Коко Шанель одобрит

Слэш
NC-17
В процессе
158
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
36 страниц, 5 частей
Описание:
Ван Ибо девятнадцать, и он модель. Ему всего лишь девятнадцать, но он уже успел позабыть вкус жизни. Вокруг — контракты, реклама, показы, примерка и бесконечный водоворот брендовой одежды и журналов. Он не жалеет о своём пути, но когда он знакомится с отцовским бизнес-партнёром, ему начинает казаться, что он что-то упускает.
Посвящение:
Моей горячо любимой Нате @greenbrezie. Я постараюсь погладить наши с тобой кинки!
Всё это началось благодаря нашим хорни разговорам о зефире.
Примечания автора:
Начинала его я ещё в конце ноября, но толком ничего не выходило, а потом и времени не осталось. Изначальная идея пошла коту под хвост, потому что персонажи своевольничают и совершенно не слушаются меня. Поэтому решила выслушать их историю. Так что всё, что происходит в данной работе — исключительно их вина и заслуга. Автор остаётся за бортом и всего лишь наблюдает)
Приятного прочтения! Я надеюсь, что смогу довести всё до разумного конца.

По традиции, эта работа — выдумка, и она не имеет никакого отношения к настоящим Сяо Чжаню и Ван Ибо. Все совпадения с реальностью случайны.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
158 Нравится 36 Отзывы 37 В сборник Скачать

Часть 5

Настройки текста
Примечания:
Извините за большую задержку, ирл захватил меня с головой и никак не отпускал. Зато я принесла вам кое-что интересное.

Работа не вычитана, поэтому буду безмерно благодарна, если вы укажете на опечатки в ПБ :)
Оставляйте, пожалуйста, отзывы. Мне будет очень приятно.
Если хотите накормить автора — Сбер: 5469 0600 1275 8998
       На следующее утро, стоя после душа в ванной комнате напротив зеркала и разглядывая багровые пятна на шее и плечах, прочерчивая кончиками пальцев по следам чужих зубов, Ван Ибо думал. Но никак не мог поймать свои мысли за хвост, каждая из них убегала, не успев засветиться ярким пламенем. В груди поселилось что-то живое, трепыхающееся, оно не позволяло погружаться в глубины подсознания и анализировать происходящее. Но ощущение того, что что-то внутри надломилось, не покидало его. И он не мог понять, что именно.        Проснувшись утром на постели Сяо Чжаня, зарывшись лицом в его подушку, пахнущую им же, он обнаружил, что в его жизни не хватало спокойствия. Простого, до нелепого обыденного спокойствия. Его всё время разрывали в разные стороны, не давая подумать и секунды, растаскивали агентства и бренды, и он бездумно соглашался на всё, не понимая, что может быть иначе. И порой он с ужасом осознавал, что не успевает жить. А до этого всего — неосознанный выбор. Выбор, который до этого времени казался ему правильным. Танцор — для себя, модель — для других. Он поднимался по карьерной лестнице всё выше и выше, до конца не определившись, хочет ли он этого. И в эту самую минуту Ван Ибо представил, что в какой-то момент он достигнет собственного потолка и обнаружит себя совершенно одиноким, не понимающим, для чего он сделал всё это.        Через несколько месяцев ему исполнялось двадцать. Не так уж и много, для большинства — практически начало жизни. Сейчас он красовался на огромных рекламных щитах по всему Китаю, иногда — по всему миру. Было бы жалко терять всё, что он заработал упорным трудом, да и прикипел к своей работе. Однако он понимал, что нужно что-то менять, пока он окончательно не свихнулся. И теперь у него появился человек, с которым он мог посоветоваться.        Выдохнув и ополоснув лицо холодной водой, Ван Ибо вышел на кухню, где Сяо Чжань снова готовил что-то очень вкусное, из-за запаха которого его желудок жалобно заурчал. Увидев его в дверном проёме, Сяо Чжань улыбнулся, тепло и по-домашнему.        «По-домашнему», — загорелось в его голове, и он смущённо улыбнулся в ответ.        — Доброе утро, Бо-ди, — подмигнул Сяо Чжань.        И Ван Ибо не выдержал. Дождавшись, пока Сяо Чжань отложит приборы, он вцепился в него с крепкими объятиями и спрятал лицо в его плече. Сверху послышался тихий смешок, а потом его обняли в ответ, стискивая крепче.        — Гэ, — выдохнул он в его футболку.        Сяо Чжань медленно поглаживал его по спине и ничего не спрашивал. Ибо, не сдерживая нежности, потёрся лбом о его плечо.        — Сейчас всё сгорит, если ты меня не отпустишь, — мягкий голос Сяо Чжаня дошёл до его слуха.        С тихим вздохом он отступил на шаг, за что получил лёгкий поцелуй в лоб. Потрогав место, где губы Сяо Чжаня коснулись его кожи, Ибо неосознанно улыбнулся. Наблюдавший за ним краем глаза Сяо Чжань, по-доброму усмехнулся.        — Мне звонила менеджер, — усевшись на подоконник, начал Ибо, когда вспомнил об утреннем звонке. — Завтра я улетаю в Париж. На две недели. Очередной показ. А потом в Лондон ещё на две недели.        Услышав эту новость, Сяо Чжань выключил плиту и, подойдя к Ибо, положил руки на его колени.        — И тебе нужно сейчас в студию?        Помотав головой, Ибо сказал:        — Дали день на сборы.        — Значит, сегодня на работе обойдутся без меня, — прислонившись к его лбу, ответил Сяо Чжань и утянул в долгий поцелуй. Оторвавшись он продолжил: — Через месяц у меня командировка в Японии. На месяц.        Ибо и не знал, что бывает одновременно так сладко и горько на душе.

***

       Они обнимались, лёжа на кровати, трогали друг друга, пытаясь дотянуться до каждого сантиметра кожи, не спрятанного под одеждой, и запомнить все шрамы, мелкие царапины, родинки, они целовались, лениво и медленно, разрешая выплеснуться всей нежности внутри.        — Почему ты решил стать моделью? — прерывая молчание, спросил Сяо Чжань.        — Чжань-гэ не смотрел мои интервью? Мне этот вопрос задают чуть ли не каждый раз, — усмехнулся Ван Ибо.        — М-м, я хочу услышать честный ответ. — Сяо Чжань переплёл с ним пальцы.        — Так сложилось, — грустно выдохнул Ибо. — На меня давили родители, как увидев, что у меня появился интерес к чему-то нормальному и безопасному, они сразу же прошлись по всем связям и пытались обустроить меня. Я сказал, что сделаю всё сам. У меня не было времени на раздумья, и мне тогда нравилась идея быть моделью, ходить по показам, стать иконой моды, расхаживать по подиуму, словно у тебя за спиной есть крылья, а у всех остальных — нет.        Ван Ибо остановился перевести дух.        — Только вот… — сглотнул он, — я был ребёнком. У меня были и другие интересы, те, к которым меня тянуло сильнее, чем к модельной карьере.        — Например?        — Танцы. Но мне не позволили что-то решать, выбирать. И вот. Я здесь.        — Ты можешь всё изменить, — ответил Сяо Чжань, прижимая его ближе к себе. — Если захочешь. У тебя впереди много времени.        — Знаю, — кивнул Ибо.        Он не стал говорить ни про свои сомнения, ни про страхи и внезапные озарения. Он был уверен, что Сяо Чжань его понимает. Ибо потянулся к его лицу, чтобы получить свой поцелуй, затем залез на его бёдра и уселся. Сяо Чжань приподнял бровь в немом вопросе. Ибо, склонившись к его лицу, прошептал:        — Хочу полежать на тебе, — и улёгся, прижимаясь щекой к чужой груди.        Его обвили крепкие руки и стали медленно поглаживать по всей спине. Эти невесомые движения успокаивали его, разнеживали и вызывали сонливость, но сон не входил в его планы, поэтому схватив руки Сяо Чжаня, он снова уселся на него и внезапно для самого себя скрестил его руки над его головой. Сяо Чжань удивлённо взглянул на Ибо.        — Что Бо-ди собирается делать дальше?        Ван Ибо не знал, как ответить, но пока представлял, что он может сделать, внизу живота начало тянуть. Он рухнул на Сяо Чжаня, вызвав у того несдержанный вздох, и протянул:        — Гэ-э, сделай со мной что-нибудь.        — Мне сделать тебе массаж? — насмешливо спросил Сяо Чжань, и Ван Ибо возмущённо взглянул на него. Сяо Чжань рассмеялся. — Тебе понравится.        Сняв с них обоих футболки, Сяо Чжань подмял Ван Ибо под себя и начал покрывать его тело поцелуями. Ибо тянулся руками к Сяо Чжаню, тихо вздыхал от ощущения чужих губ на своей коже. Сяо Чжань гладил его, проводил пальцами по рёбрам и животу, что пускало по всему телу мурашки. Когда влажный язык коснулся его соска, Ибо дёрнулся и нетерпеливо вскинул бёдра. Тогда с него резко стащили штаны вместе с трусами и спустились губами ниже, очерчивая рёбра и кусая мягкую кожу на боку. Ван Ибо старался дышать глубже, потому что резко воздуха оказалось слишком мало. Ему нравилось.        — Гэ, — придушенно произнёс он.        — Да, малыш? — почти не отрываясь от него, спросил Сяо Чжань.        — Знаешь, — извиваясь на постели, начал Ибо, — почему я так люблю портупеи и чокеры?        — Почему же, диди?        — Потому что они стягивают. Они закрывают доступ к воздуху. Ах! Ты больно кусаешься.        Сяо Чжань остановился и посмотрел на него внимательно, словно изучая и гадая, что скрывается в мыслях Ибо.        — У меня дома очень много ошейников, гэ, — не давая времени на раздумья, сказал Ибо.        Наклонившись к его лицу, Сяо Чжань провёл губами по линии челюсти и просунул ладонь под поясницу, поглаживая бок большим пальцем.        — Мы попробуем, — наконец, ответил Сяо Чжань с лёгкой хрипотцой в голосе, от которого Ибо сносило крышу. — Только не сейчас. Чуть погодя, хорошо, малыш?        Ибо утвердительно кивнул, и тогда Сяо Чжань чуть приподнял его и просунул подушку под поясницу, целуя в губы. Он отвечал на поцелуй как-то слишком отчаянно, потому что Сяо Чжань целовался великолепно, так, что в лёгких не оставалось воздуха, а мозги плавились. Он оттягивал его губы, кусался и зализывал, пока руки прикасались всюду, куда могли дотянуться.        Сяо Чжань оторвался от него и стянул с себя штаны, и Ван Ибо снова удивился размерам его члена. Если он всё правильно понимал, то вот это должно было войти в него, и эта мысль прошибла его током настолько, что он непроизвольно промычал что-то восхищённое. Сяо Чжань бросил на него тёмный взгляд, пока открывал упаковку презервативов.        — Чжань-гэ, можно я?..        Сяо Чжань молча протянул ему презерватив и проследил за тем, как Ибо поднялся с места и приблизился к нему. Ван Ибо осторожно прикоснулся к его члену и провёл по всей длине, размазывая естественную смазку и завороженно наблюдая, как она блестит на бархатистой коже. Сяо Чжань тихо охнул и положил руку на его плечо. Тогда Ибо аккуратно раскатал презерватив по стволу и напоследок провёл несколько раз вверх-вниз, видя как беспокойно дёргается член от таких ласк.        Сяо Чжань уложил его на постель, проверяя, чтобы подушка оказалась ровно под поясницей, и снова поцеловал его, но не стал затягивать и покрыл всё его лицо поцелуями, пока рукой прикасался к его члену, который измазал весь живот предэякулятом. Ван Ибо горел — изнутри и снаружи. Близость Сяо Чжаня сводила его с ума, его руки, блуждающие по всему телу, заставляли изгибаться то ли в попытке уйти от мучительно-сладких прикосновений, то ли в попытке быть ближе. Когда Сяо Чжань оторвался от него в поисках лубриканта, Ван Ибо предпринял тщетную попытку восстановить дыхание и унять бешеный ритм сердца, которое рисковало выпрыгнуть из грудной клетки. Потому что когда Сяо Чжань вернулся к нему, его дыхание сбилось к чертям: его глаза были тёмными, зрачки чуть ли не полностью покрывали радужки, а во взгляде улавливалось желание сожрать его целиком. Он мягко схватил Ибо под коленями и раздвинул ноги в стороны, пристраиваясь между ними. Ибо, не зная, куда деваться от смущения, спрятал лицо в сгибе локтя. Сяо Чжань поднялся к нему и осторожно отвёл его руку в сторону.        — Не прячься, Бо-ди, — прошептал он. — Я тебя не съем.        Затем Сяо Чжань спустился вниз и несколько раз провёл по его члену, выбивая из него полустон. Обильно вылив на ладонь смазку, он обратился к Ибо:        — Если что-то будет не так, скажи мне, хорошо? Мы остановимся.        — Хорошо, — прошептал Ибо, точно зная, что не попросит его остановиться, потому что сам хотел до боли в сердце.        Сяо Чжань коротко поцеловал его в губы и засунул палец на одну фалангу. Ощущения были странные, но не неприятные, поэтому он кивнул, скорее для себя, чем для Сяо Чжаня, но тот всё равно просунул палец до конца, вырывая из груди Ибо внезапный вздох. Второй рукой Сяо Чжань проводил по его члену, дразнил головку, сжимал у основания, и Ван Ибо не мог сосредоточиться на ощущениях в заднице, поэтому не заметил как в его вход вошло два пальца. Лишь когда его начали растягивать в разные стороны, он заметил. Понимание того, что прямо сейчас грёбанный Сяо Чжань, этот восхитительный, невероятный мужчина, трахал его пальцами одной руки, а второй — дрочил ему, возбуждало его ещё сильнее. Он извивался и стонал, а когда к двум пальцам присоединился третий, и они надавили на точку внутри, Ибо вскрикнул от пронзившего тело удовольствия. За пеленой возбуждения он едва услышал чужой удовлетворительный смешок.        — Гэ, — прохрипел он, сам не понимая, почему зовёт его.        — Бо-ди, — послышался ответ Сяо Чжаня.        Когда пальцы исчезли, Ибо резко выдохнул. Посмотрев вниз, он увидел, как Сяо Чжань смазывал свой член лубрикантом и устраивался между его ногами, раздвигая их шире. Наклонившись к его уху, он спросил:        — Тебе хорошо?        По его телу пробежали мурашки.        — Да-а-а, — шёпотом протянул Ибо и оставил на шее Сяо Чжаня лёгкий укус.        Его поцеловали в висок. Затем, пристроившись членом к его входу, снова спросили:        — Готов, Бо-ди?        — Готов.        Тогда он почувствовал, как в него входит головка, и задышал часто. Это было больше чем пальцы, определённо. Но он привыкал.        — Дальше, гэ, — сказал он придушенно.        В него медленно входили, раздвигая стенки ануса шире, и Ибо чувствовал, как полностью принимает член Сяо Чжаня. Его распластало по всей кровати, он сжимал простыни в попытке ухватиться за что-либо, сердце бешено колотилось и кровь приливала к члену. Когда в него вошли полностью, Ибо услышал несдержанный стон и посмотрел на Сяо Чжаня, который уже в следующую секунду наклонился к нему и поцеловал. Он начал двигаться внутри, и пальцы Ибо поджались: ощущение заполненности накрывало с головой. Когда руки Сяо Чжаня прикоснулись к его члену, Ибо замычал в голос. Это было хорошо. Это было восхитительно. Он утопал в глубоком поцелуе с любимым человеком, который наконец-то трахал его в задницу, так ещё и дрочил ему. Найдя нужный ритм, Сяо Чжань быстро задвигался в нём. Ван Ибо был готов умереть, но когда Сяо Чжань резко притянул его к себе за бёдра, чуть наверх, ему показалось, что душа покинула его тело. Потому что теперь Сяо Чжань попадал по той самой точке, и каждый толчок отзывался в нём волной удовольствия. Он закатил глаза и застонал в голос, не сдерживаясь и даже не пытаясь сдержаться — так сильно ему было хорошо. Он обвил ногами Сяо Чжаня.        Чувствуя приближение оргазма, Ибо нашёл руку Сяо Чжаня, но когда тот захотел переплести с ним пальцы, Ибо одернул руку. Но снова найдя его руку, он положил её на свою шею и губами произнёс: «придуши». Взгляд Сяо Чжаня совсем потемнел, а толчки стали резче и быстрее. Он легонько сжал пальцы на его шее, и этого Ван Ибо хватило, чтобы кончить, после чего пальцы разжались и отпустили его шею. Его сносило удовольствием, сознание помутнело, и он чувствовал внутри, как Сяо Чжань делал последние толчки, доводя себя до оргазма. Картинка перед глазами размазывалась, и он закрыл глаза, ощущая, как Сяо Чжань кончает, и слыша его громкие стоны.        Когда он открыл глаза, он лежал в объятиях Сяо Чжаня, чистый и сухой. Он заворочался, устраиваясь поудобнее.        — Чжань-гэ? — шёпотом позвал он.        — Да, малыш? — шёпотом отозвался Сяо Чжань.        — Сколько я?..        — Минут пять, не больше.        Ибо прижался к нему сильнее, чувствуя, как в груди разворачивается нежность, которую он был не в силах задушить.        — Обними меня покрепче, — попросил Ибо.        Сяо Чжань так и сделал. Вдобавок поцеловал в висок.

***

       Утром, несмотря на все возражения, Сяо Чжань сам отвёз его в аэропорт.        — Впереди ещё два месяца, как мы не увидимся вживую, Бо-ди, — объяснял Сяо Чжань своё желание отвезти его. — И по сравнению с этим, мои десять минут опоздания на работу — ничто. Хочу быть рядом до последней секунды, пока могу.        — Два месяца это не тринадцать лет, Чжань-гэ, — шутил Ибо, хотя ему самому до боли не хотелось расставаться с ним ни на минуту.        Всего за жалкие пять дней он успел привыкнуть к нему. Привыкнуть так, что никак не получалось смириться с двумя месяцами разлуки. И с мыслью, что когда-нибудь это может закончиться. Может, не через месяц или год. Но когда-нибудь.        «Люди не бесконечны», — когда-то сказала его мама. — «А люди в жизни других людей — и того короче. Будь то смерть или простая разлука».        Эти слова до сих пор отдавались в его ушах и отзывались болью в сердце. На примере родителей он понимал, что не всякая любовь длится вечно. Откуда же ему было знать, что любовь и отношения — это тяжёлый труд, требующий работы над собой. И если есть желание сохранить отношения с человеком, нужно работать. А если нет желания, то расстаться в этом случае будет самым лучшим решением, потому что бесполезная трата нервов друг друга сделает всё только хуже.        Наверное, ему стоило поговорить со своей мамой.        — Будь осторожен, Бо-ди — произнёс Сяо Чжань напоследок, поцеловав его, и улыбнулся.        — Ты тоже, — улыбнувшись в ответ, сказал Ван Ибо.        И захлопнул дверь машины.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Неукротимый: Повелитель Чэньцин"

Ещё по фэндому "Xiao Zhan"

Ещё по фэндому "Wang Yibo"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты