Взрослые дети 154

XS one love автор
Реклама:
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Katekyo Hitman Reborn!

Пэйринг и персонажи:
8YB!Занзас/8YB!Скуало, Занзас, Скуало Суперби
Рейтинг:
R
Размер:
Мини, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: Underage ООС Повседневность Психология

Награды от читателей:
 
Описание:
Они просто слишком быстро повзрослевшие дети, но пока они есть друг у друга, жизнь кажется им чуточку проще и надежнее

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Странность вот такая вышла, ни на что особенное не претендую
15 июля 2013, 18:28
Скуало Суперби всего лишь четырнадцать, но он уже считает себя абсолютно взрослым и у него есть на то все основания. Он вот уже два года самостоятельно живет без родителей, путешествуя по различным уголкам мира, совершенствуя свой стиль фехтовальщика. Скоро ему предстоит сразиться с императором мечей – Тиром, и Скуало просто уверен, что кому-то придется подвинуться. Скуало ни от кого не зависит и свысока смотрит на одноклассников, робко строящих планы на будущее, точно зная о возможностях своих семей и понимая, что в случае чего есть от кого ждать защиты. Суперби не считает их достойными своего внимания отбросами и игнорирует. К таким же, как он сам он относится настороженно и готов в экстренной ситуации вцепиться им в глотку, если посягнут на что-то принадлежащее ему. Его называют гордой акулой, бойцовским псом, психом белобрысым, и он готов принять это за комплимент, как отображение собственных усилий. Иногда ему становится чуточку жаль, что он не знает таких простых радостей, как совместный поход в кино или беготня по свиданиям с девчонками, но он гонит эти мысли, беря в руки верный клинок и твердо веря, что обязательно станет лучшим в своем деле. Занзасу шестнадцать и в своих амбициях он ничуть не уступает Скуало. Он думает, что место Десятого босса Вонголы уже его, но при этом не расслабляется, периодически напоминая, кто тут главный, демонстрируя свою силу особо дерзким. Занзасу не нужно добиваться положения в обществе, поэтому он работает над своим авторитетом, с тем успехом, что слухи о его невероятном пламени распространились уже довольно далеко. Невыносимо высокомерный, считающий всех ненужным мусором, заранее ставя себя выше. Занзас терпеть не может, когда его называют ребенком, всячески доказывая обратное. Сын Девятого уже успел вкусить многие прелести взрослой жизни, такие как курение, алкоголь, даже травку, правда, последнее ему не очень-то понравилось, а так он не какой-нибудь слабак, чтобы подсаживаться на всякую дурь. А вот виски неплохо у него прижилось, и он то и дело наведывается к заветной бутылке. Если бы кто-нибудь сказал ему, что в плане «взрослости» Суперби даст ему фору, то он бы просто оставил от несчастного кучку пепла, ибо конкурентов не терпел ни в каком проявлении. Правда, пока они не догадываются, что им в дальнейшем придется стать не конкурентами, а сотрудниками на всю жизнь и много раз переступить через свою гордость и амбиции и потерпеть много поражений. Но это потом, а пока они еще незнакомы, но уже стремятся навстречу друг другу, как разноименные заряды, которые неминуемо должны столкнуться. Когда эти двое, наконец, встретились, то каждый испытал целую гамму различных эмоций. В первую очередь каждый почувствовал в новом знакомом равного, и немного напрягся по этом поводу. Пригляделись друг к другу, принюхались, словно щенки, пытаясь понять, что несет с собой новый человек. Суперби сразу же был покорен силой Занзаса, а тот в свою очередь отделил парня от обычного мусора, что уже можно было считать победой. Оба до жути амбициозные, упрямые, сильные. Они не могли не почувствовать друг в друге знакомые черты и не заинтересоваться этим. Еще не зная, чем это обернется для них, они уже подсознательно тянулись друг к другу, тщательно скрывая это. Скуало называл Занзаса хреновым эгоистом, ленивой задницей, папенькиным сыночком, за что регулярно получал пиздюлей, но при всем при этом восхищался силой этого парня и уже наверняка знал, что хотел бы следовать за ним. Занзас обзывал Скуало надоедливым мусором, пожарной сиреной, дерьмовой акулой, но не мог не отметить выдающихся талантов этого пацана, а еще зашкаливающей смелости, граничащей с наглостью, раз он все еще остается с ним. У Скуало не было друзей, да он и не страдал от этого, а Занзас просто не любил людей и все тут, но вместе им было на удивление комфортно, даже несмотря на все ссоры и ругань. Просто это было неотъемлемой, как бы самой собой разумеющейся частью чего-то очень важного, а вот чего еще предстояло узнать. Встретившись единожды, они уже не смогут расстаться, хотя твердо уверены в обратном. В тот знаменательный вечер они оба напились почти до невменяемости. Занзас еще не овладел искусством пить, не пьянея, а Скуало просто это дело не любил, считая, что ни к чему. Но брюнет решил таким способом доказать свою крутость, а Скуало не желал отставать. Тут-то им и пришло в голову попробовать, что такое секс. А почему бы и нет? Вернее приспичило Занзасу, который давно хотел восполнить этот досадный пробел в знаниях, а Скуало уже тогда душой и телом принадлежал будущему боссу, но пока не осознавал этого. Здесь-то и выяснилось, что они оба ничего не знают и толком не умеют. Нет, теоретически-то понятно, что куда вставляется, но ведь надо же чем-то и до этого заняться. У Скуало никогда не было девушки из-за занятости, а у Занзаса дело дальше взаимных тисканий с представительницами прекрасного пола не заходило. Сначала неловкие поцелуи, почти дикое ощущение чужого языка у себя во рту. Полнейший туман в голове от близости тела партнера, жар которого ощущался и через одежду. И плевать, что рядом парень, это утром не все равно будет, а сейчас можно все. Например, запустить руку Занзасу в волосы и дернуть за вплетенное в них перо или укусить Суперби за губу и слышать, как тот тихо шипит, не разрывая поцелуя. Наверное, здесь следовало быть нежными, но они и слова-то такого не знали и ласкаться совсем не умели. И секс у них вышел больше похожим на бой. Укусы, царапины, засосы, как увлекательное соревнование, кто кого раньше сведет с ума. Сплетающиеся в единый клубок тела, прикосновения, становящиеся все более смелыми. Все больше подлинной страсти, возможность раствориться в партнере и в этом, воистину удивительном, явлении. Конечно, если бы они были трезвыми, черта-с два бы все прошло так гладко. Но они совершенно пьяны, в частности друг другом и уже не могут справляться с собой. Занзас с интересом исследует чужое тело. Скуало подтянутый, тренированный, ни грамма лишнего жира, но брюнету кажется, что слишком уж он худой. Весь какой-то угловатый, нескладный, лопатки острые, ключицы выпирают. Занзас слышит его судорожные вздохи, видит затуманенный от удовольствия взгляд. От мысли, что сейчас это все принадлежит ему, Занзас приходит в какой-то необъяснимый восторг и возбуждается слишком уж быстро. Когда Занзас находит что-то более-менее способное заменить смазку и пристраивается к Скуало сзади, тот испуганно замирает, хотя знал, что рано или поздно это должно было случиться. Поспешно зажимает себе рот рукой, чтобы не закричать, чувствуя, как Занзас входит в него. Он двигается резко, почти грубо, забывая обо всем на свете, И Скуало кажется, что его практически разрывает изнутри. Когда все уже закончено, он украдкой стирает выступившие на глазах слезы, пытаясь осознать, что делать дальше, но Занзас ложится рядом, обнимая его, и Суперби решает, что подумает об этом завтра. Завтра не приносит ни малейшего облегчения, по крайней мере, Занзасу. У него болит голова и ему чертовски не хочется просыпаться, но он замерз и в слепых поисках одеяла натыкается на кого-то совершенно точно живого, непонятно что делающего в его кровати. На проверку «кем-то» оказывается Скуало, что заставляет Занзаса мгновенно вспомнить, чем они тут вчера занимались. Непонятно каким образом, но и белобрысый мечник тоже вскакивает и выжидающее смотрит на него. Так они и сидят несколько секунд молча, пожирая друг друга взглядом. Каждому хочется стать маленьким ребенком и попросить родителей решить проблему. Кому охота брать на себя ответственность за случившееся? Но они же взрослые, значит должны справиться с этим самостоятельно. Взаимные успокоения на тему: «Ты же понимаешь, что это ничего не значит», конечно, тоже ничего не значат, ибо, как бы там они не думали, ограничиться одним этим разом не получается. Некоторое время они по-честному держат дистанцию, при этом сгорая от неловкости при единой мысли об их эксперименте. А потом снова срываются и фактически кидаются друг другу в объятия, сливаясь в поцелуе. Это захватывающе, увлекательно, и совсем немножко страшно от понимания, что такие отношения в корне неправильны, и лучше бы им об этом забыть. Но уже поздно сожалеть и проще поддаться неведомой силе, настойчиво сводящей их, будто говоря: «Давай, это лучшее, что с тобой может случиться». Они не хотят задумываться о будущем, знать, как надолго это затянется, что будет, когда закончится. Просто им сейчас хорошо вместе, и это главное. Занзас будто бы чувствует ответственность за этого мальчика, умудрившегося стать очень важной частью его жизни, а Скуало кажется, что теперь это его долг поддерживать Занзаса во всем и постоянно находится рядом. Естественно, они не говорят об этом, боясь показаться слишком наивными или сентиментальными, но на деле все прочнее и прочнее влюбляются, страшась одного этого слова. Они просто слишком быстро повзрослевшие подростки, пока все еще в некоторых вопросах остающиеся по-детски наивными и неопытными, но пока они есть друг у друга, жизнь кажется им чуточку проще и надежнее.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Реклама: