Его глаза цвета океана

Слэш
NC-17
В процессе
13
автор
Размер:
планируется Макси, написано 52 страницы, 11 частей
Описание:
Ты оставил после себя так много, что я буквально состою из твоих частичек. Если кто-то не успел познакомиться с тобой и узнать всю твою красоту, то я покажу её за тебя.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
13 Нравится 1 Отзывы 9 В сборник Скачать

Глава 9

Настройки текста

— Каким ты видишь своё будущее? — С тобой или без тебя? — Ты знаешь ответ. — Тогда я его не вижу.

— То есть, ты сам его поцеловал? — выходя из-за барной стойки номера отеля, Чимин несёт два бокала с виски, протягивает один мне, а сам отпивает янтарную жидкость из второго и усаживается в большое кресло. — Я не знаю, как объяснить, но я спросил у него, а он положительно ответил, — не нахожу себе места на трёхместном диване. — Пфф… Ха-ха-ха, Тэхён, — парень сейчас подавится от смеха, — ты спросил. Господи, я сейчас умру. Ты, что, в младшей школе? Ты бы ещё его до дома проводил и сумку донёс, — не престаёт заливаться Пак. — Чим-а, прекрати, лучше скажи, что теперь делать-то? — вымученно стону, наблюдая за алкоголем в стакане. — Переспи с ним, чего уж там, — Чимин расстёгивает свою блузку, которая стала влажной от вспотевшего тела парня после активных танцев. — Ну будь ты уже серьёзным, прошу, –делаю пару глотков и ставлю бокал на журнальный столик, а сам опрокидываю голову на спинку дивана и смотрю в потолок, ища какие-то подсказки. В голове ураган из мыслей, вперемешку с алкоголем. Завтра будет хуже, это точно. Сейчас воспринимается всё, как под успокоительными, а вот завтра мне предстоит пройти через вулкан эмоций. И самое страшное, что я не могу забыть о его губах, что собрали в себе всю мягкость. Пухлые, но не большие, цвета чайной розы, а под нижней — маленькая родинка, которую я успел поцеловать. Она прекрасна. Ну и что мне делать с этим? В голове ничего, кроме мальчишки, что обжёг меня своим дыханием. Заклеймил, приворотил. — Знаешь, Тэхён, ты доиграешься. Если тебе так дорог Хосок, то подумай, стоит ли этот пацан того, что ты больше никогда не увидишь Хоби-хёна? Стоит ли поцелуй с мальчишкой, которого ты знаешь пару дней, всех прожитых лет с Хо? Подумай над этим, — отпивает из своего бокала Чимин и усаживается в позу идентичной моей. — Если ты отвечаешь себе, что, конечно, оно того не стоит, но не прекращаешь думать о Чонгуке, то у меня плохие новости. Я бы советовал тебе вернуться домой, потеряться в объятиях своего парня и спокойно обо всём забыть. Хосок славный малый, он такого не заслужил, — закрывает глаза Чимин и, кажется, засыпает. Чим Чим прав. Каждое его слово — аксиома.

***

— Почему нельзя отменить? — недоумение проскакивает на моём лице. — Я ни разу не просил об этом и никогда не подводил вас, один единственный раз вы не можете пойти мне навстречу? — усаживаюсь в кресло, упираясь на стол локтями. — Нет, Тэхён, не в этот раз. — слышится на том конце провода, — ты взрослый парень и должен понимать, что здесь задействовано много денег: оплата твоего номера, страховка, перелёты и прочее, мы не можем тратиться из-за твоих мимолётных желаний, — голос у мужчины стал немного грубее, — ты знал, куда и на сколько отправляешься. Не веди себя как некомпетентный сотрудник. Я забуду об этом разговоре, и впредь больше не заводи его, если не хочешь выглядеть дураком, — Господин Ли завершает звонок и оставляет меня наедине со своим отчаянием. — Ким Тэхён, какой же ты идиот., — шепчу себе под нос банальную истину. Как можно было подумать, что мои прихоти кого-то волнуют. Дурак. Тупой идиот. Я чуть не лишился уважения своего руководства, которого я добивался ни один год, а всё из-за каких-то ненужных эмоций. К чёрту всё. Я отработаю на все сто десять процентов, как обычно, и вернусь с выполненной задачей. Никакие глупые чувства мне в этом не помешают. Стук в дверь вырывает меня из пелены мыслей и заставляет обернуться в сторону входа. — Тэ, можно? — голова Намджуна выглядывает из-за приоткрытой двери. — Да, Джун-а, конечно, проходи, — медленно встаю с кресла и направляются навстречу коллеге, чтобы протянуть руку в знак приветствия. — Как ты? Выглядишь расстроенным, — Ким сводит брови к переносице и отвечает на рукопожатие. — Всё в порядке, не бери в голову, — отмахиваюсь, — я как раз хотел поговорить с тобой о схеме обучения, — приглашаю жестом присесть на диван, — будешь кофе или чай? Разговор обещает быть длинным, — поднимаю уголки губ. — Тогда кофе, — я заказываю у секретаря две чашки кофе и присаживаюсь рядом с Кимом. — Вчера я разработал новую схему, что состоит из нескольких пунктов, — открываю блокнот, исписанный всяческими терминами и цифрами, — для начала тебе потребуется изучить теорию, но, поверь, она не потребуется тебе целиком, я отмечу важные подпункты для тебя, а остальное прочтёшь уже после моего отъезда, ибо никто не говорил, что этого знать не нужно — нужно, но не так срочно, — отпиваю из белоснежной чашки горячий чёрный кофе, что заполнил своим ароматом весь кабинет. — На это у нас будет три дня, а после мы будем учиться программе, через которую и проходит весь товар, — Намджун внимательно слушает и вникает в каждое слово, подтверждая это кивком головы, — а остальные дни оставим для практики: сам будешь заказывать поставки, проводить собрания с персоналом и руководить отгрузками в другие регионы, — заключаю процесс обучения, поворачивая исписанный блокнот к Киму. — Тэхён, я впечатлён, — глаза старшего впечатались в меня, — я поражён тем, каким сообразительным может быть такой молодой человек, как ты, — Джун легонько поправил свои очки в тонкой оправе. — Не хочу льстить тебе, лишь делюсь своими мыслями. — Мне приятно, что ты думаешь обо мне, но, поверь, это лишь опыт, полученный с годами, — пожимаю плечами, как будто это обыденное дело. — Главное — желание работать и развиваться, и оно у меня пока есть, — одаряю Джуна лёгкой улыбкой и возвращаюсь к блокноту, чтобы показать отмеченные в нём детали. После встаю с дивана и направляюсь к стойке с документами, которые я заранее подготовил для Кима. Перебирая несколько стопок с белыми листами, нахожу нужную и аккуратно вытаскиваю из-под залежей других отчетных бумаг. — Возьми, этот материал тебе нужно освоить, — протягиваю кипу документов, — здесь азы работы: передвижение товара, пересдача материальных ценностей, позиции к инвентаризации, документооборот и даже кадровые процедуры, — сложив руки на груди, вспоминаю все главные процессы. — Я понял, спасибо, Тэхён, — Намджун встаёт и кланяется в благодарственном жесте. — Мы сделаем из тебя хорошего директора, Джун-а, — слегка хлопаю по плечу мужчину, — постараемся. — Позаботься обо мне, — усмехнувшись, старший идёт к выходу. — Оу, японские мотивы, обожаю, — подыгрываю его шутке. — Увидимся, Тэхён, — аккуратно отперев дверь, Ким выходит из кабинета. Хорошо, подготовка началась, надеюсь, что у меня хватит времени сделать из Намджуна качественного руководителя. Как лидер, он и так хорош, мне нужно лишь подпитать его знаниями, вот и всё. Короткая вибрация на телефоне могла означать о новом оповещении. Я подхожу к столу, слегка наклоняюсь, чтобы посмотреть в экран смартфона и узнать имя написавшего. Мои глаза резко округляются, когда до меня доходит, кто автор сообщения. Беру телефон в руки и облокачиваюсь на край стола. Быстро смахиваю вбок, чтобы разблокировать яркий экран. Чон Чонгук Хён, можно я зайду к тебе в кабинет? Резко сердце начинает биться в два раза быстрее. Мне так кажется. Лёгкая пелена перед глазами мешает сосредоточиться на ответе, а в горле вдруг развернулась Сахара. Ким Тэхён Для чего? Почему я должен задавать вопросы, на которые мне не хочется знать ответы? Что я делаю не так? Почему, когда появляется на горизонте этот мальчишка, из умного взрослого мужчины я превращаюсь в жидкую лужу? Чон Чонгук Хочу увидеть тебя Что я говорил о сердце? В два раза быстрее — большой обман. Оно стучит так, что теперь больше похоже на звуки грузового поезда. Ким Тэхён Да Какой же ты идиот, Тэхён! Просто тряпка, идущая на поводу эмоций. Какой же ты слабый. Мальчишка сломал тебя и твои принципы. Он, сам того не подозревая, накинул на тебя ошейник и плотно натягивает его, когда находится вблизи. Я замечаю, как ручка двери двигается, и через мгновение мои глаза встречаются с самым опасным океаном. Чонгук сам не понимает, как управляет мной без каких-либо усилий. — Хён, я тортик принёс, — по-заячьи мило улыбается младший и протягивает небольшую картонную коробочку, перемотанную лиловой лентой, — это тебе, ну или нам, можем выпить кофе, как раз время обеда. — Спасибо, проходи, — не отрываю взгляд от него и провожаю до самого столика, пока тот не ставит коробку на стеклянную поверхность. — Я уже выпил кофе, так что…– не успеваю договорить, как Чон обрывает меня. — Я не за кофе пришёл, Тэхён. Я пришёл к тебе. Чонгук стоит в метре от меня в красной шёлковой рубашке, что идеально выглажена, а чёрные брюки обтягивают его подкаченные бедра. Его фигура просто космическая, в жизни таких не видел. Вернее, видел и лучше, но именно его фигура подходит на сто процентов под мои предпочтения. Или он и есть моё предпочтение? — Тэхён, я не знаю, нужно ли извиняться за вчерашнее, — он отводит взгляд, а я вижу, как кончики его ушей начинают полыхать, — я хотел сказать, что мне не важно, было это правильно или нет. Я был счастлив в тот момент. Когда я встретил тебя, то стал намного счастливее, хён. — поднимает свои глаза и смотрит в упор. Подходит ближе, чем мог бы себе позволить. Между нами никакого метра не осталось — десять сантиметров, скорее. Он обдаёт горячим дыханием, глаза опущены, но не в пол. — Чонгук, — шепчу, нет, молю, — нам не стоит этого делать, так не должно быть, — а самого дрожью пробирает, голова не соображает, шум собственного сердца заглушает мысли, и я иду на поводу эмоций, — пожалуйста, Чонгук, не нужно. — Хён, не отказывайся от своих желаний. Делай то, что хочешь, иначе в чём смысл? — парень смотрит в глаза, а у него вместо них алмазная россыпь, отражающая мои потайные желания. — Будь свободен со мной, разрушь барьеры, сними оковы ответственности и пусти меня. Позволь оставить отпечаток, затесаться в памяти и сломать границы разумного, — говорит так, что каждое слово отметиной выводится на сердце, — останься со мной, и я покажу тебе, каково это — жить свободно и для себя. Как забыть о морали и принципах. Я не хочу просить тебя о поцелуе, хочу, чтобы ты сам целовал; не хочу просить стать моим, хочу, чтобы ты сам встал рядом; не хочу показывать тебе истину, хочу, чтобы ты принял её, — парень настолько близко, что каждое его слово я осязаю на своих губах, он говорит словно в поцелуй. — Прошу, позволь показать тебе другую Вселенную, я научу тебя быть независимым, ты станешь самым свободным, хён, если я буду рядом, — слова давно перешли на шёпот, а его руки покоятся на моём теле, — я многого не знаю о жизни, но хочу пройти её с тобой до конца. Можешь считать меня ребёнком, и что намерения мои несерьёзны, но я докажу, хён, что я серьёзен, как никогда, — одной рукой Чон нежно обвивает мой затылок и, слегка надавив, глубоко целует. Проводит своим языком по моим губам, а я, не в силах отказать, отвечаю на его мокрый поцелуй. Дыхание сбито, руки изучают тела друг друга, наши языки встречаются, извиваясь друг с другом, а губы соединяются с пошлым причмокиванием. Чон толкает меня в сторону деревянного стола, в который я удачно упираюсь поясницей. Между нами даже воздуху негде проскользнуть, мы словно слились воедино, ведомые похотью. Во власти эмоций, я перестаю себя контролировать и полностью отдаюсь моменту. Так сладко мне ещё никогда не было, я до покалывания в пальцах хочу, чтобы младший разложил меня на этом чёртовом столе. Отбрасывая всякий стыд и отдаваясь пороку, я тянусь к горловине его рубашки, не отрываясь от страстного поцелуя. Нахожу пуговицу и начинаю расстёгивать одну за другой. Чон не препятствует, даёт себя на растерзание. Длинными пальцами я ухватываюсь ещё за одну и понимаю, что уже добрался до конечной. Чуть отшатываясь, опускаю взгляд на подкаченные мышцы пресса и любуюсь ими, как выставкой картин Ван Гога. Это тело невероятно, идеально. Гук, опьянённый возбуждением, не уводит глаз с моих губ и, подождав, пока я рассмотрю его изумительный торс, снова обхватывает меня руками, утопая в поцелуе, как будто это воздух для него. Новый подвид — губы Ким Тэхёна, как смысл жизни Чон Чонгука, смешно. Наверное. Мои руки проникают под его шёлковую рубашку и хозяйничают на оголённом теле парня. А тому нравится. Нравится, когда я сжимаю его бока, когда надавливаю большими пальцами на выпирающие косточки бёдер, когда притягиваю максимально близко к себе. Нравится, когда на автомате и ослеплённый возбуждением, толкнулся своим давно вставшим членом о его пах. Младший чуть слышно простонал в поцелуй. Срывает крышу. Я резко меняюсь с ним местами и припечатываю к краю стола. Что есть сил, прижимаюсь к Гуку, проталкивая свой язык ещё глубже, разрушая все границы. Нажимаю на рёбра парня так, чтобы тот застонал мне в ухо, от чего начинает мигать красная лампочка, давая понять, что Ким Тэхён слетел с катушек. Еле оторвавшись от его губ, спускаюсь вниз, по вздутой вене на шее и останавливаюсь где-то между умопомрачительным удовольствием и обезумевшим возбуждением. Нежно провожу языком по линии шеи, оставляя за собой влажные следы. Слышу, как Чон не может вздохнуть полной грудью из-за сбившегося дыхания, чувствую, как в моих руках тот начинает оседать, словно его ноги отказали, а своими тёплыми ладонями ощущаю дрожь по его телу. Заводит. Господи, как же это заводит. Кончиком языка прохожу ещё раз вверх по влажной шее, мажу губами по выпирающей скуле и перехожу к чувствительному уху. Парень, кажется, дышать перестал, главное, чтобы не умер от переизбытка эмоций. Обвожу раковину уха горячим языком и надавливаю во внутрь. Чонгук дёргается. Слегка прикусив мочку, я чувствую, как парень впивается в мою руку ногтями и немой просьбой умоляет остановиться. Слегка отстраняюсь, смотрю в эти глаза, которые взглядом, полным непонимания, ищут во мне ответы. А на что я могу ответить? Двое мужчин стоят опасно близко друг к другу, у обоих каменные члены, которые ноют в штанах, ища куда бы спустить. Чонгук похож на спелый помидор бордового цвета. И не от смущения, а от возбуждения. Маленький мальчишка, который только что познал ласки, выглядел растерянным, как будто он не думал о том, что такое вообще возможно. — Хён, мне кажется, я влюбился в тебя, — смотрит в самую душу и отрывисто дышит. А я не знаю, что ответить, потому что, надеюсь, что не влюбился. Поправочка. Надеялся. Трещина становится больше.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты