась. – Прости, Валери, мне не стоило так показывать свои эмоции, я должна была сдержаться и... – Даже не думай извиняться! – Прервала меня девушка. – Тебе было так больно, я никогда прежде не чувствовала такую боль. – Что? – Я не совсем поняла смысл слов Валери и запуталась ещё сильнее, когда она резко поднялась на ноги и начала торопливо мерить комнату шагами, нашёптывая что-то себе под нос. Моё удивление достигло своего апогея, когда в комнату тут же ворвалась Анна, извиняясь и протягивая Валери какой-то предмет, который я не успела разглядеть, потому что обе девушки старательно прятали его от моего взгляда. – Извините, пожалуйста, но что происходит? – Спросила я, когда девушки успокоились и усадили меня обратно на диван. Валери бросила беглый взгляд на Анну и та отошла от нас в сторону кухонной плиты. – Ангелина, не подумай ничего дурного, просто для меня тема семьи тоже весьма болезненна и порой вызывает сильные головные боли. Анна лекарь, и она принесла мне лекарство, – объяснила произошедшее Валери. Не знаю почему, но я безоговорочно поверила в слова девушки. Я не склонна доверять малознакомым людям, да и вообще мало кому доверяю, но Валери мне хотелось верить. – Ты расскажешь мне о своей семье? – Неожиданно для всех, включая меня саму, спросила я. Подошедшая к нам Анна сжала руку Валери. Я отчётливо увидела, что последняя вздрогнула от моего вопроса. – В другой раз, – слегка улыбнувшись, ответила дрожащим голосом Валери. – Давайте выпьем чай? – Предложила Анна, как-то слишком широко улыбаясь. – Думаю, это хорошая идея, – улыбнулась Валери и протянула мне руку. Я вложила свою ладонь в её, с удивлением отмечая теплоту её руки. – Ты не замёрзла? – Я непонимающе уставилась на неё. – У тебя очень холодные руки. – Оу, нет, это особенность организма с детства, – улыбнулась я. – Какая бы не была температура вокруг, мои руки остаются холодными. Обычно все сразу одёргивают руки, потому что им неприятно. – Это же глупо, – усмехнулась Валери. Словно подтверждая свои слова, она переплела наши пальцы и сильнее сжала мою ладонь. – Мои руки наоборот всегда очень тёплые, и мне, признаться честно, очень нравится такой контраст. Я смущённо улыбнулась, разглядывая наши соединённые ладони. Какое-то неведомое чувство родилось в глубине души, заставляя сердце биться чаще, кровь – быстрее бежать по венам. Дыхание участилось и немного сбилось, будто я пробежала несколько миль по лесу. – Ангелина, ты любишь варенье из лесных ягод? – Вопрос Анны вывел меня из состояния этакого транса, и я, встряхнув головой, обратила всё своё внимание на девушку, отвечая согласием. – Отлично, тогда держи. Анна протянула мне небольшую плошку, наполненную аппетитно пахнущим вареньем. – Ну, а какое варенье без чая, – произнесла Валери, ставя передо мной кружку. – Приятного чаепития! – И вам, – ответила я, когда хозяйки дома устроились на стульях напротив меня. Мы пили чай в тишине, прерываемой лишь звоном ложек и стуком чашек. Меня немного настораживали периодические взгляды девушек, но я несильно обращала на это внимание, думая лишь о недавнем соприкосновении наших с Валери рук. Неожиданно я захотела спать, причём так сильно, что даже не смогла подняться на ноги. – Из...извините, что-то мне...нехорошо, – пробормотала я, закрывая глаза. – А мы не переборщили? – Послышался голос Анны сквозь пелену сна. – Не волнуйся, она будет в порядке, ты же знаешь, – ответила Валери, и больше я ничего не слышала... *** Беспощадная головная боль – вот, что я первым почувствовала, когда приоткрыла глаза. Именно из-за неё я тут же их и закрыла. – Мне кажется, она уже должна была очнуться, – послышался чей-то голос определённо в том же помещении, где находилась я. – Возможно я немного переборщила с лепестками лунного цветка и поэтому..., – нервно ответил второй голос, но был быстро прерван первым: – Тише ты! Ненадолго снова воцарилась тишина, которая помогала мне прийти в себя и предпринять ещё одну попытку открыть глаза. Остановили меня всё те же голоса: – Она точно ничего не вспомнит? – Точно, ты же знаешь на что я способна. Вот сейчас я окончательно запуталась и решила, что пора открыть глаза. – Наконец-то ты очнулась! – Воскликнул уже знакомый голос, когда я распахнула глаза и слегка приподнялась на локтях, оглядывая комнату, в которой оказалась. Удиввлённо хлопая глазами, я уставилась на Валери, с беспокойством осматривающую меня. Только я захотела узнать что-то о разговоре, который мне довелось подслушать, как Валери озадачила меня: – Ты вчера так внезапно заснула, что мы с Анной даже испугались. – Что? – Спросила я, непонимающе глядя то на Валери, то на Анну. – Ты не помнишь? – Удивилась Валери, бросая беглый взгляд на подошедшую к нам Анну. Я отрицательно покачала головой. – Мы пили чай, разговаривали и неожиданно ты поставила чашку на стол и мгновенно заснула. Мы с Анной перенесли тебя в гостевую спальню и решили не беспокоить. Ты сильно утомилась вчера, пока спасала Анну, поэтому должна была хорошенько отдохнуть. Я пыталась вспомнить хоть что-то из рассказанного Валери, но последним воспоминанием был эпизод, когда я сделала глоток очень вкусного чая. Видимо я действительно переутомилась. – Ещё раз хочу поблагодарить тебя, Ангелина, – подала голос Анна, присаживаясь на край кровати. – Тебе не за что благодарить меня, Анна, я сделала то, что должна была, – я мягко улыбнулась девушке. – Что ж, большое спасибо вам за гостеприимство, чай и ночлег, но, думаю, мне уже пора. Анна, должно быть, обыскалась меня. Валери уставилась на меня, а я пару минут не могла понять чём дело, пока смех Анны не заставил меня вспомнить об одинаковых именах наших с Валери лучших подруг. – Ох, дело в том, что мою лучшую подругу тоже зовут Анна, – улыбнулась я. Взгляд Валери прояснился и она подхватила заливистый смех Анны. Парой минут позже я поднялась на ноги и начала собирать верхнюю одежду, которую девушки с меня сняли, чтобы мне было удобнее спать. На пороге дома Валери предложила меня проводить и я не смогла отказаться. Да и не хотела. – До свидания, Ангелина, думаю, мы ещё не раз встретимся! – Воскликнула Анна, когда мы с Валери подходили к лесному массиву, который нам предстояло преодолеть. – Надеюсь на это! – Ответила я, улыбаясь рядом стоящей Валери. – Я тоже, – шепнула себе под нос она, но я услышала её слова и на моём лице расплылась глупая улыбка. Мы с зеленоглазой красавицей неспешна шли по лесу, разговаривая обо всякой ерунде: любимое время года, любимая ягода, любимый напиток и много чего ещё. Такая простая беседа и проведённое вместе с этой девушкой время стали просто... волшебными. Она словно нимфа из сказок – грациозная, прекрасная, удивительно мудрая, несмотря на наш с ней, как выяснилось одинаковый, юный возраст. Она будто уже прожила многие века, неся в себе знания, полученные когда-то. Солнце медленно опускалось, окрашивая небо в нежные розовые и фиолетовые цвета. К тому моменту, когда светило уже почти скрылось за линией горизонта, мы с Валери добрались до моего дома. – Благодарю за чудесное время, проведённое с тобой и Анной, Валери, – улыбнулась я, чувствуя, как щёки покрылись румянцем. – Ты скрасила наши монотонные будни, Ангелина, так что это мне стоит благодарить тебя, – Валери изобразила шутливый реверанс, однако голос её был серьёзен и честен. – Я буду несказанно рада, если мы сможем прогуляться по лесу завтра. Если ты не против, разумеется. – С превеликим удовольствием! – Воскликнула я и, поддавшись неведомому порыву, обняла новую знакомую. – Встретимся завтра на рассвете? Ранним утром лес сказочно красив! – Прекрасная идея. – На лице Валери расплылась широкая улыбка, открывая моему взору милые ямочки на её щеках. – Тебе стоит зайти в дом, становится холодно, к тому же, завтра нужно рано проснуться, при этом выспавшись. – Ты права, – кивнула я, чувствуя грусть от того, что пришла пора расстаться с удивительной Валери. В эту же секунду её ладонь, мельком коснувшись моей щеки, заправила выбившуюся прядь моих волос за ухо. Моё лицо вспыхнуло в том месте, где секундой ранее задержалась её рука. – Доброй ночи, – шепнула Валери, напоследок сжимая мою ладонь своей. – Доброй, – ответила я, не отрываясь глядя на собеседницу. Секунду спустя, перед моими глазами был лишь силуэт Валери, удаляющийся вглубь леса. Горестно вздохнув, я зашла в дом, встречая взбешённо-напуганную Анну. – Где ты, чёрт подери, была? – Воскликнула подруга, сжимая меня в объятиях. – Матушка разрешила мне заночевать у тебя, так что я ожидаю услышать все подробности! – Что ж, присаживайся, это долгая история... *** – Господь милостивый, Ангелина, куда ты собралась в такую рань? – Недовольное мычание Анны разрушило идеальную тишину утра, заставляя меня застыть на месте с плащом в зубах и сапогами в руках. Как я ни старалась передвигаться на цыпочках, чуткий слух подруги всё же уловил лёгкий скрип половиц под моими ногами. – Прости, Анна, у меня встреча, – прошептала я, заглядывая в спальню, где подруга отчаянно боролась с желанием уснуть, не дослушав меня. – Что? – Недоумённо переспросила подруга, и я поняла, что всё ещё сжимаю зубами плащ. Я уложила ткань на руку и повторила свою фразу, дополнив её воспоминанием минувшего вечера: – Я же говорила об этом вчера на «допросе», – изобразив в воздухе кавычки на последнем слове, пробормотала я. – Извини, мне уже пора, не то я опоздаю, а ты можешь спать столько, сколько потребуется. Дом и всё, что в нём есть в твоём распоряжении. Ответ подруги я уже не услышала, зайцем выскакивая из дома, на ходу надевая второй сапог. Солнце уже начинало подниматься на небосклон, занимая своё место, а это означало, что мне стоит поторопиться, если я хочу успеть на нужную поляну, на которую указала Валери в записке, которую я нашла в кармане своего плаща после нашего прощания, вовремя. В голове тут же всплыло лицо Анны, которая, увидев не сползающую с моего лица улыбку, спросила: «Хэй, Ангелина, а ты, случаем, не влюбилась?». Это воспоминание тут же вызвало румянец и глупую улыбку на моём лице, которые и увидела Валери, когда я забежала на поляну, усыпанную цветами и первыми лучами взошедшего солнца. – Вижу, твоё утро действительно доброе, – улыбнулась Валери, заметив моё прекрасное расположение духа. – Должна признать, что мой день скрасило твоё присутствие здесь. Услышав слова девушки, я вновь залилась румянцем, застенчиво поправляя вечно выбивающуюся прядь волос. – Спасибо, – прошептала я. – Я тоже очень рада, что мы встретились. Знаешь, Валери, мы расстались не более десяти часов назад, а я успела ужасно соскучиться. Признание сорвалось с моих уст быстрее, чем я успела себя одёрнуть. – Это взаимно, – широко улыбнувшись, ответила она. По прошествии пары секунд, она подала мне руку, увлекая за собой в лесную чащу. – Я очень хочу показать тебе одно место. Оно для меня особенно ценно, и я надеюсь, что для тебя станет таковым же. – Сгораю от любопытства, – пролепетала я, следуя за Валери вглубь леса. Я никогда прежде не бывала здесь, поскольку родители запрещали мне заходить так далеко, но, ощущая нежные и вместе с тем сильные прикосновения Валери, я не чувствовала никакого страха. Мы молча брели по едва заметным тропкам, огибая всевозможные препятствия в виде крупных деревьев, ям и валунов. Спустя некоторое время мы вышли на поляну, сплошь усеянную неизвестными мне цветами с нежно-розовыми бутонами. Сквозь густые кроны деревьев пробивались редкие солнечные лучи, добавляя поистине волшебную атмосферу в этот пейзаж. Неподалёку расположилась невысокая гора, с которой ниспадал водопад. Брызги воды, разлетавшиеся на несколько метров, отражали солнечный свет, испещряя поляну маленькими радугами. – Это просто волшебно! – Прошептала я, не отрывая взгляд от царившей вокруг красоты. – Знаю, – так же тихо ответила Валери, переплетая наши пальцы. – Сюда родители приводили меня, когда я была маленькой. Я слышала много историй о том, как отец устраивал здесь свидания для мамы, как сделал ей предложение руки и сердца у подножия этой скалы, – Валери указала рукой на водопад, – как узнал о том, что мама ждёт ребёнка. А потом здесь я узнала о том, что обладаю..., – девушка осеклась, словно испугавшись продолжить фразу, но быстро продолжила: – узнала о том, что я особенная. – Что это означает? – Уточнила я, не понимая смысл слов девушки. – Я... эм..., – Валери казалась сбитой с толку. Я молчала, предоставляя ей время собраться с мыслями. Очевидно, это место напоминает ей о родителях, и, судя по грусти в её глазах, она давно здесь не была. Ни одна, ни с ними. – Я унаследовала способности к врачеванию. – Неужели ты целительница**? – Восхищённо спросила я, глядя на смущённую девушку. Встретить целителя в наше время – большая редкость. – Можно сказать и так, – улыбнулась Валери. – Тебя это действительно восторгает? – Конечно! – Всё ещё пребывая в приятном удивлении, воскликнула я. Валери смутилась и, боже, как же мне понравилось то, что я увидела: поалевшее лицо, излучающее благодарность и радость, искрящиеся глаза, ставшие ещё прекраснее, и эта неописуемая улыбка. – Неужели ты стесняешься этого? Такие способности – дар, который уж точно не принесёт бед. Не то, что колдовские силы... Валери изменилась в лице, услышав мою последнюю фразу, но быстро взяла себя в руки. Странно. – Знаешь, эти способности тоже принесли мне немало бед, – прошептала Валери, наклонившись к распускающемуся у её ног цветку. Мгновение, и сорванный бутон уже сбрасывает капли росы на ладони девушки. Ещё мгновение, и к первому бутону присоединяется второй. – Я упомянула, что на этой самой поляне мои родители узнали о моих способностях. Вот только не рассказала как это произошло... POV Валери Мне было шесть лет. Это был летний день, как в сказке: безоблачное небо, тёплое солнце и счастье, наполнявшее меня от макушки до пят. Мы с родителями вновь пришли на нашу любимую лесную полянку, чтобы отдохнуть от городской суеты и шума. – Мама, мамочка, смотри! – Воскликнула я, преподнося матушке охапку розовых цветов, перетянутую ленточкой, минутой назад вплетённой в одну из моих густых кос. – Ох, Валери, благодарю! – Счастливо ответила мама, принимая из моих рук букет. – Ты просто чудо, дорогая. – Тебе нравится? – Спросила я, надеясь, что подарок порадовал маму. – Конечно! Как мне может не понравится такой прекрасный подарок от моей любимой дочурки? – Матушка ласково потрепала меня по волосам и на секунду замерла, кажется, заметив пропажу одной из лент. – Хм, мне казалось, что я вплетала тебе ленты в обе косы. – Упс, – хихикнула я, крепко обвивая её плечи руками. – Мне и с одной хорошо. Мама лишь засмеялась и крепче прижала меня к себе. Ощущение тепла, исходящего от родного человека вмиг отбросило все переживания о том, что она наругает меня за ленточку. Мне было так хорошо, что я не сразу заметила подкрадывающегося к нам папу. Только я хотела броситься в объятия к любимому папочке, как он жестом попросил меня молчать. Я удивилась, но выполнила просьбу, слегка кивнув головой в знак согласия. – Бу! – Крикнул он, резко хватая маму за плечи. – Испугалась? – Ох, боже, конечно испугалась! Ну кто же так делает? – Наигранно-обиженно воскликнула мама, шуточно ударив папу кулачком в плечо. – Прости, любимая, я просто хотел пошутить, – смутился папа, опустив взгляд в землю. Мама же усмехнулась и поцеловала его, потрепав по волосам так же, как и меня парой минут ранее. – Я тебе кое-что собрал. Папа выудил из-за спины букет, точь-в-точь идентичный моему. Мы с мамой переглянулись и одновременно засмеялись, падая на цветочный покров поляны. Папа непонимающе смотрел на меня, пока его взгляд не зацепился за подаренный мною букет. В то же мгновение отец упал к нам, хохоча вместе с нами. Я была самой счастливой девочкой на свете! Рядом со мной смеялись мои любимые родители, смыслом жизни которых была я. Ничто не могло испортить этот день. Ничто, кроме магии. Это произошло спустя, наверное, полчаса после розыгрыша отца. – Матушка, отец, смотрите, ей нужна помощь! – Слёзно прокричала я, стараясь привлечь внимание родителей к еле шевелящейся в моих руках голубке. Они быстро подбежали ко мне, опускаясь на колени и оглядывая птицу. – Ох, Валери, мы не сможем её спасти, – вздохнул отец, стараясь отодвинуть меня в сторону от погибающей птицы. – Нет, не может быть! – Я неверяще смотрела на родителей, даже не пытаясь сдержать рвущиеся наружу рыдания. Такой прекрасный день мгновенно омрачила маленькая пташка. – Я смогу ей помочь! Как ни старались мама и папа отвести меня подальше от погибающей голубки, я смогла вырваться и опуститься на колени рядом с птицей. Мои ладони расположились по бокам её дрожащего тельца, словно укутывая одеялом. Я закрыла глаза, представляя себе как это создание оживает и взлетает в голубое небо. В тот момент, когда картинка в моём воображении стала цветной и реалистичной, я почувствовала лёгкое покалывание пальцев рук. Все звуки и чувства исчезли, оставляя лишь меня и раненую голубку. Я открыла глаза, почувствовав шевеление под своими ладонями и опустошение внутри. Голубка медленно расправила крылья и взлетела в воздух, повторяя траекторию полёта, что я нарисовала в своём воображении. – Это же чудо! – Воскликнула я, чувствуя на щеках слёзы счастья. Широкая улыбка расположилась на моём лице, отражая восторг и радость. Однако, когда я повернулась к родителям, то увидела лишь страх. – Что с вами? Мама? Папа? Родители медленно отходили от меня. Папа приобняла маму рукой, словно закрывая от угрозы. Это угрозой была для них я, их маленькая дочурка, только что спасшая жизнь невинному существу. Я испуганно вскочила на ноги, обхватывая себя руками, словно запрещая себе делать какие-либо жесты и движения по отношению к ним. Я была маленькой, но не глупой. Они боялись меня, а я – того, что они могут сделать. Их перекошенные от страха лица я запомнила на всю жизнь... The end of POV Валери По щекам Валери бесконечными потоками текли слёзы, выплёскивая всю её боль, похоже, долго хранимую внутри. Она, словно повторяя свой же детский жест, обняла себя руками, сжимая ткань платья в области предплечий. Я молча плакала, глядя на эту девушку, сломанную собственными родителями. Она не рассказала финал этой истории, но я сомневаюсь, что он был счастливым. Страшно представить, что произошло после крайней сцены, рассказанной Валери. Уважение и сострадание к этой девушке затопили мой разум, однако, несмотря на свою силу, были перебиты ещё неизвестным мне чувством, которое подбивало меня подойти к Валери, прижать её дрожащее тело к себе и стараться успокоить всеми существующими способами. Никакого смятения, никакого смущения, никаких моральных попреканий себя из-за того, что мы знакомы лишь пару дней, а я уже хочу крепко обнять её. Не говоря ни слова, я, всё ещё немного поражаемая собственными порывами, осторожно приблизилась к Валери и исполнила то, что подсказывал мне внутренний голос. Девушка поразила меня ещё сильнее, когда, спустя пару минут моих объятий, обвила своими руками мои плечи, стараясь полностью уничтожить миллиметры между нами. Она напоминала мне брошенного котёнка, отчаянно ищущего поддержку. Мы простояли так около часа, если верить положению солнца на небе. Валери смогла успокоиться, но не выпускала меня из кольца своих рук. Я шептала ей на ухо всякие глупости, припомнить которые уже и не смогу. – Спасибо, – прохрипела девушка, заставив меня вздрогнуть от непривычно низкого голоса, обычно звучащего словно перезвон колокольчиков. Валери сама смутилась собственного произношения, быстро прокашлялась и повторила благодарность: – спасибо, Ангелина. Знаешь, единственным человеком, который знает эту историю является Анна, и я боялась открывать эту тёмную страницу своей жизни кому-либо ещё, но твоя душа настолько чиста и прекрасна, что я могу доверить тебе всё, даже не раздумывая. – Ох, мне очень приятно, Валери, – я смущённо улыбнулась, чуть крепче сжав её ладонь в своей. – Ангелина, ты доверяешь мне? – Внезапно спросила Валери, загадочно поглядывая на меня. – Несомненно, – не задумываясь, ответила я. – Тогда закрой глаза, – прошептала зеленоглазая красавица, отходя от меня на один шаг. Поддавшись какому-то порыву и лёгкому прикосновению её пальцев к моей щеке, я прикрыла глаза, затаив дыхание. Раздался шелест, негромкие шаги и тихие слова. Я прикусила губу, сдерживая острое желание открыть глаза и вновь ощутить тепло тела Валери рядом со своим. Прошло несколько минут, прежде чем окружающие меня звуки стихли окончательно. Я почувствовала обжигающее дыхание на своей шее со стороны спины и решила слегка развернуться. И тотчас почувствовала прикосновение мягких губ к своим. Я изумлённо распахнула глаза, но поняла, что заканчивать это волшебное мгновение не хочу. Валери же отстранилась от меня спустя десяток-другой секунд. – Извини, я хотела просто поцеловать тебя в щёку, но ты повернулась и..., – пробормотала Валери, покрываясь ярким румянцем. – А мне понравилось, – прошептала я, но, увидев удивление на прекрасном лице кажется уже не подруги, поняла что сказала. – Ой... Я не это имела в виду! То есть это, но не совсем, в общем... Валери быстро нашла действенный способ заставить меня замолчать – она вновь прикоснулась к моим губам своими. Я расслабилась, отвечая на поцелуй. Мои руки удобно расположились на шее Валери, в то время как её ладони устроились на моей талии***. Где-то в глубине воспоминаний вспыхнули моменты, когда матушка читала мне сказки про принцев и обещала, что я найду своего рыцаря в сверкающих доспехах. Что ж, похоже, я нашла свою принцессу в волшебном платье. *** После того «маленького проишествия» мы с Валери встречались каждый день: гуляли по лесу, устраивали пикники на ставшей для нас обеих особенной полянке, ходили друг к другу в гости, проводили пижамные вечеринки с нашими подругами. О том, что именно происходит между нами не знал никто. Да и мы сами не произносили это слово вслух, боясь спугнуть друг друга излишней торопливостью. Нам просто было хорошо вдвоём. Мы много узнали друг о друге, многим поделились, научились слушать и слышать, помогали друг друг во всём. Валери очень много интересовалась моей работой охотницей, просила научить её обращаться с оружием и многим секретным приёмам. Я с удовольствием делилась с девушкой своими знаниями, будучи приятно удивлённой таким интересом. Валери учила меня распознавать лекарственные травы и делать различные снадобья. Однажды мы чуть было не сожгли мой дом, готовя очередное лекарственное средство, но это уже совсем другая история. Обе Анны, конечно, о чём-то догадывались, но услужливо молчали, не желая нас смущать. Вся моя жизнь стала похожа на сказку и я не желала дочитывать её до конца. Увы, жизнь часто преподносит нам очень неприятные сюрпризы... *** Мы с Валери и Аннами устроили очередные посиделки с ночёвкой в особняке Валери. Всё шло замечательно: мы пили чай, разговаривали обо всём на свете, вспоминали забавные ситуации из жизни и просто наслаждались спокойствием и приятной компанией. Последние дни у всех выдались тяжёлыми: на меня вновь начали оказывать давление горожане, возмущаясь тем, что поиски ведьмы затянулись уже почти на полгода. Валери начали мучать сильные головные боли, но ни она, ни Анна никак не могли найти рецепт нужного снадобья, день за днём изучая тонны фолиантов своей и городской библиотек. Матушка моей Анны вновь захворала и подруга изредка выбиралась из дома, так что мы все по ней скучали. А сейчас мы собрались все вместе и не было никого на свете счастливее нас. – А пойдёмте в лес? – Внезапно предложила Анна, после того, как мы все вдоволь насмеялись, узнав историю их с Валери знакомства. – Анна, ты из ума выжила? – Нахмурилась Валери, бросая взгляд на часы. – Второй час ночи, какие прогулки? – А мне кажется, что ночью в лесу очень даже романтично, – прошептала я, незаметно для всех переплетая наши с Валери пальцы. – В принципе, почему бы и не прогуляться? – В ту же секунду передумала Валери, поднимаясь на ноги. – Аннушка, ты с нами? Зеленоглазка обернулась к моей Анне, умилённо поглядывающей на нас. Подруга уже привыкла к тому, что её называют уменьшительно-ласкательным прозвищем, что значительно облегчает и нам, и Аннам распознавать ту, к которой обращаются. – Ну разумеется! – Воскликнула подруга, бодро подскакивая на ноги. – Замечательно! Анна, что нам лучше надеть? – Обратилась Валери к «своей» Анне, которую мы теперь иногда именуем Аннет. Мы с Аннушкой непонимающе переглянулись, когда Анна на пару мгновений прикрыла глаза и, глубоко вздохнув, произнесла: – Что-нибудь потеплее, и лучше нам взять зонты, на улице будет дождь. Увидев наши с Аннушкой вытянувшиеся лица, Аннет поспешила добавить: – Мне утром в городе сообщили, что ночью пойдёт дождь. А я предпочитаю верить городским жителям, их прогнозы ещё ни разу не подвели нас, да, Валери? – Подтверждаю, – кивнула она. – Что ж, тогда нам всем стоит утеплиться, – подытожила я и первой отправилась на второй этаж. Прошло около пятнадцати минут, прежде чем мы все собрались и вышли из дома в немного пугающую тьму ночи. Фонари в наших руках освещали дорогу на пару метров вперёд, лунный свет еле пробирался сквозь густые кроны деревьев, нас окружали бесконечные звуки: от треска ломающихся под нашими ногами веток до крика внезапно срывающихся с насиженной ветки птиц. Я поёжилась, чувствуя на себе липкие касания страха, пробирающиеся под одежду и вызывающие табуны мурашек. – Не хочу показаться трусихой, но как долго мы пробудем в лесу? – Слегка дрожащим голосом поинтересовалась Аннушка. Я с улыбкой перевела взгляд на подругу, протягивая ей руку в знак поддержки. – Благодарю. – Думаю, мы прогуляемся ещё недолго. Сейчас мы выйдем к прекрасной речке, а затем можем возвращаться в особняк, выпить горячий чай и отправиться отдыхать, – призадумавшись, ответила Валери. Во взгляде зеленоглазой нимфы я заметила странные огоньки, что вспыхнули, когда она разглядела наши с Анной сплетённые ладони. – Будьте осторожны на следующей тропе, впереди обрыв, – подала голос Анна, идущая немного позади нас. – Какой обр..., – начала я, но договорить мне помешало ощущение отсутствия земли под ногами. Я вскрикнула, чувствуя, что падаю с высоты, и ещё сильнее закричала, когда разглядела приближающуюся полосу воды. В голове мелькнула мысль: «Я, опытный охотник, погибну, упав в темноте с обрыва в ледяную реку. Я же так и не нашла ведьму... Что будет с Валери? Аннами? Городом?». Додумать ответы на свои же вопросы я не успела, поскольку почувствовала брызги воды, летящие мне в лицо, но сама я всё ещё оставалась в сухой одежде и невредимом состоянии. Зажмурившись от страха, я не представляла что произошло и почему я ещё цела. Глубоко выдохнув, я распахнула глаза. Громкий крик, вырвавшийся из моей груди, прорвал ночную тишину. Я висела в воздухе. Просто зависла в паре сантиметров от глубокой каменистой речки, видя в прозрачном отражении водной глади своё перекошенное от страха лицо. Однако, была деталь, удивившая меня куда больше, чем моё положение в пространстве: вокруг меня образовался некий светло-фиолетовый свет, буквально окутавший меня и не дающий мне упасть или почувствовать окружающий холод. Я почувствовала, что лечу. Буквально парю в воздухе, поднимаясь вверх. Спустя пару мгновений я стояла у того самого обрыва, с которого сорвалась несколько минут назад. Не понимая абсолютно ничего, я посмотрела на своих подруг, глядящих на меня кардинально различающимися взглядами: моя Анна, грозящаяся вот-вот упасть в обморок, переводила испуганно-ошалевший взгляд с меня на Валери. Аннет выглядела доведённой до крайнего состояния паники и готовой сорваться с места, чтобы бежать куда глаза глядят. Валери же смотрела на меня с безумным беспокойством и волнением, пытающимися скрыть боль, так отчаянно сквозившую в её взгляде. Я не могла понять, почему моя Аннушка медленно отходит от Валери и Анны, выставив руки в защитном жесте, а по щекам Валери бегут горькие слёзы. – Что только что..., – я попыталась собрать мысли в цельное предложение, но была резко перебита паническим криком Аннушки: – Она ведьма! Ведьма! – Подруга указывала пальцем на Валери, которая, услыхав эти слова, перевела на меня раскаивающийся взгляд. – Она колдунья! Ведьма! – Что ты такое говоришь? – Воскликнула я, негодующе глядя на подругу. – Анна, это же Валери! Как ты можешь так про неё говорить? – Ангелина, ты выжила из ума! – Подруга бросилась ко мне, тряся меня за плечи. – Ты хоть понимаешь что только что произошло? Да она с помощью своей чёрной магии столкнула тебя в воду, а потом сама же и вызволила тебя из беды, боясь быть пойманной с поличным! Готова поспорить, она бы стёрла мне память и всё. А Анна... Анна её сообщница! Слова подруги напоминали бред сумасшедшего и я ни в коем случае не поверила им ни на секунду, но колдовство... Я не стану отрицать, что меня только что спасло нечто неестественное. Если это была Валери, то я нашла колдунью, которую искала... но нет, нет! Это не могла быть магия, это не могла быть она! Это же моя Валери. Маленькая девочка, от которой отвернулись родители, когда она... В голове что-то щёлкнуло, и я медленно перевела взгляд на застывшую Валери. – Твои родители отвернулись от тебя не из-за способностей целителя, – я шёпотом озвучила догадку, вспыхнувшую в моей голове. Взгляд девушки и слёзы, брызнувшие из её глаз, лишь подтвердили мои слова. Стоило мне увидеть все те изменения в её внешности и взгляде сейчас, как сознание услужливо преподносило всё новые факты из моей жизни, что имели место быть после нашей с ней встречи. – И тот странный диалог, который я слышала в вашем доме, когда очнулась после первого посещения ваших владений. Я очнулась, но мне было тяжело открыть глаза, и я услышала странные обрывки разговора. Один голос упомянул лунный цветок, кажется. Это атрибутика колдуний. Валери молча смотрела на меня. Слёзы не переставали стекать по её прекрасному лицу с той же скоростью, с которой догадки и их подтверждения рождались в моём сознании. Анна, стоящая рядом с Валери, кивала после каждой моей фразы, сокрушённо признавая то, что до сих пор казалось бредом. Моя Аннушка, бормочущая что-то себе под нос, побелела и была готова потерять сознание. – А то, что произошло сейчас? – Срывающимся голосом спросила я. – Анна права? Ты хотела избавиться от меня? Валери испуганно покачала головой, дав отрицательный ответ. С души словно упал камушек, но огромная глыба суровой правды давила всё сильнее. Девушка, которую я полюбила не хотела причинить мне зла, но один вопрос, терзающий мою душу, так и не был оговорён. Если это правда, я хочу, чтобы она произнесла эти слова вслух. – Я хочу услышать это от тебя, – прохрипела я, неотрывно смотря в пленяющие глаза Валери. – Ты ведьма? Секунда молчания, растянувшаяся на целую вечность, была прервана коротким ответом девушки, разбившим мне сердце: – Да. Прости меня Валери взмахнула рукой и они с Анной исчезли в клубах того же светло-фиолетового света, что окутывал меня в воздухе над рекой. Она исчезла, не увидев мои слёзы. *** Несколько недель спустя – Ангелина, прошу, ты должна поесть! – В который раз удрученно воскликнула Анна, стараясь заставить меня проглотить хоть кусок. – Я не хочу есть, Анна, – тихо ответила я, не поднимая взгляд на подругу. Не сомневаюсь, что сейчас она закатила глаза, вновь бормоча что-то себе под нос. – Я уже слышала это, но ты отказываешься от еды несколько дней, это же ненормально, – вновь попытала удачу подруга, опускаясь на соседний стул. – Тебе нужны силы, чтобы..., – Анна запнулась, боязливо глядя на меня, – чтобы продолжать жить. Голос подруги сошёл на шёпот, но для меня эти слова всё также были как гром среди ясного неба. Анна знала, что последует за подобным высказыванием, но всеми силами добивалась этого, надеясь, что озвучивание всех моих чувств по поводу происходящего мне поможет. Либо она идиотка, либо безнадёжная оптимистка, потому что после каждого такого разговора я лишь злилась ещё больше. – Анна, я не хочу проходить это заново, – выдохнула я, наконец поднимая на неё взгляд. – Послушай, я очень ценю твою поддержку, но это не то, что мне сейчас нужно. Просто я... – Ты даже не пытаешься! – Перебила меня Анна, вскакивая на ноги. Я вздрогнула от резкого движения подруги, всё больше удивляясь такой смене её обычно сдержанного поведения на суетность и сверхэмоциональность. – Ты даже не хочешь попытаться её забыть! Ты только и делаешь, что бродишь по городу, словно тень, и отстраняешься от всех своих близких. Ты вычеркнула из своей жизни всё, что было до её появления и не проявляешь ни капли желания это вернуть. – Анна, прошу, прекрати это, – я поднялась на ноги, непонимающе смотря на разошедшуюся подругу, которая будто специально пыталась вывести меня из себя. – Почему? Потому что ты вся такая бедная-несчастная? – Выпалила Анна, всплёскивая руками. В комнате повисла гробовая тишина, в которой отчётливо прослушивался стук моего сердца, остановившегося в эту секунду. Мои глаза наполнились слезами, в душе что-то надломилось и я бессильно упала на стул, с которого встала минуту назад. Анна, будто очнувшись от гипноза, мотнула головой, с ужасом глядя на меня. Казалось, что смысл сказанного дошёл до неё только сейчас. – Ангелина, я..., – начала было Анна, но я остановила её взмахом руки. – Я пойду в лес. Не ходи за мной и, прошу, не приходи ко мне какое-то время, – отчеканила я. Мои слова эхом разлетелись по всему дому, разрезая повисшую тишину своими стальными нотками. Анна молча кивнула, не двигаясь со своего места. Я быстро поднялась на ноги, сняла свой плащ с крючка на стене и вышла из дома. Слёзы обиды на слова самой близкой подруги, сдерживаемые мною в её присутствии, потекли по моим щекам. Горячие капли падали под ворот одежды, неприятно скользя по коже. Словно по закону подлости, моя нога провалилась в прикрытую листвой лужу, и ледяная вода ночного дождя заполнила правый сапог. – Просто блеск! – Воскликнула я в завораживающую тишину леса, так кардинально отличающуюся от того тяготящего молчания, что совсем недавно царило в моём доме. Я подняла голову, вглядываясь в кристально чистое небо. – За что? От моего крика разлетелись мирно сидящие на ветвях деревьев птицы, создавая лёгкий порыв ветра. – За что ты постоянно отбираешь у меня близких? – Вновь обратилась я к небу. Уж не знаю, есть там кто-то или нет, но сам факт того, что кто-то, возможно, услышит меня, приносил так сильно необходимое мне успокоение. – Сначала чума забрала жизнь моей матушки, когда мне не было и пяти лет. Отец всеми силами старался утешить меня и воспитать подобающим образом, но сам он горевал настолько сильно, что я научилась скрывать свою боль, лишь бы в его глазах не потухали искорки мимолётного счастья, когда мысли о матушке не терзали его. Он учил меня охотничьему делу и я преуспела. Я видела гордость в его глазах, но он так и не успел похвалить меня за моё первое самостоятельное дело. Этому помешал малолетний пьянчужка, решивший, что у отца есть богатства. Отец был первоклассным охотником, но ничто не могло спасти безоружного человека от пьяницы и его компании с ножами. Ты забрал у меня единственного оставшегося члена семьи. Слёзы брызнули из моих глаз безостановочным потоком, когда воспоминания о самых тяжёлых днях моей столь короткой жизни вновь вернулись в моё сознание, принося с собой всю перенесенную мною боль. – А потом я сдружилась с Анной и она помогла мне вновь начать улыбаться. И вот сейчас девушка, ставшая мне родной, считает мою боль глупостью. Боль, принесённую той, которую я полюбила. Той, которая стала моим кислородом. Той, которая обманула меня. Я почувствовала, что задыхаюсь, когда моя тирада коснулась недавней трагедии. – Я не могу забыть её глаза, фигуру, голос, прикосновения, поцелуи. Я не могу забыть её, и это убивает меня. Чёрт подери, я не могу просто произнести её имя вслух! Я запустила пальцы в свои волосы, сильно оттягивая их, надеясь заменить душевную боль физической. – Я больше ничего не хочу! Не хочу есть, пить, спать, работать, дышать... Я не хочу жить. Я устала засыпать и просыпаться в слезах, устала видеть это проклятое сочувствие на лицах людей, устала терпеть ноющую боль в груди, что становится невыносимее день ото дня. Я устала страдать. Я упала на колени, захлёбываясь собственными слезами. Беспощадная боль раздирала меня изнутри, ломая кости и раздавливая органы. Я почувствовала, острую нехватку кислорода, не выдерживая рвущую меня тяжесть. Ладони сжали края плаща до повеления костяшек, ткань треснула, грозясь порваться, но меня это не волновало. Вся чувства, так долго хранимые мною внутри, вырывались наружу, по пути убивая меня. Я сидела посреди какой-то поляны, глядя вперёд и в то же время в никуда. Мозг, в котором крутились воспоминания, вспышками вызывая новые приступы слёз, отказывался анализировать происходящее вокруг, поэтому я не сразу заметила, что уже некоторое время идёт проливной дождь. Вся моя одежда насквозь промокла, спутанные влажные волосы прилипли к лицу, слёзы, застилавшие глаза, вкупе с бесконечными потоками воды, льющейся с неба, будто плачущего вместе со мной, не давали мне рассмотреть даже то, что находилось на расстоянии вытянутой руки. Я подняла голову к небу, позволяя холодным каплям разбиваться об моё разгорячённое лицо. Все мысли почему-то сосредоточились на ней. Быть может, дело в том, что крайним воспоминанием о ней является моё спасение от смерти в ледяных водах реки, брызги которой разбивались о моё лицо так же, как сейчас капли дождя. Каждая капля – новый фрагмент нашей короткой истории. Удар – первая встреча. Второй – её голос. Третий – она колдунья. Любовь с болью – так я готова описать мои к ней чувства. Как бы я ни старалась убедить себя в том, что она – злобная ведьма, держащая в страхе жителей моей деревеньки; девушка, вравшая мне с самого нашего знакомства, я не могла омрачить свои чувства к ней, горящие в сердце ярким пламенем, сжигающим любые отрицательные доводы и мысли. Она – чудо, и эта истина закрепилась в моей душе, не способная быть вырванной или уничтоженной. – Почему я не могу разлюбить её? – Прошептала я свой главный вопрос, вновь обращаясь к кому-то в свинцовых облаках, извергающих на меня тонны воды. Кричать больше не хотелось. Такие вещи спрашивают только шёпотом – они слишком личные. – Почему не могу забыть? Почему не могу вычеркнуть её из своей жизни и жить дальше? Почему боюсь, что горожане всё узнают и расправятся с ней? Почему не помогу им, ведь в этом мой долг? Почему не охочусь на неё, как наказывал отец? Мои раздумья прервал раскат грома. В небе блеснула молния, приковывая к себе моё внимание. Я почувствовала головокружение, в глазах помутнело: тёмное небо слилось с помятой дождём травой, и я закрыла глаза, погружаясь в темноту. *** – Ты идиотка! – Послышался женский крик откуда-то снизу. Такое чувство, будто меня и обладательницу довольно громкого голоса отделяла стена или что-то подобное. Второй женский голос приказал первому замолчать, после чего я уже не могла разобрать тихие слова, доносящиеся до моего слуха лишь лёгким шелестом. Я с трудом открыла глаза, ощущая их тяжёлым грузом. Голова нещадно терзала меня вспышками боли, особенно усиливающимися от малейших движений. Всё тело ломило, будто меня переехала повозка, расцарапанные вчера о камни на поляне руки горели огнём, горло першило, что было неудивительно после долгих криков и нахождения под дождём. Прошло около десяти-пятнадцати минут, прежде чем я смогла найти в себе силы слегка приподняться на локтях и оглядеть помещение, в котором, думаю, провела эту ночь. Чувство дежавю отразилось на моей коже мурашками. Богато украшенная спальня, множество картин на стенах, замысловатые люстры и подсвечники, бесчисленное множество канделябров и свечей, а также необъятный книжный шкаф с, похоже, литературой на ином языке – сомнений нет, я в её особняке. «Конечно, где же ещё ты могла оказаться после длительного приступа слёз из-за неё» – насмешливо прошептал мой внутренний голос. Мысль о том, что я могу увидеть её через пару секунд разогнала моё сердце до максимальных пределов. Разум снова поразился поведению жизнеобеспечивающего органа: я счастлива и воодушевлена мыслью о встрече с той, что разбила моё сердце и по сути является моим врагом. Сердце и разум могли бы очень долго воевать, но их прервал звук осторожных шагов, приближающихся к двери комнаты, в которой я отдыхала. Я затаила дыхание, пытаясь быстро придумать план действий: что делать? Что говорить? Как себя вести? В итоге, приняв самое гениальное решение – притвориться спящей – я быстро и бесшумно улеглась под одеялом, слегка поворачиваясь на бок. Дверь отворилась. – Она ещё спит, твоё предчувствие тебя обмануло, – шёпотом произнёс её голос, заставив меня слегка вздрогнуть и покрыться румянцем с ног до головы. Это же просто голос! Боже, какое же сильное влияние она на меня имеет... – Не смеши меня, я же не шарлатанка, как те старушки на местном рынке, а провидица****, – произнесла, очевидно, Анна. Стоп, она кто!? Провидица?Прекрасно, вот это я нашла подруг: одна колдунья, другая провидица, просто сказочно! – Успокойся, о великая и могучая провидица Анна, – усмехнулась Валери. Готова поспорить, что сейчас она улыбается, демонстрируя Анне свои прелестные ямочки на щеках, покрывающихся румянцем каждый раз, когда она смеётся. – Я не сомневаюсь в твоих словах, но, согласись, ты не всегда бываешь права. – Когда я в последний раз ошиблась? – С вызовом в голосе возмутилась Анна. Я буквально вижу, как она упёрла руки в бока, а Валери закатила глаза. Сердце упрямо твердит мне прекратить свой маленький спектакль, которому и так в скором времени придёт конец, и открыть глаза, чтобы взглянуть на двух дорогих мне девушек. Мозг быстро остановил эту идею простой мыслью: «а что, если они возненавидели меня?» Разрываясь меж двух огней, я всё же решила ещё немного поиграть спящую, чтобы услышать дальнейший ход развития их беседы, подсознательно чувствуя, что мне необходима информация, которую они произнесут. – Взять хотя бы вчерашний день, – продолжила Анна, – кто, скажи на милость, оторвал тебя от интереснейшего развлечения, заключавшегося в формировании черт лица твоей любимой из свеч, вопя о том, что она в опасности? Я, между прочим, успела прислать тебя на ту поляну за пару секунд до того, как то громадное дерево обвалилось на то самое место, где она лежала без сознания. Я впитывала в себя каждое слово, произнесённое задорной брюнеткой, всё яснее осознавая то, что они спасли мне жизнь. Однако, дальнейшие слова Валери повергли меня в настоящий шок. – Согласна, вчера ты была права, и я век буду тебе за это благодарна, – мягко прошептала Валери, прожигая меня взглядом. Мне не нужно было открывать глаза, чтобы чувствовать эти изумрудные глаза на себе. – Но один раз ещё не показатель. И, знаешь, ты можешь бесконечно перечислять свои заслуги, о подавляющем большинстве которых я знаю, поскольку мы дружим уже очень много лет, но ты ошиблась, наверное, в самом главном для меня за последние года – ты напророчила мне истинную любовь с ней. Голос колдуньи становился всё тише с каждым произнесённым словом, однако последнее было настолько эмоционально выделено, что прозвучало, как громчайший крик. Я судорожно сглотнула, чувствуя образовавшийся в горле ком. Мысли спутались, глаза начали жечь слёзы, которые я изо всех сил сдерживала, чтобы не выдать себя. Кажется, я затаила дыхание, ожидая ответ Анны, волнующий меня не меньше, чем Валери, если даже не больше. – Ты думаешь, всё кончено? – Изумлённо спросила Анна. Судя по установившейся тишине и горестному вздоху Анны, ответ Валери был положительным. – Валери, я знаю тебя очень давно, ты всегда была и остаёшься для меня примером образованнейшего, умнейшего, мудрейшего человека, и позволяешь себе думать такие глупости? Я услышала всхлип, вмиг вызвавший у меня ярое желание прижать хрупкое тело Валери к себе и подставить плечо для её слёз. – Она ненавидит меня, – прохрипела колдунья. – Ненавидит, презирает и не желает видеть. Ты не видела ту боль в её глазах, когда Анна высказала ей свои бредовые мысли, а она, до конца пытаясь не верить в них, ждала от меня опровержения слов своей лучшей подруги. Она так хотела, чтобы я сказала ей что угодно, кроме подтверждения её догадок, что я и сама этого захотела. Я увидела как разбилось её сердце. Пойми, получается, что я врала ей с самой первой встречи! Врала каждый день, каждую минуту. Она, наверное, думает, что все мои объятия были фальшью, поцелуи – ложью, чувства – обманом. А я впервые полюбила. По-настоящему, искренне и невозможно сильно, не боясь ничего рядом с ней. Я почувствовала, что по моим щекам текут слёзы. У меня не было никаких сомнений в правдивости её слов, ведь я почувствовала тоже самое рядом с ней. – Знаешь, я уже думала над тем, чтобы признаться ей и предложить сбежать отсюда вместе с тобой и Анной, – продолжила Валери. Её голос дрожал от слёз, но оставался таким же прекрасным и искренним. – Я хотела подготовить её к этой новости, но была настолько окрылена этим доселе не испытываемым чувством, что и вовсе об этом позабыла. А когда спохватилась, было уже поздно... Я своими руками разбила сердце самой прекрасной девушки за всю историю этого мира...Поэтому да, я не верю, что мы можем восстановить то, что зарождалось между нами. Услышав признание Валери, я поняла, почему не могла забыть её, несмотря на все те перемены произошедшие в моей жизни с её приходом; почему не могла отпустить мысли о ней. Ответ оказался так прост: я любила. Любила, люблю и, уверена, буду любить всегда. Наплевав на все предостережения разума, доводы и принципы относительно ведьм, вбиваемые отцом в мою голову, я решила слушать только своё сердце. – И очень зря, – произнесла я, мигом поднимаясь на ноги и в два шага оказываясь рядом с изумлённой заплаканной Валери и ничем не удивлённой Анной. – Ангелина, я..., – начала было зеленоглазая колдунья, но я быстро прервала её: – Я люблю тебя, Валери, и ничто не заставит меня разлюбить, – прошептала я, накрывая её влажные от слёз губы своими. – И я люблю тебя, Ангелина, – ответила девушка, нехотя разрывая поцелуй и соединяя наши лбы. Мы молча стояли посреди комнаты, вглядываясь друг другу в глаза и впитывая каждую чёрточку любимого лица, каждую эмоцию, каждое движение. – Я хотела бы кое-что тебе предложить, – Валери первой нарушила уже давно ставшую привычно уютной тишину, мягко касаясь подушечками пальцев моей щеки. – Давай вместе уедем из этого города? Убежим туда, где никто и не слыхал о колдовстве, охотниках и прочей магической нечисти, заживём свободно и спокойно, не боясь увидеть на лицах окружающих осуждение из-за нелепых предрассудков. Я молчала, с любовью заглядываясь на эти поистине детские мечтательные искорки в её глазах. – Понимаю, тебе сперва нужно подумать, обговорить все с Анной, да и мы только помирились, если произошедшее можно назвать ссорой, но... – Я согласна, – просто ответила я, приложив палец к её губам, призывая раскрасневшуюся девушку остановить свою испуганно-мечтательную речь. – Мы с Анной в ссоре и я не думаю, что она поймёт меня, так что я напишу ей записку и мы можем выезжать хоть сейчас. – Но как же вещи? – Недоумённо спросила Валери, словно пытаясь убедить меня подумать над своим решением, несмотря на то, что её изумрудные омуты сверкали счастьем. – Меня ничто не держит в этом месте, а уж вещи и подавно можно найти в любом городке, – пожала плечами я, накрывая её ладонь на моей щеке своей. – От родителей у меня осталась лишь матушкина подвеска, которая всегда на мне, да отцовский плащ, практически не снимаемый мною. – Значит, ты действительно хочешь отправиться со мной в другой город? – Всё ещё немного неверяще уточнила Валери. – С тобой и Анной, – я напомнила девушке о нашей общей подруги, которая, наверняка, уже зная исход нашей беседы, собирает чемоданы. – Со мной и Анной, – улыбнувшись, поправила себя Валери. – Хоть на край света, моя чародейка, – ответила я, даря ей ещё один поцелуй. Какими бы сильными не были доводы разума, сердце всегда сильнее
Примечания:
* Эхриман – имя вымышлено. За основу взят данный мифический герой: «Ahriman — дух-разрушитель, олицетворение злого начала в зороастризме.»
**Целительница/целитель – человек, обладающий магическими способностями, позволяющими ему исцелять живые существа, даже если они находятся на грани жизни и смерти.
***На этом моменте Валери наколдовала для Ангелины сердце из цветов, но неожиданный поцелуй не дал ей преподнести этот подарок.
****Провидица/провидец – человек, имеющий способности, позволяющие ему видеть недалёкое будущее, однако его видения не всегда точны и бывают размыты. Именно из-за такой оплошности Анна не смогла предвидеть падение Ангелины с обрыва.

Дорогие читатели, очень прошу вас оставлять комментарии и указывать на отрицательные и положительные стороны моей работы. Заранее благодарю.
Друзья–Ангелерики, я понимаю и разделяю ваши боль и горе в связи с последними событиями, поэтому обещаю в ближайшее время постараться написать несколько работ, чтобы попробовать поднять вам настроение. Прошу, помните, что всё, что ни делается, к лучшему, поэтому я искренне желаю всем девочкам успешно развиваться самостоятельно и, конечно, не забывать о своих преданных фанатах. Призываю вас не поддаваться грустным чувствам, а идти вперёд, неся в сердце свет и радость. Всем вдохновения и тепла❤️

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты