Разбавляя серость

Слэш
PG-13
Завершён
86
автор
Размер:
3 страницы, 1 часть
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
86 Нравится 4 Отзывы 8 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
      Мадара, сколько себя помнил, никогда не любил утро. Оно не приносило ему бодрости, позитива или радости от начала нового дня — лишь раздражение и разбитость. Каждый раз он плотно кутался в одеяло, неохотно, на автомате заходил в свою маленькую кухонку, включал заранее набранный чайник и плёлся обратно, проклиная того, кто придумал начинать жизнь так рано. Школа, универ, а теперь и работа — всё это работало по ужасному графику, всё это требовало от него раннего подъема и не оставляло даже шанса на то, чтобы почувствовать себя счастливым.       Мадара насыпал в кружку кофе, не понимая, как люди находят в себе силы улыбаться, шутить и строить масштабные планы в начале дня. Мадара, с ногами забираясь на стул, хмуро глядел в окно, обжигая пальцы о стеклянную кружку и думая о том, что стоило бы всё-таки поесть, но сил даже на банальную яичницу не было.       Мадара, наблюдая за снующими туда-сюда фигурками людей, за серым небом и завывающим ветром, хотел послать все к черту и вновь провалиться в мир грёз, но вместо этого продолжал глотать кофе, краем глаза поглядывая на отстающие настенные часы. 7:58. Он вновь опоздает, вновь получит выговор и лишится премии. Придёт время, и его вообще попросят с этой работы, но, честно говоря, было плевать.       По утрам на всё было плевать. По крайней мере до того момента, пока он не встретил Хашираму.       Они познакомились на конференции, приглянулись друг другу и съехались почти сразу. Мадара не любил тянуть время, не видел смысла в походе на многочисленные свидания и долгие размышления о совместной жизни — прямо говорил, что с ним трудно ужиться, и, дабы не добивать и так расшатанную нервную систему, ставил этот этап на первое место. Просто чтобы после очередного разрыва по причине: «Не ужились в быту» не было слишком уж больно. Просто чтобы не успеть привязаться.       Он, криво усмехаясь, говорил:       — Со мной не смог ужиться даже брат.       А Хаширама пожимал плечами, утверждая:       — Я смогу.       Он вёл себя, как мудак, с каждым разом доводил мужчину всё сильнее и грустно усмехался, когда с громким хлопком за ним все же захлопывалась дверь. Он вычеркивал его имя из списка контактов, открывал недавно купленное вино и с сожалением думал о том, что вновь будет мёрзнуть по ночам, но Хаширама возвращался. Всегда, как бы больно Учиха не бил, этот человек возвращался, понимающе улыбался и притягивал к себе, шепча в висок тихое: «дурак».       Мадара удивлялся. Злился, ругался, язвил, но всё равно обнимал в ответ, понимая, что с каждым разом доверяется всё больше.       Хаширама был терпеливым. Он понимал причину его заскоков, знал, что скоро они пройдут, и делал всё, чтобы показать, что с Учихой комфортно.       И Мадара поверил. Долго сомневался, испытывал, открывал самые мерзкие свои качества, но Хаширама раз за разом проходил проверку, раз за разом сглаживал конфликты и сгонял весь скепсис одной улыбкой. Он долго терпел, много говорил, но больно бил, когда это терпение подходило к концу. Он заботливо приносил ему лёд, когда оба остывали, он покорно кивал на грубое: «Сукин ты сын, Хаширама!», и долго-долго улыбался, когда слышал более тихое: «Я тебе доверяю».       Они прошли через самый сложный этап, и с каждым днём Учиха становился всё мягче. Он по-прежнему ворчал по утрам, по-прежнему ненавидел весь окружающий его мир и по-прежнему без каких-либо угрызений совести опаздывал на работу, но уже по другой причине.       Мадара никогда не думал, что может с кем-то ужиться. Он не строил воздушных замков, не жил в фантазиях и мечтах о счастливых отношениях, лишь равнодушно смотрел на себя в зеркало, прокручивая не вызывающую никаких эмоций мысль: «Ты будешь один, Учиха», и ничуть не расстраивался — это нормально.       Мадара смотрел на счастливые парочки, смотрел сопливые сериалы и по-прежнему не испытывал ничего — слишком там всё сказочно, слишком нереально.       Но потом он съехался с Хаширамой.       Своего мнения Учиха никогда не менял, но признаться самому себе пришлось — доля правды во всем этом есть. Всего доля, но в отношении Хаширамы и она казалась огромной — этот идиот, оказавшись полной его противоположностью, не мог не вызывать у него ярких, неожиданных для самого себя эмоций.       Хаширама был веселым и жизнерадостным. Он просыпался рано, за несколько часов до будильника, он блаженно потягивался и мягко выбирался из цепких объятий, ничуть не тревожа крепкий сон Учихи. Он, как обнаруживал потом Мадара, укрывал его вторым одеялом, и эта мелочь значила для него слишком много. Она заставляла с самого утра заливаться краской, прятать заспанное лицо в этих самых одеялах и ворчать на мягкий смех Хаширамы.       Мадара не мог привыкнуть к тому, что о нём заботятся. Не мог привыкнуть к тому, что он кому-то дорог, но каждое утро Сенджу неустанно демонстрировал это — заражал своим позитивом, отгонял сонливость одним ленивым, тягучим поцелуем и готовил обожаемый партнером кофе, заглаживая свою вину за его недосып.       Он заставлял Мадару, что любил подольше понежиться в кровати, с ворчанием подниматься, зевать и неохотно заползать на кухню, что встречала его не холодной тишиной, а кипящим чайником, включенной печкой и свежеприготовленными сырниками. В такие моменты Мадара, вновь оказываясь в горячих объятиях, слабо улыбался, не прекращал ворчать и чувствовал, что въевшийся в него негатив отступает — в таких условиях невозможно ненавидеть жизнь.       И такое было каждое утро. Каждое утро счастливый Хаширама готовил завтрак, будил партнера, выслушивал его ворчание и любовался сонным, недовольным лицом. Каждое утро они спорили, перепирались и нелепо шутили. Каждое утро поцелуи Мадары отдавали кофейной горечью, а Сенджу покорно терпел, взамен согревая того в своих объятиях.       Мадара по-прежнему не любил утро. Но не любил не потому что оно несло в себе очередной серый и однообразный день, а потому что встречало холодом и сонливостью. Потому что его ждала разлука с дебильным Сенджу, который, пусть и неимоверно бесил, но приносил в его жизнь хоть какие-то краски.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты