Под разным углом

Джен
R
В процессе
483
автор
Ulitka Noja бета
Размер:
планируется Макси, написано 29 страниц, 5 частей
Описание:
Каждый смотрел на становление юридической карьеры Поттера под разным углом и видел победителя Тёмного Лорда по-своему. И только сам мальчишка со шрамом знал, кем является на самом деле…
Работа написана по заявке:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
483 Нравится 47 Отзывы 243 В сборник Скачать

Глава третья. Не такое это простое дело — ходить в гости! Когда мы идём, главное делать вид, что мы ничего не хотим

Настройки текста
      В тот день Дадли проснулся раньше обычного, но спускаться на завтрак не спешил. Вечером он не успел пройти уровень и, пользуясь свободным временем, уселся за компьютер даже не снимая пижамы. Никто не запрещал ему играть по утрам, но Дадли всё равно старался вести себя как можно тише.       Дверь была чуть приоткрыта, и Дадли слышал звуки телевизора, доносившиеся из кухни. Послышались первые ноты музыкальной заставки, предваряющей утренние новости, начинавшиеся полвосьмого утра. Отец уходил на работу ровно в восемь, значит, он ещё завтракал. Закончив уровень, Дадли переоделся и поспешил на кухню. Сегодня он собирался съездить в парк с друзьями, и отец обещал дать денег на аттракционы с мороженым.       Но уже на лестнице мальчика остановил негромкий возглас матери. Дадли насторожился и с опаской выглянул в коридор. Возле двери на кухню пристроился Гарри, очевидно, подглядывая сквозь замочную скважину.       — Что ты здесь делаешь? — полюбопытствовал Дадли, подходя ближе.       Не отрываясь от происходящего в комнате, Гарри тихо шикнул. Лучше бы он этого не делал. Такое поведение кузена заставило Дадли чуть ли не пританцовывать от нетерпения узнать, что скрывали от них родители.       Он присел на корточки возле Гарри и, выждав с минуту, пихнул кузена в бок, мол, подвинься. Смерив Дадли укоризненным взором, брат ещё раз на него шикнул и неохотно подвинулся. На лице кузена при этом выступило плохо скрываемое раздражение. Дадли не обратил внимания и, заглянув в замочную скважину, прислушался:       — …себе нормально воспитать мальчишку! Я уверен, эти… эти… втянут пацана в грязные дела! — размахивая руками, говорил Вернон. Отец был очень сердит, лицо его побагровело.       Не нужно быть гением, чтобы понять — речь шла о Гарри. Неужели опять ругаются из-за вазы или?.. Дадли припомнил давешнюю просьбу кузена и непроизвольно напрягся.       — Когда Лили получила приглашение, — Петуния сказала это насколько тихо, что мальчик еле разбирал её слова, — та женщина говорила, что если она не пройдёт обучение, всех будут ждать ужасные последствия…       Гарри рядом прислонил ухо к двери и закрыл глаза, его лицо больше не выражало эмоций. Дадли окинул брата таким взглядом, будто видел его впервые, и вновь заглянул в щёлку, обратившись в слух.       — Что за последствия? — приглушённо спросил Вернон.       Мать сидела к ним спиной, и её настроение можно было угадать лишь по тону голоса, зато Дадли видел хмурый профиль отца. Что они имели в виду?       — Как сейчас помню, она говорила, что по неосторожности можно кого-то убить.       Дадли исподтишка глянул на Гарри, речь, без сомнения шла, о нём. Мальчик нахмурился, может, он ослышался? Как кузен мог кого-то убить? Да, у него были секреты, в чём Дадли убеждался не раз, но чтобы до такой степени? Масла в огонь подливала эта таинственная бумага, позаимствованная у кузена, она была расшифрована ровно наполовину. Но вместо ответов на вопросы ещё больше всё запутывала. Речь шла о поезде, рыжих братьях и волшебниках… Мальчику начинало казаться, что у него в руках и вправду оказался отрывок сочинения брата, и лучше бы вернуть бумажку, прежде чем тот хватится пропажи. Вот только это не объясняло странное поведение родственников…       — Выходит, мальчишка в любом случае должен отправиться туда? — отвлекая мальчика от мыслей о кузене, произнёс Вернон.       Дадли решительно поднялся с пола и открыл дверь, намереваясь сейчас же заставить родителей всё ему рассказать. Протестующие жестикулируя, Гарри едва успел вскочить на ноги.       — Доброе утро, пап! Доброе утро, мам! — поздоровался Дадли и уселся на свой стул. — О чём вы разговаривали?       Отец буркнул что-то и развернул газету. Мать натянуто улыбнулась и придвинула к сыну тарелку с беконом. Вдруг Дадли заметил небольшой конверт рядом со своей кружкой, ещё один конверт со странным рисунком вместо марки был рядом с Верноном. Письма заметил и Гарри — кузен остановился, внимательно изучая то, что лежало рядом с отцом. Проследив за взглядом мальчиков, Петуния будто бы опомнилась и спешно спрятала заинтересовавший Гарри конверт в кармашек передника.       — Без марки, — услышал Дадли шёпот кузена. — Странно, что оно пришло вместе с остальной почтой…

***

      Сколько бы Дадли не просил и не «хныкал» (они с Гарри давно выяснили, стоило Дадли пустить слезу, родители были готовы свернуть горы), родители не рассказывали ему о подробностях того разговора. Вернон уехал на работу, чтобы через два часа вернуться и отправиться покупать сыну школьную форму. Но новость о принятии в «Смелтингс» затмила тайна, что скрывали старшие Дурсли. Гарри же выбрал иной подход: он не говорил об этом и, похоже, даже не слушал соображений Дадли. Мальчику казалось, что Гарри знал больше, чем даже родители, но кузен продолжал молчать и не поддавался попыткам Дадли узнать что-то новое. Таким образом, он остался единственным человеком в доме, не знающим о семейном секрете, да и то догадывался. О походе же в парк мальчик благополучно забыл.       На следующий день пришло ещё одно письмо. Родители снова заперлись на кухне, предварительно отправив мальчишек во двор, и долго о чём-то спорили. Окно было занавешено, и Дадли с кузеном могли видеть лишь то, как массивный силуэт отца метался по кухне. В конце концов усталый, но по-прежнему багроволицый Вернон позвал их завтракать. На работу он в этот день не пошёл. И пока Дадли бесцельно слонялся по дому в попытках сломить сопротивление родственников и придумывал новые версии по поводу таинственного отправителя писем, вторник плавно перетёк в среду.       На этот раз на коврике оказалось сразу три письма, а во дворе перед домом поселилась бандитского вида серая сова. Увидев то, что птаха сотворила с её розами, Петуния схватилась за сердце и едва не свалилась на этот самый коврик. Вернон, уже в третий раз за неделю опаздывающий на работу, запихнул письма в карман пиджака и пытался прогнать нахалку, но ей на все ухищрения отца было плевать с высокой колокольни. Гарри, очевидно, из своих хитроумных побуждений (бегать кузен особо не любил) решил поймать сову, но та, немного поиграв в догонялки с кузеном, уселась на карниз. Соседи удивлённо глядели в окна, мистер Смит заламывал руки, не зная, чем помочь в такой ситуации, а миссис Фигг умудрилась пригласить семейство на чай.       Дадли же, пользуясь суматохой вокруг птицы, пробрался в отцовский кабинет. Вдруг другие письма ещё там? В урне их нет, в кармане фартучка матери тоже… Чем чёрт не шутит? Он подошёл к столу и стал вытягивать ящик за ящиком. Дадли увидел чёрные тетрадки с записями отца, важные бумаги фирмы, ручки, скрепки, какие-то документы и счета, однако ничего, похожего на конверт со странным рисунком, в ящиках не оказалось.       За столом возвышался стеллаж, и Дадли направился к нему. Но не успел он ничего сделать, даже зажмуриться, как дверь в кабинет скрипнула и отворилась:       — Нашёл что-нибудь? — прикрывая её за собой, спросил Гарри. Лицо мальчика блестело от пота.       «Ещё бы! — подумал Дадли, облегчённо выдохнув. — Гонять сову по всему двору… Хотя птичка молодец, помогла! Надо будет отнести ей за это овсяного печенья».       — В ящиках стола пусто, — ответил он, отвернувшись к стеллажу.       — Если честно, думаю, ты зря тратишь время. Скорее всего, дядя уже выкинул эти письма.       — Откуда ты знаешь, что я ищу именно их? — не подумав, буркнул Дадли и тут же пожалел, что открыл рот. За чем он мог пробраться в кабинет отца, кроме как за ответами?       Дурсль стоял к кузену спиной и не видел его лица, но готов был поспорить, сейчас на нём блуждала ухмылка.       — В последнее время все только и говорят о них…       На работу отец снова не пошёл. Дадли слышал, как он рассказывал Петунии о якобы взятом больничном.

***

      В четверг пришло ни много ни мало двенадцать писем, а у серой совы появилось целых три новых друга. Петуния теперь везде ходила с веником и выбегала во двор всякий раз, когда птицы приближались к кусту гортензий и к тому, что раньше называлось розами. Гарри заперся в своей комнате и выходил оттуда только на кухню и в ванную. Вернон звонил на почту с требованиями прекратить отправлять им одно и то же письмо, а Дадли тем временем вынашивал план по перехвату конвертов и, несмотря на запреты родителей, кормил сов печеньем, словно уточек в парке.

***

      Наступление утра ознаменовал тихий звон будильника. Его подарила тётушка Мардж два года назад, и за всё это время Дадли ни разу не использовал его. Зря. Дадли лениво выключил трезвонящий предмет, приподнялся на подушках… и рухнул обратно в постель. Ну полежит он минуты две-три, план никуда не убежит… Ещё самую малость…       Проснулся он в полдевятого и, естественно, опоздал. Несмотря на все вчерашние звонки Вернона, пришло ещё две дюжины конвертов. Соседи же не переставали удивляться всё прибывающим и прибывающим совам.       В субботу всё пошло в разнос: полсотни писем поджидали обитателей дома номер четыре на том же коврике. А после завтрака хмурый Вернон отвёл Гарри в свой кабинет, отправив сопротивляющегося Дадли в магазин.

***

      Весь вечер перед тридцать первым июля лесничий и по совместительству хранитель ключей школы Хогвартс корпел над праздничным тортом. Хагрид искренне жаждал подружиться и самолично забрать Гарри Поттера от маглов, поэтому договорился об этом с профессором Макгонагалл за целую неделю до дня рождения героя магического мира. «Ну, тык у меня как раз задание от директора Дамблдора на этот день назначено! — неумело аргументировал он, заламывая руки и, казалось даже, сжавшись под строгим взглядом декана Гриффиндора. — Вот думаю, у вас и так работы много, мож, я чем помочь могу…»       Скрепя сердце профессор согласилась и, подробно проинструктировав лесничего, прибавила, что немедленно поставит директора в известность. Позже Дамблдор самолично навестил хранителя ключей, они побеседовали и выпили чаю с печеньем. Напоследок профессор вручил Хагриду ключ от сейфа Гарри, копию письма из школы, записку для гоблинов и ушёл.       Да только выдающийся кондитер из Хагрида не вышел. Сколько бы ученики и профессор Дамблдор не хвалили его кулинарные изделия, факт оставался фактом — аккуратно нанести глазурь он не мог.       Всё закончилось тем, что под утро, пока лесничий в суматохе искал ключ от сейфа, надпись «С днём рождения, Гарри!» слизал Клык. Неугомонный пёс! Наспех намалевав ещё одно кривоватое поздравление, Хагрид положил торт в коробку, наполнил миску Клыка, выпил для смелости немного огненного виски Огдена, схватил зонтик и поспешил в Хогсмид.       Едва впереди показалась узкая улочка и первые магазинчики, Хагрид остановился и размашисто взмахнул розовым зонтом.       Бах!       Прямо перед лесничим возник трёхэтажный ядовито-фиолетовый автобус. Двери открылись, и из них показался невысокий седеющий мужчина в фиолетовом мундире. Волшебник замер, широко распахнул глаза и что-то измученно прошептал.       — Здорово, Берт! — добродушно улыбаясь, воскликнул Хагрид и спрятал зонтик. — Не подбросишь до Литл-Уингинга в Суррее? Тисовая улица.       Хагрид давно не покидал школу, проводя своё время за работой в лесу или в пабе. «Ночной рыцарь» был единственным доступным для лесничего транспортом; аппарировать и создавать порталы Хагрид не умел, а если бы и умел, всё равно было бы нельзя — в камин его массивная фигура не помещались.       — И тебе привет, Рубеус, — устало протянул Берт и отступил, дав лесничему пройти в автобус. — Какими судьбами?       В салоне было довольно тесно, и из-за низкого потолка Хагриду пришлось пригнуться. Здесь было полно разномастных стульев, в беспорядке расставленных у окон. Лесничий аккуратно положил торт на один из них и нагнулся поближе к кондуктору.       — Сверхсекретное задание от профессора Дамблдора! — поведал лесничий страшным шёпотом, хотя на первом этаже, кроме него и Берта, был только водитель «Ночного рыцаря». — Хей, Эрни! — помахав ему рукой, прокричал Хагрид и уселся рядом с тортом сразу на два сиденья.       Эрни Пренг, пожилой волшебник, лишь кивнул великану.       — Одиннадцать сиклей, Хагрид, — нетерпеливо напомнил Берт, опершись спиной о закрытую дверь автобуса.       — Одиннадцать? — роясь в карманах, хмуро переспросил лесничий. — Вродь же, было десять…        — А теперь одиннадцать. Ну же, Хагрид, ты нас задерживаешь!       Рубеус отыскал нужный карман, вручил кондуктору десять подготовленных сиклей, горку кнатов и, взяв протянутый билетик, уставился в окно. Он и не заметил, как Берт, что-то недовольно бурча себе под нос, принялся пихать монеты в сумку.       — Погнали, Эрни!       Берт уселся в кресло рядом с шофёрским, и автобус, угрожающе раскачиваясь и накреняясь, покатил по неровной дорожке в сторону волшебной деревни. Через две секунды вновь раздалось оглушительное «Бах!», и стулья Хагрида опрокинулись.       Чертыхаясь, лесничий поднялся с пола и, опершись о стул и при этом едва не сев на торт, поднял сидения. За окном замелькали большие, даже по сравнению с хижиной Хагрида, магловские дома.       Шатаясь из-за тряски, Берт поднялся на второй этаж и привёл с собой волшебника в клетчатом галстуке, завязанном поверх мантии. Эрн вдавил тормоз; на этот раз Хагрид вцепился в канделябр и в немного помятую коробочку. Волшебник вышел из автобуса, а кондуктор захлопнул дверь. Бах! «Ночной рыцарь» загромыхал по тротуару какой-то узкой улицы. Фонари и почтовые ящики буквально отпрыгивали с пути волшебного автобуса. Бах! Бах! Бах!       — Слышь, Берт! — сердито проворчал Хагрид, которого после такого количества перемещений мутило, а лицо его побелело. — Долго нам ещё?       — Ты следующий, осталось только отвезти мадам Марш! Ей опять стало плохо. Не понимаю, зачем она вообще ездит с нами, — раздался голос кондуктора со второго этажа.       «Ночной рыцарь» затормозил у входа в «Дырявый котёл»; Морган Марш, пошатываясь и прижимая ко рту зелёный носовой платочек, вышла из автобуса.       Спустя минуту Хагрид уже стоял посреди Тисовой улицы и нерешительно оглядывался в поисках нужного дома. Из-за низких облаков выглядывали лучи утреннего солнца. Может, он пришёл слишком рано, и обитатели дома ещё спали? Наконец великан перешагнул через низкую ограду и направился к двери дома номер четыре, крышу которого облюбовали совы.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты