Размер:
19 страниц, 1 часть
Описание:
Ярл Вайнтраля Агнар "Мясник" вероломно убит наёмниками своей соседки - ярла Кронберга Кайры Алерссон. Она захватила его трон, провозгласила себя королевой Севера и начала покорять соседние владения, развязав междоусобную войну. Войска королевы осадили Хавлак, город в котором находится последний наследник Агнара "Мясника".
Посвящение:
Дорогим читателям, которые на протяжении года следили за похождениями Кровавой Жеребицы
Примечания автора:
Произведение является продолжением событий описанных в книге автора Проклятые души (The Great Tits World I) но может читаться, как самостоятельное. Автор отказался от чужих миров и вселенных, сегодня это уже оригинальное произведение и оригинальный мир, созданный автором.
P.S. Это не Вторая книга про Жеребицу, но автор добавил к произведениям нумерацию, чтобы читателю было легче ориентироваться.

Примечания, карту мира и другие дополнительные материалы можно найти на Discord канале автора по серии The Great Tits World
https://discord.gg/4jp4bFC37N
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
21 Нравится 11 Отзывы 5 В сборник Скачать

Милосердие (The Great Tits World II) ПЕРЕЗАЛИВ

Настройки текста
Примечания:
Примечания, карту мира и другие дополнительные материалы можно найти на Discord канале автора по серии The Great Tits World
https://discord.gg/4jp4bFC37N
      «Мой Император!       Порученная мне миссия оказалась под угрозой. На тот случай, если меня убьют и лишат души, пишу это донесение о том, что мне удалось узнать.       В Кронберге я нашёл след пропавшей имперской экспедиции. Должен признать, это было несложно, почти каждый житель этой деревушки наблюдал, как Трира Рууза сажали на кол. По обвинению в нападении на местного жителя ярл Кайра «Холодная» приговорила его к смерти, даже не проводя суд. Обвинение это выдвинуло какое-то непонятное существо, состоящее при ярле хускарлом. Оно и привело приговор в исполнение, проявив при этом особую извращённую жестокость.       Рууза не только убили варварским способом, но перед этим ещё и кастрировали, а отрезанным членом заткнули ему рот. Остальные члены экспедиции тоже убиты этой тварью и её сообщниками. Мой источник сообщил, что вероятнее всего у всех отняли души. Всё это дело рук существа, которое именует себя Аурелией Стэллион. Люди прозвали её «Кровавой Жеребицей». Некоторые жители Кронберга утверждают, что она демон, порождение Хаоса. Основываясь на том, что мне удалось узнать о ней, я солидарен с ними.       Это безумная кровожадная и похотливая тварь, имеющая женское тело и настоящий КОНСКИЙ член. При этом она не скрывает этого, ходит повсюду обнажённой и демонстрирует своё уродство. Тех, кто пытается возмутиться её поведением, она прилюдно насилует или убивает. Это существо воплощение зла и всех возможных пороков, многие хотели бы избавиться от этого монстра, но ярл Кронберга покровительствует ему. «Почему я всё это пишу?» — спросите Вы. Дело в том, что это чудовище имеет прямое отношение ко второй цели моей миссии, всё указывает на то, что вещь, которую Вы поручили мне разыскать, находится у этой самой Стэллион. Мне удалось выяснить, что в прошлом она была тем самым Титусом Вароном, которого искали Веллис Гратим и его экспедиция.       Далее я отправился по следам этой Стэллион и узнал, что в Вайнтрале она и её соратницы, какие-то безумные шлюхи, убили местного ярла и бессмертного лидера гильдии работорговцев, при этом лишив его души. После чего эти твари устроили в городе пожар, в котором погибло ещё несчётное количество смертных горожан. А спустя несколько дней в городе появился новый правитель, и это не кто иной, как Кайра Алерссон «Холодная», ярл Кронберга. Она узурпировала власть, провозгласила себя королевой Севера и начала настоящую междоусобную войну против своих соседей.       В Вайнтрале мне удалось выяснить, что порождение Хаоса по имени Аурелия Стэллион «Кровавая Жеребица» вместе со своим отрядом отправилось на запад. Я поехал следом за ними, в пути остановился на ночлег в Хавлаке и застрял тут. Два дня назад войска Кайры Алерссон «Холодной» осадили город. Из-за этого возможность телепортации из города заблокирована, а со дня на день начнётся штурм, и я не уверен, что переживу его. Королева Севера грозится уничтожить всех горожан, если ярл не примет её ультиматум. Но он не собирается это делать, так как Кайра выдвинула неприемлемые условия: вместе с ключами от города она потребовала головы самого Итара «Белого», ярла Хавлака и его зятя Рагнара «Мясника».       По некоторым сведениям, Аурелия Стэллион больше не служит королеве Севера, но многие утверждают, что она состоит в её армии и, скорее всего, примет участие в готовящемся штурме. Если мне удастся сохранить душу, то я продолжу свои поиски, но боюсь, что даже если подберусь к этой Стэллион, то не смогу заполучить то, что Вам нужно. Поговаривают, что эта тварь владеет демонической магией и способна подчинять разумных своей воле. У неё довольно крупный отряд, состоящий как из неодушевлённых наёмников, так и бессмертных компаньонов. Точное количество мне пока не удалось узнать, но, по разным сведениям, в нем не менее тридцати разумных. Основываясь на этом, предлагаю снарядить крупную военную экспедицию, чтобы изловить Стэллион, уничтожить её банду и забрать у неё нужную Вам вещь.        Ваш преданный слуга, ваш «меч и щит», Бакор Лацио»              Бакор отложил перо и промокнул чернила песком. Вот и всё, осталось позаботиться о том, чтобы письмо попало в руки к Императору. На самом деле, он не собирался дальше преследовать проклятую Стэллион, даже если выберется из осаждённого города без единой царапины. Он слишком многое слышал об этом порождении Хаоса и о том, как она поступает со своими врагами, поэтому не горел желанием попасть в их число. Не многое бессмертные сохранили свои души после того, как вступили с ней в конфликт. Бакор не хотел, чтобы и его душа, запертая в камне, пополнила коллекцию кровожадного монстра, а тело отправилось наПоля Мучений, план Хаоса, принадлежащий тёмному богу Баалу (*), где демоны будут истязать его. Уж лучше он сымитирует свою смерть, а в крайнем случае потеряет своё место в рядах арканиев Императора. Всё равно это не так страшно, как потерять душу.       Размышляя над этим, имперский шпион бросил взгляд на кровать, на которой, укрывшись простынёй, лежала юная девушка. Местная шлюха. Бакор купил её на ночь у трактирщика и неплохо позабавился, для деревенской потаскухи она оказалась довольно умелой. Девица неплохо владела всеми своими дырками и другими частями тела. При воспоминаниях об упругой заднице проститутки в штанах у Бакора стало тесно, и рука сама полезла к члену. Выпустив его на свободу, он стал надрачивать, глядя на девушку, начавшую ворочаться во сне. Недолго размышляя, он встал, скинул с себя рубаху со штанами, и направился к кровати. Одна его рука стащила простынь с проститутки, а другая грубо погрузилась в её промежность. Проститутка снова заворочалась и замычала, приоткрывая глаза.       — Ты купил только ночь, и она уже прошла, — сонным голосом напомнила она парню.       — Не переживай, я заплачу. Отсоси мне, стояк такой, что хоть орехи коли, — бросил парень и присел возле головы девушки, направив возбуждённый член прямо в её лицо.       — Сотня золотых, и моё тело в твоём распоряжении на два часа, только на этот раз ты отдашь деньги лично мне, а не трактирщику, — произнесла юная потаскушка, глядя на парня блестящими от жадности глазами.       — Ар-р-р! Хорошо, будь по-твоему, сотня, и два часа я деру тебя во все дыры.       Он уже начал тыкать влажной от смазки головкой перевозбужденного члена ей в губы, но она отстранилась.       — Ну-ну, не спеши. Сначала деньги, — произнесла она, лениво потягиваясь и поглаживая бёдра.       — Да сгинуть тебе в Хаосе! Я сейчас обкончаюсь! Соси уже, шлюха, я заплачу тебе!       Парень навис над лицом проститутки, но она, игриво хихикая, ускользнула от него.       — Думаешь, что если мне шестнадцать, то значит я наивная дурочка? Деньги, или я расскажу трактирщику, что ты взял меня силой, и вышибалы вытрясут из тебя всё дерьмо и самого поимеют в жопу.       Он не боялся трактирщика с его жалкими вышибалами, при необходимости он мог перебить их всех, но не хотел привлекать лишнее внимание к себе, да и выбора она ему не оставила, не насиловать же её на самом деле. Парень немного обуял свою похоть и передал ей кошель с запрошенной суммой. Деньги оказались в руках девушки и тут же исчезли, а парень опять направил член ей в лицо. Девица взяла его в руку и начала лениво посасывать, не особо усердствуя, чтобы отработать полученный гонорар.       Парень не выдержал, схватил её голову руками и стал буквально насаживать рот проститутки на свой член. Девушка не пыталась сопротивляться, вскоре он застонал и, содрогаясь всем телом, излил в её рот струю спермы. Парень извлёк изо рта проститутки влажный блестящий член, а она, улыбаясь и томно глядя ему в глаза, облизала пухлые губки.       — Ты сказала два часа, так что давай соси ещё и раздвигай ноги, я собираюсь как минимум по разу оприходовать тебя спереди и сзади, — произнес он, надрачивая начинающий обвисать член.       — Может, сначала покормишь меня чем-нибудь более существенным, чем твоя кончина?       — Может, но позже, если заслужишь. Не увиливай, или я скажу трактирщику, что ты работаешь в обход его кассы.       Взяв деньги, проститутка оказалась в уязвимом положении, и ей ничего не оставалось, как подчиниться.       — Хорошо, хорошо, только дай минутку, пописать и подмыться. Во мне ещё с ночи осталась твоя сперма.       — Иди, но пошевеливай задницей, — согласился Бакор и развалился на кровати, продолжая надрачивать член.       Его взгляд мечтательно устремился на покачивающиеся ягодицы девчонки, направляющейся кошачьей походкой в уборную.              Спустя минут десять, девушка вернулась, но член парня, несмотря на все его старания, уже опал, и ей пришлось снова трудиться над ним ртом. Когда орган пришёл в готовность, и парень уже приготовился ввести его в вагину усевшейся на нём верхом проститутки, за окном раздался протяжный сигнал боевого рога, а из коридора донеслись крики:       — Они идут! Идут!       — Началось… — испуганно пропищала проститутка и попыталась встать, но крепкие руки парня удержали её на месте.       — Вот дерьмо! Сиди, сука! — прорычал Бакор, и, не обращая внимания на крики, с силой вставил член между ног девушке.       — Ай! Осторожнее! — взвизгнула она, укоризненно глядя на клиента.       — Не вздумай улизнуть, я оплатил время и собираюсь воспользоваться им. Мне плевать, что там происходит, хоть сам Баал стоит у ворот города, я всё равно трахну тебя, как и собирался. Это не моя война, да и ты, думаю, не собираешься бежать на стены, так что работай, шлюха.       — Грубиян, — произнесла девушка, наигранно изображая обиду, и, смирившись с тем, что придётся работать, заёрзала на члене.              — Они идут! — закричали хускарлы и забегали по дому ярла, стуча по полу сапогами и гремя оружием, в тот момент, когда Рагнар «Мясник» оросил семенем лоно своей супруги Аеты.       Девушка застонала от удовольствия и повалилась на подушки, разбрасывая по ним жидкие светлые волосы. У Рагнара этот секс не вызывал приятных ощущений, впрочем, как и все другие, когда он делил ложе с этой женщиной. Тощая, как оголодавшая селёдка, плоская, как мальчишка, и страшная, как друда, его жена вдобавок ко всем этим достоинствам имела ещё и скверный характер. Стоя на коленях над распростёртым телом, содрогающемся в оргазменной истоме, Рагнар в очередной раз проклял тот день, когда повздорил со своим отцом ярлом Вайнтраля Агнаром «Мясником», и тот в отместку за его строптивое поведение женил сына на дочери ярла из соседнего владения, а наследником своего трона сделал его младшего брата Ингвара.       Правда, может, оно и к лучшему, что так сложилось. Сейчас и отец, и брат отправились на встречу со Смертью. Их обоих вместе с матерью убила наёмница по прозвищу Кровавая Жеребица, а он жив, здоров и трахается. Только вот в скором времени это может измениться, крики хускарлов оповещали ни о чём ином, как о том, что войска Кайры Алерссон «Холодной» пошли на штурм. Кайра и была настоящей виновницей гибели родителей и брата Рагнара. Это она, черномазая арибская шлюха, наняла полудемона-получеловека, порождение Хаоса, Аурелию Стэллион, по прозвищу «Кровавая Жеребица», чтобы та убила всю его родню и освободила для неё место ярла Вайнтраля.       Как только развеялся дым над его родным городом, сожжённом Жеребицей, Кайра усадила свою чёрную задницу на трон его отца, а ему, Рагнару, по наследству досталось только отцовское прозвище — «Мясник». Правда, оно не особо ему подходило, на самом деле Рагнар не был кровожадным, да и драки не особо любил, предпочитая решать споры с помощью головы, а не грубой силы. В юности Рагнар больше времени проводил в библиотеке, чем в оружейной. Но, несмотря на это, никто не мог назвать его слабаком или трусом, только вот при мыслях о предстоящей битве у него почему-то предательски сводило живот, было какое-то нехорошее предчувствие.       «Да и насрать, погибну, так погибну, зато больше не придётся трахать эту суку», — подумал парень, но тут же пожалел об этом. При мыслях о «насрать» в животе забурлило ещё сильнее, и он понял, что если сейчас не побежит в нужник, то замарает штаны.       «Ни на что не способен, ни трахать, ни драться. Даже обосрался со страху», — подумала Аета, потягиваясь на кровати. Вот уже полгода она пыталась зачать от этого олуха ребёнка, чтобы получить наследника, но, похоже, его семя было холощённым.       «Полгода трахаю эту ведьму, а она всё никак не понесёт, похоже, её нутро прогнило насквозь. Скорей бы уже она нарожала наследников, и можно было спокойно драть шлюх, а не эту болотную выдру», — подумал Рагнар, облегчая кишечник над дыркой в уборной.       — С тобой всё хорошо, любимый? — спросила Рагнара супруга, когда он вышел из нужника.       — Всё отлично, съел что-то несвежее, но зато теперь порхаю, как пёрышко, — изображая улыбку, ответил парень.       — Береги себя, — произнесла Аета и прижалась к мужу. — Тебе ведь не обязательно идти на стену, для этого есть хускарлы.       «Скажи это своему папаше с отбитой башкой, который считает, что ярл должен быть на острие атаки. В данном случае в самом центре обороны», — подумал Рагнар, а вслух произнёс:       — Ты ведь знаешь, нельзя по-другому, место вождя на стене, злые языки в городе и так говорят, что Кайра пришла за моей головой, я не могу прятаться за солдатами и наёмниками.       «Конечно, за твоей головой, никчёмное ничтожество, за чем же ещё. Если Кайре так хочется быть королевой Севера, то мой отец абсолютно не против этого и даже присягнул бы ей. Одной задницей на тронах всех ярлов она всё равно не усидит, ей нужны будут наместники, а кто может подходить на эту роль лучше, чем правящий ярл, который знает всё про своё владение? Если бы к сегодняшнему дню ты смог зародить во мне жизнь, то я бы уговорила отца принять ультиматум Кайры, но только относительно твоей головы. Думаю, мы смогли бы с ней договориться. Но моё чрево пусто, и отец вынужден сражаться за твою задницу, так как без наследника его род оборвётся», — зло подумала Аета.       — Не слушай всякую чернь, но ты прав, по-другому нельзя, место вождя среди солдат. Только прошу тебя, родной, будь осторожен, — произнесла она вслух.       — Всё будет хорошо, этой выскочке не на что надеяться, не нужно заканчивать имперских академий, чтобы понимать, что для штурма атакующим нужно уметь в три раза больше солдат, чем у защищающихся. У нас сотня хускарлов, ещё сотня городских стражников и три полные дружины наёмников, это ещё тридцать три воина, трое из которых бессмертные. У Кайры только двести отцовских и двадцать своих хускарлов, и, может, десятка три наёмников, если эта тварь Стэллион сейчас с ней, но я слышал, что их пути разошлись. Прикажи накрыть завтрак, солнце ещё не успеет подняться, как мы отбросим врагов от стен и погоним их на болота.       На самом деле он не был так уверен в том, что говорил. Про Кайру «Холодную» можно было сказать всё, что угодно, кроме одного — назвать дурой её было нельзя. Эта женщина организовала убийство собственного супруга, ярла Кронберга, и, даже не имея наследников, при которых могла бы оставаться регентшей, сама заняла его трон. Также она спланировала и осуществила коварный захват трона его отца, попутно захватив эбонитовую шахту, которой владела гильдия бессмертных работорговцев, и при этом не только избежала мести с их стороны, но и каким-то непостижимым образом заручилась поддержкой этой гильдии в Вайнтрале.       Стерва наверняка знает, что штурмовать стены при равенстве сил с защитниками подобно самоубийству, а значит, она на что-то рассчитывает. Не может же Кайра надеяться на то, что эбонитовые доспехи и оружие, сделанные из металла, добытого на захваченной шахте, дадут её воинам значительное преимущество, да и наверняка ей известно, что защитники города вооружены не хуже. Их снаряжение не уступало в качестве, городские стражники Хавлака носили крепкие эбонитовые кольчуги, а хускарлы ярла были закованы в тяжёлые доспехи, тоже выкованные из чёрного металла. Отец Рагнара, Агнар «Мясник» с помощью гильдии бессмертных, с лидером которой у него была договорённость, держал под контролем ту самую эбонитовую шахту и щедро снабжал этим редким металлом своего свата. Обе противоборствующие стороны имели практически самое лучшее снаряжение, которое было доступно смертным в Мироздании.        Может, на самом деле эта отрыжка Хаоса Аурелия Стэллион решила помочь Кайре и привела свою банду наёмников? Поговаривали, что за этой демонической тварью следуют и бессмертные, и что они те ещё отморозки: сражаются полуголыми, пожирают сердца убитых врагов и насилуют даже трупы, при этом не делая особых различий между мужчинами и женщинами. Но несмотря на то, что одно только присутствие на поле боя таких противников могло деморализовать защитников города, Кровавой Жеребицы и её наёмников всё равно было явно недостаточно, чтобы у Кайры появился перевес и хоть какие-то шансы на победу.       Ещё ходил слух, что, когда Кайра захватывала трон его отца, под стенами Вайнтраля видели крупный отряд хельсов (*), и что якобы они сопровождали узурпаторшу. Правда, сам Рагнар отказывался в это верить. С дикарями тундры ещё никому не удавалось договориться, эти выродки открыто практиковали демонопоклонничество и почитали тёмного бога Кернунна. Дикари не признавали никакой власти и считали себя истинными хозяевами всего Нордхейма, они ни за что не вступили бы в союз с самопровозглашенной королевой Севера. А значит, у Кайры был ещё какой-то козырь, тот, о котором Рагнар не знал и даже не догадывался. Эта неизвестность и наводила на него тревогу.       У Рагнара снова забурлило в животе, он уже готов был опять бежать в уборную, но усилием воли заставил дерьмо держаться внутри. В общем-то, и дерьма-то уже, наверное, в нём не было, вроде вышло всё, что только можно было, оставалось только вывернуть из задницы кишки. Возможно, именно они и просились наружу от нарастающей тревоги.       Размышляя над всем этим, Рагнар надел тяжёлые доспехи, жена помогла ему справиться с ремнями, взял шипастую булаву, обитый рубедитом щит и вышел из супружеских покоев навстречу своей судьбе. Если она будет к нему благосклонна, то сегодня он отомстит за смерть родных, а если его опасения по поводу припрятанного козыря оправдаются, и Кайра одержит верх, то он отправиться в Адливун (*), чтобы там, в Залах доблести Лоса, воссоединиться с семьёй и вечно пировать в компании отца и брата.              Они идут! — восторженно закричал стоящий на стене юный городской стражник, когда из утреннего тумана стали появляться штандарты осаждающих, приближающихся к городской стене.       Они идут, — удручённо согласился седовласый ветеран и потянул с пояса сигнальный рог.       В отличие от своего юного товарища он не испытывал щенячьего восторга при виде надвигающегося противника.       — Интересно, Жеребица с ними? Вот бы взглянуть на неё, — промолвил юнец, всматриваясь в туман.       Штандарты, на которых на сером фоне была изображена белая корона, замерли, атакующие остановились, наступила зловещая тишина.       — Если всё, что про неё говорят — правда, то лучше молись Девяти, что бы её тут не было, — промолвил ветеран, взводя арбалет.              — Началось, — промолвил Итар «Белый», стоя на смотровой площадке крепостной башни, когда к нему подошёл его зять Рагнар.       — Если бы ты дал мне воинов, этого можно было бы избежать, — не скрывая раздражение, произнёс Рагнар.       Три месяца назад, когда Кровавая Жеребица убила его отца, мать и брата, после чего сожгла Вайнтраль, трон которого потом узурпировала ярл Кронберга Кайра «Холодная», он, пылая жаждой мести, пришёл к своему тестю. Рагнар просил Итара напасть на Вайнтраль и согнать ненавистную Кайру Алерссон с отцовского трона, но отец его супруги отказал ему. У Хавлака не было достаточного количества солдат, чтобы сражаться с объединённым воинством Кронберга и Вайнтраля впридачу с наёмниками, которых привлекла на свою сторону новоиспечённая королева Севера.       Итара и самого не устраивало, что у него появилась агрессивная соседка. У старика не было сомнений в том, что рано или поздно она позарится на его земли и трон. Он предложил зятю собрать армию наёмников и подождать до весны. С открытием навигации многие жители Вайнтраля выйдут в море, в том числе и наёмники, которых собрал покойный отец Рагнара для экспедиции на Мордок. По слухам, Кайра не отказалась от задуманного её предшественником похода и готова была заплатить наёмникам, чтобы те отправились на поиски земли предков и их золота.       Если бы замысел Итара удался, у них с зятем появились бы неплохие шансы восстановить справедливость и согнать арибскую задницу Кайры с трона Вайнтраля. Но королева Севера опередила их, она не стала дожидаться весны и осадила Хавлак. Значительного перевеса в силах у неё не было, но и у Рагнара не особо задалось с наёмниками, даже бессмертные вольные капитаны, для которых война была развлечением, не особо спешили примкнуть к нему. Мало кого прельщала перспектива вражды с Кайрой. И дело было вовсе не в том, что кто-то боялся выступить против неё, а в том, что тот, кто собрался бы воевать с королевой Севера, должен был готовиться и ко встрече с Аурелией Стэллион, демонессой по прозвищу «Кровавая Жеребица».       Хоть многие и утверждали, что Стэллион больше не работает на Кайру, но смельчаков всё равно оказалось очень мало. Поговаривали, что Кровавая Жеребица и королева Севера были любовницами, и хоть между ними и появились какие-то разногласия, всё равно оставалась вероятность того, что Стэллион в любой момент может прийти на выручку к своей бывшей возлюбленной. А эту суку не просто так прозвали Кровавой, практически у всех своих бессмертных врагов она отнимала души, таким образом лишая их возможности возрождения и отправляя в Хаос на потеху Баалу, верховному демону насилия.       — Если ты хотел покончить с собой, то это не значит, что и другие должны следовать твоему примеру. Сейчас мы в гораздо более выгодном положении, чем были бы три месяца назад под стенами Вайнтраля. Жаль только, что с наёмниками ты не преуспел, но и трёх десятков должно хватить. За всё время осады наши наблюдатели насчитали не больше двух с половиной сотен солдат в стане врага. Половину мы перебьём ещё до того, как они поднимутся на стены. Главное не лениться и крушить черепа должным образом. Боги на нашей стороне, — высказался Итар «Белый».       — Не уверен я в этом, — возразил Рагнар. — Кайра не дура, а значит, приготовила для нас какой-то сюрприз. Как бы на самом деле с ней не было Кровавой.       — Ха! Да какая разница, кого она там притащила? Кровь у всех одного цвета. Подумаешь, Кровавая Жеребица, всё её так боятся, можно подумать, она дочь самого Баала, а при этом она всего лишь бессмертная. Да, окончательно её не убить, если только не лишить души, но так же, как тебя или меня, её можно сразить доброй сталью. На сутки она отправится в Святилище, и к тому времени, когда она снова сможет присоединиться к своей черномазой любовнице, мы уже снимем осаду и сами пойдём на Вайнтраль.       — Хотелось бы, что бы так оно всё и было, — произнёс Рагнар, не разделяя со своим тестем его уверенность в победе.       Он не был трусом, да и телосложением боги не обделили его, и хоть он и предпочитал книги оружию, с последним он всё же неплохо обращался. Но ещё он неплохо разбирался в стратегии и понимал, что что-то в этой осаде не так. Это мероприятие было не менее самоубийственно для Кайры, чем была бы их атака на Вайнтраль. Конечно, у королевы Севера огромное преимущество в том, что, как и её любовница Стэллион, она бессмертная, и окончательная аннигиляция ей не грозит, но в случае её поражения неминуемо последует ответный удар, и тогда она, скорее всего, лишится Вайнтраля. Она не может не понимать этого, но все же пришла под стены Хавлака и решила атаковать.       Туман начал понемногу рассеиваться, и у защитников появилась возможность увидеть первые ряды врагов, которые продолжали стоять вне досягаемости их стрел и арбалетных болтов.       — Чего она выжидает? — нетерпеливо бросил Итар своему зятю и одному из капитанов наёмников, поднявшемуся к ним на башню для уточнения приказов.       — Страх порой более сильное оружие, чем любой меч, — сказал капитан, огромный орк, закованный в тяжёлую броню и обвешанный оружием.       Каких только инструментов убийства не было у этого парня: в ножнах на поясе висел длинный прямой клинок, по бокам пара мечей покороче, грудь пересекала перевязь с метательными ножами, за спиной, прикрытые прямоугольным щитом, покоились лук и колчан стрел, а в руках он держал ужасающего вида двуручный меч, оперев его концом в пол. Сомнений в том, со всем своим арсеналом орк умеет мастерки обращаться, ни у кого не было. Хартаг гро-Загр был профессиональным бессмертным наёмником и зарабатывал тем, что продавал своё умение убивать. Как непоколебимая скала, парень стоял рядом со своими нанимателями и всем своим видом показывал, что сам он неуязвим для такого оружия, как страх.       Туман ещё больше рассеялся, и со стороны осаждающих к городу выдвинулись два всадника. Когда они подъехали ближе, в них стало можно разглядеть чернокожую женщину, восседающую на белом коне, и воина, едущего рядом на чёрном жеребце. Женщина была одета шубу из шкуры белого медведя, такие же сапоги и рукавицы. На груди шуба была распахнута, и защитники города смогли разглядеть, что кроме неё другой одежды на всаднице нет. Она бесстыдно и, кажется, даже с гордостью, как другие демонстрируют какие-либо свои достоинства, выставляла напоказ тяжёлую обнажённую грудь.       — Вот это сисяндры… — мечтательно обронил Рагнар, но тут же осёкся, вспомнив, что стоит рядом с отцом своей супруги, которую боги обделили этим атрибутом женственности.       Итар не придал значения словам зятя, вместо этого он внимательно разглядывал правый фланг осаждающих. В руках у ярла появился двемерский окуляр, и он приложил его к глазу. Он разглядел около трёх десятков воинов, закованных в черную броню, выполненную в орочьем стиле, с забралами на шлемах в виде черепов.       — Дерьмо Баала. Похоже, ты прав, парень, — сказал он, обращаясь к Рагнару. — Там стоят «Черепа», наёмники Стэллион, но самой проклятой Жеребицы с ними не видно.        Хартаг тоже приложил к глазу окуляр и пристально всмотрелся в воинов, про которых говорил ярл. Похоже, старик не ошибся, на фланге на самом деле стояли солдаты, выглядящие, как наёмники Жеребицы, только вот что-то было не так в этих воинах. Он присмотрелся внимательнее и понял, в чём дело — говорили, что наёмники Стэллион носят броню работы Мастера артефактов по имени Якуз. И ещё говорили, что броня эта сделана из обычного орихалка, но мастер смог придать ей уникальные защитные свойства. Хартаг, как и большинство его сородичей, неплохо разбирался в кузнечном деле, и, глядя на отряд наёмников, он смог заметить, что их броня сделана не из грубого орихалка, а эбонита, гораздо более прочного и дорогого металла.       — Это не отряд Жеребицы, — сказал Хартаг, отнимая окуляр от глаза. — Кто-то просто пародирует их. Психологическая атака, как я уже говорил, она хочет запугать нас.              Пока ярл, его зять и капитан наёмников изучали врагов, два всадника преодолели рубеж дальности выстрела из лука и приблизились к стене. Облик женщины не оставлял места сомнениям в том, она и есть Кайра Алерссон «Холодная», королева Севера.       Сопровождающий её воин был облачён в такую же броню, что и воины, стоящие на фланге, и, по всей видимости, был одним из них. Лицо воина скрывало забрало в виде черепа, из-за плеча торчала рукоять какого-то двуручного оружия, а в правой руке он держал щит, который, вероятнее всего, был предназначен для защиты королевы, а не его самого.       — Ярл Итар! — прокричала королева, откинувшись в седле и ещё больше выставляя напоказ свою огромную обнажённую грудь. — Даю тебе последний шанс позаботиться о твоих подданных. Сдайся вместе со своим зятем, и я, Кайра Алерссон «Холодная», королева Севера, ярл Кронберга и Вайнтраля, даю слово, что сохраню жизнь горожанам. Я даже не трону твоих хускарлов, если они присягнут мне на верность. Вы всё равно обречены, и я предлагаю решить всё ценой двух жизней вместо множества. Решайся!       Итар посчитал, что последние слова Кайра обращала не к нему, а как раз к тем самым хускарлам, которых обещала помиловать, призывая их, таким образом, к предательству. Он впал в ярость, выхватил у стоящего рядом стражника арбалет и выстрелил, целясь женщине в голову. Телохранитель королевы мгновенно среагировал и принял удар болта на щит, закрыв им её.       Следом раздались щелчки других арбалетов, пение спущенных луков, и в сторону всадников полетела целая туча стрел и болтов. Лошади под Кайрой и её телохранителем заржали и начали заваливаться, но они успели спрыгнуть на землю, чтобы тела животных не придавили их. Воин по-прежнему успешно отражал щитом все снаряды, предназначенные самопровозглашённой королеве Севера, абсолютно не заботясь о собственной безопасности, но в этом и не было нужды. Стрелы и болты отлетали от чёрной брони, не оставляя на ней даже царапин.       — Да будет так! Вы выбрали свою судьбу! Умрите все! — яростно и отрывисто выкрикнула Кайра Алерссон «Холодная» и, не теряя достоинства, стала медленно отходить к рядам своих воинов.       Перед передней шеренгой появились мантелеты, огромные щиты на колесах, оборудованные прорезями для стрельбы и обитые листами эбонита. Войско королевы всколыхнулось и пошло в наступление.       — Что, прямо так? Они даже не позаботились приготовить таран или осадную башню? — удивлённо произнёс Итар, глядя на приближающихся воинов, и начал раздавать приказы: — Хартаг, отправь своих магов на стену, пусть уничтожат эти щиты. Рагнар, берёшь на себя командование баллистой, сосредоточь стрельбу на «Черепах», или кто там за них себя выдаёт. Постарайся перебить как можно больше этих ублюдков, прежде чем они доберутся до стен.       Капитан наёмников пошёл к лестнице, чтобы отдать распоряжения своим солдатам, и Рагнар поспешил за ним. Всего стены Хавлака защищало четыре баллисты, но все они были разбросаны по этим самым городским стенам. На восточной стене, со стороны которой наступала Кайра, орудие стояло на надвратном барбакане, и Рагнар направился туда.       Под защитой мантелетов войска королевы приблизились на расстояние выстрела и снова остановились. Между атакующей и нападающей сторонами начался обмен стрелами и болтами. Баллиста, наводимая самим Рагнаром, начала закидывать тяжёлыми стрелами правый фланг противника. Правда, особо результата этот обстрел из неуклюжего орудия не дал. Атакующие прятались за тяжёлым мантелетом или просто разбегались в стороны.       Две женские фигуры, облачённые в мантии, те самые маги, о которых говорил ярл, поднялись на стену. Обе они были бессмертными, и каждая командовала своим отрядом наёмников в десять мечей. Колдуньи были теми немногими, кто не испугался репутации Кровавой Жеребицы, и согласились поступить на службу к Рагнару, чтобы присоединиться к его походу на Вайнтраль.       Как только девушки оказались на стене, они начали закидывать огненными шарами мантелеты атакующих. Но вопреки ожиданиям, огромные конструкции не разлетались в клочья, со стороны врага кто-то умело блокировал их атаки, накладывая магические щиты.       — Проклятье! — бросил ярл, глядя на то, как сгустки огня разбиваются о невидимые преграды.       Колдуньи сменили стихии, одна обрушила на войска королевы цепную молнию, вторая ударила потоком холода. Первой удалось зацепить несколько воинов, но особого вреда нанести она не смогла, а атаки второй ведьмы были полностью отражены магами противника.       Хартаг вернулся на башню и снова встал рядом с ярлом, не обращая внимания на летящие стрелы, его доспехи не уступали в качестве тем, в которые был облачён телохранитель Кайры «Холодной», и также отражали все снаряды.       — Чего они опять выжидают? Почему не идут на приступ? — разорялся ярл.       — Какой боезапас у твоих стрелков? — вместо ответа спросил орк.       — По два колчана стрел, и в оружейной припасено ещё столько же, но если так и дальше пойдёт, то скоро ничего не останется, — сказал Итар «Белый».       — Вот и ответ на твой вопрос, — произнёс наёмник.       Он был уверен, что смог разгадать замысел противника. Перестрелка длилась уже четверть часа, но кроме потраченных снарядов не приносила особого результата. Пара убитых и несколько раненых с обеих сторон это все, чего удалось добиться.       — Прикажи прекратить стрельбу, — сказал ярл стоящему позади него капитану городской стражи и тут же добавил: — Только тихо, чтобы они не услышали команд, для виду выпустите ещё несколько стрел. Пусть эти ублюдки думают, что они у нас закончились. Когда они полезут на стены, мантелеты больше не смогут защитить их, тогда и преподнесем этим выродкам сюрприз.       Капитан кивнул и застучал коваными сапогами по лестнице. Слева со стены донёсся голос Рагнара и грохот разряжающихся баллисты. Каменный снаряд устремились в мантелет, за которым скрывались «Черепа». Там где магия оказалась бессильна, преуспела грубая сила. Всё это время наёмные колдуньи продолжали закидывать атакующих магическими снарядами, не давая магам врага расслабиться и отвлекая их внимание на себя. Крупный камень, не встретив магического сопротивления, ударил в огромный щит и развалил его на брёвна. До ушей обороняющихся донёсся хруст ломающегося дерева и крики боли. Похоже, кого-то из наёмников задело обломками. От осознания этого по лицу Итара поползла улыбка, и он ликующее выкрикнул:       — Молодец, мой мальчик! Дай им просраться!       Ещё один мантелет разлетелся под ударом камня, и атакующим пришлось укрываться за соседними щитами.       — Готовь наёмников к вылазке, пора утопить этих ублюдков в болотах, — сказал ярл, обращаясь к Хартагу.       — Я бы не спешил с этим, может, стоит подождать приступа? — возразил орк.       — Ты в штаны наложил что ли? Решил отсидеться за стенами вместе со своими псами? Думаешь, я за это вам плачу? Идите и отбросьте врагов от моего города! — резким тоном выкрикнул ярл в забрало капитану наёмников.       Орк отшатнулся, а ярл уже более спокойно продолжил:       — Сейчас они в замешательстве, и лучшего момента не будет, как только уничтожим мантелеты, обрушим на них стрелы, после чего атакуем. Хускарлы пойдут вместе с вами, я сам их поведу. Посеем панику в их рядах и перебьём всех.       — Хорошо, ярл, как скажешь, — произнёс Хартаг, слегка склонил голову перед своим нанимателем и направился к лестнице.       Наёмник по-прежнему считал этот манёвр как минимум рискованным, если не вообще откровенно глупым, но спорить с тем, кто оплачивал его работу, не мог. Да и какая разница, чем всё это закончится, главное отработать контракт. Даже если Хавлак падёт, а его самого убьют, то через сутки он вернётся в Мироздание и сможет поступить на службу к Кайре «Холодной». Итара она явно не собирается оставлять в живых, и Хартагу не придётся возвращать мертвецу деньги за не исполненный контракт. А что касается смертных солдат, то их потери всегда можно пополнить на любой бирже наёмников.       Три отряда смертных наёмников, по десять бойцов в каждом, построились перед воротами. Одним из них командовал Хартаг, два других принадлежали бессмертным колдуньям, стоящим на стене. Девушки не захотели принимать участие в вылазке и передали своих воинов под командование орку. За наёмниками выстраивались хускарлы. Всё воинство Хавлака уже приготовилось к контратаке и ждало приказа ярла, как вдруг со стороны западной стены донёсся звук горна. Кто-то трубил сигнал тревоги, и все обратили взоры в ту строну.       — Что это ещё такое? — недовольно зарычал Итар, предчувствуя, что его дерзкая вылазка может не состоятся.       О том, что, раздавшийся в тылу сигнал тревоги может быть предвестником поражения, старый ярл даже не задумывался. С раздражённым лицом он стоял на вершине башни и смотрел на всадника, несущегося галопом по центральной улице с другого конца города.       — Хе-е-ель-сы-ы-ы! — протяжно кричал приближающий наездник.       По рядам воинов пошёл ропот, все направили взоры в строну башни, ожидая приказов от ярла, а Итар застыл, не понимания, что происходит, и главное, что ему предпринять. Ясно было одно — Кайра «Холодная» всё-таки поимела его. Ярлу ничего не оставалось делать, как стоять и ждать, когда солдат поднимется на башню и наконец пояснит, что же стряслось на западной стене.       На башню поднялись Рагнар и Хартаг, а вслед за ними вбежал и запыхавшийся городской стражник.       — Хельсы, ярл, — начал говорить он, не дожидаясь приказа или позволения. — Со стороны Амберхолда пришли хельсы. Целое полчище дикарей, а с ними великаны! Когда я направлялся сюда, они ломали ворота.       Холодный пот прошиб Итара. Слухи о том, что Кайра заключила союз с дикарями тундры, оказались правдой. В Хавлаке всего было двое ворот, и, судя по докладу этого солдата, одни из них вот-вот падут, если этого уже не случилось. Когда хельсы прорвутся в город, он будет обречён.       — Все к западной стене! Защитить ворота! — закричал ярл столпившимся внизу воинам.       Гремя доспехами и оружием, хускарлы побежали по улице, судьба распорядилась так, что теперь им, а не наёмникам предстояло стоять в первых рядах.       — Оставь тут десяток воинов, а с остальными отравляйся к Амберхольдским воротам. Хускарлы тоже переходят под твоё командование, — сказал ярл, обращаясь к Хартагу. — Удержите ворота любой ценой! Если вам удастся это сделать, то я удвою ваше жалование!       — Утроишь, — спокойно произнёс орк, глядя в лицо ярлу из-за забрала шлема.       — Нашёл время торговаться! — зло выкрикнул Итар, но понимая всю безысходность своего положения добавил. — Хорошо, утрою, но сначала отбейся от дикарей.       — Может, я возглавлю хускарлов? — предложил Рагнар.       — Может, ты не будешь оспаривать мои приказы? — зло прорычал ярл и, дождавшись, когда наёмник покинет смотровую площадку, добавил: — Бери городских стражников и снимай с южной и северной стен баллисты. Разворачивай их у западных ворот. Если хельсам удастся прорваться через ряды хускарлов, утопи их в крови. Расстреливай в упор и не думай о потерях среди своих, боги с достоинством примут героев, главное не пустить дикарей в город.       — Хорошо, ярл, — произнёс Рагнар, кивая головой, хоть приказ тестя и не особо его радовал.       Стрелять по собственным солдатам? Это Итара впору прозвать «Мясником», а не его, но не исключено, что старик прав, если хельсы прорвутся, то это будет единственная возможность спасти город.              Кайра «Холодная» заметила смятение в рядах защитников, на какое-то время и маги, и баллисты прекратили закидывать снарядами её воинов. Королева поняла, что её план сработал, и пора приступать к осуществлению следующей его части.       — Время пришло, — произнесла арибка, стоящему рядом с ней, парню. — Убивайте всех, пленные нам не нужны. Особое внимание уделите женщинам, обыщите весь город. Можете вдоволь позабавиться с ними, но ни одна смертная сука, способная рожать, не должна выжить. Не хочу оставлять ни единого шанса выжить какому-нибудь ублюдку Итара или его зятя. И пусть участь жителей Хавлака послужит примером для других ярлов, тогда они сами склонятся передо мной.       — Ар-р-р! Как скажешь, королева, но, может, оставить парочку мужчин в качестве очевидцев, чтобы было, кому об этом рассказывать? Смысл устраивать кровавую баню, если убить её свидетелей? — грубым скрипучим голосом произнёс телохранитель из-под забрала.       — За это не переживай, среди горожан наверняка есть бессмертные.       — Ар-р-р! Твоя правда, королева, — согласился и прокричал в сторону, где стояли воины в таких же, как и он, доспехах с забралами на шлемах в виде человеческих черепов. — Лестницу!       Однако воины странно повели себя по этой команде, вместо того, чтобы пойти на приступ, неся лестницу, которую упомянул их командир, они врассыпную устремились к городской стене.              — Атакуют! — голосом, наполненным радостью, прокричал юный городской стражник, указывая рукой на бегущих врагов       — Это какое-то безумие, — промолвил седой ветеран. — Что они вытворяют? Собираются карабкаться по стенам, как пауки?       — Стрельба по готовности! — отдал команду капитан городской стражи.       На бегущих по полю солдат посыпались стрелы, болты, камни из баллисты и магические удары. Но весь этот обстрел оказался малоэффективен, атакующие бежали на больших расстояниях друг от друга, не давая поразить себя атаками по площади, и при этом постоянно петляли, уклоняясь от одиночных выстрелов. На земле осталось лежать только шесть тел, когда остальные достигли стены и начали выстраиваться в подобие «черепахи».       Защитники ждали врагов у ворот, тарана у атакующих на было, их манёвр не поддавался логике, но всё равно ворота оставались единственным уязвимым местом в четырёхметровой каменной стене. Но вместо того, чтобы направится к ним, солдаты королевы, подняв щиты, выстроились под куртиной (*), где было меньше всего воинов. Одни атакующие образовали плотный строй из щитов, подняв их над головами, а другие встали на них сверху, в свою очередь тоже подняв ростовые щиты над головами. Таким образом, они выстроили из своих тел подобие трёхступенчатой лестницы.       — Вот дерьмо! — произнёс ярл Итар «Белый», когда до него дошла суть манёвров противника, которые изначально ему, как и большинству, казались какой-то безумной выходкой, предназначенной для отвлечения внимания.       Он хотел отдать приказ городским стражникам перегруппироваться и отправить на стену наёмников и уже начал открывать для этого рот, но так и замер в оцепенении с отвисшей челюстью.       Со стороны войска королевы раздался протяжный звериный вой. Ярл и все, кто стоял на восточной стене, обратили свои взоры в сторону, откуда исходил этот жуткий звук. Отувиденного Итар и все его воины на какое-то время впали в ступор: от атакующей армии отделилась и побежала в сторону лестницы из человеческих тел очередная группа воинов. Только это были не люди или эльфы и даже не дикари хельсы, а стая жутких монстров — вервольфов. Не менее десяти тварей во главе с крупным вожаком стремительно приближалось к стене.       — Стреляйте! — закричал ярл, приходя в себя, когда монстры преодолели уже больше половины расстояния. Теперь уже всем стал понятен смысл этого, как казалось изначально, безрассудного манёвра. На вервольфов посыпались стрелы и болты, но в отличие от своих диких собратьев, монстры были облачены в эбонитовые доспехи, закрывающие их грудь и плечи. Защитникам удалось ранить только двух тварей, в то время как остальные достигли стены и взобрались на неё, опираясь на щиты воинов, как на ступени лестницы.       Первым на стену запрыгнул огромный вожак, и теперь защитники увидели, что это самка, две большие груди скрывались за нагрудником, выкованном специально для их защиты. Началась битва, правда, больше она походила на резню. Облачённые в броню монстры буквально сминали потрясённых городских стражников. Юный парнишка набрался смелости, поднял копьё и бросился на вожака. Наконечник ударил в нагрудник волчицы, и древко с хрустом переломилось в руках парня. Он оторопело уставился на монстра, готовящегося снести ему голову ударом когтистой лапы, но вместо того, чтобы попытаться уклониться, просто замер от ужаса, ощущая, как тепло разливается по его штанам.       Лапа монстра уже почти коснулась головы парня, когда перед ней из ниоткуда возник щит. Седовласый ветеран прикрыл юнца, но удар оказался такой силы, что они столкнулись друг с другом, и оба полетели со стены, а монстр, не замедляясь даже на мгновение, продолжил свою кровавую жатву, разрывая на куски тела защитников города.       Одна колдунья попытались остановить оборотней в то время, как её подруга, в надежде спастись, уже вовсю бежала по стене в сторону надвратного барбакана. Ведьма метнула огненное копье в огромную самку. Волчица легко уклонилась от магического снаряда и в следующее мгновение прыгнула, сбивая девушку с ног и отрывая ей голову мощными звериными лапами. Ужас охватил городских стражников, многие даже не пытались сопротивляться, когда монстры потрошили их, как овец на бойне.       — На стену! Сбросьте их! — истошно закричал ярл десятку наёмников, стоящему возле ворот.        Воины, не испытывая особого воодушевления, побежали наверх, но они даже не смогли толком задержать монстров, направляющихся к барбакану, не говоря уже о том, чтобы сбросить их со стены. Наёмникам удалось зарубить троих вервольфов, но при этом и сами они все полегли.       Со стороны ворот в атакующих монстров прилетела цепная молния, вторая колдунья прекратила своё бегство и вступила в бой, ещё один вервольф расстался с жизнью, но остальные уже поднимались на барбакан.       — Кернунновоотродье! Эта черномазая сука дважды провела меня! — произнёс ярл и направился к лестнице, намереваясь спуститься с башни и встретиться лицом к лицу с врагом.              — Кернунновы ублюдки! — произнёс Хартаг гро-Загр, когда увидел, как дубина великана сметает со стены последнего из её немногочисленных защитников.       Когда он добрался до западных ворот, они ещё держались, но защищать их было уже некому. Он взбежал по лестнице на смотровую площадку барбакана и увидел, что два великана таранят окованные створки ворот своими дубинами, а за ними столпилась целая орда дикарей. Сотни три, если не больше, хельсов, измалёванных вайдой, облачённых в примитивные доспехи и одежды из грубо выделанных шкур, дожидались, когда великаны откроют им путь в город, издавая при этом жуткие вопли. Некоторые из дикарей были абсолютно голые, казалось, они не замечали холода.       Хартаг обратил внимание на ярко-зелёное свечение у них в груди, и спина его похолодела. Смерти наёмник не боялся, но эта ревущая толпа даже на него наводила ужас, а яркий зелёный свет говорил о том, что у этих дикарей были некротические сердца. Друды, гнусные ведьмы хельсов, проводили жуткие ритуалы с человеческими жертвоприношениями во славу тёмного бога Кернунна и создавали воинов, отличающихся неимоверной силой и абсолютной невосприимчивостью к боли. Такой же свет в области груди он заметил и у двух великанов, ломающих ворота.       — Даруй мне силу, Молох! — воззвал Хартаг к своему тёмному орочьему богу и поднял лук.       Вместе с капитаном на площадку поднялись несколько его бойцов. Не дожидаясь приказа, она побежали к котлам с маслом, чтобы вылить его на великанов, но никто не ждал нападения с этой стороны, и городские стражники не позаботились о том, чтобы разогреть масло. Густая масса лениво полилась на головы атакующим. Наёмники попытались зажечь масло, но, будучи холодным, оно не особо хотело гореть. Всех их усилий хватило только на то, чтобы поджечь одного из великанов. Объятый пламенем гигант рухнул в грязь, но второй всё-таки выбил ворота, и орда дикарей хлынула в город.       — Спаси нас, милостивая Морана, — произнёс один из наёмников, стоящих на смотровой площадке барбакана рядом с капитаном.       Первая волна хельсов разбилась о щиты стоящих полукругом за воротами хускарлов. Наёмники заняли барбакан, заблокировали оба прохода, ведущие наверх, и стали расстреливать дикарей практически в упор, посылая один за другим «Веера стрел», усиленные огнём и ядом им в спины.              «Веер стрел» — умение, применяющееся с луком. Выстрел из лука по площади семью стрелами одновременно на дистанцию до двадцати пяти метров. При применении расходуется запас сил и стрелы.       На втором уровне умение может быть преобразовано в «Ядовитый» или «Огненный спрей», добавляя стрелам соответствующий урон. Огненные стрелы могут поджечь врагов. При применении расходуется запас сил и стрелы.              Хартаг заметил городских стражников, разворачивающих две баллисты посреди улицы за спиной у хускарлов. Рядом с ними стоял Рагнар «Мясник». «Старик Итар решил подстраховаться, а у мальчишки появилась возможность оправдать прозвище, доставшее ему от отца, но навряд ли сегодня у него это получится», — подумал орк, отпуская тетиву лука. Хартаг побывал в большом количестве сражений и прекрасно знал, что баллисты не стреляют по навесной траектории, а значит, под выстрелы установленных в тылу орудий попадут и враги, и свои же воины. Но решение ярла пожертвовать солдатами не смутило орка, за годы наёмничества он давно уже познал, что война это грязная работа. А ещё за эти годы Хартаг понял, что ему нравится такая грязь. Орк рыкнул и выпустил очередную стрелу в спину дикаря. Хельс вскрикнул и повалился на тела своих собратьев, а наёмник криво оскалился, изображая улыбку и упиваясь убийством.       На какой-то момент капитан наёмников уверовал в победу защитников города, один за другим дикари забегали в городские ворота, упирались в монолитный строй закованных в эбонит хускарлов и падали под градом стрел его солдат. Некротические у них были сердца или обычные — неважно, дикари один за другим падали, пронзённые стрелами. Вдруг Хартаг услышал рёв и тяжёлые шаги, а через мгновение он увидел перед собой спины двух великанов с некротическими сердцами, выбегающих один за другим из ворот. Гиганты размахивали ужасными дубинами и пробивались вперёд, круша как своих, так чужих воинов. Не только Итар готов был положить собственных солдат ради победы.       Под натиском практически неуязвимых великанов строй хускарлов содрогнулся. Воины попятились назад, а затем и вовсе расступились, сражаясь поодиночке или небольшими группами.        — Стреляй! — закричал орк, глядя в сторону Рагнара.       Наследник ярла и сам уже понял, что произошло, но замешкался, не находя в себе силы отдать приказ убивать собственных солдат. Тогда сержант городской стражи сам дернул рычаг, не дожидаясь приказа своего господина. Град камней размером с крупное яблоко полетел в сторону ворот, а спустя мгновение выстрелила и вторая баллиста, сея перед собой смерть.       Снаряды поразили изрядное количество хускарлов и дикарей, но не причинили никакого вреда великанам. Рагнар приказал зарядить более крупные, заранее облитые смолой, камни, а со стороны ворот уже надвигалась новая волна дикарей. Ему показалось, что этим тварям нет числа. Хельсы хлынули в город, добивая выживших защитников.       Около трёх десятков уцелевших хускарлов отступило за баллисты и образовало там строй, перекрыв улицу. У защитников ещё оставался шанс на победу, нужно было только сразить некротических великанов. Рагнар сам навёл баллисту на одного из них и выстрелил горящим снарядом. Тяжёлый камень ударил монстра в грудь, гигант охнул, и его отбросило назад. В полёте исполин преодолел несколько метров и приземлился задом в месиво из грязи, крови и тел, некоторые из которых ещё подавали признаки жизни. От удара горящая смола разлетелась по телу великана, и он превратился в живой факел, если такое выражение было уместно по отношению к нежити, которой, по сути, и являлись некротические порождения тёмной демонической магии друд. Второй стрелок оказался менее удачлив, снаряд поразил великана в плечо, но монстр устоял на ногах и даже не загорелся.       — Заряжай! — прокричал Рагнар, осознавая, что выполнить его приказ не успеют.       Раньше, чем стражники взведут баллисту, великан доберётся до неё и сломает своей дубиной, тогда дикарей уже ничего не остановит.       — Задержите его! — прокричал он, оборачиваясь к хускарлам.       Но воины не торопились выполнять этот самоубийственный приказ. И не потому, что струсили или отказались повиноваться, им просто было не до молодого ярла или наступающего великана. За их спиной раздался жуткий вой. Бойцы обернулись и увидели четырёх вервольфов, несущихся на них со стороны городской площади. Самый крупный, закованный в нагрудник, протяжно завывал и огромными прыжками начал сокращать расстояние между ним и хускарлами. Воины перегруппировались и приготовились встретить нового врага, не обращая внимания на приказы Рагнара.       — Срань богов, — произнёс Хартаг, когда увидел бегущих по улице монстров. — Эти ублюдки не услышали наших молитв!       Огромная самка вервольфов прыгнула прямо на щиты воинов, сминая их своих весом. Одна лапа монстра безвольно свисала, видимо, кто-то ранил тварь, но это не помешало ей убить сразу двоих воинов. В мгновение ока челюсти волчицы сомкнулись на горле одно, а могучая лапа сорвала с плеч голову второго защитника города. Остальные монстры последовали примеру своей предводительницы, и строй хускарлов снова рассыпался. Больше они уже не смогли организоваться, следом за вервольфами в бой вступили те самые воины, которых ранее приняли за отряд «Черепов», наёмников Кровавой Жеребицы. Хартаг увидел, как под чьим-то мощным ударом забрало в виде черепа на шлеме одного из атакующих отлетело в строну, и под ним он заметил такую же, как у него, оскаленную серо-зелёную физиономию.       Рагнар и остатки дружины его тестя оказались буквально зажаты между молотом и наковальней: с одной стороны хельсы и великан, а с другой «Черепа» и вервольфы. Не зря его с самого начала не покидало чувство тревоги, шансов на то, чтобы выжить, у него не оставалось, но и умирать без боя он не собирался. Парень принял на щит удар меча одного врага, уклонился от колющего выпада другого и обрушил на голову третьего утыканную шипами булаву. От мощного удара шлем на голове врага перекосился, зловещее забрало отвалилось, и он увидел не менее зловещую, залитую кровью орочью морду. В следующее мгновение откуда-то сбоку на Рагнара обрушилась когтистая лапа, и мир для него погас.              — Лос (*)! Помоги мне! — выкрикнул ярл Хавлака Итар «Белый», входя на смотровую площадку восточного барбакана.       Кроме наёмной колдуньи, в живых не осталось ни одного защитника. Ведьма закрылась от атак наседающего на неё вервольфа «Целительным оберегом» и обрушила на него «Лютый мороз». Монстр взвизгнул, как щенок, и повалился на каменные плиты безжизненной глыбой льда.               «Лютый мороз» — ультимативная способность магии разрушения, замораживает цель на три секунды и наносит урон стихией холода. По окончании действия в течение десяти секунд скорость цели снижается на тридцать процентов, и она получает периодический болезнетворный урон от обморожения. Во время действия блокирует у цели восстановление стамины и маны. Эффект снимается раньше, если цель получает лечение из любого источника.              При виде этого самка вервольфа издала ужасающий рык и набросилась на ведьму. Три мощных удара пробили магическую защиту, девушка отшатнулась к стене, а в следующее мгновение её голова целиком оказалась в огромной пасти монстра. Хруст. Обломки костей черепа и брызги мозгов разлетелись в разные стороны. Волчица заурчала, пережёвывая то, что осталось у неё в зубах.       — Умри! — выкрикнул Итар, поднял над головой двуручный меч и сделал «Сокрушающий рывок», стараясь поразить монстра в голову.               «Сокрушающий рывок» — умение, применяющееся с двуручным оружием. Применяющий совершает рывок к цели и наносит ей повышенный урон, зависящий от расстояния рывка. Чем дальше находится цель, тем выше сила удара. Атака этим умением, улучшенным до второго уровня, имеет стопроцентный шанс нанесения критического удара. Максимальная дальность применения одиннадцать метров. При применении расходуется запас сил.              В последний момент волчица отклонилась в сторону, и удар вместо головы пришёлся на её плечо. Эбонитовый доспех выдержал удар меча, но раздался хруст ломаемых костей, и лапа монстра обвисла. Самка вервольфа взвыла. Итар поднял меч в замахе, чтобы закончить начатое и добить мерзкую тварь, но сбоку на него обрушилась серая тень. Мир закрутился перед глазами ярла, старик выронил меч и покатился по залитому кровью каменному полу. Когда падение прекратилось, он осознал, что лежит на спине, а над лицом его нависает окровавленная морда волчицы, которую он пытался убить. Ярл заметил разумный блеск в глазах монстра, а в следующее мгновение волчица, поддев когтями и разрывая кожаные ремни, сорвала здоровой лапой с него кирасу, и впилась зубами в его грудь. Итар издал истошный крик, который оборвался в тот момент, когда зубы монстра вырвали из его груди ещё бьющееся сердце.              — Не подходи ко мне, сука! — прошипела Аета, вжимаясь плечами в спинку отцовского трона.       Она уже знала, что битва проиграна, а её отец и муж наверняка мертвы, и теперь враги пришли за ней, но вместо того, чтобы прятаться, девушка решила встретить их, как подобает истинной нордке. Последняя из её рода, она сидела на троне, сжимая в руке кинжал, в то время, как напротив неё с окровавленным скимитаром в руке стояла обнажённая темнокожая женщина. Всё тело голой арибки было залито кровью, левая рука висела на перевязи, тяжелые груди колыхались от учащённого дыхания, но несмотря на всё это, она держалась довольно величественно, как и подобает самопровозглашенной королеве Севера. За спиной у Кайры Алерссон стояли два воина, вооружённые парными мечами, такие же голые, как и сама королева, рядом с ней стоял громила, закованный в чёрную броню и сжимающий в руках двуручную секиру, с лезвия которой на пол стекала кровь.       — Должна отдать должное — ты отважная шлюшка, — произнесла королева снисходительным тоном. — При других обстоятельствах я, наверное, сохранила бы тебе жизнь.       — Так сделай это, и я присягну тебе на верность. Ты ведь изначально не собиралась всех убивать. Ты обещала пощадить город, если отец и Рагнар сдадутся. Прояви милосердие, и я буду служить тебе в качестве наместника.       — Проявить милосердие? Обещала пощадить? Смелости тебе, может, и не занимать, но вот умом Итар тебя обделил. Папа не добрызнул или мама не доносила? — с ухмылкой произнесла Кайра «Холодная».       — Не смей порочить моих родителей! — взвизгнула девушка, ещё сильнее вжимаясь в трон.       — Поверь, твоему папочке уже плевать, что о нём говорят, я вырвала и съела его сердце. Когда мои зубы разрывали его, в нём ещё теплилась жизнь. Тебя ждёт такая же участь, и ты — тупая овца, если до сих пор не поняла: Хавлак и все его жители были обречены с того самого момента, как твой муженёк, которого, кстати, я тоже сожрала, пришёл в этот город и залез к тебе под юбку. В мои планы не входило кого-то щадить. Не хочу, чтобы кто-нибудь заявил, что является наследником ярлов Вайнтраля и Хавлака, нет никакой гарантии, что твой муж не обрюхатил пару шлюх или служанок. Ни одна смертная горожанка не переживёт сегодняшний день. Ну, а что касается мужчин, то глупо оставлять в живых мужей, отцов и сыновей, желающих отмщения за своих баб.       — Рагнар был бесплоден. Клянусь тебе, он не оставил наследников, — дрожащим голосом произнесла Аета.       Былая смелость куда-то улетучилась, когда она услышала о том, как её отец и муж приняли смерть, и она осознала, какая участь уготована ей самой. Мочевой пузырь девушки предал её, и платье между ног заметно намокло.       — Верю тебе, милашка, но вопрос слишком серьёзный, чтобы я могла рисковать. Предпочитаю вскрыть тебя и убедиться в этом сама, — произнесла Кайра с дружелюбной улыбкой.       С этой же улыбкой она быстрым движением отбила кинжал, зажатый в руке девушки, и вонзила скимитар ей в низ живота. Когда жизнь в теле Аеты уже угасла, королева одним сильным ударом обезглавила её тело.       — Также выпотрошить и обезглавить всех баб в этом городке. Всех! Слышите меня? — произнесла королева, оборачиваясь к сопровождавшему её воину в чёрных доспехах.       — Да, королева, я помню, — грубым голосом произнёс он из-под забрала.              Военный вождь Севера, хевдинг (*)Кайры Алерссон «Холодной», а по совместительству и её телохранитель, шагал по улице в поисках уцелевших, проверяя, как воины выполнили приказ королевы. Через час Мироздание развеет трупы, оставив только некоторые части тел, отнятые от них в качестве трофеев, именно поэтому королева приказала обезглавливать всех женщин, чтобы потом можно было свериться со списками горожан, изъятыми в канцелярии управляющего ярла, и убедиться, что никто не смог спрятаться.       Чтобы облегчить себе задачу, он приказал сложить трупы женщин на улице, рядом с их домами. Некоторые горожанки были ещё живы, и ему приходилось пускать в ход свой топор, чтобы исправить это упущение. Солдаты и дикари вытащили всех женщин из домов, но убивать не спешили, никому не хотелось насиловать обезглавленные трупы со вспоротыми животами, правда, как он заметил, некоторых хельсов это нисколько не смущало, дикари умудрялись надругаться даже над изуродованными телами.       Он остановился возле двери, над которой висела трактирная вывеска с надписью «Болотный тролль». Возле строения он не заметил ни одного трупа или насильника, измывающегося над своей жертвой, и это обстоятельство его смутило. Не может быть такого, чтобы в трактире не было ни одной проститутки, кухарки или половой девки. Подняв секиру, он ткнул её навершием в дубовую дверь. Тёплый воздух, наполненный запахом кислого пива и кухни, ударил ему в ноздри через забрало. Перехватив топор поудобнее, он вступил в полумрак общего зала.       — Убирайся прочь, ублюдок! Это частная собственность! — произнёс крепкого вида парень, стоящий за стойкой и натягивающий лук.       «Так вот оно в чём дело, трактиром владеет бессмертный, и никто из его смертных воинов не захотел вступать с ним в конфликт, даже дикари предпочли оставить трактирщика в покое», — догадался хевдинг.       — Частная собственность или нет, согласно законам Мироздания, в трактир у всех есть доступ, — произнёс глухой голос из-под забрала, — Убери свой лук, или мне придётся отправить тебя в Святилище.       — Да мне плевать на этот доступ! Трактир это мой дом! Я живу в нём! — не желая уступать, прокричал в ответ парень и продолжил целиться в непрошенного гостя.        — То, что у тебя, нищеброда и недоумка, не хватило ума или денег обзавестись защищённым жилищем, это твои личные проблемы, — произнёс хевдинг, продолжая подходить к парню. — Последний раз говорю, убери свою игрушку, или, видит Молох, я хоть и не любитель отправлять бессмертных к Баалу, но для тебя у меня найдётся чёрный камень душ.       Парень нервно сглотнул и опустил оружие, судя по внешнему виду, перед ним был один из «Черепов», наёмников проклятой Стэллион, пара таких уже заглядывала к нему сегодня, и всех их он спровадил, но по поведению воина было видно, что он не простой наёмник и вдобавок ко всему бессмертный. Только бессмертный мог запереть душу себе подобного в чёрном кристалле, а тело его отправить наПоля Мучений на истязание демонам.       — Что ты хочешь? Я не принимал участия в битве, мне нет дела до ярлов и их борьбы за власть, — неуверенным голосом произнёс трактирщик.       — Хочу увидеть весь твой персонал и постояльцев, хочу их крови, — произнёс воин так, как будто заказал кружку эля, и трактирщик побледнел. — Будешь себя хорошо вести, и сам не пострадаешь.       — Зачем всё это? Разве не достаточно на сегодня смертей? — дрожащим голосом спросил парень.       — Приказ королевы, не вникай в суть, просто созывай всех и доставай книгу учёта постояльцев, — устало произнёс воин.              Через пять минут хевдинг Кайры «Холодной» вытирал топор о платье только что обезглавленной им кухарки. Всего на полу лежало пять тел: двое вышибал, которые почему-то не встретили его, когда он пришёл, разнорабочий, толстая кухарка неопределённого возрасте и половая девка, которая, судя по её вызывающему наряду, была не против подработки в роли шлюхи.       — Это всё? Ни одной шлюхи? — спросил воин у трактирщика.       — Да, есть ещё проститутка, но она сейчас в номере у бессмертного постояльца. Он купил её на ночь, но она до сих пор не появлялась.       — И ты не поинтересовался, где она пропадает? — удивился воин.       — Я вежливый хозяин и не имею привычки беспокоить гостей.       — Этот постоялец, кто он? Наёмник? Дезертир, отказавшийся умереть на стенах?       — Нет-нет, обычный путешественник, прибыл за несколько часов до осады и застрял в городе. Мне показалось, он какой-то учёный или летописец, всё время расспрашивал про последние события в Нордхейме и про Стэллион.       — Про Стэллион? — удивлённо прорычал воин из-под забрала. — Какое у него дело к Жеребице?       — Понятия не имею, господин, но он очень интересовался всеми сплетнями и слухами про эту похотливую тварь из Хаоса… — произнес трактирщик и осёкся, осознав, что сказал лишнее, но было уже поздно.       — Тварь из Хаоса? — с внезапной яростью в голосе переспросил воин и, не дожидаясь ответа, опустил секиру на голову парня, разрубив её на две половинки.              Тяжёлый удар выбил дверь номера в тот момент, когда Бакор Лацио пытался ввести член в зад стоящей перед ним на коленях проститутки. Резкий звук за спиной испугал парня, и он, сам того не желая, инстинктивно дернулся и грубо вогнал член в узкий анус. Девушка завизжала от боли и начала вырываться, но Бакор уже и не удерживал её. Он перекатился по кровати и схватил меч, покоящийся в ножнах на тумбочке. Парень поднял оружие, резко развернулся и, тряся обнажёнными гениталиями, принял боевую стойку.       Всё это выглядело настолько смешно, что, наверное, если бы проститутка посмотрела на него в этот момент, то вместо визга, наполненного ужасом, начала бы издавать истерический смех. Но девушка не смотрела на своего клиента, всё её внимание было приковано к воплощению самой Смерти, стоящему возле кровати. Закованный в чёрную броню, с черепом вместо лица, огромный воин сжимал в руке ужасную двуручную секиру. Бакор тоже смотрел на пришельца, и его только что эрегированный член резко обмяк и сжался, превратившись в сморщенный стручок.       — Это ты тот шпион, что вынюхивал тут про Аурелию Стэллион? — произнёс грубый голос.       Бакор уже понял, что этот разговор, скорее всего, закончится для него смертью, если даже не худшим, сражаться голым против закованного в эбонит гиганта, все равно, что пытаться задавить ежа голой жопой. Также он понял, что его раскусили, но решил использовать это себе на пользу и попытаться сохранить жизнь.       — Да это я! — выкрикнул он, стараясь выглядеть, как можно более грозно, но голос его сорвался. — Я служу Императору, так что если не хочешь навлечь на себя его гнев, проваливай отсюда, меня не интересует ваша междоусобная война, я выполняю поручение светлейшего.       — Да срать я хотел на твоего Императора, и в жопу его драть. Но спасибо, что сэкономил мне время и сам всё рассказал. Значит, ты очередная ищейка Императора, что ж передавай ему привет, когда возродишься. И мой тебе совет: не возвращайся на Север, и не ищи больше Стэллион. Того, что от неё хочет получить твой хозяин, у Аурелии больше нет, но в отличие от меня она не просто убивает своих врагов, а отправляет их на член к Баалу.       Воин сделал шаг вперёд и замахнулся секирой, Бакор попытался отразить удар, но тяжёлый топор смял блок и разрубил тело парня от плеча до паха. Два истекающих кровью куска мяса повалились на пол, и проститутка снова завизжала. Гигант занёс окровавленный топор над девушкой, но она вскинула руки и начала умолять:       — Господин, прошу, не надо, пощади меня! Пожалуйста! Я всё сделаю, на всё согласна, сделай меня рабыней, трахай, как пожелаешь. Не смотри на мой возраст, я многое умею! Только прошу, не убивай!       То ли вид обнажённого девичьего тела произвёл на воина впечатление, то ли он уже устал на сегодня от крови, но рука его остановилась, а грубый голос из-под забрала произнёс:       — Говоришь, многое умеешь? Покажи-ка, как ты сосёшь, и обещаю, что сохраню тебе жизнь, если мне понравится.       При этих словах воин избавился от поножей с поддоспешником, и девушка увидела мускулистые серо-зелёные, поросшие густой растительностью ноги, и такого же цвета огромный, даже на стволе покрытый чёрными волосами член.       Он гигантского органа исходил запах мочи и пота, но проститутка преодолела брезгливость и без колебаний взяла его в рот. Орк зарычал от удовольствия и прикрыл глаза, наслаждаясь ласками. Девица на самом деле оказалась весьма умелой, и парень так увлёкся, что не заметил, как кто-то подошёл к нему сбоку со спины. Боевой одноручный молот опустился на голову девушке, проламывая ей череп. Зубы проститутки сжались на члене.       — Ауч! — вскрикнул орк и поднял было секиру для удара, но замер, увидев, кто стоит рядом с ним       — Опять тебя на шалав потянуло, Гароруш? Никах не можешь забыть членососку Стэллион? — произнесла стоящая рядом орчиха, облачённая в такой же, как у него доспех, только шлема на ней не было, а на морде был свежий глубокий шрам.       — Да что ты творишь, Нуара? Она мне чуть член не откусила! — произнёс парень, высвобождая своё достоинство изо рта мертвой проститутки. — Это же военный трофей! Нет ничего плохого в том, чтобы воспользоваться правом победителя.       — Победителям обычно не отсасывают с причмокиваниями, они силой берут женщин врагов, — возразила орчиха. — И ничего такого я не творю, а просто помогаю тебе выполнить приказ королевы — убить и обезглавить всех женщин. Она, кстати, ищет тебя, чтобы назначить наместником города, пока Якуз не приведёт сюда остальных Нарзулов. А с членом твоим ничего не случится, подумаешь, пару дней не будешь пихать его во всякие помойки, меньше заразы притащишь мне в постель.       
Примечания:
Примечания, карту мира и другие дополнительные материалы можно найти на Discord канале автора по серии The Great Tits World
https://discord.gg/4jp4bFC37N

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Naruto"

Ещё по фэндому "The Elder Scrolls III: Morrowind"

Ещё по фэндому "The Elder Scrolls IV: Oblivion"

Ещё по фэндому "Гарри Поттер"

Ещё по фэндому "The Elder Scrolls V: Skyrim"

Ещё по фэндому "Игра Престолов"

Ещё по фэндому "The Elder Scrolls Online"

Ещё по фэндому "The Elder Scrolls — неигровые события"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты