under the mistletoe

Слэш
NC-17
В процессе
3
автор
Размер:
планируется Миди, написано 5 страниц, 1 часть
Описание:
— Похоже, — тихо шепчет Чонгук, зачарованно рассматривая снежинки на чужих ресницах, — я полюбил не только Рождество.
Примечания автора:
Визуализация — https://vk.com/album-178969670_276195335
Плейлист — https://vk.com/audio?z=audio_playlist-178969670_1/7c2f0231dd7978abbb
Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию
Награды от читателей:
3 Нравится 0 Отзывы 1 В сборник Скачать

Пролог: первый огонь

Настройки текста
Примечания:
• roslyn - bon iver feat. st. vincent
Альфа хмурит брови и сосредоточенно всматривается в освещенную дальним светом фар дорогу, стараясь разглядеть сквозь занавес снега нужный поворот. Подхваченные ветром хлопья падают с затянутого тучами неба, ложатся новым слоем на ранее выпавший снег. Дворники серебристого хёндай соната работают не переставая, очищая лобовое стекло от прилипающих снежинок. Снегопад разбушевался, превратившись в настоящую метель, а горизонт уже давно скрылся за полотном летящих с неба хлопьев. В такую погоду лишь сумасшедший сядет за руль, коим и начинает считать себя Чонгук. Он уже несколько раз пожалел, что решил уехать за город именно сегодня, а не переждал непогоду. Зима пришла раньше, чем обычно, и принесла с собой такие снегопады, которых никто давно не видел. Буквально за пару дней замело не только северные города Кореи, но и столицу, снег в которой за последние года стал настолько редкостью, что увидеть такой заснеженный город стало настоящим чудом. Люди настолько были впечатлены этим событием, что украсили Сеул к праздникам за считанные дни. И теперь улицы города были переполнены рождественским духом и пестрили всеми красками. Корея погрузилась в тотальную подготовку к праздникам. Эта зима обещала принести слишком много Рождества в жизнь Чонгука, а этого, пожалуй, он хотел избежать больше всего. Поэтому альфа собрался как никогда быстро и, несмотря на неблагоприятную погоду, отправился в отдалённый от города дачный посёлок Эльсан. Наконец в свете фар показывается указатель и Чонгук притормаживает, сворачивая на уходящую вглубь леса дорогу. Отсюда до посёлка рукой подать — примерно десять минут езды. Дорога здесь асфальтированная, прочищенная. Приезжие богачи постарались создать все условия для приятной поездки на дачу. Оставшийся путь альфа расслабленно ведёт мчавшийся сквозь чащу леса хёндай, периодически бросая взгляд в зеркало заднего вида на спящего золотистого ретривера. Возбуждённый поездкой и снегом пёс всю дорогу вертелся и норовил лизнуть своего хозяина. И сейчас, когда он утомленно посапывал на заднем сиденье, Чонгук в полной мере смог насладиться тишиной. Метель понемногу утихала, и сквозь стволы деревьев, словно звёзды на небе, зажигались огни расположившегося у подножия гор ночного Эльсана. Растелившийся в низине дачный городок окружён заснеженным лесом, подобно сказочному и нереальному для этого мира месту. Он живёт в своём собственном ритме, чем и завоевал сердца любителей отдыха в окружении нетронутой природы. Чонгук нашёл здесь спокойствие, за что и полюбил это место всей душой. Брошенный на соседнее сиденье телефон внезапно вспыхивает, привлекая внимание, а по салону разносится ненавязчивая мелодия. Взгляд карих глаз цепляется за отражение зевающего пса, и Чон торопится ответить на звонок. — Ну спасибо, ты разбудил Гринча, — наигранно возмущается он, слабо улыбаясь, — Прости, — смеётся брат по ту сторону трубки. — Я думал, что ты уже приехал. Чонгук устало вздыхает. Он должен был приехать на место уже давно, но из-за внезапно начавшейся метели скорость пришлось сбросить до каких-то черепашьих шестьдесят. — Только подъезжаю, — отвечает он негромко. — Понятно, — повисает тишина. Альфа не знает, о чём точно думает сейчас Хосок, но от чего-то уверен, что он в очередной раз пытается придумать повод вернуть Гука домой в особняк отца и встретить хотя бы эти праздники с ними. Чонгуку действительно жаль, что из года в год он уезжает за город, отказываясь встречать зимние праздники. Но заставить себя переступить через боль не может даже ради родных, храня в сердце слишком много плохих воспоминаний связанных с Рождеством. — Не хочешь вернуться домой? — спустя долгое молчание и как бы невзначай спрашивает Хосок. Чонгук на мгновение задумывается. А правильно ли он поступает? За сегодняшнюю поездку он часто спрашивал себя об этом, от чего-то волнуясь. Пытался понять внезапно проснувшееся чувство вины, но в конечном итоге просто вспомнил прошлые зимние праздники, когда решил всё же остаться на зиму в городе. Сомнения как рукой сняло. Прошлогоднее Рождество закончилось серьёзной ссорой с отцом, помириться после которой они так и не смогли. У Чонов в крови упёртость, но, как говорит Хосок, младший в этом переплюнул их всех. — Я уже принял решение, Хосок, — устало вздыхает Чонгук. — Вновь закроешься в четырёх стенах и проведешь эту зиму в одиночестве? — спокойный вопрос из трубки. — А что, если да? — вскидывает брови альфа и скользит взглядом по растелившемуся внизу городку. Состоящий из нескольких десятков домов Эльсан встречает всё той же особенной атмосферой. Прочищенные улочки уже запорошило и следы недавно прошедших людей уже почти скрылись за снегом. И хоть городок остаётся пуст, в домах царит жизнь. Окна горят жёлтый светом, манят в тепло и уют. В них мелькают фигуры, заставляют невольно засматриваться на происходящее. Вот на кухне за ужином собралась вся семья. Омега в рукавицах ставит в центр стола только что запечённую в духовке курицу, а высокий мужчина оставляет на его щеке лёгкий поцелуй. В окне небольшого дома по соседству дедушка вяжет полосатый шарф и улыбается мягко, наблюдая за резвящимися внуками. Чонгук не в силах сдержать улыбки, замечая прижавшегося к окну ребёнка, зачарованно наблюдающего за тем, как крупные хлопья снега спускаются с неба. В окнах местного кафе как никогда много посетителей, что нашли в стенах заведения укрытие от метели и холода. Вот официант низкого роста приближается к одному из столиков с подносом в руках и ставит перед гостями кружки с чем то горячим. Лёгкий пар клубится над напитками и посетители берут бокалы сразу двумя ладонями, стараясь согреть окоченевшие руки. Один из парней компании что-то говорит, и все заливаются смехом. Чонгук отвести взгляда не может, как зачарованный наблюдает за происходящим. Что-то в этой атмосфере цепляет: то ли счастье на чужих лицах, то ли вся эта зимняя суета. Чонгук против зимы и всего этого уюта ничего не имеет — точит зуб на Рождество, всю жизнь прячется в это время на даче вдали от людей. — Чонгук, мы семья, а Рождество — это семейный праздник, — пытается в очередной раз вразумить брата Хосок, а Гук наконец отворачивается от окон. — Прекрати его так ненавидеть. Теперь карие глаза смотрят вдаль лишь на один единственный дом. На окраине Эльсана, отдалённо от всех, возвышается трёхэтажный коттедж и ждёт своего хозяина верно. Готов приютить после долгой дороги и согреть теплом растопленного камина. Станет убежищем на ещё не последнюю зиму и спрячет от боли. — Я не изменю своего решения, — спокойно отвечает младший Чон. Он не передумает, не вернётся этой зимой в столицу. Решил это уже давно, но сейчас, находясь на территории Эльсана, окончательно осознаёт правильность своего решения. Хёндай медленно, хрустя снегом под колёсами, подъезжает к дому и паркуется перед забором. Чонгук выключает фары и глушит автомобиль, устало разминая затёкшую в одном положении шею. — Думаешь, лучший способ — это бегать? — спрашивает старший брат. — Я думаю, что лучший способ — это не лезть в чужие дела, — язвит Гук. — Любить Рождество или нет — сугубо моё дело. И никого оно больше не касается. Даже тебя. — Чонгук, — звучит опечалено, но одновременно с тем укоризненно, что альфу лишь сильнее злит. — Нет, — твёрдое, не требующее возражений. На той стороне трубки раздаётся усталый вздох, и Гук уверен, что Хосок сейчас по привычке потирает переносицу. Он прекрасно знает, что с младшим спорить бесполезно. — Но если всё же надумаешь, — всё также с надеждой начинает Хосок, но младший больше и слушать не желает — сбрасывает трубку. Смотрит на экран телефона какое-то время, а затем прячет его в карман пальто и, прихватив брелок с ключами, покидает машину. Холодный ветер тут же неприятно обдувает лицо, а мороз игриво щипает за щёки, заставляя кожу слегка порозоветь. Парень щурится из-за летящего с неба снега и ёжится, лишь глубже кутаясь в шарф. Разговор с братом оставил горькое послевкусие. Несмотря на то, что Чон часто ссорится с родными, именно ссоры со старшим братом приносят больше всего боли. Хосок близок парню, как никто другой, заменил собой сразу нескольких людей. Но Чонгук слишком устал от того, что даже родной брат пытается показать ему, как правильно, как лучше для него самого. Это злит и огорчает одновременно, заставляет внутри что-то неприятно сжаться из-за обиды. Даже родные люди, настолько зациклены на важности Рождества, не пытаются и не хотят понимать Гука. А ведь ему не нужно ничего, кроме покоя и отдыха от зимних праздников. Чонгук открывает заднюю дверь автомобиля, и рыжий пёс тут же выпрыгивает из салона прямо в снег, проваливаясь в пуховое одеяло по брюхо. Зарывается носом в снег и фырчит громко, радостно. Заскучал по заснеженным улицам Эльсана, порядком устав от шумной столицы. Пока Гринч бегает вокруг машины, осматриваясь, альфа достаёт из багажника чемодан с вещами и, заблокировав машину, идёт в сторону дверей коттеджа. Дорожка к крыльцу завалена снегом по колено, словно и не живёт в этом доме никто. А ведь так и есть. Пустует он на протяжении года, лишь в зиму встречая своего хозяина в компании рыжего пса. Кое как пробравшись через снег Чонгук поднимается по ступенькам на крыльцо и лихорадочно перебирает ключи в руке, пытаясь отыскать в темноте нужный. Альфа отмыкает замок и распахивает дверь, пропуская в дом вихрь снега. Золотистый ретривер первый вбегает в помещение и тут же обтряхивается от прилипшего на мокрую шерсть снега, что в разные стороны разлетается. Обнюхивает уже знакомую территорию, ведь из года в год проводит здесь зиму вместе со своим хозяином. Любит это место и каждый раз радуется, приезжая сюда. Пёс чхает и облизнувшись, уходит куда-то вглубь дома, шаркая когтями о деревянный пол. Чонгук закрывает дверь и на ощупь найдя рукой на стене включатель, хлопает по нему. В прихожей загорается яркий тёплый свет, а Чонгук, что слишком долгое время провёл на улице в темноте, слегка жмурится из-за неприятного режущего чувства в глазах. Прихожая встречает хозяина привычной тишиной и холодом. Альфа скучал по особенно спокойной атмосфере на даче, уже и забыл, какого это, быть в дали от города. Чон неаккуратно скидывает с ног ботинки и бросив ключи на тумбочку, направляется в сторону гостиной. Из-за холода даже не спешит раздеваться. Есть одна вещь, которую он должен сделать перед тем, как располагаться в доме. Ни года не пропускает, строго соблюдает одно единственное правило. Чонгук заглядывает в небольшую кладовку под лестницей и прихватив пару дров, направляется к камину. Опускается перед ним на корточки и принимается укладывать поленья в очаг, периодически подкладывая между ними сухую кору от деревьев для розжига. Закончив, парень берёт лежащие на камине спички и взяв одну, резко чиркает о специально отведённую сторону коробки. Спичка загорается, освещая всё слабым светом, и Чон аккуратно поджигает кору. Маленький огонёк в миг разгорается, словно изголодавшийся набрасывается на сухие поленья. Раздаётся первый треск тлеющих дров, а вместе с ним приходит и медленно расползающееся по комнате тепло. Чонгук садится на ковер перед камином и смотрит на языки пламени внимательно. Золотой ретривер подходит к хозяину и ложится рядом, укладывая голову ему на колени и так же как и хозяин смотря на огонь. Чонгук зарывается одной рукой в мокрую шерсть животного, а вторую тянет к огню, чувствуя исходящее от него тепло. Альфа завёл традицию — первым делом по приезду на дачу разжигать камин. Это стало важной и неотъемлемой частью его прибывания здесь. — Как думаешь, приятель, эта зима станет лучше? — спрашивает Чонгук у пса и смотрит на него так внимательно, словно тот действительно ответит. Гринч поднимает морду и беззаботно лижет руку хозяина, чем вызывает на его лице лёгкую улыбку. — Обязательно станет, — в подтверждение словам кивает альфа, и вновь переводит взгляд на трещащие поленья в камине. Снег за окном вновь усиливается, кружит вихрями. Окна в домах медленно потухают, погружая зимний Эльсан в сон, а Чонгук всё также продолжает сидеть перед камином со своим псом, единственным другом и компаньоном в эту зиму. Первый огонь в этом доме стал своеобразным началом новой жизни. И именно с первого огня и треска медленно сгорающих дров начинается зима для Чон Чонгука.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты