Эффект Малфоя

Гет
NC-17
Завершён
1378
автор
DobrikL бета
Размер:
255 страниц, 23 части
Описание:
Говорят, что даже такая мелочь, как взмах крыла бабочки, может стать причиной тайфуна на другом конце света. А если вместо бабочки Скорпиус Малфой, а вместо целого мира — жизни его родителей?
Примечания автора:
Иллюстрация к 7 главе от kolumnist: https://pin.it/2M1aImY
Иллюстрация к 11 главе от Yana Detlbach
https://pin.it/3OJtAzc
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
1378 Нравится 360 Отзывы 565 В сборник Скачать

Глава 16

Настройки текста
      — Его не судили, я же говорил, — лицо Гарри выражало скептицизм. — У нас нет даже конкретных дат, только те, когда его допрашивали. Куда ты собираешься перемещаться?       Малфой взмахом палочки выудил из его рук папку с делом Олофа и бегло прошелся взглядом по открытой странице.       Гермионе было не по себе. Она следила за тем, как он листает папку, ощущая, как по гортани медленно продвигается плотный комок, сплошь состоящий из сомнений и страхов, и тяжелым камнем оседает у нее в желудке.       — Тебе не кажется, что сначала лучше поговорить с твоим отцом? С Олофом? — девушка попыталась убрать из своего голоса нотки паники, но вряд ли у нее это вышло. Малфой бросил на нее короткий взгляд, но тут же вернулся к изучению документа.       — Не кажется, — отмахнулся он. — Двадцать третьего января Олоф был на допросе в Аврорате, это последняя внесенная дата, — озвучил Драко текст доклада и поднял глаза на Поттера. — Что это может значить?       Гермиона опешила от такого вопиющего пренебрежения к своим словам, которые по сути были довольно логичны, хотя и были высказаны излишне эмоционально.       — Возможно, ему предъявили какие-то обвинения в тот день, но не успели дать делу ход, — задумчиво ответил Гарри. — Судя по тому, что информация о факте использования пространственно-временной магии зафиксирована документально — это была не обычная проверка.       — Варианта лучше у нас все равно нет, — произнес Драко скорее сам себе.       С этого ракурса девушке был виден только его напряженный профиль, но, даже не глядя в глаза, она могла с уверенностью утверждать, что в них была холодная решимость. Это было слишком ожидаемо.       Гермиона почувствовала, что злится.       Нарцисса уже говорила ей это буквально прямым текстом, но она пропустила все мимо ушей, не придав должной важности. Теперь Грейнджер отчетливо видела подтверждение ее слов. Она уже не могла игнорировать то, как Драко пытается в одиночку взвалить на себя все тяготы мира, будто метит на сан какого-нибудь святого. Или все еще продолжает наказывать себя, пытаясь искупить все грехи, — свои и чужие, — и это не было чем-то нормальным.       — Я отправляюсь с тобой, — решительно сказала Гермиона, и почувствовала на себе взгляды всех присутствующих в комнате. Сама она смотрела только в серые глаза, и в них не было ни капли удивления, как будто Малфой только и ждал, когда она это озвучит.       Он несколько раз моргнул, вглядываясь в ее лицо.       — Нет, — коротко бросил мужчина.       — Да.       — Я сказал — нет, — в голосе прозвучали стальные нотки, но едва ли Гермиона обратила внимание на это явное предупреждение.       — Это был не вопрос, Малфой, — блеснула глазами девушка, машинально сжав в ладони вибрирующее от магии древко своей палочки.       — Вы опять ссоритесь, — расстроенно произнес Скорпи, переводя взгляд с одного родителя на другого.       — Мы не ссоримся, просто до твоей мамы иногда тяжело доходят очевидные вещи, — убийственно ровным тоном произнес его отец.       — Если это так безопасно, как ты говоришь, почему ты просто не позволишь мне переместиться с тобой? — быстро спросила она.       Гермиона намеренно пошла на эту манипуляцию, хотя прекрасно понимала, что балансирует на той грани, за которой кончалось терпение Драко. Но разве он оставил ей выбор?       Малфой разозлился. По-настоящему разозлился, и это произошло так быстро, будто кто-то чиркнул спичкой над канистрой с бензином, и все взлетело на воздух. Его взгляд потемнел от эмоций, и Гермиона видела, как крепко он сжал зубы, заходив желваками. Сдерживая себя.        — Грейнджер, — произнес Драко, не отводя от нее взгляда, и ее фамилия прозвучала почти как ругательство в его исполнении.       Девушка с вызовом вскинула подбородок, наблюдая за тем, как он закипает. Пусть злится, сколько хочет, она все равно не отступит.       Наверное, он выцепил это в ее взгляде. Гермиона видела, что он понял, потому что выражение лица Малфоя медленно переменилось. Будто кто-то погасил пламя горелки, оставляя после себя лишь проникающее едким дымом в каждый уголок его организма смирение.       — Хорошо, — процедил мужчина сквозь зубы. И хотя в его голосе почти отсутствовал прежний гнев, девушка не тешила себя тщеславными мыслями о победе. — Мы отправимся вместе.

***

      Дверь в спальню Нарциссы со скрипом отворилась, разбавляя сумрак комнаты ярким светом из ванной. Она застыла на пороге, сжав пальцы на причудливой резной ручке и ожидая, когда глаза привыкнут к темноте. Как только сплошная черная пелена начала приобретать очертания предметов, женщина сделала шаг в комнату.       Она мимолетно подумала о том, как это, в сущности, похоже на ее жизнь последние десять лет — брести вперед, ориентируясь только благодаря редким всполохам света среди непроглядной тьмы.       Это состояние длилось уже так долго, что Нарцисса давно должна была потеряться в нем. Но она четко помнила, что стало точкой отсчета. Тот момент, когда темные краски сгустились настолько сильно, что она перестала различать другие цвета. Когда каждая ее клетка наполнилась вязким, тягучим страхом, который невозможно было взять под контроль.       Возрождение Волдеморта.       Была война. Она закончилась. Они пережили ее даже без видимых повреждений, но это ощущение было обманчивым. Ее раны нельзя было залечить с помощью мазей и зелий, с ними не справился бы ни один колдомедик в Мунго, потому как ничто не могло заставить ее нейроны работать правильно.       Нарцисса пыталась понять, что с ней происходит, но отклонение поначалу не было тем, что невозможно скрывать. Оно не было чем-то очевидным. Новое состояние захватывало ее жизнь постепенно. Понемногу. Одну за другой прощупывало ее мысли, искало в сознании случайную брешь, чтобы проникнуть в самые потаенные уголки и вытащить на свет все то, что она прятала даже от себя самой. А отыскав, принималось кромсать и уродовать их, перекраивая в самые невероятные вещи.       Оно существовало в ее голове, посылая тревожные сигналы по всему организму. Даже когда она пила чай или ухаживала за цветами. Это было похоже на то, как темнота искажает очертания предмета, делая самые безобидные вещи пугающими до дрожи в коленках.       Полная бессмыслица, но такая реальная.       Нарцисса дотронулась рукой до волос, отстраненно отмечая, что забыла высушить их с помощью заклинания. Они лежали на ее плечах, оставляя безобразные мокрые пятна на шелковом халате, и делали ее похожей на один из тех грустных призраков, которыми обычно пугают детей.       — Ты еще здесь, — вдруг сказала женщина, скорее почувствовав присутствие Люциуса в комнате.       — Естественно.       Ей пришлось повернуть голову, чтобы посмотреть на него. Тени не давали разглядеть выражение его лица, но ей и не нужно было видеть, чтобы знать — Люциус устал. Спустя годы брака невольно учишься читать такие вещи по наклону головы и практически незаметным изменениям голоса.       — Цисси, иди сюда, поговори со мной, — попросил он.       Женщина вздохнула и пошла к нему, хотя столько раз говорила себе этого не делать. И каждый раз обещания рассыпались в ее руках вулканическим пеплом и развеивались в воздухе. Его слово против ее — в этой игре она еще ни разу не выиграла.       — Как ты себя чувствуешь?       — Я в порядке, — ответила Нарцисса бесцветным тоном.       — Ты должна была сказать, что тебе нужна помощь, раньше, — продолжал Люциус, будто не слыша ее.       Словно ее ответ был простой формальностью, которую легко можно проигнорировать. Это было настолько обычным делом, что Нарциссе впору было бы рассмеяться, но вместо этого она ощутила, что его слова послужили последней каплей, переполнившей чашу ее терпения.       Вся их семейная жизнь пронеслась перед ее мысленным взором, как кинолента в быстрой перемотке, и сплошной линией через каждый из кадров этого фильма шел тотальный контроль. Буквально каждый шаг Нарциссы, когда дело касалось чего-то сложнее выбора штор в гостиную или нового наряда, происходил с согласия Люциуса.       Потому что он всегда знал, как будет лучше для нее.       Это раздражало до скрежета зубов, но она послушно следовала за ним, как и подобает идеальной жене.       — Потому что не посчитала нужным говорить об этом кому-либо, — недовольно сощурилась Нарцисса. — Я ведь могу позволить себе такую мелочь? Принимать решения касательно своей жизни самостоятельно, — ее голос так и сочился сарказмом, который она не пыталась скрыть.       — Я ни в коем случае не пытаюсь лишить тебя этого права, но я правда беспокоюсь за тебя.       — Беспокоишься? За меня? — театрально удивилась женщина, но фальшивые эмоции сразу же смыло волной чистейшего гнева. — Ты беспокоишься из-за невозможности контролировать каждый мой шаг, и это все, что тебя волнует!       Подобные эмоции были так нетипичны для его бывшей жены, что Люциус опешил. Он пристально смотрел на нее, будто пытался считать ее мысли, но женщина замолчала, сжав губы в тонкую линию.       — Ты просто расстроена, Нарцисса, — произнес он после некоторой паузы.       С его стороны это было попыткой успокоить, но тушить пламя, размахивая перед ним листом бумаги — не лучшая затея. Так оно разгорается только ярче.       — Я не расстроена, я ощущаю себя лучше, чем когда-либо! — отрезала женщина, повысив тон. — Я, черт побери, наконец-то освободилась от тебя. И сейчас желаю только одного — чтобы ты оставил меня в покое. Выметайся, Люциус!       Она резко указала на дверь. Нарциссу почти трясло от гнева, но она ощущала отголоски мстительного удовлетворения внутри, видя подавленное выражение лица бывшего мужа. Как будто она смогла вернуть ему хотя бы толику той боли, что годами свербила внутри незаживающей раной.       Люциус провел рукой по лицу, вздохнув. Он выглядел потерянным, и она могла по пальцам пересчитать случаи, когда видела его таким. И обычно это означало, что все летит куда-то к черту.       — Я не. черт, Цисси, послушай.       — Нет. Ты всю жизнь пытался скроить меня по своим канонам, но я не позволю тебе продолжать делать это и теперь. Я не предмет интерьера, не послушная кукла, не приложение к своему мужу. Я человек, — она развела руки в стороны в отчаянном жесте, от чего широкие рукава шелкового халата взметнулись в воздух, как крылья диковинной птицы. — Ты слышишь меня? — она попыталась заглянуть ему в лицо, но Люциус смотрел куда угодно, но не на нее. Как будто один его взгляд мог сделать все еще хуже. — Я хочу, чтобы ты ушел.       Он слышал. Это было видно по тому, как сильно напряжено его тело и по тому, как побелели костяшки пальцев, сжимающие спинку кресла.       — Я не. Я думал, что поступаю правильно, — когда он заговорил, голос Люциуса звучал глухо, как будто ему приходилось силой выталкивать каждое слово из себя. — Ты можешь не верить мне, — он все же поднял на нее взгляд, прежде чем продолжил, — ты имеешь на это полное право, но движущей силой любого моего поступка было желание сделать тебя счастливой. Я правда хотел только этого.       Между ними повисла тяжелая, тягучая, как патока, тишина.       Она беззвучно вопила о невысказанных обидах и не прозвучавших вовремя извинениях. А еще она была переполнена обоюдной болью. Целое море боли, которая режущими нитями связала их по рукам и ногам, делая невозможным нахождение рядом и не давая отпустить друг друга полностью.       — Уйди, пожалуйста, — снова попросила Нарцисса. В ее голосе слышалась усталость.       Женщина ощутила знакомый удар в затылок и подумала о том, что, наверное, снова поднялось давление. Ей следует вызвать Тинки с зельями и попытаться успокоиться, но это было совершенно невозможно, пока Люциус здесь.       — Скажи, что мне сделать, чтобы ты поверила, что я люблю тебя? — вдруг снова заговорил он.       — Я верю, только это ничего не меняет, — ответила Нарцисса, массируя указательными пальцами виски.       Уйди. Уйди. Просто оставь меня в покое. В этом разговоре совершенно нет смысла.       Перед ее глазами пошли яркие круги света от того, как сильно она зажмурилась, пытаясь абстрагироваться.       — Ты никогда не сможешь доверять мне?       Нарцисса застыла и, вскинув на него взгляд, нервно рассмеялась, надеясь, что в смехе не слышна зарождающаяся истерика.       Это звучало так глупо и неуместно сейчас.       — Доверять тебе? — переспросила она медленно, перекатывая слова на языке, как будто пробуя их сочетание на вкус. Они отдавали горечью и солью. — Я доверяла. И к чему это всегда приводило?       Она видела, как дернулся подбородок Люциуса после ее слов. Всего лишь мимолетное движение перед тем, как его лицо снова приняло непроницаемое выражение, но этого было достаточно, чтобы она заметила его.       Ее собственные слова все еще набатом стучали в висках, и ей хотелось отбросить их, избавиться от навязчивого эха. Их отголоски жгли и кусались язычками пламени в грудной клетке, и Нарцисса приложила руку к этому месту, пытаясь унять неприятные ощущения. Как будто это было возможно.       — Я попросил Винсента выдумать историю о потерянных воспоминаниях, — проговорил Люциус странным тоном, отвлекая ее от мыслей.       — Что? Какие воспоминания? — Нарцисса была полностью дезориентирована и сбита с толку такой резкой сменой темы.       — О том, как он вернулся из прошлого, — коротко пояснил он.       Голубые глаза Нарциссы медленно затапливало понимание.       — Что. — выдохнула женщина, снова и снова прокручивая его слова в голове. Словно надеясь отыскать в них другой смысл. Хотя бы что-то, что могло оправдать Люциуса.       Что-то, что не делало его чертовым манипулятором, играющим жизнью их внука.       Но, кажется, он имел в виду именно это.       Нарцисса сделала шаг назад и ощутила, как у нее буквально земля уходит из-под ног. Она сразу же попыталась взять под контроль дыхание, чтобы это не переросло в очередной приступ.       — Когда Скорпи появился здесь, я сразу понял, что Винсент сможет нам помочь, — заговорил он. — Никаких воспоминаний, которые он выбросил в камин, не существовало. Он на самом деле смог разработать с нуля контрзаклинание, но так и не воспользовался им.       Вряд ли Нарцисса сейчас могла воспринимать тонкости пространственно-временной магии. Ее занимали куда более насущные вопросы.       — Люциус, зачем? Зачем тебе это было нужно? — прошептала она и тут же резко оборвала себя, вскинув на него шокированный взгляд, когда ее посетила догадка. — Это из-за Гермионы?       Судя по выражению его лица, она попала в точку. Мужчина сделал к ней шаг, но она отпрянула от него, как от прокаженного.       — Нарцисса, пожалуйста, я.       — Замолчи! — выкрикнула она, перебивая его. Она обхватила себя руками за плечи и покачала головой, отказываясь верить тому, что слышала. — Мы могли потерять Скорпиуса из-за твоих предубеждений, это просто.       — Что ты такое говоришь? Я не стал бы рисковать жизнью своего внука! — повысил тон Люциус, и это было чистой правдой. — Я должен был проверить, кто входит в нашу семью, — продолжил он, но сразу же замолчал под ее взглядом. Он и сам понимал, что аргумент звучит просто нелепо. Оправдания, которые сейчас только все портили.       — Скорпи в опасности? С ним может что-нибудь случиться прямо сейчас?       Это было тем, что волновало ее больше всего остального.       — Пару дней точно есть, — заверил он. — Винс передал заклинание Драко.       — Они могут воспользоваться им? — быстро спросила Нарцисса. — Это безопасно?       — Я хотел проверить на себе, прежде чем отправлять Скорпи обратно, но да, — кивнул он, — заклинание совершенно точно рабочее.       Нарцисса окинула его красноречивым взглядом, демонстрирующим, что кредит ее доверия уже давно исчерпан. Слишком давно, чтобы она воспринимала хотя бы одно его слово на веру.       — Ты проверишь его, — безапелляционным тоном сказала она, и Люциус снова с готовностью кивнул.       — Тинки! — позвал он, и эльфийка появилась в комнате в ту же минуту, но, увидев, кто ее вызвал, тут же нахмурилась, прижав кожистые уши в большой голове. — Где Драко?       Она смерила его осуждающим взглядом, прежде чем ответить.       — Молодой хозяин у мисс Грейнджер, — словно нехотя ответила она.       — Отправляйся туда. Хотя нет, мы отправимся вместе, — решила Нарцисса и не теряя времени, направилась в сторону платяного шкафа, в котором хранились ее повседневные платья. — Подожди снаружи, — бросила она через плечо, перебирая наряды.       Он ничего не ответил, и через мгновение дверь ее спальни тихо скрипнула перед тем, как захлопнулась.       Нарцисса извлекла из шкафа вешалку с простым серым платьем из теплой шерсти и передала его Тинки, думая о том, что сушить волосы уже не придется. Она невербально призвала с прикроватной тумбочки свою палочку и взмахом древка собрала волосы в низкий пучок.       Это был тяжелый разговор.       Ей хотелось бы научиться надевать маску так же просто, как это делал Люциус, но Нарциссе никогда не удавалось скрыть от него свои эмоции. Она все еще была по-женски обижена, и это чувство будет с ней еще очень долгое время. А еще женщина была зла из-за того, что он скрыл воспоминания Винсента., но вместе с тем она ощутила и львиную долю облегчения. Как будто тиски, сжимающие ее грудную клетку и мешающие вдохнуть, немного ослабли.       Первый раз, когда он ошибся и признался в этом сам. До того, как его оплошность снова придавит ее к земле очередным потрясением, как добавит в картину ее существования еще несколько новых иссиня-черных мазков.       Это, без сомнения, было очередным проблеском света в ее тьме, потому что теперь Нарцисса точно знала, что Скорпи будет в безопасности.

***

      Вихрь серебряного цвета быстро закружился под их ногами, и у Гермионы пропало ощущение твердой поверхности. Девушка вскрикнула, машинально пытаясь найти в воздухе ладонь Драко, но еще раньше, чем у нее это получилось, они оба сорвались в сияющую яркими всполохами магии пустоту.       Если бы ее попросили описать, на что это было похоже по ощущениям, Грейнджер сразу бы пришли на ум американские горки. Тот момент, когда балансируешь на вершине самой высокой из них, готовясь вот-вот сорваться вниз под крутым углом, мгновение, наполненное нетерпеливым ожиданием, когда все звуки будто бы отходят на второй план, оставляя только противный скрежет металла о металл.       Она же слышала мерный рокот древней, как сам мир, магии, гул далеких галактик и звездных скоплений, отголоски чего-то настолько мощного и великого, что в какой-то момент Гермиона перестала ощущать свое тело. Она просто растворилась, потерялась в масштабах. Всего лишь короткий миг, за который она успела почувствовать свою незначительность, осознать, почему пространственно-временная магия запрещена. Слишком большая мощь для обычных людей.       Мгновение — и вагонетка срывается вниз.       Все внутри Гермионы сжалось, когда вихрь снова выбросил их в пространство. Она машинально выставила ладони вперед в попытке смягчить падение, но вместо этого вдруг обнаружила себя твердо стоящей на ногах.       — Гермиона? — как сквозь пелену раздался голос Драко, и девушка опасливо открыла глаза.       Ей понадобилось несколько секунд, чтобы дать своему вестибулярному аппарату прийти в нормальное состояние.       — Ты в порядке? — голос Малфоя звучал довольно резко, но она видела беспокойство в его взгляде.       Это оказалось так неожиданно, что она растерялась. Теперь Гермиона читала его эмоции с такой легкостью, будто кто-то надел ей на нос очки с диоптриями, и мир перестал быть размытым. Раньше что-то мешало рассмотреть всю картину целиком, размывало контрастность, не давая увидеть детали.       — Да, я. в норме, — выдохнула девушка.       Она только сейчас заметила, что они оказались в узком проходе между обветшалыми жилыми домами. Конкретно это место не было ей знакомо, но, судя по снующим по улице в нескольких метрах от них людям в министерских мантиях, с местом они не промахнулись.       — Нам нужно узнать, какой сейчас год, — дополнил ее мысли Драко.       — В холле Министерства должны продавать «Ежедневный Пророк», возможно, там мы сможем получить какую-то информацию. Нужно попробовать попасть внутрь, — предложила Гермиона, посмотрев на него. — Только нас не пропустят, пока мы не назовем цель визита и.       Он закатил глаза и, не слушая ее нервную быструю речь, развернулся и направился к выходу из переулка. Гермиона цокнула языком, подумав о том, какой же он все-таки несносный, но зашагала следом.       Они оказались на оживленной улице, и девушка сразу же осознала, насколько они выбиваются из толпы: на дворе была зима, а они были без верхней одежды. Стоило Гермионе подумать об этом, как кто-то невидимый будто снял блокировку с ее ощущений, и девушка почувствовала пробирающую до самых костей зимнюю стужу. Это было поразительно, потому что до этого она вообще не ощущала холод.       Волшебники в мантиях с фиолетовыми подкладками бросали на них заинтересованные взгляды, вероятно, приняв их за магглов, случайно забредших сюда.       — Можно было бы использовать согревающие чары, но я не уверен, что мы можем применять магию в этом времени. Не стоит рисковать. Пойдем быстрее, — произнес Малфой, окидывая цепким взглядом улицу.       Он заметил, как пожилой волшебник в синем котелке как раз спешно заходит в телефонную будку, через которую волшебники могли попасть в Министерство. Драко кивком головы указал в сторону кабинки, и они быстрым шагом направились к ней.       Им повезло: мужчина еще не успел ввести пароль, когда Драко резким движением распахнул дверь, и они вошли в внутрь под его удивленным взглядом.       — Добрый день, — напряженно улыбнулась Гермиона. — Тоже опаздываете?       Судя по количеству снующих по улице министерских клерков, сейчас как раз было время обеда, и девушка решила пойти ва-банк. В конце концов, в разных отделах время трапезы могло различаться.       — О да, каждый раз говорю себе выйти из кафе немного раньше, и вот опять, — он покачал головой, вводя знакомые цифры «62442». Механический голос попросил его назвать имя и цель прибытия в Министерство. — Биллиус Стоунхендж, отдел Международного магического сотрудничества.       Механизм жалобно скрипнул, принявшись спускать их в Атриум.       — А вы из какого отдела? — с интересом спросил он. — Кажется, раньше мы никогда не сталкивались. Хотя это не так уж и удивительно, учитывая количество волшебников, работающих здесь.       — Аврорат. Мы стажеры, проходим подготовку, — пояснил Драко, предупреждая его разглагольствования.       — Так вы будущие Авроры, — понимающие протянул Биллиус. Кабинка звякнула, останавливаясь, и двери с шумом разъехались в стороны, открывая проход в оживленный холл. Мужчина повернулся к ним и приподнял свой причудливый котелок, прощаясь. — Что же, удачного дня, молодые люди.       Драко и Гермиона переглянулись и вышли следом. Их сразу же подхватил поток хаотически движущихся по своим делам волшебников. Посередине Атриума возвышалась над всеми скульптурная композиция фонтана Магического братства — она выглядела точно так же, как когда Грейнджер впервые попала в Министерство еще на пятом курсе.       — Нам нужно отметиться у дежурного, — начала девушка, поворачиваясь к Малфою, но тут же наткнулась на его саркастичный взгляд. — Что?       — Ты всегда все делаешь по правилам, правда? — он закатил глаза и, схватив Гермиону за запястье, чтобы их не разделила толпа, направился к стойке дежурного.       Молодой волшебник в министерской мантии слегка удивленно улыбнулся, заметив их внешний вид, и попросил предъявить палочки. Девушка протянула ему свою, ощущая, как ускоряет свой бег сердце в груди. А что если он начнет проверять последние используемые заклинания и увидит, что они использовали заклинание перемещения?       — Цель вашего прибытия в Министерство магии Великобритании? — осведомился парень, записывая данные об их палочках в журнал.       Гермиона заглянула за стойку, окидывая взглядом рабочий стол, и наткнулась глазами на перекидной календарь. 23 января 1987 года.       — Личная встреча с Люциусом Малфоем, — спокойным голосом произнес Драко, и Гермиона повернула голову, чтобы удостовериться, что он не шутит.       Но дежурного его слова совершенно не смутили. Поставив последнюю точку, он вернул им палочки и пожелал удачного дня. Они направились прямиком в небольшое помещение с огромным количеством лифтов, ведущих на разные уровни.       — Ты же не собираешься на самом деле встречаться с отцом? — спросила Гермиона, едва поспевая за мужчиной.       — Собираюсь, — невозмутимо кивнул он, выцепив взглядом свободную кабинку и направляясь к ней. — А как еще ты планируешь узнать, где находится Олоф?       — Ч-что. Мерлин, Драко, ты сошел с ума? Мы не должны никак себя выдавать в этом времени! — воскликнула она громким шепотом, заходя в свободный лифт следом за ним.       — Мы не должны встречаться со своими прототипами, а это практически невозможно, — сказал Малфой, вдавливая пальцем кнопку с цифрой три. — Ты сейчас, вероятно, ходишь в маггловскую школу, а я в этом возрасте вообще редко покидал мэнор.       Гермионе стоило внимательнее анализировать исходные данные, потому что Драко явно лучше разобрался во всех тонкостях пространственно-временной магии. Осознание этого факта неприятно кольнуло ее, но девушка отмахнулась от этого ощущения, потому что это было так. по-детски.       — Да, кажется, это разумно, — медленно кивнула она, соглашаясь. — Он просто забудет об этом, если. когда мы вернемся?       — Мы не задержимся здесь надолго.       Пока лифт опускался, Грейнджер размышляла о том, как это должно быть сложно — создать свод правил для такого вида заклинаний. Вряд ли хоть один учебник мог объяснить все положения и исключения для них, потому что эта магия была чем-то принципиально иным. И чувствовалась она тоже иначе.       Гермиона удивленно вскинула брови, когда ее посетила внезапная догадка. Как будто все недостающие части сложились в целостную картину, заставляя ее взглянуть на ситуацию под новым углом. И как она могла упускать это из виду раньше?       Она тяжело сглотнула, еще раз прокручивая в голове все, что слышала о заклинаниях перемещения от Гарри, Драко и Винсента. Мысли роились в ее голове, сталкиваясь и сбиваясь вместе, пытаясь сложиться в одно-единственное предположение.       — Разве то, что твой отец в настоящем помнил о путешествии Олофа, не значит, что он не вернулся обратно? — наконец выдавила из себя она, подняв взгляд на Драко и все еще отказываясь верить в то, что только что произнесла.
Примечания:
Всем привет! Как вы? 😌
Мы стремительно приближаемся к окончанию этой истории, и мне вообще не верится.
Вы же не думали, что Люциус белый и пушистый, правда? 😱 Что думаете теперь о их паре с Нарциссой?
Ну и да, в этой главе было мноого взаимодействия Драко с Гермионой, а в следующей его будет еще больше 🙂 Знаю, вы это любите.
Жду-жду ваши отзывы и особенно теории 💜
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты