Просто дай мне ещё один шанс

Слэш
R
Завершён
25
Пэйринг и персонажи:
Размер:
16 страниц, 1 часть
Описание:
"Просто дай мне ещё один шанс ... И тогда я, наверное , буду самым счастливым человеком на всем гребанном свете."
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
25 Нравится 2 Отзывы 3 В сборник Скачать

Настройки текста
В тот злополучный день на улице накрапывал дождь, в любой миг готовый разразиться в жестокий и свирепый ливень. Прохожие с зонтиками в руках разбегались в разные стороны, торопясь поскорее укрыться от беспощадной непогоды. Будильник уже который раз подряд неспешно наигрывал знакомую, но в то же время раздражающую мелодию. Безумно хотелось запустить в него чем-нибудь тяжёлым, но тогда рыжеволосому пришлось бы подняться с кровати. Никому не нравятся понедельники. Особенно, если этот понедельник — День Рождения близкого человека, который так или иначе не сможет провести его вместе с тобой…  — Да заткнись, блядь, нахуй! — подросток буквально рычит сквозь стиснутые зубы, когда подушка сбивает на пол несчастное устройство, отчего на весь дом раздается возмущенный крик матери. Пожалуй, получилось всё-таки слишком громко… Любой в их доме знал, что с матерью шутки плохи. Та всегда славилась своей силой и уверенностью, за которой она довольно часто прятала свою добрую сторону. На ее поддержку Хэви практически никогда не рассчитывал. В лучшем случае она могла послать далеко и надолго, аргументируя это тем, что у нее нет времени на «всякие дурацкие проблемы, свои как-то тоже нужно решать…», ну, а в худшем он мог просто-напросто схлопотать очередную взбучку (особенно тогда, когда женщина была явно не в трезвом состоянии). В такие моменты в их ссоры вмешивался отец, обладающий куда более спокойным характером, однако чаще всего тот был полностью погружен в работу, а потому большую часть времени рыжеволосый был предоставлен самому себе. «Мы с твоим отцом все ради тебя делаем. Скажи спасибо хотя бы за то, что не без крыши над головой живёшь!» «Да ну? — Хэви мысленно перекривлял мать. — Скажи спасибо за все, что мы для тебя сделали, блаблабла… Как будто это единственное, что вы можете для меня сделать!» Состояние же его с недавних пор оставляло желать лучшего: темные круги под глазами, лицо, которое не выражало ровным счётом ничего, кроме больной опустошенности… Никто не привык видеть его таким. Однако он сам тоже не был готов к такому исходу. С того момента ему пришлось навсегда расстаться со своей детской неряшливостью и беспечностью. Несмотря на это, поведение подростка по-прежнему хромало: постоянные прогулы, за которыми непременно следовала череда нравоучений от родителей и учителей (эти три старые грымзы не упустят возможности в очередной раз выставить его придурком перед всеми!) и, конечно же, конфликты с одноклассниками, зачастую заканчивающиеся для него одинаково: те всегда находили способ обозвать виноватым именно его. А дальше ненависть к себе, потеря интереса к друзьям и слабая надежда на то, что однажды небеса все же сжалятся над ним и дадут ему возможность вновь увидеться с братом… Но время шло, а тот до сих пор так и не появился. Нельзя было сказать точно, с чем была связана причина ухода блондина из семьи. Характером он, конечно, похвалиться не мог… Отсюда извечные недомолвки и грубое отношение, которым приходилось довольствоваться всем вокруг, и рыжеволосому в том числе. Нередко ему тоже доставалось за свои проделки, пока родители по каким-то причинам дома отсутствовали. Да, ангелом такого человека точно не назовешь… Однако он был единственным, кто понимал, что все это лишь маска, за которой юноша тщательно скрывает свои настоящие эмоции. Ведь таким человеком он был далеко не всегда… Отдаляться друг от друга они начали уже в подростковом возрасте. У обоих были свои приоритеты, личная жизнь и границы, прикосновение к которым означало бы грубое вмешательство со стороны другого. И если старший старался соблюдать эти предполагаемые рамки, то Хэви же чаще всего их просто-напросто игнорировал, порой действуя брату на нервы своей жизнерадостностью. И отчасти за случившееся он нес свой собственный груз вины на плечах… Веснушчатый нередко просил, чтобы он и другие родственники оставили его в покое, а он только отравлял ему жизнь своей непосредственностью! Которая впрочем уже осталась в прошлом… И теперь мало кто узнавал в этом депрессивном подростке того мальчика с вечно горящими глазами и улыбкой, которая нередко заряжала всех вокруг своим позитивом. Телефон призывно завибрировал. И кому что от него понадобилось в такую рань? Хэви раздражённо закатил глаза, когда на экране высветилось имя его девушки, которая как всегда решила заявить о себе столь нещадным образом. А ведь когда-то он был уверен, что действительно любит ее! Но эта уверенность стала со временем пропадать, когда рыжеволосый неожиданно обнаружил в себе одну вещь: любовь была лишь фальшивой красивой обёрткой, обычной симпатией, которую он по чистой случайности принял за что-то другое, куда более ценное и возвышенное… И вот теперь… Что ему теперь сказать ей?! К счастью, телефон в этот момент разрядился, а это означало лишь одно: вечером их обоих будет ждать разговор, в котором одной из его сторон не хотелось принимать никакого участия… Хэви обречённо вздохнул, однако в школу ему пришлось идти по двум веским причинам. Во-первых, потому, что в случае с прогулом ему сильно досталось бы от и без того вечно нервничающей матери, а во-вторых, потому, что он сам чувствовал что-то неладное. Что-то, что активно побуждало его уйти из дома… Возможно, даже в последний раз… Отчасти это было бы несправедливо по отношению к тем людям, которые растили и воспитывали его со всей своей внутренней отдачей. И рыжеволосый мог в любой миг искренне отблагодарить обоих за участие в его судьбе, но… Отчего-то ему начинало казаться, что оставаться в этом доме ему больше нельзя. «Я должен найти Ди», — эта мысль била в нем ключом с тех самых пор, как их пути навсегда разошлись. Но все же он не хотел, чтобы их история закончилась подобным образом…  — Надо же, кто к нам пришел! — с поддельным шоком протянула Элина, девушка с длинными фиолетовыми волосами и васильковыми глазами. Когда-то они были довольно близкими друзьями, но теперь их отношения можно было бы назвать чисто приятельскими. Та всем своим видом демонстрировала свое недовольство всей этой ситуацией. Остальные же придерживались точно такой же позиции. Взгляды всех троих выражали искреннюю обиду за вчерашнее. «Почему они все требуют от меня чего-то?! Почему все только упрекают меня вместо того, чтобы хотя бы попытаться понять?»  — Совсем забыл старых друзей, да? А мы вот тебя вчера ждали. Все вместе, как ты уже, наверное, успел догадаться, — продолжала вещать Элина, не давая ему и слова вставить. — Но ты вчера по всей видимости был так сильно занят, что даже трубку не стал брать!  — Ты ведь намеренно делаешь это? — поддержал подругу парень с темными волосами, которого звали Майк. — Намеренно игнорируешь нас?  — Да с чего вы взяли, что все именно так, как вы подумали?! — рыжеволосого всего трясло от переполнявших его эмоций. Он чувствовал, что больше не мог молчать, и именно это отличало его от старшего брата: неумение сдерживаться тогда, когда это было необходимо. — С чего вы взяли, что вы больше мне не важны?!  — Ну, ты ведь уже это сам дал понять! — парировала Элина. — Что мы больше ничего не значим для тебя, что все свободное время ты посвящаешь какой-то там бабе, которая наверняка в скором времени бросит тебя… Интересно, к кому ты потом пойдешь плакаться, когда это случится?  — Я не ребенок, чтобы плакать по пустякам! — обиженно воскликнул Хэви. Как эта девушка имеет наглость разговаривать с ним в таком тоне? Они ведь почти ровесники, а та ведёт себя так, словно общается с первоклассником!  — Вот как, — удивлённо протянул Майк, неверяще хлопая глазами. — А я-то думал, что у вас с Элен все серьезно…  — Ой, да все давно знают, что никакой любовью до гроба там даже не пахло, — нахально изрекла Элина, насмешливо глядя на рыжеволосого из-под длинных густых ресниц. «Краситься сначала нормально научись, а потом уже язви, — раздражённо подумал он, тут же вспомнив о своем брате. — А вот у Ди всегда все получалось превосходно…»  — О чем задумался, ванильный мальчик? — усмехнулась та, заметив его замешательство. — Неужто о том, как было бы прекрасно, если б на ее месте оказался… скажем, один человек, к которому ты давно питаешь скрытые чувства, но никак не решаешься сознаться в этом?  — Я ничего не буду говорить! — отрезал Хэви, упрямо повернув голову в сторону.  — Конечно. Конечно, не будешь… Это ведь действительно очень странно, полюбить того, с кем жил когда-то под одной крышей. Уши и щеки рыжеволосого в тот же миг вспыхнули ярким румянцем. Он непонимающе моргал, будучи неуверенным в том, говорит ли она это в шутку или же на полном серьезе.  — Ты совсем с катушек съехала? — возмущённо вскричал он, от злости скрипнув зубами и якобы случайно задевая подругу (теперь уже судя по всему бывшую подругу) плечом, но та этот жест проигнорировала, продолжая победоносно ухмыляться. — Я не настолько тупой, чтобы влюбиться в брата!  — Ну, а я вот что-то отнюдь не исключаю такой возможности. К тому же сам вспомни, как ты вел себя рядом с ним, когда он якобы случайно оказывался рядом. Только дурак бы этого не заметил!  — Какая тебе-то разница?  — Хах. Теперь уже никакой.  — Это значит… что мы больше не друзья?  — А ты догадливый, — хмыкнула Элина, в последний раз окинув рыжеволосого своим цепким взглядом. — Передавай привет своей принцессе. Хэви недовольно вздохнул, но все же ответил довольно сдержанно:  — Обязательно передам. ***  — Я тебе звонила сегодня утром. Почему ты не брал трубку? Хэви слушал идущую рядом с ним светловолосую девушку краем уха. Ему было не так уж и интересно, что она скажет. Предательство подруги стало для него страшным ударом. Отвернется она — отвернутся и все остальные, а дальше что? Все будут думать, что он просто больной псих, который не в состоянии контролировать свои слепые побуждения… Элен тем временем ничего не замечала, с увлечённым видом рассказывая ему о чем-то своем. Слишком болтливая. Слишком самоуверенная. Слишком легкомысленная. Все в ней было слишком… простым. «Я ведь практически ничегошеньки не чувствую, когда нахожусь рядом с ней. Для чего тогда все эти нелепые игры?! Сколько можно врать самому себе?»  — Ты сегодня какой-то рассеянный, — прищурившись, заметила Элен. — Признавайся, опять не выспался, пялясь всю ночь в монитор? «Тебе-то откуда знать, чем я ночью занимаюсь?» — подумал рыжеволосый с горькой усмешкой, однако вслух сказал совсем другое:  — Да так. Не бери в голову! Просто день хреновый выдался.  — В каком смысле не бери в голову? — Элен ошеломленно застыла с раскрытым ртом. — Ты сам-то думаешь, что говоришь? Я же волнуюсь за тебя всё-таки! Что у тебя там такого случилось, что ты даже мне об этом рассказать не можешь?!  — Да так… Фигня всякая, — отмахнулся Хэви. Ему отчаянно не хотелось посвящать кого-то в свои размышления. «То, о чем я думаю, это неправильно. Почему никто другой не оказался в такой тупой ситуации, почему именно я?! — ему хотелось выть от собственной безысходности. — Я просто не хочу в это верить. Не хочу и не буду! И какая мне вообще разница до того, что там говорит Элина? Мы с ней теперь даже не друзья и заново дружить я с ней точно не стану!»  — Так и скажи, что просто не хочешь говорить! — раздражённо рявкнула Элен, но сразу же смягчилась, увидев боль в глазах возлюбленного. — Извини, я… просто сорвалась, не подумав. У меня у самой дела идут не так, как надо. Просто… Это все навалилось, и…  — Тебе когда-нибудь нравился человек своего пола? — девушка чуть было не поперхнулась. Неожиданный вопрос застиг ее врасплох.  — Да нет, никогда такого не было, — Элен пожала плечами. — А почему ты вдруг решил меня об этом спросить?  — Ну… Просто интересно стало, — рыжеволосый наигранно улыбнулся, стараясь ничем не выдать своих истинных намерений. Ведь вопрос был задан им отнюдь не из простого любопытства.  — С чего это ты такими темами интересуешься? Ты что, изменил мне с кем-то?  — Нет. Вовсе нет, с чего ты взяла?  — Раз так, то зачем тебе тогда это знать? — не отставала светловолосая.  — А как ты вообще к этому относишься? — тихо спросил Хэви, уже заранее зная ответ.  — Отрицательно, конечно, — горячо воскликнула Элен. — Это же просто отвратительно, когда два человека одного пола любят друг друга! Я не из «этих».  — Из каких таких «этих»? — выдавил из себя Хэви не своим голосом. Разговор медленно стал перетекать в другое русло. К тому же слова девушки почему-то глубоко задели его самолюбие.  — Ну, знаешь, из «тех самых», которые хотят, чтобы их считали адекватными людьми, какими они по своей природе не являются, — грубо отрезала Элен.  — Ну, знаешь, это уже перебор! — резко перебил ее Хэви, неожиданно бросаясь на защиту «тех самых», которых он и сам когда-то презирал. Однако теперь он был готов стоять до последнего, упорно доказывая всем свою правоту. — Лично я считаю иначе. Я думаю, что они такие же, как и все другие, и не за что их оскорблять! — С чего это ты их так рьяно защищаешь? — в голосе девушки появились озлобленные нотки. — О боже… Только не говори мне, что ты сам из «этих». Я этого просто не переживу!  — Да, из «этих»! — громко выпалил Хэви, но лишь спустя некоторое время до него дошел смысл сказанного.  — Погоди, что?!  — Что слышала!  — И ты все это время скрывал от меня свою принадлежность к ним? — светловолосая неожиданно перешла на крик, совершенно сбитая с толку таким заявлением. — Я… Просто не понимаю, как ты можешь быть таким мерзким двуличным гадом! Я верила тебе, я… я думала, что мы с тобой будем всегда вместе, а ты… Ты серьезно просто так взял и променял меня на другого человека?! И чем же он лучше меня?  — Да всем! — огрызнулся Хэви, отчего та испуганно вздрогнула и едва слышно проговорила сквозь слезы: — Хорошо, я поняла. Жаль, что у нас все так закончилось… Но тебе наверняка будет лучше без меня. Удачи тебе с этим человеком.  — И ты не будешь пытаться меня удержать?  — Я что, по-твоему, так сильно похожа на идиотку? — Элен обиженно фыркнула, после чего ответила уже по-другому без намека на какие-либо гневные ощущения: — Вовсе нет. Я не собираюсь удерживать тебя. Если уж ты полюбил кого-то другого, то это целиком твое решение и я не вправе тебя в чем-то разубеждать. Хэви счастливо улыбнулся (впервые за прошедшие несколько месяцев) и в порыве благодарности заключил девушку в объятия.  — Эй, ну ты чего? — та тихонько посмеялась и отстранилась, честно пытаясь держать дистанцию. — Я тоже очень сильно за тебя рада, но не нужно так делать, хорошо?  — Я просто благодарен тебе за все, — подросток неловко отвел взгляд. На небе тем временем уже успели появиться первые лучи заката. — Э… Ну, я, наверное, лучше домой побегу, а то родители и так постоянно на меня злятся, не хочется лишний раз с ними ссору затевать!  — Конечно, иди, — Элен загадочно улыбнулась. — Не забудь написать признание своему принцу. Рыжеволосый на это лишь усмехнулся.  — Не забуду! «Она права, — со вздохом подумал Хэви. — Мне пора сказать о том, что я чувствую. И чем раньше, тем лучше!» *** Ночью он не спал, тщательно обдумывая то, как было бы здорово, если бы Ди сейчас находился с ним в одной комнате. Но вряд ли это произойдет…. Время уже близилось к полуночи, когда на улице раздался какой-то шум. Рыжеволосый сдернул с себя одеяло и подошёл к окну.  — Кто здесь?! В темноте черты лица незнакомца оставались незаметными, а потому первой мыслью, которая посетила голову подростка, это проникновение в их дом маньяка, и он уже открыл рот, чтобы позвать на помощь, как вдруг… Над его ухом раздался хрипящий грубоватый голос:  — Тихо ты!  — Ди? Что ты здесь делаешь?!  — Сказал же, не ори! Я не особо горю желанием объяснять свой приход родителям, знаешь ли, — фыркнул веснушчатый, беря в руки сигарету. Хэви недовольно нахмурился и грубо вырвал ее из рук брата.  — Ты… совсем уже, да?  — Я тебя спасти пытаюсь вообще-то, — буркнул рыжеволосый. — Зачем ты вообще куришь? Для чего? — Для удовольствия, Хэви, для удовольствия, ясно?  — Но я… Не понимаю, как от этого можно получать удовольствие, — растерянно отозвался тот, пристально разглядывая окурок со всех сторон. Ди, заметив это, усмехнулся.  — Что, уже не терпится попробовать, братец?  — Я не уверен…  — Ох, ну конечно, наш малыш просто боится впервые взять в зубы сигарету, — издевательски протянул Ди, однако тут же был остановлен злым Хэви, который, не церемонясь, поднес ко рту сигарету и одним резким движением сделал первую затяжку, негромко закашлявшись после этого.  — Ну и как ощущения? — Ди едва заметно улыбнулся, наблюдая за стараниями брата.  — Все прекрасно! И… Ну, это… С Днём Рождения тебя.  — Угу. Спустя какое-то время он начал привыкать к запаху дыма подле себя. И вот наконец настал момент признания.  — Ммм, Ди?  — Что такое, малой?  — В общем, я… Я хотел сказать тебе одну очень важную вещь, но я не знаю, как ты на нее отреагируешь, поэтому я…  — Говори прямо! Что именно ты хочешь сказать мне?  — Понимаешь, Ди… Я просто долго думал над тем, что на самом деле к тебе испытываю, и… и я понял, что все это время относился к тебе не совсем так, как к старшему брату. Мне кажется, что… Знаю, это кажется очень странным, но…  — В любви собрался признаваться, что ли? — прыснул Ди, когда все лицо младшего покрылось красными пятнами от смущения.  — Может быть, и собрался…  — Прости, что? — Да, ты не ослышался, — одной слабо выдавленной из себя фразой Хэви мигом развеял все сомнения брата. — Это действительно так! Я люблю тебя, — надежда на взаимность ярким пламенем горела в груди, однако… он уже догадывался о том, что все будет в точности до наоборот. Просто светловолосый отнюдь не из тех людей, которые будут бросаться в объятия и кричать слова любви по первому зову. Просто ему совершенно плевать на то, что к нему чувствуют остальные. Просто между ними всегда была эта незримая непроходимая стена, которую довольно-таки трудно было преодолеть… Просто они, в конце концов, не могут быть вместе. В тот момент Хэви ожидал чего угодно: злобных выкриков, оскорблений и, возможно, хлопка двери, с которым веснушчатый раз и навсегда покинет его комнату, но… Он ошибся. Тот залился громким смехом, что весьма не понравилось младшему. Смех — пожалуй, именно та реакция, на которую он явно не рассчитывал…  — Я что, сказал что-то смешное?!  — Не ори, родителей разбудишь! — отсмеявшись, произнес Ди. — А то ещё подумают, что их сыночка пытался изнасиловать какой-нибудь маньяк.  — Да ты сам как маньяк, — выпалил рыжеволосый. — Врываешься ко мне в комнату, не предупредив, я уж было подумал, что за мной и впрямь моя смерть пришла!  — Ну, о смерти нам обоим пока рановато думать, — хмыкнул Ди. — Прежде чем умирать, нужно оставить после себя хотя бы что-то. Ди продолжал размышлять о чем-то своем, пока Хэви просто сидел рядом, внимая каждому слову брата.  — А затем у нас появятся дети… Хэви чуть было не поперхнулся, однако резкий хлопок по спине моментально привел его в чувства.  — Да нет же, дурак, — Ди, заметив это, снова рассмеялся, в то время как все лицо рыжеволосого вновь приобрело пурпурный оттенок. — Не в том смысле, что у нас… А в том смысле, что у нас обоих может в скором времени появиться семья. Теперь ты понимаешь, о чем я?  — У меня не будет никакой другой семьи, — упрямо заявил Хэви.  — Будет, ты просто сам пока к этому не готов.  — А ты? У тебя что, уже есть кто-то на примете? — Конечно, есть. Если хочешь, могу тебя с ней познакомить, — предложил Ди, словно не замечая страданий брата.  — Нет, спасибо, я… Как-нибудь потом, после того, как школу закончу.  — Уверен, что не хочешь сейчас? Хэви то отводил взгляд, то снова обращал его на светловолосого. Глубоко внутри его терзали различного рода сомнения, однако на заданный братом вопрос он ответил довольно-таки просто и односложно:  — Да, я уверен. «Просто дай мне ещё один шанс… И тогда я, наверное, буду самым счастливым человеком на всем гребанном свете.» ***  — Стефани! А ну, сейчас же вернись! — хорошо слаженная девушка с темными, словно ночь, длинными волосами в коротком голубом платье безуспешно пыталась догнать маленькую смеющуюся девочку, которая то и дело ускользала из материнских рук, пытаясь стащить со стола никем не тронутую пачку печенья. Однако ее рука в тот же миг оказалась перехвачена, и виновница испустила разочарованный вздох. Очевидно, сегодня удача отвернулась от нее, потому что в любое другое время никто из взрослых даже не заметил бы ее стараний. «Она у вас тише воды ниже травы», — частенько говорили про нее учителя. Однако в этот раз все явно пошло не по плану… Как итог: хмурый взгляд матери и целая порция щедрых нравоучений. Что ж… Зато она сможет сполна насладиться едой, когда все гости наконец соберутся!  — Я уже говорила тебе и не раз, что это для всех, а не только для тебя. Ты меня просто огорчаешь, — девочка виновато потупилась. «Ты меня огорчаешь.» Ну вот. Кажется, она снова разозлила маму. А ведь та почти доверила ей важное дело! Стефани открыла дверь. В последний раз, когда она видела своего дядю, он был ещё подростком, едва готовившимся вступить во взрослую жизнь. Черты его лица сделались куда более суровыми, но где-то там, глубоко в его взгляде читалась радость за свою племянницу.  — Привет! — звонко прокричала Стефани, отчего рыжеволосому мгновенно захотелось заткнуть уши руками, но ему вовсе не хотелось обижать этот задорный беззащитный лучик света. Чем-то она даже напоминала ему самого себя в раннем детстве… — А мы тебя ждали! Ты знаешь, вот эти двое, — девочка перешла на шепот, незаметно указывая на родителей, — не хотели делиться со мной праздничным печеньем. Но теперь ты здесь, а это значит, что мы вместе сможем съесть его! Здорово, правда? Она говорила без перерыва, не давая вставить от себя ни единого слова. Такая веселая, милая, ранимая и жизнерадостная… Она была совсем не похожа на своего отца, разве что внешне. А ещё она никогда не позволяла ему грустить. В такие моменты она просто хватала его за руку и вела куда-то за собой, дабы хоть как-то развеять всю его боль и сомнения. Возникал лишь один вопрос: как у таких замкнутых и закрытых родителей могло появиться на свет этакое неугомонное чудо?  — Ты меня совсем не слушаешь, — без тени обиды заметила Стефани, проследив за отсутствующим взглядом Хэви. — Почему ты всегда такой злой и подавленный? Ты можешь рассказать мне обо всем, я обещаю, что никому не расскажу! «Ну уж нет. Только этого мне не хватало!» Сама мысль о том, что девочка может как-либо обо всем догадаться, приводила его в ужас. А разрушать ее жизнь ради собственного счастья — такая себе идея! Тем более, Ди все равно вряд ли даст ему шанс.  — Ну вот ещё! Мала ты ещё, чтоб такие вещи знать, — насмешливо протянул Хэви. Однако проницательность этой смышлёной малышки порой не могла не поражать его. Стефани хитро сощурилась, а затем невинно выдала:  — Да ладно тебе. Я давно все знаю о том, как ты на самом деле относишься к моему отцу. И знаешь… Я тебя за это совсем не осуждаю. Каждый человек имеет право любить!  — Даже если этот человек — твой брат? — скептически уточнил рыжеволосый. — Хех. Обязательно куда-нибудь это запишу.  — Если будешь смеяться над тем, что я говорю, то я прямо сейчас пойду к папе и выложу ему все! — пригрозила ему Стефани. Хэви пожал плечами.  — Можешь не стараться. Ди уже давно знает, что я его люблю… не совсем так, как положено братьям.  — Ты что, правда любишь его в этом смысле? — девочка удивлённо моргнула. — А разве такое возможно?  — Ну да, а почему нет? Или ты считаешь, что у меня к нему ничего нет и я просто выдумал всю эту любовь? — Да нет, я не это имела ввиду. Просто… Как так вышло, что ты влюбился в него?  — А, вот ты про что! Ну… Ладно, попробую тебе объяснить. Вот смотри. Ты ведь знаешь, что твои мама и папа любят друг друга?  — Знаю, конечно! Они сами это не раз при мне говорили. У меня самые лучшие родители на всем белом свете! — гордо заявила Стефани.  — Да никто и не отрицает. Но любить можно по-разному. Кто-то любит человека другого пола, кто-то, наоборот, своего.  — Вы, наверное, с самого детства были особо дружны. Наверное, ты поэтому к нему так привязался.  — Нет-нет, что ты? — Хэви нервно рассмеялся, вспоминая некоторые моменты из прошлого. — Мы вовсе не…  — Обед готов! — в комнату зашла мать девочки. Ее взгляд сразу же устремился на рыжеволосого. И в нем было ничто иное как… отвращение? Неужели он ей тоже обо всем успел рассказать? — О. И ты тоже здесь.  — А с чего я не должен быть тут? — с вызовом вскинулся Хэви.  — Успокойся ты! Я вовсе не хотела тебя как-то задеть. Просто… Ты можешь рассказать нашей дочери такое, о чем сам потом впоследствии будешь жалеть, — она не прибавила больше ни слова и просто вышла из комнаты. Хэви зло посмотрел ей вслед, но тут же расслабился, когда Стефани ловко схватила его за руку.  — Идём! Нас уже позвали к столу.  — Иду. Рыжеволосый нехотя сел за стол, то и дело глядя на брата. Тот как всегда был абсолютно спокоен и, казалось, не замечал всех тех знаков внимания, которые тот ему оказывал. Вот тогда-то младший решил прибегнуть к крайним мерам, как бы невзначай кладя свою руку на бедро светловолосого. Ди ошеломленно замер, на его щеках вспыхнул едва заметный румянец, однако он с невозмутимым видом продолжил трапезу, что, конечно, жутко бесило. Миг — и короткие пальцы Хэви опускаются на пах брата, отчего тот невольно простонал сквозь зубы, кинув на него взгляд, полный ненависти.  — Я отойду на минутку.  — А ты куда? — неодобрительно сощурилась темноволосая, видя, что Хэви поспевает следом за ним.  — Я? Да так, просто проверю, все ли у него в порядке и сразу же вернусь! — Черт, — тихое шипение заставило его в буквальном смысле застыть возле двери. Веснушчатый бесстыдно стонал, стоя посреди комнаты. Это заставило рыжеволосого ухмыльнуться.  — Какого хрена ты тут стоишь?! — Ди мгновенно встрепенулся, натягивая на себя одежду.  — Хочу и стою. Не забывай, что в этом доме я желанный гость как-никак. Что с тобой такое, любимый? Почему ты убежал?  — Захотел и ушел, тебе-то что? — огрызнулся Ди и добавил, покраснев: — И что это ещё за любимый?  — Вот как? А я-то думал, что ты давно все понял!  — Хэви, это неправильно. Мы братья и не должны о таком думать. К тому же… У меня уже есть жена. И ребенок.  — Уверен, они нам не помешают, — Хэви довольно улыбнулся, подходя ближе, оставляя невесомый поцелуй на губах брата. Тот, не медля, ответил на него, проникая в рот рыжеволосого языком.  — Думаешь, вся инициатива перейдет тебе? — прошептал Ди ему прямо в ухо. Оба потеряли счёт времени. Обоим было слишком хорошо друг с другом. — Ты взаправду думал, что я уступлю главенство тебе? Какой же ты наивный, — резкий толчок, и у Хэви мгновенно темнеет в глазах. Конечно же, Ди и не думал с ним церемониться, да и возраст был для этого неподходящий. Ни тот, ни другой уже не был девственником. Ещё один толчок, куда более грубый и напористый. — Получил, что хотел? — Хэви обиженно вскрикнул, когда старший одной рукой сбросил его на пол. — Теперь ты доволен?  — Доволен ли я? Ты издеваешься?! Я не просил тебя об этом.  — Зачем же ты тогда лез ко мне за столом? Для чего все эти переглядывания и милые жесты? Почему ты вечно пытаешься оказаться рядом тогда, когда я этого не жду?  — Я не буду отвечать на твои вопросы!  — Нет, ты будешь! — рявкнул веснушчатый, грубо прижав брата к стене. — Мы выясним это здесь и сейчас!  — Ты сам сказал, что у тебя есть жена… и ребенок, — Хэви сделал попытку вырваться, однако Ди крепко сжал его запястья. — Я не нужен тебе. Ты просто-напросто используешь меня.  — С чего ты взял? А вдруг я только что осознал кое-что важное для себя?  — И что же ты осознал?  — Что ты очень дорог мне, рыжик. Что ты скажешь на то, если мы прямо сейчас забьем на все и просто сбежим от всех подальше? Хэви на это лишь усмехнулся, уже предвкушая реакцию остальных на их побег. Однако не все ли равно им обоим на критику окружающих?  — Я только за! И плевать, если они больше никогда сюда не вернутся. Отчасти Хэви чувствовал свою вину перед племянницей, с которой они успели стать чуть ли не лучшими друзьями, но пытался заглушить это чувство при помощи любви к брату. Он знал, что если они сейчас вернутся обратно, то больше, возможно, уже никогда не увидятся. Но он просто не мог этого допустить! Только не в тот момент, когда ситуация стала складываться как нельзя лучше для них обоих.  — Тогда пошли. Пальцы их рук интуитивно переплелись. Теперь они наконец-то смогут стать единым целым. Все было именно так, как в сокровенных мечтах рыжеволосого. Ноги сами несли их обоих прочь из дома. Прочь от всех ненужных проб и ошибок. Прохожие то и дело странно озирались на них. Небо было плотно затянуто тучами. Скоро должен был начаться дождь.  — Стойте! И вот теперь уже три силуэта уверенно шагали навстречу новой жизни. Где-то там за горизонтом лежало нетронутое ими счастье. Всех троих охватило сладостное предвкушение.  — Стефани, я вроде бы сказал тебе идти рядом, а не нестись вперёд как угорелая! — недовольно выдохнул Ди, однако черты его лица разом смягчились, когда на плечо опустилась ладонь младшего брата.  — Не ругай ее. Любой волновался бы на ее месте.  — Хорошо, не буду. Однако в тот самый миг, когда светловолосый нашел в себе силы успокоиться, из-за поворота выехала машина, едва не сбив девочку с ног. К счастью, на выручку ей вовремя подоспел Хэви, который, не церемонясь, потащил ее за собой.  — Ты, блядь, нормальных слов не понимаешь?! — гаркнул Ди. В глазах той стояли слезы. — Мы не для того взяли тебя с собой, чтобы ты постоянно мешалась под ногами со своими выходками!  — Эй, полегче! — рыжеволосый храбро выступил вперёд, загораживая собой племянницу. — Она всего лишь ребенок. Нечего орать на нее, как потерпевший.  — Ты мне ещё не указывал!  — Имеешь что-то против моих возражений? Тогда скатертью дорога! Не понимаю вообще, зачем я согласился на твою авантюру!  — Не ссорьтесь, пожалуйста! — горячо воскликнула Стефани, встав между двумя готовыми броситься друг на друга братьями. — Не нужно ссориться. Это я во всем виновата! Простите меня. Даю слово, что буду слушаться.  — Ладно уж, — беззлобно фыркнул Ди, опускаясь на корточки так, чтобы оказаться на уровне лица дочери. — Эй, ну ты чего? Реально, что ли, расстроилась из-за такого пустяка? Видишь вон ту остановку? Беги к ней, только не забегай за дорогу, хорошо?  — У тебя просто отвратительный характер, — с укором заметил Хэви.  — Но несмотря на это, я все ещё нравлюсь тебе, ведь так? Рыжеволосый покраснел, пытаясь выдернуть свою руку из хватки брата, но тот лишь сильнее сжал ее, приближаясь к нему практически вплотную.  — Пугаешься как маленький, — с усмешкой сказал Ди. — Пошли быстрее. А то ещё на автобус опоздаем. Ди неспешными шагами направился к дочери и Хэви, чуть поразмыслив, пошел за ним. Иногда его начинала раздражать столь нахальная манера обращения с ним, и в то же время это было… очень мило с его стороны? Со стороны того человека, который довольно часто держал эмоции под контролем, но с определенными людьми вдруг открывался и становился совсем другим… «Наверное, именно поэтому я влюбился в него.»  — Да, наверное, это так.  — Ты это кому? — непонимающе вскинулся Ди.  — Да так, никому. Вон, гляди, уже автобус подъехал! Нам ещё места нужно занять.  — Хэви, блядь, не избегай моего вопроса. О чем ты только что говорил?  — Скажу, когда приедем. Или ты вечность собираешься тут простоять, ожидая ответа?  — Эй, почему вы так долго?! — возмущённо прокричала Стефани, пробираясь к ним. — Я уже заняла вам места! Или вы опять ссоритесь? — добавила она печальным голосом.  — Нет, что ты? — улыбнулся Хэви и добавил, обращаясь к хмурому Ди: — Я обо всем тебе расскажу, но не сейчас, ладно? Не злись на меня.  — Я не злюсь! На тебя просто невозможно злиться, ты знаешь?  — О да, я знаю, — ухмыльнулся Хэви, затягивая веснушчатого в поцелуй. Щелчок камеры заставил обоих отпрянуть друг от друга.  — Ты что, только что сфотографировала нас?  — Ну да, а что, нельзя? — девочка вновь погрустнела в ожидании критики от отца.  — Ого, прикольно получилось! — слова Хэви вмиг заставили ее усомниться в этом. — Можно я его оставлю себе?  — Зачем он тебе? — как бы невзначай бросил Ди, на что тот ответил, с удовольствием отмечая румянец на щеках брата:  — Любоваться буду на него по дороге, а что?  — Хех. В какой-то момент рыжеволосого начало клонить в сон и, устроившись поудобнее, он опустил голову на плечо Ди. Тот, к его удивлению, не стал отстраняться. Напротив, им обоим было тепло и уютно в объятиях друг друга.  — Спи спокойно, Хэви. Скоро мы уже будем на месте… Спокойный голос светловолосого успокаивал и наполнял его уверенностью в светлом будущем. Скоро… Совсем скоро…  — Просыпайся, рыжик. Наша остановка! Осознание произошедшего заставило Хэви радостно улыбнуться. Вот он наконец — долгожданный запах свободы! Здесь их никто не найдет. Ничто не заставит их повернуть назад.  — Ой, так здорово, что ты улыбаешься! — ахнула Стефани, изумленно разглядывая его со всех сторон. — Это потому, что вы теперь всегда будете вместе, да?  — Да. «По крайней мере, я на это надеюсь.»  — Это так мило! Он становится таким лапочкой рядом с тобой, хотя обычно никого к себе не подпускает. — Харе смущать моего брата, — Ди ласково потрепал «кудряшку» по голове. — Солнце уже садится. Нам ещё нужно заночевать где-то, или вы планируете прямо тут спать?  — Спать вы тоже будете вместе? — ехидно протянула Стефани. Выражение лиц братьев искренне рассмешило ее.  — Ну и пошлые же у тебя шутки, — фыркнул Хэви. — Где ты только этого всего нахваталась?  — Ну, не знаю… Возможно, от твоей галереи.  — Мы же договорились молчать об этом! — в глазах рыжеволосого мелькнул испуг.  — Ого, как интересно. Покажешь потом? — усмехнулся Ди, ткнув того плечом. — Мне вот только интересно, когда ты успел их сделать? Неужто делал их исподтишка?  — Да, мне пришлось это делать, — с вызовом отвечал Хэви. — Ты ведь тогда мне совсем никакого внимания не уделял! — Теперь это в прошлом, Хэви. Обещаю, что отныне буду внимателен. — Я верю тебе, — едва слышно произнес тот, вновь переплетая пальцы брата со своими. — Потому что я люблю тебя, Ди. Тот поначалу молчал, но спустя какое-то время шок отступил и он так же тихо выдохнул в ответ:  — Я тебя тоже.
Примечания:
Просто любите и будьте счастливы🖤
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты