В снегу...

Слэш
R
Закончен
9
Forvira бета
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Драббл, 11 страниц, 1 часть
Описание:
...или как провести Новый год!
Посвящение:
Мне, бете и фанатам того фанфика)
~(^‿^)~
Примечания автора:
ТАААК РЕБЯТА ХЭЙ! Я вернулась снова с Кэтсу/Люцифер! Да-а, я решила вспомнить про этот пэйринг, про свой старый фанфик, который я закончила чуть меньше года назад и написала милый и новогодний драббл про них!
\(≧▽≦)/
/Бета тоже, чувствую, радуется, хдд/

В общем, кто не в курсе, о чем я вообще, кто такой Кэтсу и что-ты-несешь-вообще-женщина — обьясню: больше года назад я начала писать фанфик по Сатане, где создала ОМП — ангела по имени Кэтсу, которого изгнали из Рая по ошибке, обвинив в шпионстве для Люцифера и Кэтсу не нашел ничего лучше, чем винить во всем Люца (а вообще я плохо тогда создавала ОМП, это была первая серьезная практика), после он по чистой случайности сьезжает в дом Мао и бадабумтсс! Дальше пошли терки, немного психологии и селфхарма, романтика, чуть суицида (зачем-то, шаблонно это вышло...) и хэппи энд в конце.
(*¯︶¯*)

В этом драббле я постараюсь не сильно затрагивать то, что происходило в том фанфике, но отсылки будут (~^‿^)~
https://ficbook.net/readfic/8324475 — ссылка на тот фик, но, надеюсь, вы понимаете, что раньше я писала хуже, так что качество текста другое, ситуации, описания, сам персонаж вышел не очень удачным (хотя я все равно его обожаю~) и т.п.☝

/блятьс выложила, а только поняла, что не придумала описание🗿/
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
9 Нравится 6 Отзывы 0 В сборник Скачать
Настройки текста
      Зачем люди ставят будильники? Чтобы проснуться или что-то не забыть, но это явно не про них. Ставить будильник, чтобы потом его выключить и продолжить лежать в теплой кровати? Да-а, знаем, умеем и «Кэтсу, мне лень. Зачем вообще куда-то идти в такую рань?» — практикуем.       — Вообще-то твоя идея была, — напомнил парень, пытаясь как можно более настойчиво посмотреть на Люцифера, но взгляд был слишком сонным, так что ничего, кроме смешка на устах падшего это не вызвало.       — Я передумал. Давай спать дальше, — сладко протянул (чуть ли не пропел даже) парень, потягиваясь и смыкая глаза, ощущая, как Кэтсу лег на его грудь.       — Ну нет, — через полминуты, наверное, продолжил он, — давай вставать. Когда мы еще выйдем рано утром, чтобы погулять? — ангел поднялся, оперевшись на локти и уставился впритык на раздраженно вздохнувшего Люцифера.       — Завтра. Или послезавтра. В другой раз, Кэтсу, — буркнул тот и отвернулся к окну, укутываясь в одеяло аля курица-встала-место-пропало. Вот так вот.       — Ага, а потом ты скажешь то же самое, — стоял на своем парень, а когда понял, что возлюбленный на продолжение разговора не намерен, вздохнул, — в общем, жду тебя уже проснувшимся. Я в душ, — сказал он и, наклонившись, мимолетно поцеловал Урушихару в щеку, но тот его схватил.       — Полежи со мной еще, понял? — как можно строже произнес он, оборачиваясь на Кэтсу, — успеем, — после этих слов ангел, которого нахально потянули за руку вниз, упал обратно на постель.       — Чтобы мы уснули? — хмыкнул он спустя секунду, придя в себя.       — А я сделаю так, что не уснем, — сладостно протянул Люцифер, расплываясь в хищной ухмылочке.       Через миг губы слились в поцелуе, настойчивом с самого начала, и Кэтсу лег на бок обратно — ну как тут устоять? Это подло, Урушихара, знаешь!       Когда терпение ангела подошло к концу, он сжал плечо падшего в руке и попытался отстранить от себя. Ну что же, пара миллиметров — тоже неплохо, хотя это Люцифер еще поддался, так уж и быть…       — Что ты делаешь? — устало прошептал парень прям в припухшие губы Урушихары, а тот выгнул бровь, — боже мой… — вылетело со вздохом и он покачал головой, припадая к устам вновь и переплетая их ноги.       Тело ангела дрогнуло от ощущения прохладной руки под спальной рубашкой, которая прошлась по животу далее к груди. Ладонь очертила каждый мускул, огладила каждый миллиметр кожи под собой лишь за миг, а пальцы зацепили сосок, от чего изо рта Кэтсу вылетел тихий вдох, не удержавшись внутри. Парень сильнее прижался к Люциферу, не заметил, как задержал дыхание в ожидании чего-то еще, а когда тот начал неуклюже расстегивать мелкие пуговицы белой рубашки, потерся пахом о его пах, возбуждая их обоих.       Справившись с пуговицами, рука Урушихары поскользила по спине, очертив каждый изгиб, ощущая, как Кэтсу снова и снова сжимает ладонь в кулак где-то позади его тела, а после отстранился и тот выдохнул жар в его губы, как всегда это делает, когда они прекращают свои горячие поцелуи.       Ангел подтянулся выше, тут же обвив ногами бока падшего, и не сопротивлялся паре бордовых засосов на его шее и оглаживанию талии, щекотному пересчитыванию ребер, а сам в это время уткнул нос в фиолетовые волосы, наслаждаясь любимым ароматом самого Люцифера, вперемешку с нахальством и шампунем.       Кэтсу давал себя гладить, целовать, сжимать везде, где только можно, а Урушихара этим с пребольшим удовольствием пользовался. Некая взаимовыгода. Ангелу очень нравилось просто сжимать ладони в кулаки, царапать ногтями спину и стонать, выдыхать, наслаждаясь тем, как руки Люцифера хозяйничают на его теле. Все, лишь бы на лицо не пялился, но падший сейчас, как специально, прекращает прелюдии, чуть отстраняется и выжидающе смотрит в серые глаза, в которых желание поблескивает кинжалами серебра, изучает ярко покрасневшее от смущение лицо, обрамленное белыми, чуть волнистыми волосами и заворачивает назад прядь посреди лба.       — Что? — недовольно спрашивает Кэтсу, хмуря брови.       — Что, посмотреть нельзя? — возмущается тот, убирая руку с макушки парня, и густая прядь падает обратно.       — Не сейчас, — ангел вновь утыкается в макушку Люцифера, пока растрепанные волосы щекотят нос, — ты же знаешь, что я не люблю… — шепчет он, потираясь носом, будто прося извинения за что-то.       — А я хочу сейчас, — упрямствовал падший, — я не виноват, что сейчас ты не такой, как всегда, — фыркает он, начиная стягивать трусы с парня, на что тот несдержанно выдыхает.       — Балованный ты, — отшучивает Кэтсу, обнимая Урушихару крепче, пытаясь хоть как-то удержать возбуждение до нужного момента.       — Какой есть — сам меня полюбил, — Люцифер откинул нижнее белье в сторону, даже не за пределы кровати и перебрался к своим спортивным штанам.       — Изначально ведь ненавидел, — хохотнул Кэтсу, вспоминая, с чего все начиналось, — да и я же не против, — он потерся носом о макушку падшего снова, застывая в ожидании, а томный стон вылетел из груди уже через несколько секунд, когда Люцифер сжал его член.       — Ну вот и не пыхти тогда, — падший припал губами к шее парня, провел влажным языком до ключицы, ощущая, как тот водит плечами, сбрасывая колкую дрожь, а пальцы тем временем огладили внутреннюю часть бедра около паха.       — Но ты тоже, Люц... ах-х… — не успел договорить ангел, как Урушихара скользнул двумя влажными пальцами другой руки вниз по позвонку, — же-жестоко… — «знать про эрогенную зону и использовать это, чтобы заставить меня молчать» закончил он в голове, выдыхая горячий воздух и силясь скрыть дрожь от щекотки или, по крайней мере, не рассмеяться.       Но око за око… а пока падший делает несколько движений рукой по члену, обхватив его, Кэтсу целует и покусывает его плечо, а когда тот собирается разминать его, тихо напоминает, где смазка.       Один палец, второй, третий, и Кэтсу внезапно озвучивает свои мысли вслух, попросив быстрее войти в него, сильнее сжимая ноги вокруг талии падшего. Тот откидывает смазку в сторону и раскалённо выдыхая в ключицу, делает это плавно. Ускоряет темп.       Новые толчки выбивают из груди новые стоны, укусы, засосы, ну и чем там себя еще сдерживать можно.       Кэтсу царапал спину Урушихары, скользил по ней руками и несдержанно стонал; другой старался скрыть всё в себе, а когда понял, что скоро подойдет к финалу, поцеловав ангела где-то в области ключицы, медленно вышел.       Тот тут же взял в руку его член, нежно и ненавязчиво, и начал потирать о свой. Ему нравилось и очень заводило это, а Урушихара, как ни странно, отдавался ему полностью в этот последний момент.       Изо рта падшего вырвался приглушенный, но глубокий стон, и по нему Кэтсу понял, что тот уже на пике. И крепко обхватил его пенис у основания, силясь ухмыльнуться.       — Что ты делаешь? — крайне недовольно спросил Люцифер, пытаясь убрать руку парня.       — Отдаю тебе должное, — самодовольным голосом ответил тот и лишь сжал член сильнее, наслаждаясь гортанным стоном.       — Ах ты ж… — Кэтсу никогда не надеялся на то, что Люцифер станет его умолять отпустить, но его и без этого забавляло негодование демона.       — В тебя, знаешь ли, — произнес он в губы Урушихары, слегка прикусив щеку, а затем провел свободной рукой по возбужденному члену, ощущая, как под пальцами и ладонью еще сильнее набухают вены, а из головки течет смазка. Тот только откинул голову назад, выругался и пытался хоть что-то уцепить руками.       — Отпусти! — выкрикнул Урушихара, потянулся к рукам ангела, а тот, сделав еще несколько движений пальцами, все же отпустил член и дал кончить, самодовольно наблюдая за тем, как падший выдыхает несколько раз. — Доволен? — буркнул он, придя в себя, и посмотрел на Кэтсу с негодованием, но это выглядело очень мило и забавно вместе с алыми от румянца щеками.       Тот лишь прищурил серые глаза и ухмыльнулся чуть шире, но тут Люцифер вспомнил:       — А ты?       — Пожалуй, займусь этим в душе, — через миг ответил парень, садясь на кровати, — у нас нет на это времени, а душ мне теперь понадобится точно, — и дотянулся рукой до пижамных штанов и белья, валявшихся не так далеко, как казалось.       — Эй, не уходи! Я не прощу себе, если ты не… — ангел приложил указательный палец к губам Урушихары и нахмурился, снова отвлекаясь от надевания вещей, но тот, не найдя ничего лучше, укусил.       — Мы и так потратили много времени, так что лучше приготовь завтрак, — произнес Кэтсу, убирая палец и почесывая его о расстегнутую рубашку, а пока Люцифер не успел ничего сказать — как можно быстрее ушел. Все-таки утренний секс бодрит…       — Купим что-нибудь! — бросил напоследок падший, желая выиграть хоть в этом.       — Хорошо, с тебя два данго!* — послышалось издалека и Люцифер чертыхнулся.       Итак, как ни странно, но собрались парни довольно быстро и относительно спокойно, если учитывать то, что раньше жили в доме с Мао и Ашией. Хоть и спали в комнате Кэтсу после того, как начали отношения — просто о спокойствии там можно забыть, особенно в преддверии праздников.       Месяц назад же они начали снимать более-менее просторную квартиру-студию, которую Кэтсу, силясь быть оптимистом, описал как «минимализм», «Только из минимализма тут отсутствие… почти всего» — добавил Люцифер, будучи реалистом и не скрывая этого.       Впрочем, после они начали думать, как бы придать помещению уюта и Кэтсу, как ни странно, увлекся дизайном. Все-таки не всю жизнь же ему консультантом в Интернете работать, тем более чуть больше года назад его и без того не очень стабильный доход урезали, так что он больше не мог оставаться в гостинице и съехал в дом, где и встретил Мао, Ашию, Люцифера, а после познакомился с остальными.       А вот диплом про окончание школы можно и подделать, подтянуть предметы дома, особенно нужные, а после ходить себе на курсы дизайна или поступить куда-то типа колледжа или ВУЗа, получить диплом и дальше… а дальше будет потом, но организовать это все несовершеннолетнему чуть проблематично, а до этого ждать еще три года.**       В общем, минут через пятнадцать, приняв душ, кинув грязные вещи в стирку и кое-как приведя постель в нормальный вид, парни уже закрывали входную дверь, ощущая зимний мороз щеками и носами.       Несмотря на скорый праздник, улицы Токио были в сером тумане, густом и мрачном. Даже снежинки боялись падать на землю, будто потеряются в этой давящей дымке. Но это только раннее утро, так что есть надежда на то, что ближе к обеду выйдет солнце и рассеет призрачную непогоду своими холодными лучами.       — Куда пойдем? — спросил Кэтсу, когда Люцифер замкнул дверь и вложил ключ во внутренний карман черной куртки.       Их план на день не был детализирован, так что парни не учли то, что их утреннее пробуждение приведет к сексу и отсутствию завтрака. Теперь предстояло не только найти место, где можно полюбоваться рассветом — внимание, время ограничено! но и перекусить чего. Только вот где можно достать завтрак за пределами дома в пять утра — это уже вопрос со звездочкой.       — Дай-ка подумать... — Люцифер вскинул взгляд вверх, размеренными шагами идя куда-то, лишь бы быть в движении, — я не знаю, — пожал плечами он, тяжко вздохнув.       — В магазин, — быстро сообразил тот, щелкнув пальцами, — купим еды, а потом... потом можно и рассветом полюбоваться, — улыбнулся ангел, сомкнув глаза, а Урушихара удивленно вскинул брови.       — И где будем это делать? — спросил он, недоуменно глядя на него.       — Покатаешь меня, — ответил Кэтсу, поразмышляв еще немного.       — Эй, снова используешь меня, как средство передвижения! — негодованно буркнул Люцифер, а махнув головой, сказал, что отказывается.       — Почему бы и нет? — невинно улыбнулся парень, пожав плечами, — круто же — летать, — мечтательно, но с некой тоской протянул он, разведя руки, как самолет, а после вздохнул, — тем не менее, это было утверждение. Неужели не сделаешь это ради меня? — глянул на демона ангел так, словно тот не мог отказаться от предложения только потому из-за этих влюбленных глаз.       И на Люцифера подействовало — он отвел взор и щеки покрылись легким румянцем. Он взьерошил волосы за ухом и выдавил из себя:       — Немного. Но если заболеешь — лечить себя будешь сам! — Урушихара посмотрел на Кэтсу серьезно, но от того не менее мило в понимании последнего.       — А если ты?       — Тоже за твой счет, — отрезал он, сложив руки на груди.       — Злой ты, — буркнул ангел, надув губы, но в конце-концов заметил, — круглосуточный магазин в другой стороне.       Люцифер огляделся по сторонам, — Чёрт... — и после резко свернув обратно, махнув рукой, — идем, а то не полетаешь на мне.       Кэтсу кивнул с по-детски наивной улыбкой и быстро догнал возлюбленного.       Несмотря на туманные улицы, в которых, казалось, если потеряешься, то застрянешь навсегда, супермаркет был довольно ярким местом и не только в плане красок и освещения — играющая музыка дала понять это еще до входа.       — Неплохо тут, — оценил Урушихара, осматривая декорации магазина, которому, кстати, стоило бы гордиться тем, что сам Люцифер — демон из другого мира, дал оценку помещению.       — Да, — выдохнул ангел, наслаждаясь теплом, — нечасто мы сюда ходим, — а все потому что этот супермаркет находиться далековато от их дома, но в сей день выбора не было — тот, что ближе, не круглосуточный, — ну что, пошли? — Кэтсу махнул головой и парни направились искать что-то, чем можно было бы перекусить.       В ярком супермаркете, наполненном новогодними украшениями и разными людьми (хоть было их и не очень много), в прямом смысле: кто делал закупки к праздникам, а кто с одним лимоном за кассой стоял (кстати, их всех связывало одно — бессонница и нежелание сидеть дома. Ну кто пойдет в магазин в такую рань??), витало ощущение праздника. Не очень гармонично смотрелись лишь продавцы с натянутой улыбкой, и иные рабочие, отбывшие целую смену и явно уставшие, но Кэтсу и Люцифер были слишком заняты своим, чтобы обращать внимание на тех, кто выбивается из общей картины.       Уже через полчаса они стояли за кассой, силясь не купить еще что-то, так соблазнительно расположенное около кассового аппарата, чтобы магазин заработал лишнюю копейку. Схема-то работает: ожидаешь в очереди, а сбоку от тебя всякие вкусняшки лежат — дорогие и не очень, и в итоге что-то, но можешь купить. Кто так не делал?       А провозились парни так долго, потому что «Люцифер, не иди в отдел техники!» или «Кэтсу, хватит перебирать каждую новогоднюю штуковину, оно тебе надо?». А еще ангел в который раз с удивлением отметил, насколько же внезапными и противоречивыми бывают поступки падшего: на людях он, значит, проявлять чувства отказывается, хотя и тот такого же мнения, но когда ангел выбирал перекус, присев на корточки, ибо круасаны, почему так низко положены? — Урушихара присел рядом и с секунду посмотрев на лицо возлюбленного, быстро поцеловал его в уголок губ и, покраснев, насупился. На вопрос «Что это было?» ответил, мол, захотелось, та и никого же не было около, но ведь однажды, чисто ради реакции и чтобы понять отношение демона к такого рода порывам, Кэтсу взял его за руку в общественном месте и потянулся, чтобы просто чмокнуть в щеку —закончилось это резким отказом.       Но в итоге закончился поход, как и предполагалось, всего лишь покупкой перекуса: двумя круассанами — для Кэтсу, и бутербродом с ветчиной — для Урушихары.       — Может обратно? — пошутил ангел, выйдя на улицу и поняв, насколько же божественно тепло было там, в супермаркете, и укутался в шарф сильнее.       — Нет уж, хотел рассвет — пошли, — хмыкнул тот, — пока я добрый. Кстати, на высоте будет холоднее, помнишь? — спросил он.       — Да-а, — с досадой выдохнул парень, уже передергивая плечами, — надеюсь, мы потом зайдем куда-нибудь и выпьем что-то горячее? — с надеждой спросил он, хотя знал, что непременно потащит Урушихару куда потеплее, да и сам он будет вполне не против.       — Не против, — кивнул тот и направился вперед.       «Это было неожиданно просто...» — изогнул белую бровь Кэтсу, прожигая спину падшего взглядом, полным подозрения. Хотя Урушихара и был транжирой, любящим потратить деньги на все, начиная от техники и заканчивая большим количеством еды, но когда они с Кэтсу начали жить отдельно, самостоятельно оплачивая и квартиру и коммунальные, а не делили последнее с Мао и Ашией (учитывая еще и то, что проживание Люцифера в их доме было бесплатным, т.к. тайным), тогда-то демон и стал более экономным, хотя от телефонов, наушников и тому подобной всячины все еще удерживался с трудом.       — Эй, меня подожди! — крикнул ангел, наспех раскрывая упаковку с одним из круассанов.       Итак, уже через короткое время парни были в одном из не очень благоприятных районов Токио. Множество зданий были заброшенными и предназначались под снос, в других жили довольно бедные люди, коих было немного. Именно по этому место было неплохим для того, чтобы Люцифер смог взлететь и остаться незамеченным, а если кто и увидит — спишет это на «показалось» через промежуток времени, так как кто, в принципе, поверит в парня с крыльями?       Нет, конечно, демон мог бы остановить время вокруг себя, но для этого нужна особая сила, которую он не подпитывал, ибо незачем, так что пришлось искать другой выход.       — Готов? — спросил Урушихара, в секунду расправив огромные темные крылья. Воздух рядом содрогнулся, как и Кэтсу от холода.       — Спрашиваешь, — развел руками тот с беззаботной улыбкой и вновь передернул плечами.       — Тогда полезай на руки, — и парень подхватил ангела, а тот сразу же обвил его шею руками, — говори, если что, — демон приготовил крылья и присел.       — Сомневаешься в моем вестибулярном? — вскинул брови тот. — забыл, что я же ангел, все-таки?       — Нужно было поесть чуть позже. Ну, потом не жалуйся! — крикнул тот, ухмыльнувшись, и, оттолкнувшись от земли, резко взлетел.       В глаза Кэтсу тут же ударил ветер вперемешку с мелким снегом и видно не было почти ничего, а холод окутал все тело, так что пришлось закрыться лицом в куртку падшего. Тот прижал его к себе крепче, мысленно начал отсчитывать секунды, когда они окажутся на нужной высоте.       Ровно три. Ровно через три секунды парни оказались достаточно высоко над землей, даже чуть выше птичьего полета. Погода стала немного спокойнее, а мерцающий город было видно довольно неплохо, даже учитывая туман, который, кстати, начал сходить на нет с солнечными лучами.       — Вау, тут... — выдохнул Кэтсу, упав взглядом вниз, когда понял, что тот парит, — тут очень красиво. Будто мы со стороны на мир смотрим с этим туманом, — посмеялся он, сильнее сжав воротник куртки.       Смотреть сверху вниз на большой город было и правда захватывающе и волшебно: покрытые дымкой улицы казались потерянными и призрачными, а расплывающийся свет фонарей и витрин создавал впечатление чего-то одинокого, отрезанного от привычных вещей.       — Да, и правда неплохо, — согласился Урушихара, сделав мах крыльями, а после подхватил парня поудобнее, на что тот ахнул от неожиданности и вопросительно посмотрел на него, — я не собираюсь просто так парить, — обьяснил он, — мы давно не летали, так что... — и демон резко рванул вперед, наматывая круги.       Они и правда давно не были в небе, а все потому что «Не хочу делать это слишком часто, ибо ощущения будут не такими яркими» — говорил ангел и Люцифер задумывался, какое же наслаждение ему приносит пытать себя ожиданием, а вспоминая то, что Кэтсу нравится доминировать в постели, если в его распоряжении разные секс-игрушки... бывает немного жестоко, но тем не менее, противоречивый же он. Но, как бы там ни было, падший просто пожимает плечами на это.       Когда же парни налетались вдоволь, оминув все видимые небоскребы на большой скорости и куда круче акробатов, то Люцифера просто продолжил парить над самой, как ему казалось, красивой площадью в городе и устремил взгляд кристально-фиолетовых — как описывает Кэтсу, — глаз в рассвет, пытаясь уловить каждый переход оттенка и, чёрт возьми, понять, что такого романтичного ангел в этом нашел.       Пусть идея полюбоваться восходящим солнцем и принадлежала Урушихаре, однако он сделал это лишь в качестве одного из подарком на новый год, а так же потому что его возлюбленный давно этого желал, но не мог вытащить падшего из-под одеяла в такую рань. И неизменно обижался каждый раз и Люциферу требовались время смикалка и, конечно же, гребанные нервы, чтобы помириться с ним.       Но в этот день почему бы и не порадовать Кэтсу таким подарком и не увидеть вдвойне восхищенный блеск в серебряный глазах — от экстремального полета и рассвета, играющими всеми пастельными цветами.       Понимая это, демон довольно вздыхает и легко улыбается.       — Люц? — обернулся на него ангел, глядя вопросительным взглядом. С языка блондина чуть ли не срывается «Всё нормально?», но он вовремя понимает, что вопрос будет как минимум не вежливым, даже несмотря на то, что падший редко улыбается так удовлетворенно.       — Ничего, Кэтсу, — почему-то Урушихара желает сказать это имя, мягко глядя в серые глаза. Так, чтобы успокоить. Так, чтобы в тоне голоса, что стал на тембр выше, проявилась любовь, — я просто люблю тебя, — слетает с обветренных губ неожиданно даже для самого парня, но слова не кажутся лишними или не в тему. Он чувствует это. И его тянет поцеловать Кэтсу, а так же провести пальцами по его щеке, чего он сделать не может, чёрт возьми, но ангел, будто понимая всё, кладет руку на его щеку. И Люцифер более, чем доволен — счастлив в этот момент.       Он тянется за поцелуем и накрывает губы Кэтсу своими, а с первым движением, плавным, как переходы оттенков в сегодняшнем расцвете, в груди разливается какое-то теплое чувство. Урушихара знает, что только этому парню позволяет видеть себя таким... нежным и любящим, да и, в принципе, только Кэтсу и может его растопить, как и он когда-то сделал с застывшими эмоциями того, буквально за руку выводя из депрессии. Когда же демон стал таким мягкотелым? Выразился бы в прошлом — бесхребетным. Может, с появлением его в своей жизни? Нет, пожалуй... это, конечно же, тоже повлияло, но похоже, началось еще с того момента, как попал на Землю. По крайней мере его жажда крови и убийств поутихла.       Парни прекрасно подстраиваются под темп друг друга и Люцифер ещё крепче прижимает к себе ангела, который старается не задушить его обьятиями.       Сколько времени прошло? Минута? Пять? Но они разрывают поцелуй, вначале отстранившись друг от друга на жалкий миллиметр и ответно глядя в глаза с легким румянцем на щеках.       Полюбовавшись рассветом, почему-то напоминающий мягкий зефир, они спустились на землю.       Что же дальше? — задались вопросом парни, понимая, что нужный настрой уже есть, а домой идти не хочется — вечером в Токио будет фестиваль в честь нового года и почему бы не отметить там?       — Хм-м, что насчет того, чтобы заглянуть к Мао? — спросил Кэтсу, молчавший с пол минуты, поглощенный раздумьями о их дальнейших планах.       — К ним? — изогнул бровь Люцифер, а после усмехнулся и добавил: — там по любому сейчас кипиш... только нас не хватало, — но эти слова — как понял ангел по ухмылке, не были отказом, а наоборот — почему бы и не ворваться к друзьям внезапно, не порадовать своим визитом, типа сюрприз, а уж будут ли они счастливы при этом — другой вопрос.       В любом случае, у парней не было перспективы выбора, так что они направились в сторону дома Мао.       Стук в дверь. Пауза. Повторно.       — Кого там еще принесло? — и только спустя кое-какое время был слышен недовольный Мао. Да-а, похоже, у них там и правда запара, а парни пришли в самый разгар.       Дверь открылась с легким скрипом, а от удивления Садао даже ручку резко отпустил.       Пожалуй, в этом доме кипиша было больше, чем в магазинах перед праздниками, но парни благополучно вписались в ситуацию: не зря же все сожители неизменно отмечали вместе каждый праздник.       Кэтсу и Люцифера тут же припахали: первого — помогать Ашии, который, кстати, был очень рад внезапному появлению Кэтсу, с готовкой; второго же — вешать декорации и, о Сатана, почему?! Почему Урушихару-то?! Он никогда не умел нормально вешать дождики — они всегда отцеплялись, но это ещё не единственная проблема: маленький рост явно не способствовал тому, чтобы дотягиваться куда либо, крылья он в помещении расправить не мог, а табуретку таскать... довольно геморное занятие, на самом-то деле, да и все вечно под ногами путаются. Ах да, еще Эми с её дурацкими шутками и подколами. Ну не может человек без чувства юмора шутить! Благо, хоть Чихо была как всегда приветлива и вообще, с того момента, как она начала встречаться с Мао — хотя их отношения и были немного странными (демон и школьница, м-м-м...), но она по-прежнему неизменно любила Садао и всё её внимание было на нём. Ох, есть, кому мозг повыносить — так описал это Урушихара и сказал спасибо кому-то там на небе, что Кэтсу более сдержанный, по крайней мере на людях.       Парни провели у друзей добрые несколько часов, испытывая ностальгию по старым жизням и дежавю. Особенно Люцифер, сидя на своем месте в комнате, где ранее стоял его ноутбук, который сейчас покоиться на небольшом столике такой же миниатюрной квартиры.       — Вы как планируете отмечать? — спросил Ашия с улыбкой, стоя около стола и пытаясь как можно осторожнее открыть бутылку шампанского, но в то же время так, чтобы не упасть в грязь лицом, показав неумение это делать как следует.       — Сегодня будет фестиваль, посвященный новому году. Вот там и отметим, — рассказал Кэтсу с ответной, но более легкой улыбкой на устах, а падший же покосился на него как-то с подозрением. Ревновал.       — Понятно. А мы как всегда, — пожал плечами тот и наконец-то открыл шампанское с характерным звуком пробки.       Нет, стоило бы выпить ближе к полночи, но раз парни неожиданно пришли раньше (вообще Кэтсу и Люцифер хотели навестить друзей первого января или около того, заодно и подарки из дому захватить, но кто же знал, что непродуманная прогулка вынудит их появиться раньше), то было принято всеобщим решением сделать это сейчас. Так что как бы там ни было, друзья ударили бокалами и еще долго говорили о всяком (даже в карты на желания играли, куда же без этого...*)       Весь день сегодня походил на какую-то компьютерную игру, где всё разбито на локации со своей неповторимой атмосферой: дом, магазин, улица, даже небо, потом жилье Мао, а теперь...       ...фестиваль. Парни ждали этого события целую вечность, будто время специально растягивалось, как медленные удары сердца о грудь.       Парни за всё своё пребывание в людском мире впервые на новогоднем фестивале — раньше было не до этого, да и интерес укрылся за жизнью хикки и отрешенностью от общего мира.       Всё вокруг горит огнями: красный и желтый мешаются в оранжевый и даже воздух тут теплее — так много людей. Музыка играет соответствующая, товары на прилавках так же новогодние и складывается впечатление, что только в этот день люди могут повеселиться и создать иллюзию того, что реальность всё ещё проста.       Но тем не менее все вокруг толпятся, широкие улыбки застыли на лицах, часто слышен заливистый смех. А еще вокруг много детей, которые кажутся невероятно милыми, ибо довольны сей идиллией.       И если Урушихара просто всё осматривает, то Кэтсу думает, почему же не был тут раньше. Хотя, пожалуй, не стоило — часто настроение было не к чёрту и оно так и брызгало из уст желчью, так что впечатление могло только испортиться.       Кэтсу тащит Люцифера куда-то — куда глаза глядят и, кажется, намеревает побывать везде и попробовать вся: от стрельбы из пистолета снежками в движущихся снеговиков — кстати, эти навыки у него что надо — хмыкает про себя Люцифер, но всё-таки улыбается выигрышу ангела, хоть, как тот сказал после, это было довольно скучно само по себе, но энтузиазм и привкус нового года на кончике языка сделали свое дело, до примерки новогодних масок и осмотра гирлянд самых разнообразных форм. Кстати, уже есть первое дело на следующий год — купить гирлянду-занавес. Не яркую, скорее всего, даже одного цвета, чтобы не уничтожить дизайн их жилой площади тяжелой рукой с размаху.       В итоге и падший оттаял, привык к окружению многих людей, что топчут снег под обувью разных размеров и в конце-концов пробовал на вкус всё сьедобное и внешне привлекательное, как сам праздник, что продавали. У Кэтсу же появилась новая фотография возлюбленного — как тот набивает рот какими-то мотти, а кончики его челки спутались так, что, кажется, не приведешь в порядок потом.       Опробовав всё, что только можно было, парни зависли в уединенном кафе неподалеку, куда отдаленно, но успокаивающе доносился фестивальный шум, контрастируя со спокойной новогодней музыкой в самом помещении. Но, несмотря на это, Кэтсу всё же сумел увидеть блеск в аметистовых глазах любимого, нежно поглаживая его руку, на коже которой играли отблески водопада цветов на шторах.       В конце-концов выпив по бокалу шампанского они отдаленно наблюдали за происходящим...       Уже под звон курантов все, что творилось где-то там вне, казалось парням отрешенным, а яркие краски туманными. Стекло бокалов нагревалось под пальцами, немного потело около них, а сам напиток искрился из-за блесток, как звезда на кончике пушистой ёлки.       Под нежные улыбки и влюбленный взгляд до ушей долетел стеклянный звон.       И еще одна зона в этой интересной новогодней игре: спокойная, сокрытая темнотой, уже после основных событий. Она заключала весь день, была устало-веселой в комплекте.       Снег все так же медленно падал с темного неба, переливающегося темно-темно синим и мерцающим звездами, будто искры на красивом платье.       Кэтсу подставил нос под мелкие, мягкие снежинки, ощущая, как они тают на теплой коже, но не заметил снежка, прилетавшего в спину.       Парни еще какое-то время, которое, конечно же, никто не считал, потратили на игру в снежки, как малые дети, а после устало повалились в сугроб с широкими улыбками и переплетая замерзшие даже сквозь перчатки пальцы.       Все-таки даже несмотря на холодный денек, им обоим требовалось чуть больше тепла...
Примечания:
Данго* — японская сладость. Это типа мотти на палочке, без начинки, а сладкий вкус придает соус.

** — Кэтсу сейчас семнадцать, а совершеннолетие в Японии с двадцати лет.

*бета, помнишь, как я тебе рассказывала про игры на желание в общаге, гы? :D
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты