Молчаливые тени

Слэш
PG-13
Закончен
74
автор
Размер:
Драббл, 3 страницы, 1 часть
Описание:
– Да какого черта?! У меня тут что, проходной двор? Проваливай!
– Так нечестно, Куросаки. Почему это другим можно шастать к тебе через окно, а мне – нет? – Гриммджо изобразил подобие обиды, хотя широкая ухмылка ему в этом не способствовала.
Ичиго сжал кулаки. Только что пережитое унижение стремилось реализоваться в злости, и мешать этому не было причин.
Примечания автора:
Привет из далекого 2009-го, написанный по заявке о неудавшейся сцене с Ренджи и Гриммджо-утешителе)
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
74 Нравится 3 Отзывы 18 В сборник Скачать
Настройки текста
*** — Ичиго… Имя тронуло студенистую тишину комнаты. Не вздохом удовольствия, не жаркой просьбой: просто немного предостерегающе и чуть виновато. Достаточно для того, чтобы дрогнувшая рука исчезла с плеча Ренджи, будто и не было ее там. Ичиго отошел на несколько шагов, сказал тихо первое пришедшее в голову: — Я не приду завтра к Урахаре. Занят. Ренджи кивнул и молча выскочил в окно огромной черной тенью. Молча, черт бы его побрал. Как будто не знал, чего стоил Ичиго этот жест. Не трудясь объясниться, просто исчез. И действительно: ну, было разок… Так получилось. И неплохо получилось, если припомнить хорошенько. А потом одумался, опомнился, пожалел — и решил забыть. Видно, память у шинигами, не первое столетие живущих, на такие вещи натренирована: что не нужно, вычеркиваешь — и идешь себе дальше без оглядки. Ичиго сделал пару бестолковых шагов и встал посреди комнаты, зацепившись взглядом за подсветку выключателя возле двери. В груди огнем разливался мучительный стыд, захлестывая обиду на так легко отказавшегося от него Ренджи. Стыдно было за себя — рискнувшего снова потянуться, прикоснуться… предложить себя на блюдечке. Ведь можно было догадаться, что ничего хорошего из этого не выйдет. Что не надо пытаться дружбу перекраивать во что-то другое, тем более сейчас, в тревожные дни. И все это было ясно и просто, но что-то болезненное, распирающее изнутри вытолкнуло из горла непонятно к кому обращенное: — Идиот. — Точняк, — немедленно откликнулись из-за спины. За долю секунды Ичиго развернуло на сто восемьдесят градусов. В голове молнией сверкнули обычные мысли: почему не почувствовал чужого присутствия, насколько опасен враг, далеко ли печать. Посетитель его спрыгнул с подоконника бесшумно, с очень даже естественной для него кошачьей ловкостью. Уже отбрасывая мысли о высвобождении духовного тела и собираясь придушить его голыми руками, Ичиго чуть не заорал в голос, в последний момент вспомнив о позднем часе и спящих домочадцах: — Да какого черта?! У меня тут что, проходной двор? Проваливай! — Так нечестно, Куросаки. Почему это другим можно шастать к тебе через окно, а мне — нет? — Гриммджо изобразил подобие обиды, хотя широкая ухмылка ему в этом не способствовала. Ичиго сжал кулаки. Только что пережитое унижение стремилось реализоваться в злости, и мешать этому не было причин. — Не «другим», а моим друзьям. Ты в их число не входишь, так что убирайся, пока я тебя не вышвырнул за шкирку. — Нестрашно. Приземлюсь на все лапы, — почти добродушно хмыкнул Гриммджо и добавил совсем другим тоном — вкрадчиво и насмешливо: — Так, говоришь, друзья, а? И что же сказал тебе этот твой друг, раз ты такой кислый? Сейчас Ичиго как никогда жалел о временном перемирии, которое они заключили. Вообще-то, ему до сих пор с трудом верилось, что бывший Эспада если не на их стороне, то, во всяком случае, поддерживает нейтралитет и жаждет крови отдельно взятых своих бывших «коллег по цеху». О разногласиях с Айзеном, выгнавших его из Уэко Мундо, Гриммджо особо не говорил. Просто притащился однажды в Каракуру полуживой и явившемуся добивать его Ичиго предложил эту странную сделку. Он не наводит шуму в городе, а ему позволяют остаться здесь и восстановить силы, чтобы, по милому выражению арранкара же, «выгрызть глотку этой заносчивой мрази». Под мразью Ичиго привык понимать Улькиорру, хотя он мог и ошибаться. По большому счету, ему было плевать. Гриммджо отодвинул на второй план их поединок, которого так жаждал, и этого хватало. Вот бы еще дырявый кошак вовсе оставил его в покое. — Слушай, ты… — приглушенным от ярости голосом начал Ичиго, и был перебит почти небрежным: — Он отшил тебя, так? Даже если бы Ичиго на голову сейчас вылили ведро холодной воды, эффект был бы не тот. Злость осела, как прибитая дождем пыль на дороге, пальцы противно онемели. — Ты о чем? — выговорил он непослушным языком, не отводя взгляда от пронзительных, по-кошачьи светящихся в темноте глаз. — Я бы мог сказать, что у меня хороший слух, но… — Гриммджо надвигался плавно и неотвратимо, как грозовая туча. — Трудно ошибиться, когда на лице все написано. И когда у тебя такая рейацу… — Какая — такая? — спросил Ичиго, хотя было все равно. Почему-то от догадки арранкара навалилось безразличие. Тот облизнулся, словно пробуя духовную силу на вкус. — Пока шел сюда — возбужденная. Острая такая, бурлящая… А сейчас — полное дерьмо. — Он помолчал, из-под дремотно прикрытых век рассматривая замершего, закаменевшего Ичиго, а потом вдруг добавил с веселой злостью: — Действительно, идиот он, этот твой… — Он не мой, — отрезал Ичиго. — Оно и хорошо, — незнакомо почти промурлыкал Гриммджо, пристраивая руку на его талии, подходя вплотную и нависая над ним массивной, словно отлитой из стали фигурой. У Ичиго вырвался нервный смешок. — Я что-то не пойму: ты меня убить хочешь или… — Хочу тебя. Убить, трахнуть — хочу. Все равно. Главное — тебя. Ты мне как заноза в заднице… — Да ты романтик, — хмыкнул Ичиго, не пытаясь освободиться. Страха не было, как не было отвращения или знакомого уже стыда. Странно даже… он не думал ни о чем таком в отношении Гриммджо, хотя напряжение между ними искрило при каждой встрече. А сейчас слова арранкара — слова желания, своего рода признание — текли по коже, согревая, волнуя. Отталкивать его не хотелось — вот что Ичиго понимал с кристальной ясностью. — Нет. Я просто честный. Я не буду тебе врать. Не буду прятаться. Когда-нибудь я тебя прикончу… — Или я — тебя. — ...но это будет не сейчас. До того дня нам с тобой еще хватит противников. И времени — хватит. Слова ложились уже почти на самые губы, но поцелуя не последовало — Гриммджо легко оттеснил его к кровати, опустил на перечеркнутое крестом одеяло и навис сверху, снова усмехаясь, но гораздо мягче, чем обычно. Словно кошка, загнавшая мышь в угол, он выжидал чего-то… Ичиго не нравилось чувствовать себя мышью: он обхватил Гриммджо за шею и притянул к себе. И только тогда вернулись напористость, стремительность, резкость Джаггерджака. То, как он сдирал одежду со своей добычи, как прихватывал зубами губы, как подминал под себя, как подхватывал под колени ноги… во всем этом и был Шестой Эспада. Этого ждал от него Ичиго. Это получил. Этим наслаждался. Все было так, как должно было быть: простое удовольствие, за которое после не будут упрекать. Не будут произносить так предостерегающе-виновато его имя. Не станут тенью исчезать только потому, что слов для объяснения не нашлось. Ичиго было хорошо так же, как Гриммджо, который получал то, в чем нуждался, и оттого утробно урчал, притягивая к себе влажное гибкое тело. А Ренджи, которого тягостное чувство притащило, как на поводке, обратно к дому Куросаки, с помертвевшим сердцем понял, что своими руками сломал сегодня что-то очень важное.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты