Размер:
планируется Мини, написано 19 страниц, 2 части
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
71 Нравится 12 Отзывы 30 В сборник Скачать

Срывает дева белые цветки.(1)

Настройки текста
Примечания:

Времена раннего ученичества Лань Ванцзы. Семнадцатый турнир Сайитин.

      Лань Чжань вдохнул речной воздух. Юноша наблюдал за тем, как группа адептов из ордена Гусу Лань ступают на берег, где их уже ждут фигуры в одеждах ордена Юнмэн. Он уже не в первый раз в этом месте, и далеко не последний, как он тогда думал, но Лань Ванцзы кажется, что он никогда не сможет в точности запомнить уже столь знакомый пейзаж.       Небольшие волны с тихим шелестом омывают берег; обстановка кажется умиротворяющей, пока Лань Ванцзы не ступает на твердую землю. Теперь шум города кажется несколько ближе, хотя от прежней тишины его отделяет лишь шаг — заклинатель вновь оборачивается на пристань, отгоняя мысли о том, что лучше бы он остался здесь, в тишине, чем в вечно суетящемся городе.       В то время, как юных адептов из Гусу Лань встречали слуги главы Юнмэна, Лань Ванцзы, Лань Циженя и Лань Сиченя кивком поприветствовал Цзян Фэнмянь, нынешний глава ордена Юнмэн Цзян, а вскоре жестом попросил их приблизится. Группа в белых одеждах сразу разделилась на две: младших учеников ордена слуги должны были сопроводить и показать покои, в которых им предстоит прожить следующие несколько дней, в то время как представители основной ветки Лань были приглашены на разговор с главой ордена Юнмэн Цзян.       Лань Чжань вновь оказался в Пристани Лотоса — это место ему нравилось, но из принципа он не блистал желанием признаваться в этом самому себе. Поэтому сейчас он оставался беспристрастным ко всему, шагая по улицам столицы, при необходимости вставляя что-то в разговор Цзян Фэнмяня, Лань Циженя и Лань Сиченя, которые обменивались интересными и просто последними новостями.       Вскоре мужчина заметил, что за ними следят несколько десятков пар детских глаз. Процессии, состоящие из знатных людей, действительно довольно быстро привлекали внимание в городе, и в то время, когда взрослые жители уже не обращали особого внимания на это, дети были заинтересованы в незнакомых людях. Об одном из них, они, конечно, знали — это был глава их ордена, но заклинателей в белых одеждах, следующих за ним, видеть детям было в новинку.       Люди, находящиеся рядом и так свободно общающиеся с ним, скорее всего не намного ниже статусом — сделав такое заключение, несколько ребят с интересом в глазах потянулись за процессией, предпринимая попытки выглядеть незаметно и непринужденно. Лань Чжань уже было начал отвлекаться на маленьких преследователей, выпадая из диалога, но вся шедшая за ним детвора мигом исчезла, как только вдали показалось личное имение Цзян Фэнмяня.       В то время, как большинство учеников уже расположилось в своих комнатах, Цзян Фэнмянь, Лань Цижень, Лань Сичень и Лань Ванцзы открывали двери в Приемную Залу главы ордена. Мужчина в фиолетовых одеждах степенно прошел в конец длинной залы и уселся за небольшим, низким прямоугольным столом, ожидая почетных гостей. Старейшина и нефриты ордена Гусу Лань синхронно слегка наклонили голову, показывая благодарность за приглашение. Цзян Фэнмянь кивнул, а затем рукой предложил заклинателям занять места по оставшимся трем граням стола.       — Лань Цижень, Цзэу-цзюнь, Второй молодой господин Лань, еще раз поприветствую вас в ордене Юнмэн Цзян. Я рад, что и в этом году адепты из ордена Гусу Лань вновь принимают участие в турнире, который проводит мой орден. Для нас вы желанные и почетные гости, —заклинатель улыбается, вновь кивая головой.       — Что вы, Цзян Фэнмянь, наш орден всегда готов принять участие в подобных мероприятиях. Ученикам надо совершенствовать тело и дух, и я благодарю вас за возможность обучить наших адептов чему-то новому и обменяться опытом, — Лань Цижень принимает приличествующую позу, на месте напротив главы ордена Юнмэн, — для нас честь находится здесь.       Цзян Фэнмянь довольно поглаживает подбородок:       — Вы как всегда любезны, Старейшина Лань Цижень. Спасибо вам. В этом году вы опять приехали на наш турнир, чему я очень рад. В этот раз я снова предложил вашим адептам, и, разумеется, вам, места в Гостевых Покоях Пристани Лотоса. Так как все ученики, приехавшие сюда, несомненно, талантливы, я не посчитал затруднительным выделить комнаты для нескольких человек и в этом году.       Лань Цижень сложил руки в жесте благодарности:       — Благодарю вас, Цзян Фэнмянь. Я надеюсь, что наши ордена и впредь будут столь же близки, что и сейчас. Мы считаем большой честью вновь находится в Гостевых Покоях Пристани Лотоса.       Заклинатели еще немного поговорили на более отвлеченные темы, после чего слуги проводили представителей основной ветки Лань в их покои.

***

      Цзян Чен жил относительно спокойно до приезда делегации Гусу в Юнмэн. Хотя знатные гости приезжали сюда не в первый раз, в то время один конкретный человек не испытывал особого желания увидеться с адептами в белых одеждах. Сейчас же Вэй У Сянь прознал, что к ним наведались оба Нефрита Ордена Гусу Лань, и это разожгло в подростке неподдельный интерес. Заклинатель загорелся идеей познакомиться со столь известными гостями, и сколько бы Цзян Ваньин не закатывал глаза, повторяя про себя «у дурака и счастье глупое¹», Вэй Ина было не изменить.       Каждый день на рассвете Вэй У Сянь тянул Цзян Чена ловить фазанов, независимо от того, хотел этого последний или нет, и в один из таких дней два заклинателя повстречались с Лань Ванцзы, который в одиночестве прогуливался по берегу небольшого озера.       Цзян Чен повернул голову в сторону Вэй Ина, приподняв брови, и на всякий случай предостерегающе цыкнул на ухо другу. Тот в ответ нагло ухмыльнулся и уверенной походкой направился в сторону Лань Чжаня, не оставляя второму заклинателю Юнмэна иного выбора, кроме как направиться за неугомонным приятелем.       — Второй Господин Лань! Я слышал, что ты самый талантливый в Гусу, это правда, скажи? — Вэй У Сянь подскочил на неприемлемо близкое расстояние к мужчине в белом, который настойчиво игнорировал источник раздражающего звука. — Даже не ответишь мне? Ты и правда как Юань Дань-цю².       Цзян Чен едва не поперхнулся от подобной дерзости, но оправдывать Вэй Ина не стал — его длинный язык когда-то должен был привести к не наилучшим последствиям. Однако Лань Ванцзы просто направил холодный взгляд в сторону Вэй У Сяня и медленно выговорил лишь одно слово:       — Убожество.       Однако упрямый заклинатель не терял надежды, не оставляя попыток разговорить гостя из Гусу. В это же время Цзян Чен настойчиво пытался оттащить Вэй Ина от Лань Ванцзы, который все так же предпочитал игнорировать ситуацию.       Цзян Ваньин уж было думал, что это никогда не кончится, и проклятье в виде Вэй Ина все-таки доведет Второго Нефрита Ордена Гусу Лань. Однако Герой Юнмэна поспешил удалиться, как только заметил краем глаза цветастый хвост фазана, который в быстром темпе убегал прочь. Вэй У Сянь прокричал Лань Чжаню что-то вроде «ещё увидимся!», и уже через несколько мгновений о его присутствии тут напоминало только плохое настроение Цзян Чена.       — Мудрый учитель впервые ошибся, сказав, что необузданный не может быть лукавым³, — пробормотал Цзян Ваньин, направляясь в сторону Лань Чжаня.       — Прошу его простить, — Цзян Чен припомнил, как его отец было говорил, что при случае стоит начать вежливый разговор с адептами клана-гостя. — Имею смелость надеяться, что за время пребывания тут адептов ордена Гусу Лань больше ничего не беспокоило?       Цзян Ваньин и правда не прочь узнать ответ на этот вопрос, а в частности, мужчину интересовало только то, не натворил ли Вэй Ин чего-нибудь, потому что других поводов беспокоиться у него не было.       Лань Чжань перевел взгляд на Цзян Чена, и, немного помедлив, произнес:       — Благодарю за беспокойство, но нет причин волноваться об этом.       Цзян Чен мысленно нахмурился, обдумывая последующий ответ:       — Это, безусловно, обнадеживает. Я постараюсь не допустить в таких неловких ситуаций впредь.       Мужчина поднял взгляд и внезапно столкнулся с изучающим взглядом светлых глаз, которые обрамляли контрастно темные ресницы.       Цзян Ваньин тут же отвел взгляд, сложив руки в знаке уважения, перед тем, как уйти:       — Не буду и дальше отвлекать ваше внимание. Спокойного пребывания в Пристани Лотоса.       Лань Чжань повторил жест, молча наблюдая за удаляющейся фигурой Цзян Чена.       Цзян Ваньин разглядывал отсохшие лепестки лотоса, что медленно плыли по реке. Он было задумался, почему Вэй Ин раньше не проявил интерес к Лань Ванцзы — заклинатель даже не удосужился сказать ему слово на прошлом турнире, что поменялось на этот раз? Цзян Чен сам не был хорошо знаком с самым загадочным адептом Гусу, но до этого они перекидывались парой вежливых фраз. Тем не менее, наследник Юнмэн Цзян знал о существовании такого человека, как Лань Чжань, в отличии от Вэй Ина.       «Кстати, об этом приставучем Вэе, где он может быть? Неужели его настолько интересуют фазаны, что он гоняется за ними целый день? Или, может, плавает… Бездельник» , — промелькнуло в голове у заклинателя.       Солнце и правда уже начинало клониться к горизонту — в это время Пристань Лотоса ещё более оживлённая, чем утром. Те адепты, что возвращаются с тренировок весело шумят, другие же — обсуждают то, что им еще предстоит сделать, хвастаясь недавними успехами. Лучи предзакатного солнца щекочут землю, оставляя на ней рыжеватые полосы. За стенами покоев звучит юношеский звонкий смех, а затем крики раззадоренных учеников ордена, которые вновь планируют устроить состязание между собой. Цзян Ваньин усмехается, видя умиротворяющую картину — сейчас в Пристани необычайно спокойно, что не может не радовать глаз.       Однако, мужчина не останавливается в этом месте, а продолжает идти, пока его ноги не достигают очередной зоны, заполненной небольшими лодками ордена Юнмэн Цзян. В этом месте уже гораздо тише. Свежий воздух врывается в легкие, и сразу становится прохладно. Цзян Чена внезапно настигает мысль о том, что неплохо было бы доплыть до середины озера. Немного подумав, и для себя рассудив, что отличным предлогом послужит турнир, который состоится через ничтожное количество времени, мужчина выбирает лодку и весла.       Волны размеренно поднимаются и опускаются, с тихим шелестом огибая носовую часть лодки. Цзян Чен задумчиво рассматривает темную воду, но поднимает глаза как раз вовремя, чтобы заметить другую лодку. Гребец стоит к Цзян Ваньиню спиной, но по белым одеждам и фигуре он сразу понимает, кто это. Мужчина уже хочет окликнуть Лань Чжаня, но тот опережает его, повернувшись и вопросительно воззрившись на лодку адепта Юнмэн Цзян, которая поравнялась с его «судном».       — Второй молодой господин Лань? — Цзян Чен все же решает окликнуть Второй нефрита. Его голос немного разряжает напряжённую атмосферу, и Лань Ванцзы отворачивается от мужчины в фиолетовом.       — Цзян Чен, — медленно произносит он, а после небольшой паузы добавляет: — Видимо, воды Пристани Лотоса и впрямь отличаются от вод Облачных Глубин.       Цзян Ваньин усмехается, глядя на беспристрастное лицо гипотетического собеседника. Вероятно, оно всегда остаётся таким.       — Приятно слышать.       На этот раз ответом послужило молчание. Оба заклинателя не нарушали тишину, боясь разрушить момент — лишь слышались тихие всплески, когда весла опускались в воду и далекие разговоры занятых адептов. Цзян Чен украдкой посматривал на Лань Чжаня, который все так же невозмутимо смотрел вперёд.

***

      Небо понемногу окрашивалось в темные цвета. На обновленный орден Юнмэн Цзян опускалась ночь. В это время Пристань Лотоса выглядела особенно волшебно — зажигались фонари на улицах, в кустах просыпалась мелкая живность. Звуки дневной суеты постепенно стихают, и вскоре в тишине остаётся лишь намек на былую оживленность.       Цзян Чен устроился в открытой беседке. Фиолетовые полотна с эмблемой ордена в темноте лениво покачивались на ветру. Где-то под ногами шумела река, по которую он каких-то несколько часов назад бороздил на лодке в молчании. Мужчина впервые накануне турнира думал не только о нём, что вызывало нескончаемое раздражение.       В конце концов, Цзян Ваньин поднимается с лавочки, на которой до сих пор сидел, и направляется в сторону собственных покоев. Сейчас, оглядывая территорию Юнмэна, мужчина отмечает, что для такого времени в этом месте слишком пустынно. Заклинатель замечает лишь одну, до рези в глазах, знакомую фигуру, которая, приплясывая, направляется в том же направлении, что и сам Цзян Чен.       — Вэй У Сянь! Ты куда запропастился?! Из-за тебя мне пришлось одному извиняться перед Лань Ванцзы, — сходу обозлённо высказывает Вэй Ину все, что он о нём думает. Однако, заклинатель невольно умолчал инцидент на реке. Совсем не обязательно рассказывать ему все.

***

      — Ну же, Цзян Чен, чего же ты такой хмурый? Все же прошло отлично, — Вэй Ин сидел на небольшом камне в саду, закинув ногу на ногу.       — Вэй У Сянь! Если ты сейчас не замолчишь, мне придется самому закрыть тебе рот, — Цзян Ваньин расхаживал перед приятелем, всем своим видом выражая раздражение. Заклинатели обсуждали вчерашний так и не состоявшийся турнир.       Вэй Ин довольно хмыкнул, скрещивая руки на груди.       — Как ты можешь так говорить? Тебе, вообще-то, посчастливилось отправиться за лодками с самим Вторым Молодым Господином Ланем, это ли не настоящая честь? — Цзян Чен, в свою очередь, сделал вид, что не услышал явной иронии в словах юноши.       — Если он тебе так нравится, — Наследник ордена Юнмэн Цзян направил свой взгляд точно в глаза Вей У Сяню, который выжидающе поднял брови, — мог бы сам отправиться вместо меня.       Юноша, едва услышав последние слова, тут же изобразил притворное разочарование:       — Что же ты раньше не сказал? Конечно, я бы тут же поспешил за тобой, если бы имел твое разрешение.       Цзян Чен закатил глаза и развернулся, промычав что-то вроде «я на тренировку, увидимся».       Мужчина размеренно шагал по земле, направляясь в сторону поля и прокручивая в своей голове события прошлого дня. Заклинатель смущенно поднял руку, закрыв ею лицо. Он не мог сказать, что ему не нравилось то, что тогда произошло.

***

      В тот день должен был состояться Ежегодный турнир Сайитин, но все пошло наперекосяк с самого начала. Дело было в том, что ещё с утра погода испортилась. Заклинатели были обеспокоены подобным поворотом событий, но так как Цзян Фэнмянь все еще хранил надежду на то, что небо просветлеет, никто не спешил объявлять турнир отложенным.       До соревнования оставалось все меньше времени, а тучи все сгущались. По рядам юных заклинателей пробежала волна шепотков, когда, казалось, первые дождевые капли могли бы уже удариться о землю. Глава клана Цзян же вскоре поднялся, останавливая все перешептывания единственным жестом руки:       — Уважаемые гости и обучающиеся ордена Юнмэн Цзян. Я приношу свои глубочайшие извинения за сложившуюся ситуацию, и за то, что я вовремя не понял, насколько масштабно может быть сегодняшнее стихийное бедствие. Еще раз прошу меня извинить, но я вынужден отложить турнир на неопределённый срок. Я обеспечу наилучшие условия проживания в Пристани Лотоса до момента вашего отъезда.       После этого объявления все присутствующие на мероприятии главы кланов поспешили собрать своих учеников в группы, чтобы ненароком не попасть под дождь. Многие адепты шептались между собой, но в целом атмосферу нельзя было назвать напряженной — в конце концов, отмена турнира в пасмурный день была лишь вопросом времени.       Через некоторое время на месте проведения турнира осталось лишь несколько человек. Глава Цзян, глубоко ушедший в раздумья, Вэй Ин, и Цзян Чен, ожидающие вердикт их отца. Все трое укрылись под большим навесом, изначально предоставленным для глав ордена. Звуки дождя — единственное, что сейчас нарушало тишину в районе пристаней. Но вскоре в равномерное постукивание капель бесцеремонно вклинился ещё один раздражающе-громкий после относительной тишины звук: к навесу кто-то стремительно приближался, хлюпая сапогами по уже успевшим образоваться лужам.       — Глава ордена Цзян! Глава ордена Цзян! — три головы одновременно повернулись к молодому адепту ордена Цзян, и все трое так же узнали в нем младшего посыльного ордена. — Спешу доложить вам о сложившейся неблагоприятной ситуации! Лодки, заранее подготовленные для турнира… Они уплыли.       Цзян Фэнмянь удивленно поднял брови, сохраняя присущее ему спокойствие:       — Как это произошло? Они были крепко привязаны к пристани. Или я ошибаюсь? В такую погоду уже нет смысла посылать за ними — только больше людей потеряем.       — Да. Думаю, даже сильный ветер не смог бы разорвать веревки или сдуть лодки в основной поток реки. Глава ордена Цзян, возьму на себя наглость высказаться: я полагаю, кто-то со злым умыслом развязал узлы, воспользовавшись столь удачно испортившейся погодой, — юноша говорил крайне искренне, словно не задумываясь о своих словах.       — Твое поведение слишком параноидально. Заявлять о подобном, не разобравшись в ситуации, крайне неосторожно с твоей стороны, не думаешь?       Эти слова значительно поубавили пыл молодого адепта: тот заметно стушевался, покраснев.       — Прошу меня простить, я и правда не подумал, говоря эти слова. Если вам больше ничего не надо, могу ли я идти?       Цзян Фэнмянь кивнул, и, как только юноша покинул его поле зрения, произнес:       — Цзян Чен, я полагаю, ты не будешь против, если я попрошу тебя найти хотя бы несколько лодок, когда погода улучшится? Даже если их у ордена все еще много, лишних никогда не бывает.       Цзян Чен немного помолчал, но все-таки выдавил из себя:       — Конечно, отец, — в голосе заклинателя сквозило недовольство сложившейся ситуацией, но тем не менее, Цзян Чен был согласен со словами главы ордена. В конце концов, лодки у Юнмэн Цзян отнюдь не бесконечные, как могло показаться на первый взгляд.

***

      Небо прояснилось спустя несколько часов. За время дождя, переросшего в ливень, Вэй У Сянь несколько раз порывался выбежать в сад, но его попытки жестоко осекли, поставив под угрозу его порцию ужина. После этого Вэй Ин принялся донимать Цзян Чена, который упорно пытался сосредоточиться на медитации, игнорируя почти что названного брата, и похорошевшая погода стала для него скорее спасением, нежели чем-то нежеланным. Мужчина пулей вылетел из имения отца, как только тучи покинули небосвод.       Однако, сюрпризы на этом не закончились: дойдя до пристаней, Цзян Ваньин увидел Лань Ванцзы, который преспокойно готовил лодку к отплытию.       — Второй молодой господин Лань? — недоверчиво вопросил Цзян Чен.       Заклинатель в белых одеждах обернулся на голос, а затем вновь вернулся к прежнему занятию, дав лишь короткий ответ:       — Лань Ци Жень посчитал, что должен принести небольшую благодарность за столь хороший приём.       Цзян Чен ошалело взирал на юношу перед ним. Ордену Гусу Лань так неймется, что они отправляют одного из лучших своих заклинателей за какими-то лодками? Конечно, так они быстрее соберут их все, но эта проблема разве не должна была коснуться только его ордена? Он открыл было рот, чтобы что-то ответить, но тут же закрыл его: нужные слова никак не приходили на ум. Да и что можно ответить в такой ситуации?       Решив, что разговоры тут бесполезны, Цзян Чен глубоко вздохнул и взялся за свою лодку. И зачем отец отправил его сюда, если все можно было решить «обыкновенной помощью» Гусу Лань? Вероятно, это все-таки что-то значило, иначе не звучало бы настолько не в характере глав орденов.       По примерным подсчетам заклинателя, турнир должен был быть окончен как раз в это время, и не ошибался: если сейчас и было светло, то буквально через час небо потемнело бы. Поэтому Цзян Чен хотел расправиться со всем как можно быстрее, пока не начало смеркаться. Сейчас эта перспектива казалась вполне выполнимой, так как он будет плавать в поисках лодок не один. Однако, она все еще выглядела как поиск иголки в стоге сена – с одной стороны, предвидя подобную ситуацию, Цзян Фэнмянь давным-давно приказал выстроить еще одну прочнейшую перегородку, отделяющую небольшой загон с лодками от основного потока реки, а с другой, как сказал отец, «лодки лишними никогда не будут».       Из размышлений юношу вывел оглушительный звук столкновения — уйдя в себя, Цзян Чен совсем позабыл о существовании течения, отдав свой транспорт на произвол судьбы. Как ни странно, средство передвижения выбрало именно траекторию, которая привела его к небольшой аварии с лодкой Лань Чжаня, который сейчас сверлил взглядом Цзян Ваньиня. Что-то неуловимо изменилось в его облике, вот только заклинатель Юнмэн Цзян не как не мог взять в толк, что именно.       — Прошу меня извинить, второй молодой господин Лань. Это больше не повторится, — спешно проговорил адепт, глядя в глаза заклинателя в белом. На миг Цзян Чена посетило ощущение пробирающего до костей, впервые не ледяного взгляда Лань Ванцзы, но иллюзия мгновенной теплоты между двумя юношами быстро растворилась в темной воде, что плескалась за бортами лодок.       Только отплыв на приличное расстояние, Цзян Ваньин понял, что показалось ему инородным в уже привычном чопорном облике Лань Чжаня: этим вечером на руке юноши поселился крошечный цветок лотоса, который чудом еще не засох к осени.

***

      Цзян Фэнмянь долго думал над тем, как ему поступить с турниром. В конце концов, событие единожды было прервано бедствием природы, разве не это ли настоящий знак природы? Однако, если турнир отменить, это не может не вызвать волну раздражения и разочарования у адептов из дальних краев. Мужчина решил, что провести турнир надо будет обязательно, но через некоторое время. Теперь в его обязанности входило обеспечить приезжих заклинателей всем необходимым.

***

      Цзян Чен смотрел на потолок, лёжа в кровати. Вспоминая прошедший день, он все думал о Лань Чжане, пытаясь представить, как он нежно срывает маленький цветок лотоса, но все было тщетно — разве такой холодный человек, как Лань Ванцзы, может действовать так бережно? Ответ на этот вопрос заклинатель решил не искать.       Подросток перевернулся на бок. В таком положении на ум тоже ничего дельного не приходило, только крутилась ассоциация гостя из Гусу с «Белой Цаплей» на осенней реке⁴. Цзян Ваньин замер. О чем это таком он думает?! Неужели нельзя найти более подходящие темы для размышлений? Первой на ум приходит ситуация с турниром. Почему же уплыли лодки?.. А ведь правда, ветер никак не мог развязать сильно затянутые узлы. Возможно, младший посыльный был прав, и это чей-то недобрый умысел? Но зачем кому-то отвязывать лодки, да ещё и маскируя это испортившейся погодой? Это и являлось основным вопросом, которым задавался Цзян Чен.       Проведя в размышлениях ещё около часа, заклинатель не выдержал этой игры в детектива и уснул, так и не поняв, зачем было устраивать все это представление с лодками. Возможно, это Цзян Ваньнин узнает позже - сегодня слишком много вопросов посетили его голову.       Утро следующего дня пролетело необычайно быстро; казалось, что совсем ничего не изменилось с пршлого вечера. Разве что адептов крупных орденов, которые, подобно Гусу Лань, были приглашены поселиться в гостевых комнатах имения семьи Цзян, не было видно. Если вчера некоторые из них с интересом осматривали поместье, то сегодня большинство нашло более интересным нахождение в городе, однако были и те, кто все ещё тренировался перед предстоящим турниром.       После завтрака юный заклинатель подошёл к Цзян Фэнмяню, намереваясь узнать, когда будет проведен турнир. Сложив руками уважительный жест, Цзян Чен озвучил интересующий его вопрос, глядя на отца. Мужчина перед ним, недолго подумав, дал ответ.       — Я сам все ещё думаю над этим, но не думаю, что отложу турнир надолго. Скорее всего, завтра я извещу всех о том, что событие состоится через два дня. Думаю, этого времени достаточно для того, чтобы насладиться Пристанью Лотоса, — заклинатель поправил пряди волос, опущенные по обе стороны лица. — Надеюсь, твои ровесники, как и ты, смогут показать свой соревновательный дух на этот раз.       Турнир Сайитин был назначен немного позже. Выбор главы ордена пал на последний день недели – к этому времени тучи должны были уйти достаточно далеко, чтобы соревнования на воде стали доступными. Это значило, что у участвующих орденов было ещё два дня на пребывание в Пристани Лотоса.
Примечания:

Ещё по фэндому "Мосян Тунсю "Магистр дьявольского культа" (Основатель тёмного пути)"

© 2009-2022 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты