"совершенство"

Слэш
R
Завершён
80
Пэйринг и персонажи:
Размер:
4 страницы, 1 часть
Метки:
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
80 Нравится 2 Отзывы 14 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Мадара сквозь дрёму чувствует привалившуюся к боку теплую тяжесть и краем мутного сознания понимает, .кто. улегся на его плечо. Это тут же выдергивает из мутной дремоты, заставляет смотреть, впитывать, жадно вдыхать его запах, который не перекрывает даже стойкая подвальная сырость. Надо бы проверить телефон, а то может у Хаширамы поменялись планы и они зря его ждут? Обязательно проверить телефон. Но позже. Сейчас ведь можно ещё немного? Совсем немного, правда. Уткнуться бы лицом в белоснежные волосы, но лучше не будить, хотя, судя по всему спит крепко. Вон, даже губы приоткрыты. В волосы носом осторожно все же зарывается. И так, наверное, пахнут горные вершины, грозы и морская пена. Эти образы предстоют у Мадары за закрытыми веками. Все это необъятное, совершенное и неистовое, такое же, как альбинос, уснувший случайно, как только согрелся, сидя плечом к плечу, опираясь спиной на батарею. Потому что подвал мгновенно остывает, а после отключений прогревается долго. Потому что у него все ещё проблемы со сном и с трудоголизмом. И сейчас так легко можно его коснуться, что даже не верится. Не верится в то, что он все ниже опускается к его лицу и гипнотически залипает на этот приоткрытый рот. И не может себя остановить, проводит между губ самым кончиком языка и кажется роняет сердце на пол, потому что Тобирама резко вдохнул и коснулся своим языком в ответ. Альбинос посмотрел осмысленно, будто и не спал, но все равно немного мутно. Мадара не стал ждать вопросов или удара в челюсть (поди разбери, что в данном случае будет лучшим вариантом) и подорвался с места. Жаль, далеко уйти не успел. В коридоре его схватили за локоть и развернули, едва не впечатав в стену. Тобирама смотрит вопросительно и немного воинственно, ждёт ответов, видно, что не отстанет, что не отпустит, что будет их из него силой вытряхивать, если понадобится. - Что. Это. Было. Три простых слова, но вот как на такое ответить? Особенно, когда он сам не знает, 'что это было', ведь сдерживался столько времени. Сколько точно уже и не помнит. Да и что тут скажешь, остаётся лишь усмехнулся горько и устало отереть глаза ладонью, путь преградила 'горная вершина', просто сбежать точно не выйдет. - Так и будешь молчать? - А что ты ожидаешь услышать? - Хотелось бы правду. Вот так у него все четко и просто. На всё есть ответ у идеального мальчика. А Мадара не знает, как это все в слова облачить, впервые в жизни, кажется, не знает. Как ответить прямо, открыто и честно, и чего потом ждать? Вывалить всё своё нутро напоказ? Вот мол, гляди болючее, мягкое, хочешь, можешь палкой потыкать. - Угадай с трёх раз. - Учиха сам себя спиной в итоге в стену впечатывает, хмурится и переводит взгляд на глаза - сам ведь догадался, хватит смотреть на меня так. Есть и есть, поболит перестанет. Правда. Забей. Можешь ударить даже, если хочется, только глаза и пальцы, пожалей, ладно? - Блять, - Тобирама весь сдувается и как-то даже уменьшается. Трет виски, прикрывает глаза, замирает ненадолго и снова смотрит в лицо с этой жёсткой ухмылкой, - ты издеваешься?! Хотя, что за вопрос? Конечно, издеваешься... Столько лет трепать нервы, чтобы... Чтобы что? У тебя реакция защитная такая? Травить того, кто тебе нравится, или это со мной что не так? - Я на тебя, Мисс Совершенство, только издалека смотреть и могу, - после затянувшейся паузы, вздыхает Учиха и переводит взгляд в пол. А что, хороший такой пол... - со школы тебя не видел, а потом охренел, идеальный, аж скулы сводит, я, блять, глазам не поверил сначала, что это ты. И да, на счёт защитного механизма - в яблочко. Пойти с этой проблемой мне не к кому, не к единственному же другу...кхм, идти. Я пришибленный, ты сам говорил, вот и справлялся с этим как мог. Пока ты на расстоянии, я в безопасности, ну или типо того. Я не мог по-другому и не смогу, ты ведь правда гребаное совершенство, мне не допрыгнуть... И он продолжает о том, как жалеет, что так получилось, о том, что песню ту, после недельного погружения в омуты своего собственного болота, ему посвятил в тайне от всех, что даже если бы был известным-популярным-богатым, то все равно не стал бы пытаться, ибо тот все ещё будет совершенством, а он психом. И он не замолкает, все свое воспалённое нутро выворачивает, что от собственной слабости подташнивать начинает. Тобирама тем временем подбирается ближе, подходит вплотную, чем заставляет запнуться. Смотрит внимательно, с интересом, усмехается тонко. - Ты только что кучу раз назвал меня совершенством, но при этом, предлагаешь забить, не париться и что у тебя все ок будет. Я не такой, хватит уже, - на плечо Учихи ложится большая ладонь и его близость застаёт врасплох окончательно, - сижу на таблетках, спать не могу, панические атаки и 'веселые' флешбэки из детства. Думаю, с таким набором меня тоже можно психом назвать, - чем ближе он наклоняется, тем тише звучит его голос и заканчивает он с хрипом, и непонятно откуда взявшимся отчаяннием, - ты бы себя на сцене видел... И целует так, что ответить нормально не выходит, тупое неверие берет в захват руки и ноги Учихи, пинает под дых, и он весь цепенеет. В себя приходит резко, когда лица касаются теплые пальцы. Целует в ответ, забыв все на свете, а осознав, что происходит, снова замирает и пытается отстранить. - Тобирама, отвали, - но тот в ответ только стискивает пальцы на плечах и хмуро смотрит в глаза, - ну чего ты от меня хочешь? - Чего я хочу? - Мадара от его привычной ухмылки передёргивает до самых костей, а потом от привычной скалящейся улыбочки, за которой всегда следует подъеб, - я. хочу. чтобы ты. заткнулся. Ясно. Старая добрая игра между ними, аж от сердца отлегло. И Мадара принимает правила. Тоже ухмыляется, и чувствует это привычное желание нажать больнее, сильнее, чтобы эта дылда не то что говорить не могла, а вообще соображать в целом. И у него выходит. Оказывется, очень приятно ловить ртом чужой горячий выдох, тесня к противоположной стене и оглаживая пах, чувствовать пальцы, вплетенные в волосы. - Уверен, что хочешь именно этого? И крыша отлетает у обоих окончательно. Учиха опускается на колени, расстёгивает пояс джинс и вжимается лицом в теплую кожу живота. Тобирама от шока не успевает его остановить, а увидев, как Мадара трётся носом о ткань вдоль ширинки и жмуриться, останавливать его уже и не хочется. Хочется зарыться ладонью в волосы и сжать покрепче. Что он и делает. Мадара на это довольно мычит, оглаживает бедра и стягивает ткань ниже, снова трётся щекой о пах и жадно вдыхает запах. Сенжду бьётся затылком о стену, совсем легонько, лишь надеясь, что это приведет в чувство, но запрокинутая голова, кажется, тяжелеет и соображает ещё хуже. Реальность плывет перед глазами и кажется, что все что сейчас происходит доведет его до сумасшествия, потому что хочется безумно, а молчать и сдерживаться нет никаких сил. И он просит. Просит продолжить, гладит волосы и стонет, забыв о том, что скоро может явиться старший брат, да и вообще обо всём на свете. Его так сильно никогда в жизни не перекрывало. Таким маньячным желанием подчинить, забрать себе и ни с кем не делить. Учиха тем временем подмечает чужую дрожь, теряется в запахе и приятных слуху стонах и обхватывает головку губами, опускаясь до середины длины и выпуская с сочным чмоком, от которого у Тобирамы подкашиваются ноги. - Ещё....давай жее-аах... Просить дважды не нужно. Учиха снова припадает ртом к члену, ласкает губами и языком, привыкает к странному привкусу и дышит, словно надышаться впрок пытается. И звук заполошного дыхания вперемешку с пошлым причмокиванием сводит с ума хлеще, чем мягко сжимающиеся пальцы ниже плотно обхватывающих ствол губ. Мадара дикий, съехавший с петель, и он совсем не стесняется, тоже наслаждается тем, что происходит, двигает головой ритмично и иногда даже сам еле слышно стонет. И гладит. Гладит повсюду, то с нажимом, то совсем невесомо, то живот, то бедра, иногда сжимает ягодицы и впивается в ямочки на пояснице, с трудом протискиваясь ладонью между стеной и горячей кожей. Он словно впитывает руками чужие мурашки и дрожь, пот и жар. И когда накрывает оргазм, Тобираму словно кипятком окатывает, оглушает собственным хриплым стоном. Акустика здесь и правда, что надо... Мадара, отерев краем рукава толстовки рот, заваливается немного вбок, опирается о чужое бедро и пытается отдышаться. А когда поднимает взгляд вверх, у Тобирамы внутри все истошно вопит: "хватай. хватай, пока не сбежал". Потому что осеняет вдруг - не показалось. Он действительно запоминал и впитывал, не надеялся на то, что это не единоразовая акция, и сейчас в моменте от того, чтобы произнести какую-нибудь душераздирающую дичь и попытаться свалить так, чтобы больше Сенжду к нему не приблизился. А этот самый Сенжду и сам не знает, почему все стынет внутри от опустошенного взгляда снизу. И пора признать себе, что вот так просто играть в их игру дальше, не выйдет. А ещё остаётся Хаширама, который не отстанет от них обоих и нельзя. Нельзя, да и не получится, ЭТО забыть. - Молчи и иди сюда, - альбинос забивает на то, что стоит полуголый, обнимает склонившись и тянет Мадару вверх, ставит на ноги, руку ему в боксеры сразу просовывает, и дышит чужой кожей. И боже, эти чёртовы волосы, пропахшие сигаретным дымом и чем-то особенным, мадаровским. Как же приятно, целовать шею и натыкаться губами на смоляные пряди. Понимать, вот так - идеально. Его хриплые вздохи и всхлипы, Сенжду не забудет ещё долго, возможно они будут всплывать в памяти невпопад и мешать сосредоточиться на работе. Хоть бы так было. Пусть он будет помнить и сходить с ума вечерами от воспоминаний о его запахе, какой он терпкий, тягучий, никотиновый, сводящий с ума. Пожалуйста, пусть так все и останется, пусть он будет в его руках не только сейчас. И когда Мадару дёргает, прошибает судорогой по всему телу, Тобирама обвивает его испачканной рукой за талию, а вторую опускает на голову, лежащую на его ключице, гладит спутанные им же пряди. А когда тот пытается отстраниться прижимает к себе, с такой силой, что даже больно немного становится. - Куда? Ну, куда ты собрался, а? - в ответ лишь трепыхание в силках его рук, - и не надейся... - и Учиха перестает резко. Вздыхает тяжело, бесконечно устало и опадает на него всем телом, обвивая талию. И краснеет так, что жалит теплом через ткань, услышав сиплый шепот, - вот и умница.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты