Cosa Nostra

Слэш
R
Заморожен
5
автор
Размер:
7 страниц, 1 часть
Описание:
Теперь он познал истину. Он понял, что всё в этом мире обречено умереть, погибнуть, исчезнуть. И лишь мафия, одна только мафия, будет жить вечно...
Посвящение:
всем итальянцам с Евровидения
Примечания автора:
...а почему б нет? Значит так, чтобы написать это я облазила кучу сайтов в поисках структуры мафиозной семьи и посмотрела с десяток документалок и фильмов на гангстерскую тематику. Посмотрим, что выйдет...
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
5 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать

1.

Настройки текста
25 июня 1929 года. США. Нью-Йорк. Дверь исповедальни закрывается абсолютно беззвучно. - Падре... - начинает мужчина, снимая фетровую шляпу. - Да, сын мой, - глухой голос священника режет соборную тишину и отбивается от деревянных стен каморки. - Я хочу покаяться в грехах. - Хотите признать содеянное? - Нет... Хочу сразу попросить прощения за будущие проступки... - Простите, сын мой, но это невозможно... - старик смотрит на темный силуэт, пытаясь хоть что-то разглядеть, но в темноте не получается, да и зрение ни к черту. - Я хочу попросить прощения за то, что завтра я присоединюсь к преступному клану и буду убивать людей. Это всё, падре... Антонио не знает, стоит ли ему креститься перед уходом. Он долго смотрит на каменные стены храма, разворачивается и уходит. Он бродит по улицам, бездумно всматриваясь в витрины магазинов и тусклые вывески. Это почти захолустные бруклинские улицы, здесь нет ярких огней, как на Таймс-Сквер, нет величественных, как Эмпайр-Стейт Билдинг, небоскребов. Это обычные рабочие кварталы, ничего особенного. Но и не Бруклин его цель... Его цель- маленькая Сицилия. Итальянский квартал, где ему посчастливилось найти себе жилье и преступную организацию... Его путь туда был тернист и далек, как дороги в бруклинских кварталах, но, спустя несколько месяцев, он сделал это. Диодато долгое время был лишь соучастником для клана, давал наводки и данные, лишь бы в семью ввели. Он вынужден был сбежать из родной Сицилии в США и сейчас хотел хоть как-то быть ближе к родине. И вот, наконец-то, Антонио прошел проверку на полезность. Завтра его примут в семью... Завтра он присоединится к мафии... Мужчина останавливается возле витрины. Иссохший силуэт в сером костюме. Он проводит рукой по шершавой щеке. Надо бы побриться, чтобы не выглядеть как ободранец. Он третьим классом прибыл в Нью-Йорк, скрываясь от членов экипажа. Все это было нелегально, мать просто провела его на корабль, а сама сбежала. Антонио тщетно пытался найти ее, но внутри все буквально кричало о том, что женщина, увы, умерла... Однажды ночью он забрался на палубу к пассажирам первого класса. Там стояла молодая итальянка в окружении испытанных остряков. Руки у нее были в браслетах и кольцах, платье обрамляло ее стан. Она ела канапе с рыбой и от их вида у маленького Антонио текли слюни. Девушка пила шампанское, а когда бокал опустел, она небрежным движением выбросила его в океан... Его мать никогда бы так не сделала. Его мать простая сицилийка. У нее загорелая кожа с множеством родинок, копна темных волос, простенькое платье и погибший в Первую Мировую войну муж... Забавно, это всё, что он про нее запомнил... Антонио не спал. Он готовился к важному дню своей жизни. Завтра он встретится с Никколо, а потом, может быть, познакомится и с самим Доном Мафии... Он подошел к окну. На другой стороне улицы один единственный фонарь освещал половину аптечной вывески. Так бессмысленно, что может один фонарь? Вот и Диодато чувствовал то же самое. Что он может один против этого несправедливого мира? Но скоро он будет не один, ему помогут. В будущем его, возможно, осудят, мол, можно было и другой путь найти. Но что делать, если альтернативы действительно нет... У ворот виллы много машин, неужели у Босса аудиенция? Антонио руками обхватывает прутья решетки, смотря, что творится в саду. Там пиршество, много народу, играет музыка. У Диодато сердце быстрее бьется. Опоздал? Он достает из кармана часы на цепочке. Слава Богу, он пришел рано. В саду мелькает знакомое лицо и приглаженные волосы. Антонио машет мужчине рукой, и тот делает то же самое. Это Никколо Мориконе. Он давно в мафии, но ходит в солдатах. Ответственности не хочет. - Я, наверное, не вовремя? - виновато спрашивает Антонио. - Ты немного рано, но всё в порядке... - Мориконе ему солнечно улыбается, проводит в сад. Он кивает в сторону людей. - Много народу, сегодня просто свадьба у одного важного человека. - У кого? - и зачем он это спросил? Наверняка, ведь, конфиденциальная информация. Мориконе слегка ухмыльнулся, посмотрел на мужчину, подошел ближе, чтобы не было слышно. - У его брата. Объяснений не нужно. Его имя не называют. По крайней мере, не здесь. Антонио молча кивает, поняв всю ситуацию. Он осматривается. Повсюду белые свадебные ленты, лепестки роз. Повара выносят с кухни огромный торт. Толпа гостей веселится. А вон и невеста. Темные длинные волосы убраны в прическу, в локоны вплетены цветы. Шлейф платья тянется за ней и ей приходится постоянно поправлять его. Она танцует со своим женихом. У него черный костюм и маленький цветок розы в нагрудном кармане. Шершавой щекой он прижимается к ее щеке и увлекает в свадебный танец. - Какая она красивая... Эта фраза вырывается из уст Антонио внезапно и неожиданно для него самого, но Никколо, видимо, ничуть не удивлен. - Это все знают... - он положил руку мужчине на плечо. - Я не советую тебе с ней связываться, иначе, у тебя будут большие проблемы. Он удивленно посмотрел на Мориконе. Что же это за девушка такая? - Однако, я предлагаю не задерживаться. Думаю, босс тебя сейчас примет... Через толпу они начали продвигаться вглубь сада. Никколо позвал кого-то, потащил Антонио дальше. Они подошли к столику с шампанским. Там стоял мужчина в таком же темном костюме, с белой розой в кармане, одной рукой рукой он поправлял непослушные кудри на голове, другой - опрокидывал бокал шампанского. - Эрмаль! Наконец-то, нашел тебя! Кудрявый мужчина обернулся, оглядел обоих. - Вы, как я понимаю, Антонио? - спросил он и протянул руку для пожатия. - Эрмаль Мета, советник Дона, - у него рука была шершавая, приятная на ощупь, а пальцы длинные и тонкие. Антонио всегда подмечал эти нюансы в людях. - Пойдемте, он у себя в кабинете... Они шли бесконечными коридорами, поднимались по старой винтовой лестнице, пока, наконец, Мета не постучал в дубовую дверь. - Дон Габбани? Пришел человек, о котором говорил Никколо... - Входите, - сказал хриплый голос за дверью. Диодато осторожно обернулся на Мориконе, тот кивнул, мол, всё в порядке. Антонио уже приготовился увидеть грузного мужчину с потерянным взглядом и огромным животом, но... Нет. Ожидания, к счастью или несчастью, не совпали с реальностью. За огромным столом в кресле сидел мужчина не больше сорока лет. Волосы у него отдавали серым пепельным оттенком и были тщательно уложены. Образ Дона завершали аккуратные усы. И, ведь, не скажешь, что он - глава преступного клана. Никколо слегка подталкивает Антонио вглубь кабинета. Внутри дышать трудновато, душно и всё пропахло тяжелыми кубинскими сигарами. - Д-Дон Габбани... - начинает Антонио сбивчиво. Слова в голове путаются то ли от недостатка воздуха, то ли от волнения. А, может, от всего сразу. - Это большая честь... Я... - Вы, видимо, Антонио Диодато? - мужчина неспешно к нему подходит. Он ниже на несколько сантиметров буквально, на лбу выступает едва заметная морщинка, но Антонио это заметил. - Я - Франческо Габбани. И глаза у него солнечные, добрые, не для этой работы. Он вообще не выглядит для этой стези. Наверное, в этом и вся штука. - Наслышан о том, что вы помогали нам, давали сводки. Похвально. Не все хотят с нами сотрудничать... Франческо еще раз улыбнулся ему и вернулся к столу, взял листок бумаги, долго его рассматривал. В кабинете повисло тяжелое молчание. - Все считают нас нарушителями правопорядка, разбойниками и убийцами... - Габбани безразлично бросил листок на пол и подошел к окну, закрытому тяжелыми шторами. Одну он резко отдернул. - Но это не так. Мы просто бизнесмены, - он вновь посмотрел на Диодато, тот глаза сощурил от яркого внезапного света, - И это наше дело... Все снова замолчали. Однако, вскоре голос подал Эрмаль. Он кашлянул в ладонь. Дон обернулся. - Так, Антонио принят? - спросил он. Франческо осмотрел новичка с ног до головы, утвердительно кивнул. - Отныне, Тонио, вы член клана Габбани, - снова улыбается, сбивая с толку. И это ласковое "Тонио"... Его так даже мать не называла, а тут мужчина, вроде старше тебя... - Сколько, кстати, там времени, Эрмаль? Мета торопливо достал золотые часы на цепочке, прищурился, чтобы разглядеть черные маленькие циферки. - Четверть второго... - Отлично! Я еще успею на танец с невестой! - Франческо распрямился, буркнул что-то на итальянском и вышел из кабинета, за ним же направился верный Консильери. Никколо и Антонио остались внутри. У Диодато сердце бешено билось. И это Тонио в голове пульсировало... - Пойдем, что ли... - выдохнул Мориконе. - Да... Но взгляд сицилийца упал на отброшенный Боссом листок. Он осторожно подобрал его. Там надпись "Острые Козырьки" и несколько фотографий парней. Все, как один, в кепках с козырьками. Первым идет юнец, лет двадцать, может, двадцать два на вид, глаза у него разные. Выглядит пугающе и завораживающе одновременно... - Идешь? - слышится громкий голос Никколо. - Ага, иду! Вместе они выходят в сад. Там музыканты играют спокойную мелодию, Франческо танцует с невестой. Она блаженно глаза закрывает, отдается танцу. Он кружит ее, держит за талию, почти не давая отстраниться. Зрители аплодируют, включая даже жениха. Когда музыка затихает, Габбани нежно обнимает невесту и целует в щеку. Кто еще здесь жених? А хотя, он же Дон, значит, ему позволительно? Антонио уже не может пользоваться ситуацией. Да и стыдно немного. - Я, пожалуй, пойду... - шепчет он на ухо коллеге. - Ты чего? Останься. - Нет, правда, мне неудобно... Его прерывает женский голос сзади. - Добрый день, - это невеста. Она на него смотрит и улыбается вежливо. - Я вас раньше не видела, вы новенький? И он смущается, такая красавица с ним заговорила. - Можно и так сказать... - он виновато, от чего-то, опускает голову и чешет затылок. - Меня зовут Клаудия, - она протягивает ему руку. - Антонио Диодато, - и он наклоняется и нежно целует её тонкую ладонь, заслуживая смущение со стороны девушки. Никколо же молчит. - Поздравляю вас... - Спасибо. Это самый счастливый день в моей жизни! И он это видит. Она светится от счастья. Девушка уже хочет уходить, но вдруг оборачивается... - Мы же ещё увидимся? - Хотелось бы, - искренне отвечает Антонио. - Тогда я буду ждать этого... Он запомнит эту встречу, её длинное платье со шлейфом, цветы в волосах, алые губы и запах духов. Вторая запоминающаяся встреча за день. На его плечо опускается рука. Это Мориконе. - Всё еще хочешь уйти? - и смотрит лукаво, будто заставляя специально остаться. - Ладно, побуду ещё... И под радостный смех Никколо они уходят к столу с шампанским. Великобритания. Бирмингем, Смолл-Хит. На улице жутко пахло помоями и сточными водами, которые выходили прямо в канал. Трубы заводов источали черный дым, а в промышленном квартале вдалеке слышны были удары молотков по железу. - И зачем мы сюда пришли? - парень проводит рукой по вспотевшему бритому затылку, оборачивается. Парень сзади надвигает козырек на лоб, отгибает воротник пальто. - За правосудием... - Что? Он достает пистолет из кармана, спускает предохранитель. - Мистер Мэловин... - начинает парень. - Я не знаю, что вам там сказали, но это неправда! - Заткнись, блять... Тебя, ведь, Алессандро зовут, верно? И ты из клана итальяшек, я знаю... - Прошу... Не надо... - Алессандро встаёт на колени, складывая руки в молитвенный жест. - Я всего лишь... - Всего лишь их информатор. И, по приказу "Острых Козырьков", я отправлю тебя в ад. - Пож... Договорить он не успел. Мэловин спустил курок раньше на мгновение. Труп итальянца полетел в канал, оставив после себя лужу на каменной мостовой. Он вытер с лица кровь убитого, стоял он слишком близко, посмотрел в воду. Унесло течением. В холодной ряби канала отражался его силуэт, серая кепка со сверкающим золотым лезвием, и взгляд разных глаз...
Примечания:
ну, я даже не знаю, как это объяснить...
Да, кстати, давайте договоримся, что они все тут из Сицилии, ибо Сицилия-родина Коза Ностры...

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Евровидение"

Ещё по фэндому "MELOVIN"

Ещё по фэндому "Ermal Meta"

Ещё по фэндому "Fabrizio Moro"

Ещё по фэндому "Ultimo (Niccolo Moriconi)"

Ещё по фэндому "Francesco Gabbani"

Ещё по фэндому "Diodato"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты