Восемь попыток Осаму Дазая

Слэш
PG-13
В процессе
33
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Мини, написано 9 страниц, 3 части
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию
Награды от читателей:
33 Нравится 12 Отзывы 7 В сборник Скачать

Обнимая

Настройки текста
Вдыхая крепкий запах кофе, Дазай думает, что прощение просить лучше утром, пока настроение Чуи никто не успел испортить. Ставя кружку с напитком на поднос и поправляя тарелку с оладьями, Осаму приходит к выводу, что он не готов для кого-то ещё, кроме Чуи, бегать в 6 утра по магазинам в поисках свежей клубники. Подхватив горячий завтрак, детектив направляется в спальню, насвистывая какую-то веселую мелодию и жмурясь от вездесущих лучей утреннего солнца. Погода радовала своей теплотой уже несколько дней подряд. Тихо открывая дверь и проходя в комнату, Дазай аккуратно ставит поднос на прикроватную тумбочку и присаживается на край кровати, рассматривая ком из Чуи и одеяла, откуда ворохом торчали рыжие кудри. Слышится тихое сопение. Осаму хочет развернуть край одеяла, но рыжик вцепился в ткань крепко. Кое-как совершив задуманное, шатен смотрит на бледное лицо Чуи. На щеках цвели уродливые пятна румянца. Накахара хмурился и иногда пытался мычать что-то сквозь сон. "Заболел, — думает детектив и закусывает щеку с внутренней стороны, — Из-за меня.". Шатен очень не любил, когда это нежное, любимое существо перед ним испытывало боль. Если подумать, кому такое может понравиться? Детектив смахивает с горячего лба несколько капель пота. Накахара бессознательно жмется к прохладной руке и почти удовлетворенно выдыхает. Дазай чувствует, как сжимается собственное сердце. Когда-то он обещал, что никому больше не позволит обижать этого рыжика, помня, что внутри он болезненно реагирует на шепот о своей странной внешности или о том, что он монстр. Это было около шести лет назад, первый год существования двойного черного дуэта. Напарники снова разругались при подчиненных. В разгаре спора рыжик бьет Осаму так, что тот отлетает в противоположную стену. По подбородку ползет кровавая струйка. Дазай зол, он в гневе, но чтоб не наделать глупостей спешит скрыться. Уходит, даже не слыша шепота за спиной. Впрочем он все равно направлен не в его сторону. В кабинете Мори шатен еще полчаса сокрушается на тему того, что ему попалась такая злая и непослушная псина. — Вот урод, — выплевывает Дазай, все еще чувствуя во рту металлический привкус. — Скажи, Дазай, ты действительно считаешь, что Чуе-куну так легко живется? — с легким прищуром спрашивает Мори. Осаму передергивает. Этот взгляд означает, что Огай знает чуть больше него, из-за этого шатен и ненавидит его. — О чем Вы хотите... — договорить ему не дает звук хлопка двери. — Дазай, несносный ты мальчишка, что ты наговорил Чуе?! — в кабинет влетает разгневанная Коё. Ее взгляд буквально мечет молнии, а рука на автомате тянется к катане. — Я не понимаю о чем Вы, Коё-сан. Эта собака посмеяла лаять на своего хозяина, и я показай ей ее место, не более, — женщина кривится в ответ на такое обращение к своему подопечному. — Он заперся в своей комнате и не открывает даже мне. Чего? Накахара явно не был обижен на то, что сам ударил шатена. — Это то, о чем я и говорил, Дазай-кун. У Чуи-куна возникли некоторые проблемы в Мафии, и я надеялся, что ты поможешь их решить, — Огай добродушно улыбается. На самом деле Босс прекрасно знал обо всех этих слухах еще с самого их первого появления и мог пресечь их. Но зачем, если у Чуи для этого есть напарник? Мори он должен уважать и бесприкословно слушаться, но доверять должен именно Дазаю. Им предстоит не один раз прикрывать спины друг друга в бою. — Еще чего. Я не собираюсь марать руки. И вообще, не хочу, чтоб меня видели рядом с ним где-то, кроме миссий, — Осаму двинулся из кабинета, не кинув на последок Боссу даже прощальный кивок. Кое хотела было уже остановить парня, но замерла под запрещающим взглядом Огая, который точно знал направление подопечного. Дазай убеждает себя, что к комнатенапарника идет только из любопытства, что совсем не беспокоится. И он успешно вериь в собственную ложь. Неужели Накахара заперся, почувствовав укол совести? Хм, в эти слова шатен не поверит ни под какими наркотиками. Он останавливается только около нужной двери и пару раз дергает ручку. Действительно заперта. — Слизняк, открой дверь, — в ответ не тишина, но какие-то странные звуки. Осаму хмыкает. Нет такого замка, что он не сможет открыть. Быстро справившись со скважиной, шатен входит в темноту комнаты. — Проваливай, — слышится единственное резкое, но тихое слово. — Ох, твоя "мамочка" просила проведать свою "дочь", а то... — насмешливую речь Дазая прерывает что-то странное. Всхлип?.. — Чуя? Холодок беспокойства бежит по спине. Осаму в несколько шагов преодолевает расстояние, разделяющее смертоносный дуэт. Накахара сидит на своей кровати спиной ко входу. Шатен свободно садится рядом и легко сжимает плечо напарника. — Чуя, повернись, — Дазай хочет добавить в голос строгости, но не может, чувствуя, как подрагивает плечо эспера. — Я же сказал тебе уйти! — рыжий сжимается еще больше, будто прячась, уходя от прикосновения. Осаму резко дергает рукой так, что повелитель гравитации не может удержаться и заваливается на спину. И Дазай с удивлением смотрит на две тонкие, но отчётливо видные в свете открытой двери дорожки слез. Чуя тут же подрывается и остервенело трёт руками лицо, спеша скрыть слабость. Шатен сразу убирает чужие ладони, и Накахара стыдливо отводит глаза — Что случилось? — теперь уже Дазай говорит твёрдо, испытывая какую-то необоснованную злость. Накахара упорно опускает голову, явно размышляя, стоит ли напарнику знать о его проблемах. Он надеется, что если будет молча сидеть, Дазаю в итоге этот цирк надоест, и он уйдёт, но шатен сидит также неподвижно и терпеливо ждёт, когда друг соберётся с мыслями. — Ничего. Просто... — Накахара слегка запинается, не зная, что сказать, да и стоит ли это вообще делать. Но он понимает, что суицидник теперь не отстанет, — Все за моей спиной только и шепчутся о моем внешнем виде. Я слишком другой. Из-за арахабаки все считают меня монстром. Я и сам уже начинаю думать, что рано или поздно не смогу его контролировать и уничтожу организацию, которую клялся защищать. Чуя говорит тихо, но боль отчётливо слышится сквозь слова. Итак тонкие губы сжимаются ещё больше. Новый отчаянный всхлип хочет вырваться из груди, когда рыжика буквально притягивают к себе. Ещё пара секунд уходит на осознание того, что его обнимают. Казалось бы, такой простой жест, но сколько в нем такого нужного тепла... — Запомни, Чуя, ты не монстр, ты - Бог. И у тебя всегда буду я, поэтому со мной ты можешь позволить потерять контроль или быть слабым. Все эти мерзкие слова - простая зависть. Зависть твоей силе, твоей красоте. Чужие слова не должны тебя трогать, ты выше этого, — Осаму немного улыбнулся на эти слова, — Пусть хоть вся Мафия, весь мир будет против тебя, не сдавайся, ведь у тебя всегда есть я, — сам того не понимая, он уже свободно оглаживал мягкие пряди и будто раслаблялся от тепла чужого тела. Как ни странно, но напарники чувствовали себя рядом друг с другом по-домашнему спокойно. — С-спасибо, Осаму, — прошептал ошарашенный Чуя, чувствуя, что совсем не хочет отстраняться. Но все имеет свойство кончаться. Поэтому Накахара ощутил некую неловкость всей этой ситуации, когда удивлённый шатен поднялся с кровати. — Приведи себя в порядок и выходи, — растерянно пробормотал Дазай. Слышать свое имя из чужих уст было так необычно и... Приятно, — Коё действительно чуть не проткнула меня катаной, думала, что я что-то сделал с тобой. Послышался тихий, но искренний смех. — Хэй, Дазай, прости за тот удар, — шатен обернулся у самого выхода, — И.. Я действительно благодарен тебе. — В конце концов, хороший хозяин должен заботиться о своей собаке. Со смехом Осаму захлопывает дверь, слыша, как с глухим стуком об неё ударяется подушка, что, видимо, предназначалась для самого шатена. Он выдохнул. Что это за назойливое тепло, засевшее в груди после объятий? Конечно, сплетни прекратились в тот же день, и если Чуя думал, что просто перестал обращать на них внимание, то Мори Огай точно знал, что ученик просто закрылся в пыточной с одной из шестерок и, посредством изощеренных пыток доказал, что обижать его напарника не стоит. А там уж перепуганный бедолага донёс эту информацию до всех людей Мафии. В тот день Осаму сам себе дал обещание защищать рыжего партнёра от всего, что могло пошатнуть его физическое и эмоциональное здоровье *** Дазай молча прижимается лбом к горячему виску, желая забрать себе все боль и дискомфорт, что ощущает рыжий. Но прекрасно понимая, что сделать этого не сможет, он просто встаёт в поисках телефона. Всё же об этой неприятности нужно сообщить специалисту в лице Йосано. Когда девушка приходит с чемоданчиком обычных инструментов, а не привычных для неё ножей и тесаков, даже Дазай не может не удивиться такому. Разбудить Накахару сложно, а заставить оставаться его в сидячем положении ещё труднее. Поэтому рыжик опирается на сидящего рядом любовника и, кажется, вообще не обращает внимания на происходящее, лишь слегка морщится, когда холодный стетоскоп прослушивает его лёгкие. Акико усмехается покладистости такого грозного мафиози, говоря, что температура небольшая и это лишь обычная простуда. Осаму молча пожимает плечами, прекрасно помня, что Чуя во время болезни всегда такой сонный и ленивый. Убирая инструменты обратно в чемодан, девушка лишь даёт обычные наставления типо постельного режима и тёплой жидкости, но все же черкает рецепт с некоторыми лекарствами, что могут пригодиться при ухудшении состояния. Осаму тихо благодарит её и провожает до дверей, сразу же возвращаясь к больному. Он помогает обессилевшему парню снова принять лежачее положение и устроиться поудобнее. — Чу, малыш, как же ты умудрился? — спрашивает шатен, тут же закусывая губу. Действительно, как? Но мафиози, кажется, совсем не обращает внимания на глупый вопрос. Вместо этого он заходится в сухом кашле, сжимаясь ещё больше. — Воды? — обеспокоенно вопрошает Осаму, поглаживая мокрую спину. Чуя почти ничего не слышит, мио вокруг будто корежит от боли в голове, но он медленно кивает, закрывая глаза. Шатен подносит к обескровленным губам большой стакан, да краёв наполненный прохладной водой. Приподнимает рыжую голову, которая голубоглазому кажется чугунной, и даёт больному в полной мере насладиться живительной влагой. Когда больное горло наконец перестаёт резать острой болью, Накахара отстраняется и лениво обводит языком губы, смачивая их. — Малыш, давай-ка комнату проветрим, — Дазай легко оглаживает бледную щеку, тяжело вздыхая. Да уж, лучше бы Накахара сейчас в обиде дул свои губы, чем беспомощно дрожал, давя в груди новый приступ кашля. Детектив уже было подумал, что изнеможденный парень снова уснул, но рыжий все-таки медленно кивнул. Последний раз коснувшись огненных волос, шатен направляется в зал, где пытается создать более уютные условия. Раскладывает диван, накидывая на него ещё и мягкое одеяло. Достаёт ещё несколько объёмных подушек, образуя из дивана действительно мягкое гнездо. Возвращаясь обратно в спальню, Дазай открывает окно и подходит к кровати. Аккуратно поднимает горячее тело на руки вместе с одеялом и переносит тело в зал, укладывая в своеобразное гнездо. Ткань пока холодная, и Чуя блаженно трется о неё щекой, улыбаясь сквозь сон. Нежно улыбнувшись на эту картину, Осаму снова возвращается в спальню и меняет мокрое постельное. За ночь Накахара неплохо пропотел. А ещё, пока любимый спит, парень успевает сбегать до аптеки и приготовить новый завтрак, понимая, что с больным горлом Чуя не оценит оладьи. Поэтому, стараясь не шуметь, Дазай сосредоточенно делает пюре и так любимый Чуей салат к нему. Накахара морщится, явно не желая больше ничего делать, но, усадив коротышку на подушки, шатен все-таки умудряется накормить капризного парня, а потом и влить в него новую порцию лекарств. Злого Накахару перемещают в прохладную спальню, теперь проветривая зал. Весь день Дазай посвящает заботе о рыжике, любовно меняя ему одежду и постельное. Осаму ясно помнит о вредности парня во время болезни и это не меняется с возрастом. Чуя постоянно капризно фырчит, отказываясь от любой еды и лекарств, но Дазай не может его винить в этом. Сам виноват. Поэтому он трепетно сидит и тратит по часу на одни уговоры. Единственное, чему может порадоваться детектив - повышенная тактильность любимого. В свободное от дел время Осаму просто сидит и с неким благоговением оглаживает кудри и спокойное лицо спящего, любуясь чужой красотой. Чуя сам позволяет все это, желая получить всю ту нежность, что не досталась ему в детстве. К сожалению, это он может позволить только во время слабости. К вечеру Накахара уже больше становится похож на человека. И Дазай рад этому, безусловно, но ведь получается, что завтра рыжик снова будет игнорировать его весь день. Так дело не пойдёт. Свет в зале погашен и тёмная комната приобретает синий оттенок за счёт каких-то кадров, мелькающих на экране телевизора. Всё ещё укутанный в одеяло, на диване сидит рыжик, не особо наблюдая за фильмом. Кажется, он вообще был не здесь, слишком уж сонным выглядел. Осаму тихо садится перед ним на колени, раскидывая руки. Рыжик тут же падает в такие нужные объятия. Чувствуя какое-то нежное спокойствие, шатен несколько минут наслаждается теплом чужого тела, прежде чем начать: — Малыш Чу, прости меня. Я действительно сожалею о своём поведении и его последствиях. Я знаю, что ты любишь меня, и безмерно дорожу этим. И тобой. Шатен замолкает, чувствуя удовлетворение от искренних слов, но ответ не следует ни через минуту, ни через две. Лишь шею согревает мягкое сопение. Немного отстранившись, Дазай может наблюдать умиротворенное лицо спящего Чуи. На да, не может быть это так просто. Добро улыбнувшись, шатен аккуратно, стараясь не разбудить, поднимает маленькое тело на руки и бережно переносит на кровать. Он поправляет все, от одеяла, до непослушных волос и уже хочет вернуться на диван, когда за руку его хватают тёплые пальцы. — Осаму, холодно, — Чуя спит, глаза его закрыты, но отпускать любимого не хочется даже сквозь сон. Ласково улыбнувшись, Осаму тут же укладывается рядом с мафиози, прижимая того к себе и запуская пальцы в огненные волосы, даря свое тепло и любовь. Ну ничего, завтра извинится.
Примечания:

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Bungou Stray Dogs"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты