Your Moonlight. Return.

Слэш
NC-17
В процессе
5
Размер:
30 страниц, 5 частей
Описание:
Любить брата всё ещё ни капли не правильно и не нормально, но кого теперь это ебет? Они могут утвержать, что его не существует, что он - всего лишь выдумка, иллюзия, фантазия больного мозга, но Саске знает точно - где-то там он живёт и дышит тем же воздухом. Осталось только найти или же сойти с ума окончательно?
Посвящение:
Тому, кто всё ещё пинает на свершения.
Примечания автора:
Вторая часть к https://ficbook.net/readfic/8997441
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
5 Нравится 14 Отзывы 2 В сборник Скачать

Часть 3.

Настройки текста
Сонно разлепив веки, первое, что Учиха увидел - зеркало. Самое обычное, вроде как, зеркало, да и отражение в нем не выглядело каким-то злобным или наоборот чересчур дружелюбным. К своему собственному удивлению, парень поймал себя на мысли, что впервые за безумно долгое время выспался. Проснулся не от кошмара, они вообще не тревожили его этой ночью, а от такого прекрасного чувства бодрости и самодостаточности, даже если в своем же доме ему приходилось спать в гостевой комнате. Как вообще закончился вчерашний день? Брюнет, потерев ещё слипающиеся глаза подушечками пальцев, свалился на спину, и попытался порыться в голове. Ну, что ж там было? А, точно, они ж поссорились с Сакурой. Ну не страшно. Потом Саске ещё на какое-то время задержался в детской, повыводил что-то на бумаге, весьма неумело, а после скомкал очередной лист, но в мусорку Сарады больше решил не выкидывать. Забрал с собой. То ли под кровать, то ли в ящик пихнул. Впрочем, не суть, главное - любопытная жена не станет рассматривать плоды больного воображения. А что было дальше? Ну, потом ему вроде захотелось немного походить по комнате. Он ведь не интересовался жизнью дочери, только так, сколько лет, здорова ли, и что-то ещё в этом духе - важное и основное, без подробностей. Младшая Учиха не страдала, как брюнет мог бы сказать по комнате. Много игрушек, много детских книжек, хотя в таком возрасте и из них мало что поймёшь, много рисовальных принадлежностей, девочке ведь нравится это занятие. Сама комната в светлых тонах, не сильно заставленная - компактная конструкция кровати и смежных ящичков неплохо справлялась с задачей "не создавать эффекта захламленности". Однако самому Саске казалось, что всё это - мишура, денежная тюрьма, внутри которого ребенку было одиноко, но в силу воспитания и характера, не сформировавшейся психики, дочь не жалуется. Может, подобное даже кажется ей нормой. Ещё бы, ни братьев, ни сестер... После всех этих рассуждений Учиха окончательно вымотался, но спать с Харуно бок о бок больше не собирался. Дом большой, гостевая здесь имелась, и даже не одна. Услышанное от той же Сакуры помогло сделать выбор в пользу той, что располагалась рядом с их общей спальней - так Сарада ещё не скоро увидит, что родители живут порознь. Собрав картинку своей ночи, не самый прилежный семьянин нашел в себе силы подняться с кровати, пойти умыться. Так или иначе, мысли в итоге возвращались к близнецу, и единственный младший сын сознательно пытался избегать отражения в зеркале, старался не видеть, но всё равно смотрел, и даже разглядывал. Кого он там увидеть пытался, интересно? Или, лучше спросить, кого пытался оттуда вытащить?

***

— Никогда не видела, чтоб ты готовил, — с неким удивлением и восхищением в голосе, Харуно заглянула в сковородку, пару раз хлопнув длинными ресницами. Почему-то Саске она сейчас казалась такой идиоткой, а ведь девушка просто любопытствует. Как ребенок, правда, но всё же. — Картошку жаришь? — Не туда смотрела, видимо, — хмыкнув, парень ещё немного лопаткой потыркал несчастные полоски бывшего овоща, мешая и переворачивая ломтики, а потом накрыл это дело крышкой и выключил плиту. Всё таки пальцем жать в электронную панель куда удобнее, чем возиться с газовой, как когда-то в детстве, когда Итачи учил готовить легкие блюда, если вдруг придется кормиться самостоятельно. Конечно, то воспоминания из комы, но кто сказал, что в реальности такого прям совсем не было... — Или ты просто так раньше не делал, — зеленоглазая улыбнулась мужу, после вспомнив что-то и отвернулась, задумчиво отходя на пару шагов. — Не буду тебе мешать, — она старалась выглядеть как обычно, приветливо и счастливо, но долю печали и даже страха не заметил бы только слепой. Однако Саске звать девушку обратно не собирался, не спешил с ней о чем-либо говорить. Хватило уже. День не обещал быть насыщенным. Лучше сказать, он вообще ничего не обещал. Прогулки по частному сектору от полудня до полуночи, занятия без фанатизма на местной спортплощадке, что обычно пустовала, помогали восстанавливаться, хотя присмотр врачей, всё же, штука весьма полезная, пусть и дорогая. В клинике, как Саске помнил трезво и ясно, ему помогали Карин, Суйгецу и Джуго, напоминая своими образами, кем они были в его фантазиях. Карин и правда недолюбливала альбиноса, это разглядеть по стычкам не сложно, Суйгецу действительно оказался тем ещё задирой и приколистом, как и тот участник Хэби-Така. Джуго, в свою очередь, имел весьма спокойный характер и часто рассказывал очнувшемуся Учиха о животных, в особенности, о пернатых друзьях его дома. Говорил, что забота о птицах помогает ему контролировать агрессию, за которую рыжий сам себя ненавидит. Ребята мало того, что соответствовали тем чувакам из группы, так ещё и общались с пациентом, казалось, на более близком уровне, чем позволяла профессиональная этика. Они его будто хорошо знали и заботились, а может всё дело в оплате услуг каждого из них, как знать? Самому Саске хотелось рассказать им всё, всё, что они сделали вместе, какими стали популярными по всей Японии. Частенько возникало желание спросить их о Чараске, но... Честно говоря, когда Учиха в палате спрашивал у родителей, нет ли у него ещё близких родственников, те только посмеялись, начиная перечислять дядь, теть, бабушек, дедушек, но о братьях вообще ни слова, в комнатушке была и аловласая. Он тогда заметил некоторое напряжение на лице медсестры и вместе с тем сдержанную печаль. Наверняка подумала, что ей попался какой-нибудь шизоид и теперь проблем не оберешься с ним. Так что лучше, наверное, о своих заскоках молчать. Надеяться и верить, что это как-нибудь... Рассосётся. Само. Отдыхая на лавке после часа усердных занятий, брюнет думал, что в одиночку с музыкой ему больше не совладать. Лучше развестись, куда-нибудь уехать, прихватив часть накоплений, а там отучиться на экономиста, и повторить жизнь, которую он знал. Да, наверняка многие формулы счета в голове выдумались по ходу развития фантазии, но заменить одно на другое не слишком долго, верно? — А вот и мой сосед, Чараске! Все женщины от него в смазке, йоу! — какой-то неизвестный мужик предпенсионного возврата встал в позу где-то в метре от бывшего певца, корча из себя, вероятно, репера. Темная кожа, татуировки на лице и руках... Такие стереотипные метки говорили, что догадки парня более чем верны, но что это за человек Саске отчаянно не помнил и, по правде говоря, не особенно хотел вспоминать. Ощущалось желание притвориться крабиком и отползти подальше. — Говорят, ты оклемался недавно, — мужчина подошел ближе, положив широченную ладонь на плечо сидящего Учиха. Как будто взрослый дяденька на плечо совсем мальчишки уместил свою лапищу. Непривычно страшно как-то стало. — А я только что из Америки вернулся. Ну, то есть, пару дней назад, но отмечал возвращение, сам понимаешь... — Чар только покивал, не сумев из себя ни слова выдавить. — Так вот, вернулся что ли на сцену? Такие надежды подавал, а сейчас я что-то и не слышу тебя совсем. С голосом чет случилось в аварии что ли, герой? Только не говори, что это правда так, ты же сам предлагал совместный трек! Не упущу возможность постоять с молодежью на одной сцене. Брюнет недоумевал, но вместе с тем и понимал, и такая мешанина выбивала его из колеи, отгораживала от потока мысли. Вот уж сюрприз - только хотел соскочить с кривой дорожки звезды-пизды и свалить подальше, как знак судьбы встал прямо поперёк пути, что ни проехать, ни пройти, а летать парень пока не научился. И тут его, на всякий случай, придерживала тяжёлая рука. Не спрятаться и не сбежать, так-то. — С голосом всё нормально, — ответил он наконец, выйдя из лёгкого ступора. — С памятью не лады. Амнезия. — О-о... Вон оно как, — мужчина наконец опустил руку, задумчиво глядя на брюнета. Он сел рядом, пригладил светлую бородку пальцами. Саске надеялся, что сейчас мужик поразмыслит и отстанет, позволит вернуться к соображениям о переезде, но тот изрёк воистину "гениальную" мысль. — Тогда нам нужно поехать на студию прямо сейчас. Ты давно последний раз там бывал? А, или лучше сначала в клуб. Многие молодые таланты друг друга знают, может, шевельнётся что-то в головушке твоей. И как Чараске не пытался отмазаться, уговорить хотя бы пойти переодеться, Киллер Би был непреклонен. И тащил за собой мальчишку как малого ребенка. С их разницей в возрасте, это не такая уж и ложь.

***

— Ну что, как там Ваш брат, Итачи-сан? Поправляется? — Кисаме привык, что напарник у него не из разговорчивых, и даже был тому необычайно рад. Повезло. Когда нужна тишина - под ухом никто не бухтит, а когда не нужна - мужчина и сам готов потрещать, порассказывать. Благо Учиха не стеснялся заткнуть, когда Хошигаки позволял себе взболтнуть что-то не то или в целом мешался. Приятный тандем, иными словами, в работе тоже важен. Работа у специального подразделения не проста. Заниматься поиском особо опасных преступников, а также устранением их, тем не менее, хотя бы не скучно и стоит того. Эти изворотливые гады умеют расставлять головоломки, умеют извернуться так, что доказать причастность очень трудно. Но самое веселое начинается на "арене" - так именовали логово, место зачистки, когда его находили, наконец. — Всё не так плохо, как могло бы быть, — сам Итачи скучающе просматривал одно из старых дел. Казалось, его уже закрыли, потому что случаи перестали повторяться, но что-то брюнету не нравилось здесь, что-то было упущено однозначно, а начальству плевать. "Самоликвидация", говорят. Это когда преступника грохнул кто-то или когда он сам себя устранил. Короче, не без смертей. Только вот тела тоже никто так и не увидел, пришел только файл. Фото отрубленной головы от человека, прячущегося под ником. К несчастью, так и не удалось узнать кто он и откуда. — Не хотел бы я однажды проснуться и ничего не помнить, — Кисаме говорил это не впервые, и всё же... Это ведь так страшно, не знать каких-то важных деталей о себе, которые не сможет поведать даже самый близкий. Напарник, тем не менее, не напоминал, сколько раз уже услышал это. Может, и не слушал, на самом деле. Взглянув на один из мониторов, Итачи закрыл папку, положил на свой стол, развалившись в кресле. Он не мог сосредоточиться на деле, всё ещё думал, что может как-то брату помочь. Терапия гипноза, которой брюнет так славился среди своих, могла бы ведь поставить мозги на место? Или будет только хуже? Сигнал, исходящий от телефона младшего, показывал, что тот дома. Но старший понимал, что Саске просто снова оставил его там. Вот что за упёртый... — Итачи-сан, может, не стоит так тщательно следить за ним? Всё таки, взрослый человек... Не глупый. Но Учиха только хмыкнул и прикрыл глаза. Не понять Хошигаки что это такое, иметь маленькую родственную душу, не осознать, какая это ответственность и желание быть рядом, помогать... В конце концов, он поднялся с места, пристёгивая на пояс ремень с оружием, что до этого покоился на полке рядом, и решительно направился на выход. — Пошли отработаем построение В. Не знаю, как скоро, но оно нам понадобится, — все таки, стоило отвлечься от проблем и выпустить пар.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты