Высокие горы и бегущая вода*

UNIQ, Xiao Zhan, Wang Yibo (кроссовер)
Слэш
NC-17
Завершён
407
Размер:
356 страниц, 36 частей
Описание:
Омегаверс, в котором присутствуют как женщины, так и мужчины, но нет "Истинных". К привилегированному обществу могут относиться как альфы, так и омеги - если они богаты, но внутри "высшего класса" альфы все равно будут стоять на ступень выше. Беты стерильны, в высшее общество могут пробиться исключительно выдающимся талантам. Узаконена работорговля. И в данных обстоятельствах живут и находят друг друга Сяо Чжань- богатенький омега и Ван Ибо - альфа, его купленный раб.
Посвящение:
Марле. Спасибо за твое терпение.
А также https://mintmanga.live/joukakei_kareshi/vol1/1?mtr=1#page=5
Мне нужен был этот "учебник"!)) Спасибо!
Примечания автора:
Это моя первая проба в жанре "омегаверс", и садясь ее писать - я совершенно не представляю, во что все это выльется. Самой страшно, учитывая, что о существовании подобного жанра я узнала только пару месяцев назад.
*Название наглым образом заимствовано от известной китайской идиомы 高山流水 知音難覓 историю которой можно узнать тут: https://www.epochtimes.com.ua/ru/china/learn-chinese/kitayskaya-idioma-vysokie-gory-i-begushchaya-voda-101457.html
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
407 Нравится 1154 Отзывы 166 В сборник Скачать

Extra 1. Гао, Гуаньсюй Гао. Часть 3

Настройки текста
У директора Гао есть секретарь, очень умный бета Брайан, китаец американского происхождения. Гао поручает ему найти Нянь Ю. Найти не сложно: у него есть имя и номер карты парня в истории денежных переводов в телефоне. Брайан находит адрес регистрации омеги к вечеру, и второго января с утра Гао приказывает привезти его по этому адресу. Он даже толком не понимает, зачем ему это нужно. Просто хочет посмотреть, где тот живет. Это какое-то иррациональное чувство, что-то из подсознания. Альфа не хочет копаться в этом и выуживать из себя истинные мотивы своих поступков, просто списывает импульсы на каприз. Так легче, привычнее и задумываться не надо. Гао не знает, что будет делать, если найдет парня. Потребует свой час? Это как-то глупо. Ну трахнет он его еще разок, а потом что? Гуаньсюй не знает и просто едет на место, но увиденное очень удивляет директора. На месте адреса регистрации Нянь Ю - старый обветшалый дом, отданный под снос. В нем уже никто не жил, все окна были заколочены, он должен был быть разрушен со дня на день, стоял, огороженный сеткой с предупреждающими знаками. Гао Гуаньсюй смотрел на этот дом, не зная, что и думать. Брайан, который в тот день поехал с ним, был озадачен не меньше: -Может, у вашего знакомого здесь была временная регистрация? Не может же он быть бездомным? "У него на счету миллион юаней, - думает Гао, не сводя с дома тяжелого, задумчивого взгляда, - Теперь-то уж он точно не бездомный". Гао понимает, что, вероятно, маленький кедди из клуба не так прост, как показался ему сначала, а еще то, что мальчишка снова ускользнул от него, и теперь осталось только одно место, где его можно искать. Единственное место - это гольф-клуб, и он спешит туда в первую же пятницу, поднимаясь к руководству, чего вообще не делал никогда. Директор гольф-клуба - человек, по сравнению с ним (тут и про габариты, и про статус), маленький, поэтому очень пугается, завидев альфу у себя в кабинете. -Я хочу узнать про кедди, который работает у вас, - заявляет Гао с порога, и директор потеет от одного его тона. -Господин Гао? Хотите узнать про нашего сотрудника? Он что-то сделал? - директор лезет в компьютер и поглядывает на него нервно. -Мне нужен Нянь Ю, он был моим кедди перед Новым Годом. Директор что-то смотрит на своем рабочем компьютере: может, проверяет записи, или личное дело кедди. Снова поворачивается к нему: -Обычно мы не разглашаем личные данные сотрудников. Если он что-то натворил, вы можете подать жалобу. Гао размышляет мгновение: по сути, мальчишка ничего ему не сделал плохого. Даже если он подаст на него жалобу - то ничего для себя не поимеет, только испортит омеге жизнь, возможно, его даже уволят с работы. Не объявлять же его в уголовный розыск, чтобы тот возместил ему час оплаченного времени? -Нет, наоборот, я очень доволен им, - ответил Гао добродушно, и директор облегченно выдохнул, - Хороший кедди, и дело свое знает. В какие дни он работает? -Господин Гао, у наших кедди нет четкого расписания, - отвечает директор, - Некоторые могут приходить сюда раз в месяц, некоторые работают исключительно с одними и теми же постоянным гостями. У нас есть база, и наш секретарь обзванивает мальчиков, когда гости резервируют поле. -Хорошо, - удовлетворено улыбается Гао, - У вас, значит, есть его телефон? Я могу как-то связаться с ним? -Простите, господин Гао, - лепечет директор, - политика компании... -Я понял, - недовольно бросает альфа, - Тогда я бронирую поле на завтра. И хочу, чтобы Нянь Ю был моим кедди. Чтобы он всегда был моим кедди, ясно? -Господин Гао... - дрожащим голосом обращается к нему директор, - На завтра все уже занято... -Тогда на послезавтра!! - не выдерживает альфа, хлопая ладонью по столу. -Простите, конечно, просто... вы всегда приходите по пятницам, мы оставляем за вами это время всякий раз, мы не могли знать, что... -Быстрее, - рычит он и в этот момент похож на тигра. -В час дня вас устроит? - пищит испуганный директор. Гао не знает, почему вся эта ситуация так сильно напрягает его. Зачем он вцепился в этот час, как маленький обиженный ребенок, почему теперь совсем не вспоминает про Сяо Чжаня, в которого, еще неделю назад, был так безответно влюблен. Он просто почти ночь не спит, потом с нетерпением собирается и едет в гольф-клуб, но у клабхауза его встречает другой кедди, совсем не Нянь Ю. Гао смотрит на парня возмущенно и топает снова к директору, раскрывая дверь с пинка: -Где Нянь Ю?! - врывается он в кабинет, от чего сердце бедного директора снова ёкает, - Я приказывал, чтобы Нянь Ю был моим кедди! Директор, надо отдать ему должное, маленький, но храбрый человек, терпеливо вздыхает: -Мы позвонили ему и пригласили сегодня на игру. Но он сказал, что не хочет больше работать с вами. Гао застывает и смотрит на директора непонимающе, на его лице застывает полувозмущенное выражение, а директор достает из кармана платок и вытирает пот со лба: -Я не знаю, что случилось между вами, но Нянь Ю приходящий сотрудник, он не в штате, я не могу приказать ему. Он так же волен выбирать клиентов и отказываться от них, как и вы - выбирать и отказываться от кедди. По какой-то причине он попросил больше не ставить его в расписании вместе с вами. Подобного унижения Гуаньсюй Гао не испытывал очень давно. Он побагровел и почти задыхался от возмущения, непонимания и неприятия ситуации. Даже отказ Сяо Чжаня меньше задевал его самолюбие, чем это. Он сжимал зубы, играя желваками, а директор предложил ему примирительно: -Мы очень ценим вас, директор Гао, как нашего постоянного вип-клиента. Пожалуйста, возьмите в кедди Хань Яна, он замечательный специалист... -Да кому нужен ваш Хань Ян?! - рассвирепел альфа, - Кому вообще нужен ваш гольф?! Он уезжает, так и не притронувшись к клюшке. Гуаньсюй Гао никогда не чувствовал себя так... растерянно. Какой-то мальчишка, безродный и неизвестный кедди из гольф-клуба, практически ничего не делая, смог поставить его в унизительное положение! Он совершенно очевидно избегает его, пренебрегает его вниманием, а Гао еще хотел сделать его своим постоянным кедди! Он не достоин этого, маленький мерзавец, да как он смеет отказываться работать с ним, кто он такой?! На смену обиде и возмущению пришла неуверенность: почему же он всё-таки избегает его? Неужели Гао сделал что-то не так? Ему казалось, мальчишке тоже было хорошо в тот вечер, неужели он мог как-то отвратить его от себя? Хаотично Гао перебирал в голове все, что случилось в тот день и ночь. Событие за событием, вспоминал их диалоги, его реплики, то, что было во время секса и после. Сначала ему казалось, что все было правильным, но постепенно он накрутил себя, и все стало казаться не правильным. Он винил себя во всем, пытаясь объяснить этим причину поведения этого странного парня. Его бросало из огня в полымя, то он злился, то начинал корить себя, то обижался и пытался забыть. Но этот короткий яркий инцидент засел в нем, как заноза, и болел время от времени, напоминая о себе. Так прошел месяц. Гао продолжал вести свой обычный образ жизни: он работал, обедал с семьей по выходным, вечера проводил в секс-клубе, или с какими-нибудь омегами, или в разных других злачных местах, где любил бывать. Однажды в «Дельта-Вега» он даже спросил у Мадам: -А у вас есть кто-нибудь кучерявый? - теперь альфа рассматривал только мужчин-омег, если хотел по-настоящему расслабиться. Мадам только вскинула брови и процедила: -Нет. Но Джун, например, мог бы надеть парик. -Не стоит, - ответил мужчина немного разочарованно. У Гао было мало настоящих друзей: только Сяо Чжань, с которым они как-то незаметно сдружились, да пара человек из школьной и студенческой юности. Даже проветриться было не с кем, поэтому обычно он брал каких-нибудь шлюх и ехал напиваться по всяким заведениям. Ему надо было выжечь ночь, чтобы забыться, уснуть, чтобы опять наступил новый день, который он будет забивать заботами. От чего бежал Гуаньсюй Гао? От одиночества, когда был окружен подчиненными и слугами? От чувства ненужности, когда он сидел в директорском кресле? От бессмысленности своей жизни, когда его график был распланирован на месяцы вперед? Он сам себя, порой, ощущал беспутным ветром, неуправляемым дикарем, разбушевавшимся мечом, кромсающим дни, окружающих и свою нервную систему. Гао нуждался в "ножнах", способных укротить его мятежный дух. Он надеялся найти эти ножны в Сяо Чжане, но и ему не нужен был Гуаньсюй Гао, только этим ненасытным шлюхам, которых он набирал побольше, охапками - и вез в какой-нибудь бар, пить и развлекаться до утра. В один из таких вечеров он сидел на балкончике одного стрипушника, откуда открывался замечательный вид на сцену. Давали новую шоу-программу, Гао пил и ощупывал за задницы каких-то баб, подобранных им в предыдущем клубе. Он был пьян, но не сильно. Они передавали по кругу кальян, официанты носили закуски, вокруг было шумно и кажется, что весело. На сцену вышел ведущий вечеринки и объявил в микрофон: -А следующий номер: уже полюбившаяся нам всем Стеклянная Бабочка с номером "Ночной полет". Внизу раздались жидкие хлопки, Гао слизал с груди одной из омег соль и бахнул сверху текилой. На сцену к пилону вышла Стеклянная Бабочка, и какая-то из потаскушек в его окружении сказала: -О, я его уже видела! Обожаю его, он просто гуттаперчевый! Гао дернулся на что-то знакомое и сначала посмотрел на говорившую, а потом проследил за ее взглядом и замер. Внизу на сцене стоял Нянь Ю. На нем были джинсовые шорты и белая майка, стянутая узлом на животе. Он был босиком, в белом гриме и с посеребренными кудряшками, но Гуаньсюй Гао сразу узнал его. Он смотрел, как под медленную музыку Стеклянная Бабочка начинает двигаться в партере, а потом в одном прыжке вспархивает на пилон, проделывая какие-то невероятные трюки. Гао не замечал, что чарующая музыка, а также "Ночной полет" Бабочки приковал внимание всех, вокруг стало как-то тихо, гости завороженно следили за танцем, за гибким телом юноши, который, казалось, за пилон ничем не держался и действительно летал! Гао не замечал в прошлый раз в его теле такую силу, способную подбрасывать свой вес и удерживать себя лишь руками. Он помнил худенького слабого омегу, тонкого и гибкого. Но на пилоне его худое тело натягивалось, показывая крепкие мышцы. Он был прекрасен, завораживающе-очарователен, в его номере не было ничего пошлого - только чистота, полет, свобода и независимость. А потом Бабочка сделал финальный трюк: забравшись под самый верх, он отпустил руки и сорвался вниз. Гао дрогнул и уронил свой бокал, разлив алкоголь по столу. Он поверил, он действительно испугался, что юноша сорвался, но тот эффектно притормозил у самого пола, чем вызвал волну аплодисментов и криков. Номер закончился. Гао откинулся на спинку диванчика и выдохнул, пытаясь унять дрогнувшее сердце. Маленький сукин сын, напугал до смерти! Стеклянная Бабочка стеснительно заулыбался, будто не сделал ничего особенного. Он поклонился партеру и махнул рукой вип-балкончикам, а потом скромно ушел за кулисы. -Я говорила, что он классный! - сказала все та-же женщина, рядом с Гао, - Он иногда выступает здесь, любимец публики. Гао прикрыл глаза. Нянь Ю тут, в этом же здании. Нужно было что-то предпринять, пока он не успел уйти. Думай, Гао, думай! Полупьяный мозг работал лениво, неохотно, заставляя больше эмоционировать, чем рассуждать хладнокровно. Значит, Мистер Сама Невинность выступает в стрипушнике? Любимец публики, значит? Альфа хмыкнул, потерев лицо. Может, не так уж он и невинен, как показывал себя? Может, он был вовсе и не девственник? Как вообще можно такое понять? У них же нет плевы, как у девочек. Может, Гао, тебя просто надурили? Развели как лоха на миллион юаней, поэтому он и бегает от тебя, боится попасться на глаза? Гао знает, что, почти все, кто присутствуют в этом клубе, проходят по "крейзи-меню", даже официантов и барменов можно было снять на ночь, если захочешь, но, конечно, с их согласия, не говоря уже о стриптизерах. Выходит, юной Стеклянной Бабочке уж точно предлагали оплачиваемый секс, и не раз. Может, парень вполне и знает себе цену, просто с ним решил продать себя подороже? Гуаньсюй подзывает официанта: -Сколько стоит увести с собой стриптизершу из шоу? -Стандартное предложение по "крейзи-меню" - десять тысяч. Но вы можете предложить больше, если хотите, чтобы артист точно согласился. -А сколько предложить Стеклянной Бабочке? - спрашивает Гао. Официант поджимает губы: -Он никогда не работает по "крейзи-меню", лучше выберите кого-нибудь другого. -Я хочу его, - упрямо стоит на своем Гао, - Пойди, скажи, что его хотят забрать на ночь. Не говори, кто я. Скажи, предлагаю двадцать тысяч. Официант пожимает плечами и уходит. А Гао волнуется. Он хочет верить в слова официанта и больше всего боится, что Нянь Ю примет предложение на двадцать тысяч. Тогда это был бы полный провал. Альфу подташнивает только от мысли об этом. Официант возвращается и еще издали качает головой: -Нет, господин Гао, как я и сказал, Бабочка отказался. Он никогда не работает по "крейзи меню", даже подарки старается не принимать. Гао вскидывается: -А что, ему тут часто подарки дарят? -Конечно, у него уже есть несколько поклонников, как у каждого нашего артиста. -Хорошо, пойди к нему снова, - в Гао просыпается даже некий азарт, - Повтори предложение и назови сумму в сто тысяч. Но не говори, что я - это я. Официант вздыхает, но идет выполнять поручение. Возвращается через минуту: -Нет. Он сказал "нет", господин Гао. Сердце Гао радостно сжимается, он облизывает губы и решается: -Сходи еще раз. Миллион. Предложи ему миллион. Официант смотрит на него как на ненормального. Наверное, думает, что ослышался. -Я серьезно, - кивает ему Гао, - Миллион юаней. И ни слова о том, кто я. Живо. В этот раз он говорит себе: "Он согласится. Просто это очень дорогая шлюха, но такая же шлюха, как и все. Он не может не согласиться, в прошлый же раз сработало. Он согласится - и я заберу его к себе и буду жестко трахать всю ночь, и прикажу охране не выпускать его до положенного времени, он мне еще и тот час отработает". Официант возвращается с легкой улыбкой: -Нянь Ю передал вам следующее, - он достает из кармана свой рабочий блокнот и зачитывает, - "Оставьте ваши попытки, господин Гао, я не соглашусь". Сердце Гао обрывается, и он чувствует противоречивые эмоции: ему радостно от того, что Нянь Ю все-таки не продажная шлюха. Может быть, между ними действительно все было по-настоящему, может быть, он действительно честно продал ему свою девственность? И также ему досадно от того, что Нянь Ю его все-таки разоблачил. А может, он поэтому и не соглашается, потому что лично Гао ему противен? -Где ваши гребаные гримерки?! Я хочу с ним поговорить! - он встает, как гора, и движется в сторону служебных помещений, а испуганный официант бежит за ним, тщетно пытаясь его остановить: -Господи Гао, прошу вас, стойте! Господин Гао, мне придется позвать охрану! Гао распахивает одну дверь за другой, пока не находит Нянь Ю. Тот сидит в какой-то тесной каморке с одной лампочкой, уже в своих джинсах, но еще с голым торсом. Он как раз снимал грим с лица, когда Гао ворвался к нему, почти полностью заполнив комнатушку собой. -Директор Гао? - успевает обронить мальчик, когда альфа просто пригвождает его к стене. Он расставляет вокруг омеги руки, чтобы тот никуда не сбежал, наваливается собой. Смотрит сверху вниз, дышит на него текилой и вообще не замечает орущего рядом официанта. Он уже ничего не замечает, только эти глаза и кучеряшки, и маленький рот, в который ему так понравилось засовывать язык в прошлый раз. -Какого черта? - рычит Гао, - Почему для тебя мои деньги хуже, чем у других? Почему ты отказываешься? Омега совсем не напуган. Он спокойно смотрит альфе в глаза и отвечает: -Я и первые два раза тоже отказался. Я еще не знал, что это вы. -Официант сказал тебе? -Нет, - решительно выдыхает тот и уже не кажется Гао таким робким и стеснительным, как в прошлый раз, - Просто никто больше не может предложить столько за ночь. Мгновение они молча смотрят друг на друга, мальчик выдерживает его взгляд, вообще не тушуется, что порождает в Гао уважение. Он спрашивает у него уже более спокойно: -Почему в прошлый раз ты согласился, а сейчас отказываешься? В каморку пытаются ворваться охрана клуба, чтобы оттащить Гао, нарушающего порядки, но в помещении слишком тесно, а мальчик выглядывает из-за альфы и говорит им успокоительно: -Все в порядке, ребят, я его знаю. То, что директор Гао нуждается в покровительственном тоне этого мальчишки, колет мужчину, но они наконец-то остаются одни, дверь закрывается, и тот спрашивает еще раз: -Почему ты ушел раньше? Уговор был до десяти. -Простите, - отвечает юноша, но ничего не объясняет, просто смотрит в его глаза. -Почему ты тогда согласился, а сейчас отказываешься? Гао тяжело дышит и даже не осознает, что волнуется, что грудную клетку сдавило в ожидании ответа. -Потому что мне не понравилось так, - просто и четко отвечает юноша. Это ощущается как удар куда-то под ребро, не говоря уже об уязвленном самолюбии, но Гао всегда был храбрым человеком, не боящимся уронить лицо, даже в глазах того, кто ему нравится: -Что не понравилось? - идет он до конца, готовый к любому ответу. Ты старый, ты был как зверь и сделал мне слишком больно, ты совсем ничего не умеешь, есть любовники и получше - все это он ожидал услышать в свой адрес, но юноша удивляет его: -Не понравилось делать это за деньги. Гао не ожидал услышать такого ответа, он теряется и даже не знает, что сказать. Выходит, конкретно к нему это вовсе и не имеет никакого отношения? -Пустите меня, мне надо собираться и освободить гримерку через десять минут, - отвечает он и легонько толкает Гао в грудь. Тот добровольно отходит, а юноша возвращается к зеркалу и продолжает снимать грим. Альфа смотрит на омегу и не особо понимает, что ему с ним теперь делать. Иметь дело с честными омегами он как-то не привык. Что же ему теперь, на свидание его пригласить? -Почему ты отказался быть моим кедди? - вспоминает он. -Потому что знал, что будет вот так, - юноша кидает в сумку свои косметические принадлежности, - Что вы будете предлагать деньги, а я буду чувствовать себя паршиво. Это немного злит Гао. В прошлый раз он что-то не заметил, чтобы парень чувствовал себя паршиво. Но говорит он более чем мирно: -Поднимайся ко мне за столик, когда закончишь. Но вопрос парня режет без ножа: -Зачем? Гао постоянно теряется рядом с ним. Да что такое? Он не знает, как общаться с такими наглыми и самоуверенными омегами, которые ничего от него не хотят. -Угощу тебя выпивкой, - бурчит тот в ответ, - «Нет» не принимается. Нянь Ю поднимается к нему через пять минут. Он вымыл лицо и был полностью одет, только в волосах серебрилась жемчужная пудра. Омега молча присаживается к нему за стол, они одни, Гао уже разогнал всех шлюх. -Ты что-нибудь будешь пить? - спрашивает альфа, пододвигая к нему меню, - Может, голодный? Мальчик только молча качает курчавой головой, он всем видом показывает, что не хочет быть здесь, но Гао не может отпустить его так скоро: -Мне понравилось твое выступление, - Гао всё-таки наливает ему какого-то лимонада со льдом. -Спасибо, - отвечает тот, то ли за комплимент, то ли за лимонад. Пьет мелкими глотками. Альфа наблюдает за тем, как двигается его кадык. Этот юноша интересен ему. На самом деле, у Гао тысяча вопросов, но он не уверен, стоит ли их задавать. -Ты часто здесь выступаешь? - все же спрашивает он. -Время от времени, у меня нет четкого расписания, - отвечает тот, не глядя на альфу. -Как и в гольф-клубе, - замечает Гуаньсюй, - Почему не найдешь себе постоянную работу? Ты учишься? Юноша кивает. -Где? На кого? - Гао бесит, что из него каждое слово приходится тянуть клещами. В прошлый раз он был более разговорчив. -Учусь на графического дизайнера, - отвечает тот, - Учеба не напряжная, много свободного времени, могу подрабатывать. Юноша смотрит в стол перед собой и молчит, Гао злится. Он хочет, чтобы парень поехал с ним домой сегодня, но тот не согласится, он это уже видит, чувствует. Альфа так долго гнался за этим омегой, а теперь ему все кажется бессмысленным. -Когда у тебя течка? - спрашивает он, но тут же жалеет, что задал этот вопрос. -Недавно прошла, - выдавливает Нянь Ю ответ и как будто расстраивается. -Ты должен мне час, - говорит ему Гао обиженно. Омега вздыхает: -Что я должен сделать? Его тон и выражение лица такие мученические, что Гао чувствует себя каким-то насильником, противным мерзким стариканом, который пристает к юному мальчику. Его бесит, что все получилось так глупо, что он как будто навязывается, и Гао отвечает раздраженно: -Ничего. Уходи, если хочешь. Я тебя тут силой не держу. Парень тут-же поднимается из-за стола и кивает, не глядя ему в глаза: -Спасибо, директор Гао. До свидания. Он хочет выкинуть мальчишку из головы. В конце концов, это был просто одноразовый трах, почему он вообще стал придавать этой истории такое значение? Из-за того, что тот ушел на час раньше? Ой, да пусть подавится этим часом, Гуаньсюю не жалко. Хоть по сути, тот стоил 58 823 юаня! Он много работает, ведет обычный образ жизни, только в тот стрип-клуб старается больше не заезжать. Проходит еще около месяца, наступает весна. В одну из пятниц Гао приезжает в гольф-клуб и сталкивается с одним из партнеров по бизнесу, директором Ли. Тот радостно приветствует альфу: -Директор Гао, какая удача! Я как раз на сегодня лишился своего партнера по гольфу, мне не с кем играть! Составите компанию? Гуаньсюй хочет уже вежливо отказаться, но тут на горизонте появляется кедди директора Ли, и это, конечно же, Нянь Ю. -С большим удовольствием, директор Ли, - отвечает Гао почти автоматически. Юноша тоже замечает Гао, но лишь молча опускает глаза и делает вид, будто они не знакомы. Ладно. Гао и директор Ли идут вперед, кедди Гао и Нянь Ю позади с клюшками, но в этот раз альфа то и дело оглядывается на кучерявого омегу, и разговор с директором Ли как-то не клеится. Впрочем, у директора Ли не клеится игра: он сделал два очень скверных удара, мяч попал в песок, и теперь ему нужно было выбить его. Директор Ли без конца примерялся то так, то эдак, потом нервно позвал Нянь Ю и спросил у него: -Чем лучше выбить? Гао заинтересованно наблюдал, как юноша обошел мяч по кругу, присел, оценивая положение, прищурился, рассчитывая траекторию, а потом ответил: -Я бы рекомендовал гэп-ведж. (2) Гао невольно заулыбался от того, что парень был абсолютно прав. Почему-то ему стало приятно от того, что он смог оценить ситуацию правильно, но директор Ли ответил немного сконфуженно и раздраженно: -У меня в сете нет гэп-веджа. Он совершенно не обязателен, черт побери! Гао удивленно посмотрел на этого дилетанта, но не стал комментировать, а тот протянул Нянь Ю руку: -Подай мне сэнд-ведж (3), буду выбивать им. -Тогда результат может быть не стопроцентным, - ответил юноша, вынимая клюшку из сумки. -Тебя не спрашивали, - грубо ответил Ли, и Гао поджал губы. Директор размахнулся и (что за испанский стыд!), промахнулся, взметнув в воздух волну из песка. В следующую секунду Нянь Ю вскрикнул и схватился за глаз, Гао тоже всего обсыпало, а директор Ли произвел тут же второй удар, против всех правил, послав мяч кривым низким полетом в какие-то кусты. -Ты в порядке? - только и успел спросить Гао у Нянь Ю, когда директор Ли вдруг размахнулся и ударил юношу клюшкой по бедру: -Надо было дать мне питчинг-ведж! (4) Но в следующую секунду клюшку вырывают у него из рук, и Гао нависает над ним разъяренным медведем: -Директор Ли, держите себя в руках! - рычит он, отшвыривая клюшку в сторону. И, не сводя с Ли колючего взгляда, - Нянь Ю, я спросил: ты в порядке? -Я нормально... - юноша все еще держался за правый глаз, - Мне нужно уйти, кажется, песок попал... -Директор Ли, я отведу вашего кедди в клабхауз, - безапелляционно отрезал Гао, своему кедди бросил, - Останься с директором Ли. И, не дожидаясь ответа директора, Гао повел омегу с поля. Юноша молчал, шел спокойно, не вырывался. Гао держал его за плечо, злился на этого кретина Ли, который вообще не умел играть, почему-то переживал за Нянь Ю. В клабхаузе они вместе зашли в туалет, и омега склонился над раковиной, промывая глаз под проточной водой. Гуаньсюй просто смотрел на него и покусывал губы, опершись о косяк. Когда юноша вытер лицо бумажными полотенцами, он взял его голову в свои руки, запрокинул лицо: -Посмотри на меня, - Гао оттянул его веко и взглянул на красный глаз, - Теперь наверх посмотри... Они были очень близко, и мальчик почти не дышал. Гао очень хотелось поцеловать его в тот момент, но он сдержался и отпустил паренька: -Все нормально будет с твоим глазом. Юноша молча смотрел на него в ответ, потом проронил: -Пустите, мне нужно возвращаться к работе. Он попытался протиснуться между Гао и дверью, но это было не так-то просто: -Да забей ты на него, - ответил ему альфа, - Поехали лучше ко мне. Когда у тебя течка? -Прошла три дня назад! - ответил юноша ему агрессивно, смотрел волчонком и не был даже близко похож на того миленького омегу, с которым они полночи беседовали о звездах и динозаврах, - Что вам от меня нужно?! Отстаньте от меня! Гао был уязвлен в самое сердце: ведь он действительно хотел помочь ему, увел его от этого истерика Ли и побоев, он действительно нравится ему, а этот омега!... Альфа просто молча отошел в сторону и дал юноше уйти. Прошел еще месяц. Гуаньсюй много работал. Они с Сяо Чжанем виделись чуть ли не через день, начали готовиться к химической выставке, была куча проектов, он и не заметил, как март сменился апрелем. Из-за обилия работы он редко куда-то выбирался, поэтому в "LOgO" в тот вечер оказался совершенно случайно. Они должны были встретиться там с Сяо Чжанем, обсудить тендер, но омега не смог, и Гао узнал об этом уже на месте. -Вот черт... - выругался альфа, когда положил телефон. Настроение как-то сразу упало, проводить вечера в одиночестве он не любил. К столику как раз подошел официант, готовый принять заказ. -У вас сегодня есть живая музыка? - спросил мужчина, лениво пролистывая меню. -Да, концертная программа скоро начнется. Не желаете пересесть ближе к сцене? Гао Гуаньсюй желал. Он сидел прямо по центру и пил виски, расстегнув пиджак и развалившись на своем стуле. Раз уж он все-таки выбрался куда-то впервые за месяц, то нужно хотя бы отдохнуть как следует и постараться не думать ни про тендер, ни про компанию, ни про другую ежедневную текучку, которая сидела у него в печенках. К микрофону вышел ведущий: -Дамы и господа, гости нашего прекрасного заведения, приветствуем вас сегодня в "LOgO", пусть ваш вечер будет приятным и принесет только положительные эмоции. Сегодня для вас будут петь: Аманда Лиу, Ченг Шоу, квартет "Мотыльки" и наш всеобщий любимец - Майкл Ньюзак. А первым выступит для вас юный Ю-эр с классикой: "Bésame mucho". Поддержите его горячими аплодисментами, он с нами недавно, ему нужна ваша поддержка. Гости за своими столиками вежливо захлопали, а Гао вдруг поперхнулся и пролил половину своего стакана на белоснежную скатерть (это просто уже дежавю какое-то!), потому что на сцену вышел не кто иной, как милый Нянь Ю. Он был в облегающем темно-синем классическом костюмчике, который прекрасно на нем сидел, кучеряшки ореолом обрамляли лицо, на губах играла легкая, чуть стеснительная улыбка. Музыканты начали играть вступление. Гао отер подбородок и смотрел на юношу во все глаза, а тот пробежался взглядом по залу и наткнулся на него взором. Его губы дрогнули в радостной улыбке. -Bésame, bésame mucho... - запел он, не сводя глаз с Гао, - Como si fuera esta noche la última vez... (5) Его голос был чистым, молодым, звонким и всепоглощающим. Он проник в альфу и сжал его сердце ласково и неотвратимо. Но хуже всего - глаза. Нянь Ю смотрел прямо на него и доносил каждое свое слово прямо ему в душу. Гао был уверен, что это не просто так, юноша пел ему, говорил с ним и не отводил взора специально: -Bésame, bésame mucho, Que tengo miedo perderte, perderte después. (6) Нянь Ю смотрел на него ласково, немного грустно, иногда улыбался, показывая ямочки, а Гао просто умирал от того, каким он может быть разным, неоднозначным, от того, что альфа совсем ничего про него не знает, что этому омеге каждый раз удается удивлять его, просто шокировать, и каждый раз он вязнет в этом мальчишке все больше. -Quiero tenerte muy cerca, Mírarme en tus ojos, Verte junto a mí... (7) Уффф, ладно, надо признать: он ничего не знает о Нянь Ю, и ничего в нем не понимает. Этот юноша был просто одним сплошным знаком вопроса, ускользающим удовольствием, интересной, редкой птицей. Хотелось заглянуть в его жизнь, мир, сердце, голову - понять хоть что-нибудь... -Piensa que tal vez mañana, Yo ya estaré lejos, Muy lejos de ti... (8) ...хотелось понять, чем он живет, чего хочет, что ему нравится, а главное - есть ли в его жизни место для Гао Гуаньсюя, и как он на самом деле относится ко всему, что произошло между ними? Они смотрели в глаза друг другу, и омега пел своим прекрасным голосом такие захватывающие слова - и смотрел на него. Только на него. -Bésame, bésame mucho, Como si fuera esta noche la última vez... "Если он сядет ко мне за столик после выступления, - думает Гао, - Я приглашу его на свидание. Плевать, как мы познакомились. Плевать, что он продал мне свою девственность. Я был у него первым - я останусь у него единственным". -Que tengo miedo perderte, perderte después... (9) - тихо заканчивает омега, и гости взрываются аплодисментами. Юноша улыбается сначала Гао, а потом наконец разрывает с ним зрительный контакт и обводит взглядом гостей, коротко кланяется, немного стесняется и уходит за кулисы. Гао сразу нервно подзывает официанта: -Передайте Нянь Ю, то есть, я хотел сказать, Ю-эру, что я приглашаю его за свой столик. Он знает меня. Официант кивает и удаляется. Гао нервничает, ждет, придет ли юноша, или нет. Ведь он уже столько раз отказывал ему, Гуаньсюй уже совсем ни в чем не уверен - и это новое трепетное для него чувство. Но вот показывается его кучерявая голова, и юноша, стеснительно улыбаясь, проходит к его столику, присаживаясь напротив. -Здравствуй, Нянь Ю, - Гао рассматривает его, а сердце отбивает в гонг. -Здравствуйте, директор Гао, - на губах его легкая улыбка. -Шанхай не такой уж большой город, - замечает мужчина, - Мы стали часто сталкиваться. Омега улыбается шире и кивает головой. -Значит, ты еще и поёшь? - Гао так много хочется узнать у него, но приходится себя сдерживать, - Да еще и на испанском. Ты знаешь язык? К ним подходит официант, и Гао заказывает Нянь Ю разной еды. Тот слабо сопротивляется, но альфа не слушает. Ему почему-то хочется накормить парня, как будто в нем проснулась вдруг его собственная бабушка. -Я неплохо говорю по-испански, - отвечает юноша после, - Моя мать была испанкой. Гао удивленно смотрит на него, хотя с самого первого дня заметил, что юноша метис. Одни кучеряшки чего стоят. -А кто твой отец? -Он был тайваньцем, - отвечает юноша. -Почему ты говоришь в прошедшем времени? - жадно выспрашивает Гао. Он чувствует, что парень наконец-то готов идти на контакт, поэтому не хочет упускать ни малейшей возможности. -Я сирота, - просто отвечает мальчик. Официант приносит закуски: устрицы в белом вине. Юноша смотрит на раковины расширенными глазами, и Гао понимает, что тот не знает, как это есть. Он дает ему инструкции, мальчик впервые пробует моллюсков, разжевывает их со смесью любопытства, страха и легкой брезгливости. Гао поистине наслаждается тем, что смог чем-то впечатлить малыша, дать попробовать ему что-то новое. Он просто любуется на него, подперев щеку рукой: -Значит, ты - кедди-будущий графический дизайнер-танцовщик на пилоне-певец? Или у тебя есть еще какие-то подработки? Юноша, уплетая за обе щеки радужную форель под соусом айоли (верно говорят, что аппетит приходит во время еды), рассказывает о себе более охотливо: -У меня много увлечений. Просто это те, которыми можно зарабатывать. Еще иногда по выходным я подрабатываю аниматором в парке аттракционов, но там бы вы вряд ли меня увидели. Думаю, директор Гао не ходит в такие места. Еще и аниматором. Ладит с детьми. Понятно. Гао хочется взвалить омегу себе на плечо и унести его домой. Запереть юношу в спальне и не выпускать из своей постели. Это нормально, что все в нем кажется альфе сексуальным? -Когда у тебя течка? - срывается с его губ против воли, и он снова жалеет о том, что взболтнул, потому что лицо юноши сразу меняется. Улыбка пропадает, он опускает голову. -Извини, - тут же говорит Гао Гуаньсюй, - Я обижаю тебя этим вопросом? -Вам нужно только, чтобы я возместил вам тот час? - спрашивает юноша и смотрит на Гао очень грустно, так, что у него комок встает в горле. -Нет, - отвечает он сипло, - Хочу пригласить тебя на свидание. Ты пойдешь? Лицо юноши преображается: улыбка возвращается, глаза начинают радостно искриться, и в этот момент он - такая нежная омежка, что сердце альфы сладко ноет, а член в штанах заинтересованно просыпается. Но, вслед за первой радостной реакцией, улыбка вдруг начинает таять, как будто он вспоминает о чем-то плохом, парень снова опускает голову и отвечает: -Я не могу. Простите. Сердце Гао ухает куда-то в пятки, он тянется к нему через стол и хватает его за тонкую ручку: -Почему? Мальчик смотрит на него мучительно, кусает губы, раздумывая, сказать или нет, но потом выдавливает: -Не спрашивайте. Вам это не нужно. Просто поверьте, - снова легкая улыбка, - Но я правда рад. Я бы пошел. Пошел бы на свидание с вами. Гао судорожно сглатывает, пульс его частит, и он выспрашивает у юноши: -Ты связан с кем-то обязательствами? Ты в браке? У тебя нет кольца, и метки тоже нет... Почему мне это не нужно? Объясни мне, я хочу понять. Омега только плотнее смыкает губы, он почти плачет и мотает головой. -У тебя какие-то неприятности? - продолжает Гао, - Тебе поэтому нужны были деньги? Расскажи мне! В конце концов, я тоже не последний человек. Я могу помочь тебе! -У меня неприятности, - кивает юноша, - И я не хочу, чтобы они были у вас. Вы не должны влезать в это из-за меня. Пожалуйста, не преследуйте меня. Забудьте. Он вырывает от него свою руку и вылезает из-за стола: -Вас постоянно окружает так много красивых омег. Зачем вам я? Вы - хороший человек. Вы достойны большего. Он пятится от него, а потом стремительно уходит к служебным помещениям. "Но я не хочу никаких других омег, я хочу тебя!" - думает Гао и вскакивает за ним следом, но Нянь Ю уже и след простыл. «Кажется, он мне нравится. По-настоящему нравится», - думает Гао и каждый вечер ужинает в LOgO, надеясь застать Нянь Ю снова, а по выходным звонит в стрип-клуб, чтобы узнать, будет ли выступать Стеклянная Бабочка, но он не находит его, Нянь Ю пропал, и Гао очень боится, что в этот раз - навсегда. Какова же была истинная природа его влечения к юноше? Виновата ли первая ночь, когда он вкусил юное тело и душу? А может, это был психологический перенос, и на мальчике отразились его чувства к Сяо Чжаню? Нет, Гао Гуаньсюй был уже взрослым мужчиной и однажды, когда он еще учился в Америке, ему довелось любить. Первая любовь, прекрасная и безысходно несчастная. Но он помнил, как это, он помнил, каково ему было, как все это начиналось в нем: с мысли, с желания брать, трогать и быть рядом, с навязчивой идеи, перерастающей в зависимость от человека. Ему казалось, он начинает влюбляться в Сяо Чжаня, но вот теперь, глядя на друга, порой, он понимал, что восхищался им, уважал и тянулся, Сяо нравился ему, но не так... Не так, как метис с кучеряшками и ямочками, гуттаперчевый мальчик, который, казалось, умел все на свете. Гао скучал по нему и надеялся лишь на то, что судьба снова столкнет их где-нибудь в Шанхае, совершенно случайно, как было до этого. Ведь это волшебный город, разве нет? Но время шло, а чуда не происходило. Наступил май. В мае в Шанхае участились дожди. Целую неделю лило как из ведра, по дорогам невозможно стало ездить, Гао перешел на работу из дома, половина его сотрудников болели простудой. Химическая выставка была уже очень скоро, дел только прибавлялось, но по всему чувствовалось, что ему нужен отпуск. Он стал быстрее уставать, нервная система выдавала перлы, Гао мог сорваться на подчиненных, даже на домашних, даже на Ба. В доме витала какая-то хандра и уныние. -Я не могу выносить этот проклятый дождь, каждый день! - жаловалась его мать, а отец соглашался: -Нужно срочно улетать. Бали, или Канарские. -Ямайка, или Сейшелы, - поддерживала мать, и они оба быстро собрали чемоданы, укатив, мать - на Ямайку, отец - на Бали. Прекрасный договорной брак, где никто никому уже ничего не должен был. Гао даже немного завидовал им. Его родители прекрасно устроились, спихнув все заботы о компании, доме и старой Ба на своего взрослого сына. Он тоже хотел бы жить так беззаботно, но таков был "крест" первенца, единственного ребенка-наследника, и Гао его нес. В один из этих пасмурных дождливых дней к нему в кабинет зашла НайНай и озадаченно объявила: -Господин Гао, к вам гости. Тот мальчик, что был у нас. Сердце Гао споткнулось, замерев, и он пробормотал: -Какой мальчик? НайНай достала из передника шпаргалку, потому что, конечно, уже не запоминала имена новых людей в силу возраста, и прочитала: -Нянь Ю, гуттаперчевый мальчик. Гао срывается с места и выбегает на улицу. На улице ливень, подъездную дорожку размыло, грязевая вода подобралась чуть ли не к порогу дома. Под дождем, полностью вымокший до нитки, дрожащий от холода, стоял Нянь Ю. Его выпрямившиеся мокрые волосы облепили лоб и шею, губы посинели от холода, а ноги до колен были в грязи, от чего Гао делает вывод, что юноша шёл к нему пешком, бог знает сколько. Омега не смел переступить порог его дома без разрешения Гао, потому что, и альфа видел это в его взгляде, как у волчонка, тот пришел не просто так. Парень явно скрывался от кого-то и, видимо, дом Гао стал единственным местом, где он мог попросить об укрытии. Гао понимал, что, вместе с этим омегой, он впустит в свой дом какие-то проблемы, он даже не знает, какие неприятности может нажить себе из-за него, но лишь взглянув на Нянь Ю, который пришел к нему сам и молчаливо просил о помощи, Гао отступил в дом, приглашая его: -Заходи. Омега осторожно переступил порог и остановился на коврике за дверью, не решаясь пройти дальше. С него текло, и Гао в сторону оттолкнула НайНай, которая расстелила перед Нянь Ю большое полотенце, зажав второе подмышкой: -Ну уж нет, молодой человек, я вас такого в дом не пущу! Раздевайтесь прямо здесь, живо! Второе полотенце она сунула в руки Гао, а сама удалилась. Нянь Ю молча смотрел на Гуаньсюя: в его глазах были признательность, благодарность, страх и немного слез. Его все еще трясло, омеге срочно нужно было согреться, иначе он мог разболеться не на шутку. Но, прежде чем помочь ему с раздеванием, Гао спросил у него просто и серьезно: -Ты же понимаешь, что я тебя больше не отпущу? -Да, - ответил тот просто и разулся, стянув мокрые носки, Гао помог ему снять вымокшую джинсовую куртку, высвободил из футболки, мальчик расстегнул джинсы и с трудом высвободился из них, оставшись в одних трусах. Он снова посмотрел на альфу и проговорил тихо, - У меня завтра должна начаться течка. Вы просто постоянно спрашивали... -Это не имеет значения, - благородно ответил Гуаньсюй, набрасывая второе полотенце юноше на голову и укутывая его всего. Гао подхватил мальчика на руки и понес наверх, в свою спальню. Тот не сопротивлялся, лежал в его объятиях тихо, послушно, а потом альфа почувствовал, как омега ткнулся ему в плечо и заплакал. Гао Гуаньсюй не плакал никогда, но в тот момент его внутренности скрутило, словно железными обручами. Хотелось защищать этого омегу, сделать своим, а еще убить тех, кто заставил его проливать слезы. Он ничего не боялся, он чувствовал себя достаточно сильным, чтобы вступить в бой с самим дьяволом, особенно когда этот омега был на его руках и прижимался к нему так отчаянно и доверительно.
Примечания:
2 - Гэп-ведж - эти клюшки занимают промежуточное положение сэнд-веджами и питчинг-веджами, для выбивания мяча из высокой травы и песка. Угол наклона головки - 52 градуса.
3 - Сэнд-ведж - клюшка, предназначенная для выбивания мяча из песочных бункеров.
4 - Питчинг-ведж - клюшка применяется при выполнении коротких навесных ударов и для преодоления препятствий.
5 - Целуй меня, целуй меня крепче, Как если бы ночь эта нашей последней была.
6 - Целуй меня, целуй меня крепче, Боюсь потерять, потерять я тебя навсегда.
7 - Хочется видеть тебя мне, С тобою быть рядом, в очи глядеться твои.
8 - Только подумай, что может быть завтра, Мы будем уже очень, Очень далеки.
9 - Как же разлуку теперь нам с тобой превозмочь?
Нянь Ю поет в ресторане: https://yandex.ru/video/preview/?filmId=1924025692522150012&parent-reqid=1611770009552475-1656506203971291304900107-production-app-host-vla-web-yp-50&path=wizard&text=Bésame+mucho+robertino+loretti&wiz_type=vital
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты