Двадцать пять галлеонов

Слэш
NC-17
Завершён
автор
L2norm бета
Размер:
57 страниц, 7 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
Нравится 58 Отзывы 23 В сборник Скачать

Глава 2

Настройки текста
— Веселишься — и без меня, — с шутливым укором произнес Симус, наводя на сломанный нос Дина палочку. — Эпискей!       Нос с хрустом встал на место, и Дин, пощупав его, кивнул: — А ты меньше с Забини шляйся. — Все в твоих руках, — многозначительно выдал Симус и устроился рядом на разломанном диване. — Это ты со мной неделю не разговаривал. — И давно ты это заметил? — Дин достал пачку сигарет и, сунув одну в рот, принялся шарить по карманам в поисках зажигалки.       Симус достал свою и щелкнул кремнем. — А зажигалка все еще не твоя, — заметил Дин, перед тем как наклонился к пламени. — Все забываю забрать, — Симус тоже закурил. — Ну конечно. — И ну, и конечно, — передразнил Симус.       Дин тяжело вздохнул. — Ладно, я не прав, извини, — сокрушенно сказал он. — Я не должен был так реагировать на твои мутки с Забини. — Да нет у нас никаких муток! — вскричал Симус, сразу же раздражаясь. — А что есть? — заинтересовался Дин. — А ты с какой целью интересуешься?       Дин не ответил, смерил его странным взглядом и уставился в пол. Симус тоже молчал, не зная, что сказать. Единственным желанием сейчас было выложить Дину все как есть. И про то, почему он вдруг начал тусить с Блейзом, и про свои страхи, и про непрошенную надежду, и даже про дурацкие, не положенные человеку его происхождения слишком нежные чувства. Эта неделя стала адом для него. Да, Блейз был интересным, да, с ним было круто зависать, но даже обсуждать квиддич с Блейзом Забини не было и вполовину так же круто, как просто молча курить рядом с Дином Томасом. — Симус, мы все еще друзья? — неожиданно спросил Дин. — Да.       Простой вопрос, простой ответ. Ни убавить, ни прибавить. Хотя Симус желал прибавить. Еще как желал. Высказать, наконец, все, что наболело. — Гарри с Роном — тоже друзья и дважды сегодня чуть не поубивали друг друга. — А, так вот ты к чему… — разочарованно протянул Симус. — Мы ведь тоже дрались… — Но гостиную не громили. — Чем мы старше, тем тяжелее обиды — это очевидно. И… Что будет, если мы с тобой однажды разругаемся навсегда? — Ничего, — хмыкнул Симус. — Зная нас: не будет ничего в радиусе пары миль.       Дин громко рассмеялся и ткнул Симуса кулаком в плечо. — Только попробуй стать лучшим другом Забини, и двумя милями я не ограничусь, — весело пригрозил он. — Помнишь, я сказал тебе кое-что после Битвы? — Симус притворился, что его крайне интересует тщательное уничтожение бычка, и, внутренне обмирая, ждал ответа. — Что ты любишь меня? Конечно помню. — Если вдруг что-то изменится, я пришлю тебе официальное уведомление.       Дин прикрыл глаза и откинулся на сломанную спинку. — Я тебя тоже очень люблю, Финни. Именно поэтому беспокоюсь. Ты же понимаешь?       Симус проглотил ком в горле. Как у одной и той же фразы может быть такой разный смысл? И стоит ли считать это тем самым разговором? Выбором.       Хорошенько поразмыслить над этим Симусу не дал Малфой, который с порога, а точнее с того места, что раньше было порогом их гостиной, начал причитать: — У меня уже вся одежда провоняла вашим дымом! Еще немного, и я смогу сойти у магглов за своего! — вопил Малфой, чем изрядно забавлял их с Дином. — Да не, Дрю, тебя слишком пугает видеореклама для этого, — рассмеялся Симус, заметив, как лицо Малфоя пошло красными пятнами от злости, и, назло ему, закурил новую сигарету. — Она меня не пугает, я не ожидал. Просто не ожидал, — чопорно выдал Малфой. — И не называй меня Дрю! — Так точно, ваше высочество! — поддержал веселье Дин.       Симус счастливо выдохнул, поняв, что они помирились.       Малфой попытался прожечь их взглядом, но не достигнув успеха, чинно удалился. Зато к ним подошла Гермиона. И выглядела она весьма расстроенно. Видимо, расставание с Роном стало для нее серьезным ударом. — Вы что, дружите с Малфоем? — спросила она хмуро. — О, Герм, ты подкралась так… — Симус быстро затушил сигарету и помахал перед собой рукой, развеивая дым. — Я больше не староста, не старайся, — с горечью в голосе призналась Гермиона. — Нам жаль, Герм, — Симус встал, предложив ей свое место.       Гермиона была чудесной девушкой. Сильной, смелой и талантливой волшебницей. Если бы Симус и мог влюбиться в женщину, то наверняка выбрал бы Гермиону Грейнджер. Видеть ее разбитой и растерянной было почти что невыносимо. — Нет, я спать собираюсь, — отказалась она. — Так что с Малфоем? — Ну, мы на него работаем, — ляпнул Дин. И кто только за язык тянул. — Пару раз помогли за деньги, — конкретизировал Симус, чтобы у Гермионы не сложилось превратного впечатления. Тем более Малфой действительно им заплатил. — Ну что? Не собак же нам выгуливать. — Как, например, помогли? — нахмурилась Гермиона. — Например, мобильные телефоны, — Симус решил, что ничего такого, о чем нельзя рассказать, он не сделал, так что бояться им с Дином нечего. — Он увидел у меня сотик и спросил, что это. Я объяснил, и он предложил мне двести галлеонов, если я добуду два таких же. — Потом за то, чтоб научили пользоваться, отвалил еще сотню. Ну и за выход к магглам… — Дин… — перебил Симус. Насчет того, что Малфой делал в маггловском Лондоне, они сами толком не определились, поэтому провоцировать лишние расспросы не стоило. — Ничего такого, просто прогулка по торговому центру. — Так вот откуда у тебя его номер, — догадалась Гермиона. — Больше ничего? — Если бы он просил о чем-то подозрительном, мы бы доложили куда следует, — громким шепотом сообщил Дин и сделал страшные глаза.       Гермиона прикусила губу, размышляя, но, скорее всего, тоже не нашла, к чему можно придраться. — Ладно, пойду спать, — она направилась к женской спальне.       Симус провожал взглядом ее скорбно опущенные плечи и ощущал яростное желание подбодрить. Ну не должна такая девушка грустить. А Рон Уизли, наверное, просто идиот. — Не переживай, — крикнул он вслед. — Ты классная! Если что, я на тебе женюсь.       Гермиона обернулась и улыбнулась. — Эй, это моя идея была! — возмутился Дин. — Нет, не была, — парировал Симус. — Что будешь делать, если отец узнает? — внезапно серьезно спросил Дин. — Что я обещал жениться на Гермионе Грейнджер? — притворно удивился Симус, но потом уже серьезно продолжил. — Боюсь, что тогда в радиусе очень многих миль ничего не останется. — А ты не думал, что… Ну… — Думал, — честно признался Симус. — Но мы же гриффиндорцы, нам положенно быть смелыми, если ты не забыл. Я скажу им сразу же, как только смогу предъявить своего избранника. Иначе они продолжат надеяться, что это пройдет.       Сказав это, Симус затаил дыхание. Они с Дином всегда были предельно откровенны друг с другом. И если Дин и правда собирается как-то продолжить их отношения — сейчас было самое время об этом сказать. Но Дин молча рассматривал усеянный щепками и пылью пол. — Если тебя выгонят из дома, я буду всегда рад… — наконец выдал он.       Симус вздохнул. Может, стоило бы сказать, что при таком его поведении до этого не дойдет, но он промолчал. Если уж на то пошло, он сделал все, что мог, уже. Он признался, и Дин не понял, о чем он говорит. Он пытался вызвать у него ревность, но получил лишь дружеское беспокойство. Стоило уже посмотреть фактам в глаза и сказать Забини, что игра окончена. А потом как-то пережить. — Может, тоже спать пойдем? — спросил Дин. — Да, неплохая идея, — Симус встал и первым направился в их комнату. Быстро раздевшись, он громогласно пожелал спокойной ночи то ли только начавшему раздеваться Дину, то ли самому себе и, забравшись под одеяло, задернул полог, а потом наложил на него заклятие недосягаемости. Если Дин сегодня придет, он, пожалуй, его придушит. Но Дин, судя по шороху снаружи, даже не сделал попытки подойти к его кровати. И от этого стало еще больнее. *** — Что-то я не переживаю совсем, меня это нервирует, — пробормотал Блейз, когда Симус проводил его до границы школы.       Почти всю субботу Блейз держался молодцом. Во всяком случае, он смог по достоинству оценить побег Гарри и Рона и даже выдал по этому поводу пару остроумных шуток. Они отлично провели время всем восьмым курсом в гостиной, читая любовный роман, но чем ближе был концерт, тем сильнее Забини нервничал. Симус даже не решился сказать ему, что разговор с Дином состоялся, а значит, обещанное Блейз выполнил. Ему казалось, что если он это сделает, то им сразу придется прекратить общение, а бросать Блейза на пороге паники было как минимум некрасиво. — Все будет круто! — с энтузиазмом поддержал его Симус. — Все критики будут в восторге! И завтра ты проснешься знаменитым. — Точно не хочешь пойти? — в сотый раз спросил Блейз. — И доставить тебе проблем сверх уже имеющихся? Там будет полно слизеринцев и… — Ладно, я уже слышал этот довод, — рассмеялся Блейз. — Что собираешься делать в полночь? — Хм… — Симус притворился, что напряженно вспоминает. — Я собирался дождаться тебя в гостиной. Хотя, конечно, потоп или пожар могут мне помешать… — Спасибо, — Блейз, кажется, смутился. — Я размышлял о… — Опаздываешь, — перебил его Симус.       Блейз разочарованно кивнул, и Симус хлопнул его по плечу. Потом Забини аппарировал, а Симус направился обратно в школу. Нужно было занять чем-то следующие четыре часа.       Чем-то, что не позволит думать о том, что хотел сказать Забини. Потому что от мыслей об этом становилось гадко на душе.       Всю неделю, пока они с Дином не разговаривали, Блейз был практически всегда рядом. Начиная с кофе перед завтраком и кончая партией в шахматы перед сном. Забини совершенно не смущало, что на них косятся и шепчутся. Ему было плевать, если кто-то увидит, как он берет Симуса за руку или наклоняется слишком близко. И Симус прекрасно понимал, зачем Блейз это делает. Понимал, но делал вид, что не замечает. Дважды Симус уклонился от поцелуя. Дважды. Можно было бы подумать что это все часть плана, чтобы вызвать ревность Дина. Но чем чаще они оставались наедине, тем меньше у Симуса оставалось поводов так думать.       И в этом была вся мерзость ситуации. Он нравился Блейзу, и Блейз без стеснения это показывал. Он предлагал то, чего никогда не даст ему Дин. Официальные публичные отношения. Настоящие отношения. Но Симус был влюблен в другого. И просто не мог себя заставить дать Забини шанс. Не в пользу Блейза была и как-то оброненная Малфоем фраза о том, что Забини спит с мужчинами только по пьяни. Ну не будет же Блейз всегда пьян, так ведь?       А еще Симус все время думал и думал. Так же ли его влюбленность заметна для Дина? И может быть, Дин тоже только делает вид, что не замечает? Или, на что больше похоже, замечает и пользуется этим?       Все эти вопросы натурально сводили с ума, и Симус никак не решался выяснить правду. Зато начал гораздо вдумчивее выполнять школьные задания. Учеба, оказывается, здорово отвлекала от личной жизни. Одна беда: вечером субботы заниматься могла только Грейнджер, а значит, он либо найдет себе шумную компанию, либо проведет следующие четыре часа, пялясь в одну точку и раз за разом обдумывая одно и то же.       Гостиная восьмого курса пустовала. Зато в спальне обнаружился Дин, который рылся в своем сундуке. Делал он это с большим рвением, и половина его вещей уже была разбросана вокруг по полу. — Что ищешь? — спросил Симус, падая на свою кровать. — Футболку «Вест Хэм Юнайтед», — Дин запустил руку в чемодан уже по локоть и чем-то там позвякивал. — Она в моем сундуке, — Симус лениво наблюдал за другом. — Когда Макгонагалл в прошлый раз инспектировала комнаты, мы все свалили в мой сундук, забыл? — А, точно, — Дин несколько секунд поколебался и, пересев к изножью кровати Симуса, откинул крышку второго сундука.       Симус не видел, что происходит, но слышал, как Дин выгребает вещи из него, тем самым усугубляя и без того царящий бардак.       Это были очень уютные звуки и очень уютный, их один на двоих, бардак, в котором неизвестно до конца, кому принадлежат перья, книги, прочая мелочевка. Симус прикрыл глаза, прислушиваясь, как Дин шепотом ругается, в поисках футболки перекладывая кипы пергаментов с собственными зарисовками, которые, в отличие от него самого, Симус никогда не выкидывал. — Хаффлпафф приглашает играть в плюй-камни. Пойдешь со мной? — неожиданно спросил Дин.       Симус открыл глаза. Дин все-таки отрыл футболку и теперь переодевался. — Для команды нужно три человека, разве нет? — спросил Симус, любуясь процессом. — Ну, у меня и второго-то нет. Но если ты пойдешь, то кого-нибудь еще по дороге зацепим. — Ладно, давай сходим. Мне все равно заняться нечем. — Тогда пошли, а то опоздаем, — Дин подошел к двери, открыл ее и, выглянув в коридор, немузыкально пропел — Скажи мне почему! Отчего же мы страдаем? *       Симус поморщился. Очевидно, в его отсутствие Дин снова поймал маггловскую радиоволну и наслушался дурацких песен. — Мы могли бы позвать Гермиону, ей сегодня грустно, — предложил он, надеясь, что эта идея заставит Дина перестать петь, но не тут-то было. Видимо, песня Томасу очень нравилась, потому что он лишь кивнул и продолжил петь. А у двери Гермионы и Джинни — которая предпочитала жить с восьмым курсом, а не со своим — даже заставил Симуса спеть с ним припев и, допев, без стука вломился в комнату. Девушки, к счастью, были одеты и даже не рассердились. — Мы идем к Хаффлпаффу на турнир по плюй-камням и отчаянно нуждаемся в третьем игроке в команду, — как можно более радостно выдал Симус, посмотрев на Гермиону, уже одетую в ночную рубашку. — Я с удовольствием, — встрепенулась Джинни.       И Симус поспешно отвернулся, чтобы скрыть досаду. Надо было думать, прежде чем предлагать. Сам виноват. Зато Дин очень обрадовался, как будто Джинни — чемпион по плюй-камням. — Так мы их порвем! — выкрикнул Дин. — Но ты должна с нами петь!       Джинни, конечно, охотно пела всю дорогу до гостиной Хаффлпаффа. И вообще была с Дином гораздо приветливее, чем обычно. Симус догадывался, что она хочет отомстить Гарри за побег на квиддич, но кто б его слушал. Уж точно не взмывший на седьмое небо от счастья Дин. Он, вообще, кажется, забыл и про плюй-камни и про то, что кроме Джинни с ним пришел еще кто-то. — У тебя лицо, как будто наргла проглотил, — заметила Луна, когда Симус сел рядом с ней на мягкий желтый диванчик. — Не спрашивай. — Ладно, — легко согласилась она. — Но если вдруг так, то у меня есть средство.       Порывшись в сумке, она протянула ему флягу. Симус отвинтил крышку и понюхал. Содержимое пахло алкоголем. — Настойка слив-цеппелинов. Очень полезно для ума и помогает от нарглов.       Симус пожал плечами и сделал глоток. Луна, хоть и была странной, вряд ли носила в своей цветастой сумке яд. Напиток оказался кисло-сладким с привкусом жженого сахара. И от одного глотка у Симуса сразу же все поплыло перед глазами, как будто он выпил не меньше бутылки виски в одиночку. — Очень действенное средство, — заметил он, вернув Луне фляжку. — Только не вставай, а то упадешь, — предупредила Луна и отошла.       Симус вставать и не собирался: комната кружилась. И вместе с комнатой кружились целующиеся Дин и Джинни. Но ему было плевать. Сливы-цеппелины в рекордный срок сделали из него полного пофигиста. Симус тут же решил, что обязательно выведает рецепт этого пойла.       Как только сможет нормально функционировать.       Конечно, ни в какие плюй-камни он не играл. Он был так пьян, что даже доску не нашел бы без посторонней помощи, а Дин был слишком увлечен Джинни, чтобы что-то заметить. Поэтому все, что делал Симус следующие три часа, это сидел в кресле и смотрел на людей. Иногда до него доносились обрывки чьих-то фраз. Но смысл ускользал. Зато в кои-то веки ему стала предельно ясна ситуация. Дину нравится Джинни Уизли, и он попытается ее увести у Гарри Поттера. Именно этим сейчас он и занят, кстати. Беспокоиться о том, что Дин знает о его, Симуса, чувствах, бессмысленно. Плевать все хотели, и Дин в первых рядах. Кроме того, ему стоит поступить так же, как Джинни. А именно: хорошо провести время с парнем, которому он, Симус, нравится. И забыть про Дина. Навсегда забыть.       Приняв такое решение, он встал. Пошатнулся, но устоял на ногах и медленно направился к выходу. С каждым шагом идти становилось все легче. Голова перестала кружиться, и осталось лишь чувство легкого опьянения в теле и легкость в душе от принятого, наконец, решения. — Эй, ты куда? — Дин нагнал его у самой арки. — В гостиную, — Симус обернулся, с тоской отметив, что Дин держит за руку Джинни. — Блейз скоро вернется. — Мы идем с тобой, — Дин после этой фразы так напрягся, как будто не он вчера признал, что Симус может общаться, с кем захочет. — Зачем? Вечеринка в разгаре, — Симус красноречиво посмотрел на наполовину расстегнутую блузку Джинни, и та, смутившись, потупилась. — Потому что… — Дин осмотрелся. — Джинни нельзя гулять после отбоя.       Симус фыркнул. Отличное оправдание. А потом повернулся и вышел, не проверяя, идет за ним Дин или нет.       До гостиной он буквально долетел. Ноги несли его так быстро, что он даже запыхался. Он должен был успеть раньше Блейза. Зачем? Да затем, чтобы встать ему навстречу. Затем, чтобы Забини не подумал, что его не дождались. Затем, что пока в его крови волшебство слив-цеппелинов, как бы оно ни работало, он должен начать новую жизнь.       В гостиной никого не было, а настенные часы показали без четверти двенадцать. Успел. Симус плюхнулся в кресло и стал ждать.       Дин и Джинни явились через десять минут. Видимо, он и правда быстро бежал. Джинни была то ли расстроенная, то ли сердитая, а Дин напряжен. Сидели в тишине. Ровно в полночь, вальсируя, вернулись Панси с Гойлом.       Гойл остался в гостиной, а Панси утанцевала в свою спальню. Тишина стала звенящей. — Концерт был супер! — поделился с Симусом Гойл, не замечая общей напряженности. — Зря не пошел. — Видимо, да, — рассеяно согласился Симус глядя, как рука Дина гладит колено Джинни Уизли. — Ну, в следующую субботу опять будет, — обнадежил Гойл. — Приветствуем маэстро!       В гостиную ввалился Малфой, на котором вис Блейз. Именно последнему и принадлежал возглас. — Приветствуем меня! — конкретизировал Забини, размахивая бутылкой шампанского. — Да заткнись уже, маэстро, — пропыхтел Малфой, свалив Забини рядом с Симусом. — Я был великолепен! — громким шепотом сообщил Блейз Симусу. — Мне аплоди… роло…ровали стоя. — И от счастья перебрал, — Малфой сел в соседнее кресло и, отобрав у Забини бутылку, начал ее открывать. — Это от нервов, я вовсе не пьян, — возмутился Блейз.       Сидел ровно он с трудом, и Симус обнял его за плечи, позволяя опереться на себя. Кажется, Забини от такого жеста слегка даже протрезвел. Во всяком случае, сотворить бокалы он смог с первой попытки. А может, слизеринцы жили гораздо веселее, чем Симус считал раньше.       Малфой разлил шампанское. — Я скажу тост! — торжественно произнес Гойл, вставая.       Джинни хихикнула, сказала что-то на ухо Дину, и тот… Ее поцеловал. Симус, неотрывно следивший за ними, опустил голову. Как только появился Забини, вся его решительность как будто испарилась. Вместе с ней ушла легкость и осталась только боль. Тошнотворная, раздирающая душу на куски. Симус закрыл глаза, желая провалиться хоть даже в ад, лишь бы больше никогда не видеть Дина Томаса.       И в этот момент его щеки коснулись прохладные пальцы. Симус, не открывая глаз, потянулся за ними, повернув голову. Пальцы скользнули по губам, и тут же их сменили губы. Горячие, жадные, нетерпеливые губы Блейза, которым невозможно было сопротивляться. Симус и не стал. Блейз целовался крышесносно, страстно, как будто в последний раз в жизни. Симус задыхался от нахлынувшего возбуждения, но даже под страхом смерти не согласился бы разорвать этот поцелуй.       Внезапно что-то дернуло Блейза в сторону, Симус чуть не рухнул лицом вниз и открыл глаза.       Дин стоял над ним, сжимая в руке ворот рубашки Забини.
Примечания:
Автор запретил оставлять отзывы к этой работе.