Преданность (рабочее название)

Слэш
NC-17
Завершён
9
Размер:
8 страниц, 2 части
Описание:
Сборник драбблов по Мириалу, потому что могу


Фанфик написан по пейрингу из ролевой
Посвящение:
Ролке, Бериалу, Мише и нашим с Алей слезам
Примечания автора:
Плачу сто часов, это что такое. Основа и грунт был от Али, я лишь прописала часть....... а лучше б заткнулась, мой мальчик— (относительно первой части)
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
9 Нравится 4 Отзывы 0 В сборник Скачать

Часть 1. Мириал (абьюз, Стокгольмский синдром)

Настройки текста
Примечания:
Ебать слёзы-
полу аушная в пределах зарисовок Али, хьюман и студенческаая ау. Ну и допустим у Бериала было отвратительное прошлое с депрессией и попытками самоубийства из-за предательств друзей и семьи, от которой он ушёл, попав в дет дом. Люцифер – младший брат Михаила, на одном потоке с Бериалом

***

      Бериал влюбляется в Михаила случайно. Он не знает, что ему делать с этим чувством и пытается скрыть его ото всех. От семьи, от приятелей и особенно от самого себя. Они видятся каждый день в колледже, хоть и учатся на разных факультетах. Михаил прилежный, у него лучшие результаты среди всего потока и богатая семья. А ещё у него прекрасная, завораживающая внешность. Бериал засматривается на Михаила каждый грёбаный раз, ловя в ответ насмешливые взгляды сокурсников.       — Ты серьёзно? — спрашивает однажды Люцифер, несколько раз щёлкая пальцами перед лицом Бериала, отвлекая того от Михаила. Барнс лишь отводит взгляд, раздражённо тцыкая и, покрываясь слабыми пятнами румянца, быстро покидает место происшествия.       Бериал выходит на свежий воздух и усаживается на ступени, доставая сигареты из рюкзака. Закуривая, парень облокачивается, смотря на небо. Медленно плывущие облака, слабый ветерок, лениво покачивающий верхушки высоких деревьев, и лицо Ширли-Смита старшего.       Бериал резко садится и оборачивается, с неверием наблюдая за тем, как Михаил присаживается рядом с ним.       — Поделишься? — говорит он, кивая на пачку сигарет, лежащую около бедра Бериала.       Барнс стеснённо кивает, и Михаил ловко выхватывает пару штук из пачки, нагло убирая одну к себе в карман, и закуривает вслед за Бериалом, смотря куда-то вперёд. Они сидят так, пока Михаил не выкидывает окурок куда-то в траву, поднимаясь и отряхивая одежду от несуществующей грязи.       — Долго сидеть тут и пялиться на мою задницу собрался, Барнс? — насмешливо говорит Ширли, поднимая подбородок, смотря свысока.       — А ты можешь предложить что-нибудь поинтереснее? — нагло бросает Бериал в ответ и встаёт, подбирая рюкзак и запихивая в него полупустую пачку сигарет.       — Сейчас нет. Но у меня тут вечеринка в честь дня рождения скоро будет… — подмигивает Михаил и ухмыляется — Надеюсь, ты подаришь мне чего полюбопытнее. — Ширли-Смит уходит, а Бериал так и смотрит ему в след, даже когда тот скрывается в стенах университета.       Ещё неделю Бериал думает над подарком, но понимает, что ничего существенного приподнести не сможет. У Михаила полно денег, и он может позволить себе всё что угодно. Однажды они снова сталкиваются на ступеньках, и Ширли-Смит снова ненавязчиво забирает у Барнса пару сигарет, закуривая. Михаил отдаёт ему персональный билетик-приглашение и, делая несколько глубоких затяжек, выдыхает прямо в лицо Бериалу, лениво и с превосходством ухмыляясь.       — Дерьмовые у тебя сигареты, приятель, — говорит Майкл, стряхивая пепел на потёртые джинсы Бериала, — Тебе стоит изменить свои предпочтения, — он достаёт из кармана дорогую пачку Парламента и подбрасывает её, после этого несколько раз дразняще потрясывая, — Подумай над этим.       В следующий раз они встречаются на той самой вечеринке. Яркие огни, громкая музыка, много людей, навязчивый запах сигарет с алкоголем и прохладный вечерний воздух, обволакивающий опьянённые головы.       Люцифер и Михаил стоят вдали ото всех. Они попивают дорогие коктейли и словно сквозь призму наблюдают за всеми, лениво перекидываясь редкими фразами. Майк замечает в толпе мельтешащую фигуру его нового знакомого и, не отводя взгляда, допивает всё содержимое бокала.       — Зачем так спешить, — спрашивает Люцифер и переводит взгляд туда, куда Михаил всё ещё непрерывно смотрит, замечая сокурсника — Влюбился что ли? — с подначкой говорит парень и недоумённо вскидывает бровь, ухмыляясь.       — Хочу трахнуть его, — немного резко бросает Михаил в ответ и, оставляя стакан, берёт с собой первую попавшуюся бутылку коньяка, покидая общество брата.       Бериал, замечая Майкла, улыбается и приветливо, словно ребёнок, машет. Ширли-Смит старший на это лишь незаметно для Барнса закатывает глаза и осторожно ловит того за запястье, поднося руку того к себе, сжимая её.       — Выпьем? — говорит Михаил, противно и наигранно-приветливо улыбаясь. Он поглаживает чужое запястье большим пальцем, обманчиво успокаивая, но Бериал, кажется, даже не тревожится.       Подходя к барной стойке, Смит уже заранее знает, что дать выпить парню, дабы тот опьянел лишь от одного стаканчика, поэтому услужливо намешивает туда сладкий сидр, водку и текилу, передавая Бериалу, а сам пьёт крепкий чёрный чай, вперемешку с сидром. Опьянение наступило даже быстрее, чем Ширли-Смит ожидал: Бериал потупил взгляд, раскосо смотря перед собой, на лицо натянулась такая мягкая, глуповатая улыбочка, сразу после чего Барнс начал нести всякую чушь, которая первая приходила ему на ум. Детские мечты? Да, конечно. Глупые мысли, которые пролетали в голове на занудных лекциях? Да пожалуйста, получите-распишитесь.       Кухня оказалась слишком малым пространством, как показалось Михаилу, поэтому он вывел в стельку пьяного Барнса на улицу, к гаражу на заднем дворе, грубо прижимая того спиной к холодной стене. У Бериала мутный взгляд, он практически засыпает, опираясь на бетонную поверхность, тем временем как Михаил почти трезв на ум, неспешно расстегивает свои штаны и заставляет Бериала обхватить собственный член рукой, грубо надрачивая себе, порыкивая Барнсу в ухо. Тот думает, что это сон, но подчиняется, сжимая член Михаила чуть сильнее. Смит с силой царапает чужие руки, грубо кусает за шею и ключицы, оставляя болезненные засосы и откровенно, по-сучьи ухмыляется, кончая Бериалу на футболку, пачкая чужую руку и с силой сжимая челюсть на чужой коже шеи.       Барнс уже давно потерял связь с реальностью, но как только острый болевой импульс резко ударил по чувствительному месту шеи, тот глухо застонал, кончая себе в трусы, даже не притрагиваясь, после чего последние силы его покидают, выкидывая в мир сновидений. Михаил отошёл от того на один шаг, позволяя Бериалу сползти вниз по стенке на холодный плиточный пол и ухмыльнулся, закуривая одну из тех своих дорогих, мерзко-пахнущих сигарет, после чего уходит обратно в дом, донельзя доволен, с надменной улыбкой победителя.

***

      На следущий день они снова встречаются в университете: Бериал уже опрятно одет, с мягкой, неловкой улыбкой. На шее видно неумело размазанную тональную основу, от чего Михаил ухмыляется только сильнее, растягивая пухлые, привлекательные губы. Бериал опять засмотрелся, скользя взглядом по лицу, после чего как по щелчку тряхнул головой, убирая все ненужные мысли.       — Хочешь сходить куда-то? — неуверенно спрашивает парень, переминаясь с ноги на ногу. Весь утренний настрой как рукой сняло, от надменного взгляда Михаила в свою сторону. Смит несколько минут молчит, заставляя Бериала нервничать ещё сильнее, хотя уже заранее знает ответ.       — Почему бы и нет. — ехидно соглашается Ширли-Смит, оценивающе осматривая фигуру парня перед собой.       «В этот раз я тебя точно трахну» думает Михаил, собираясь на названное свидание, но всё идёт коту под хвост: они просто идут в кино вечером, где Смит изо-всех сил держится, чтоб не заснуть, в то время как Бериал сосредоточенно всматривается в картинку на экране, совершенно игнорируя уже сопящего Михаила на соседнем сидении.       На следующем недо-свидании Бериал чувствует себя более уверенным весь путь в парк, в парке и по дороге к дому Михаила, в то время как сам Смит довольно ухмыляется, уламывая Барнса на минет.       В какой-то момент свободный трёп Бериала сменился комнатой на втором этаже, а парень оказался на коленях, сидя меж раздвинутых ног Михаила.       — Ты знаешь, что делать, будь хорошим мальчиком. — ядовито промурлыкал Смит, надавливая Барнсу на затылок.       Тот даже не глянул наверх, такими влюблёнными глазами послушно расстёгивая ширинку штанов на парне и оттянул резинку трусов, сразу же неумело облизывая полувставший член. Михаил протяжно застонал, закидывая голову назад и, выждав момент, когда Бериал возьмёт член в рот, схватил того за волосы, буквально натягивая горячий рот на себя. Барнс подавился, резво вдохнул через нос, расслабляя глотку и посмотрел уже мокрым взглядом на Смита, мол «Слишком резко», на что получил ещё более едкую усмешку. Толчки становились всё сильнее, Михаил трахал горячий рот, проезжаясь членом меж губами по языку и стонал, блаженно натягивая пряди мягких волос на кулак, не позволяя отстранится. Бериал плотно закрыл глаза, не желая смотреть, лишь от мысли, что Михаилу хорошо не позволял себе протестовать, опустив руку вниз и отдрочил себе, кончая почти одновременно со Смитом. Тот толкнулся в последний раз, решая кончить прямо в рот и излился, с ухмылкой смотря как Бериал откашливается и утирает сперму изо-рта.       «Живая секс-игрушка, ну что за прелесть» вертится на языке фраза, но Смит глотает её, вместе с сигаретным дымом. Они лежат полуобнажённые на кровати, чистые, после душа и Бериал неуверенно тянется руками к торсу Смита, дабы обнять, на что сразу же получает по ладоням. Отодвигаясь, Михаил полу-прикрытыми глазами оглядел непонимающего и донельзя смущённого парня, после чего наигранно-мягко усмехнулся.       — Не люблю телячьи нежности. — поясняет тот, получая на это тихое «Конечно, я понял», после чего спокойно засыпает.       Бериал не спит всю ночь, боковым зрением смотря на Ширли и слабо улыбается, ловит каждый его вздох во сне, каждое движение. А на утро встаёт с кровати, варит лучший кофе, на который только был способен и приносит его сонному Михаилу.       — Хочешь встречаться со мною? — фраза вылетает совершенно спонтанно, парень даже сначала и не понял, что сказал это вслух, но так и не показал своей паники, что бушевала сейчас внутри. Миша смотрит на него таким долгим, изучающим взглядом, от чего у Барнса всё холодеет внутри с мыслью «Он откажет. Он точно откажет». Но тот лишь растягивает губы в своей излюбленной ухмылке и мягко перехватывает кружку с кофе, выдыхая дым утренней сигареты Бериалу в лицо.       — Хочу. — без всякого стеснения отвечает Ширли, отпивая горячий напиток, наблюдая как щёки парня напротив покрываться еле заметными пятнами румянца.

***

      Все последующее дни Бериал ходит донельзя счастливым, с милой улыбкой и мягким прищуром на глазах. Приходя домой из раза в раз рассказывая Але, своей сводной сестре о том, как ему повезло. Та лишь улыбается в ответ, впервые за долгое время замечая, что Барнсу стало лучше. Тот молчит, не говорит что именно, так же пресекая любые попытки погулять.       Спустя месяц грубых и наигранных для всего универа отношений со стороны Михаила, Люцифер в какой-то момент зовёт Барнса на задний двор.       — Хотел чего-то? — недоумевающе спрашивает тот, после чего практически мгновенно оказывается вжатым в стену.       — Ты же знаешь, что нахрен ему не сдался, да? — шипит Ширли, после чего коротко усмехается и уходит. Бериал остаётся стоять около стены, медленно моргая. Нет. Да быть такого не может, ему же просто казалось. Барнс выкуривает большую половину пачки, осознавая всю ситуацию в полной мере.       «Ну, раз он всё ещё со мной, значит я ему ещё нравлюсь», утешает себя парень, пуская тоненькие струйки дыма вверх, к небу. «Даже если он меня не любит. Нет, не так- УЖЕ не любит, я могу компенсировать это чувство в полной мере собой».       А потом проходит ещё один месяц. Михаил спокойно заигрывает на глазах у Бериала, пошло шутя и смеясь, но тот каждый раз игнорирует это, раз за разом скуривая всё больше и больше сигарет.       Привязанность такая мерзкая вещь, заставляет Бериала игнорировать все неприятные моменты и даже то, как застукал Михаила с девицей с паралели в подсобке. Даже не удосужившись объяснится, Смит просто выжидающе посмотрел на Барнса, пока тот послушно закрыл дверь и ушёл, не мешая.       Глупые подарки постоянно летели в мусорник, даже та смешно-вырезанная милая тыквочка, которую Бериал принёс на Хэллоуин. В тот вечер Барнс позволяет Михаилу делать со своим телом всё, что ему вздумается, а под конец сглатывает большие сгустки спермы во рту, смотря влажным взглядом на довольное лицо возлюбленного, ощущая себя «нужным».       Тот лишь усмехается, когда Бериал уходит домой с улыбкой на лице, а после идёт в душ, закуривает очередную дорогую сигарету и с отвращением скидывает вырезанную тыкву в мусорный бак, перед этим покрутив её в руках несколько раз.       Проходит ещё две недели, Бериал нервничает, Михаил ничего не просит, почти игнорирует его, а потом они пересекаются в коридоре Универа. Не случайно, Барнс сидел там эти две недели, зная, что у Ширли тут лекции. Михаил смотрит на него долго, а потом непринуждённо начинает разговор и Бериал хотел было уже выдохнуть, как тут пролетела фраза «хочу попробовать с наручниками». Слова эхом отдаются в памяти, после мелькают картинки, Смиту даже пришлось потрясти парня за плечи.       — Что скажешь? — с нажимом спросил Майкл, с улыбкой смотря Барнсу прямо в глаза. И тот соглашается, не в силах противостоять ему и его желаниям.

***

      Поход до дома и весь подготовительный процесс Бериал заметно нервничает, беспокоится об этом очень сильно и не получает никакого удовольствия.       Михаил сковал руки парня над изголовьем кровати, закинул его ноги к себе на бёдра и принялся быстро растягивать полу-сухими пальцами, жёстко кусая чужую грудь, оставляя болезненные засосы. Бериал мычит, стараясь слезть с пальцев, ощущая как те рвут его изнутри и жмурится от ощущения зубов на чувствительной коже. А потом Смит убирает пальцы, сразу же заменяя их на свой член. Спину прошибла дрожь, Бериал выгнулся, дёргая скованными руками, ощущая как холодная сталь врезается в кожу.       — Ну же, малыш, расслабься, иначе будет больно, — мерзко шепчет Михаил, склонившись над Барнсом, после чего выпрямляется и начинает резко толкаться, смотря на то, как изгибается под ним тело. Бериал хрипловато выдыхает, из-за боли, стирает плечом тоненькую нить слезы и отворачивает голову в бок, с усилием скрывая боль и то, что ему на самом деле противно и страшно. Он находится на грани истерики, судорожно моргая и сглатывая, пытаясь получить хоть какое-то удовольствие, но ощущение разрывающего члена и наручников, сильно сжимающих его запястья, стирая кожу. Острая боль от резких толчков, от того как крепко вдалбливается в него Михаил, низко постанывая и как сильно он сжимает его бёдра, с дурью смыкая на коже пальцы, оставляя очередные синяки. Бериал шумно сглатывает ком, оставляя попытки притворства. Михаил трахает его даже тогда, когда Бериал всё же, не сдержавшись, начинает плакать, роняя слёзы на мягкие простыни. Майкл просто грубо отдрачивает ему, наслаждаясь как от вынужденного оргазма сжимаются эластичные стеночки вокруг собственного члена, после чего выходит, кончая Бериалу на живот.       Медленно вставая с кровати, Михаил едко усмехнулся от представленной картины: Бериал лежит с запрокинутой головой, смотря в потолок красными от слёз, пустыми глазами. После чего Смит уходит за своими дорогими и противными сигаретами, возвращается, ложась около Бериала на бок и усмехается, наблюдая, как тот всё ещё тяжело дышит. С минуту подумав, Майкл проводит рукой по животу парня, стирая собственную сперму, после чего засовывает их Бериалу в рот, заставляя проглотить всё, а потом так же небрежно поворачивает его голову в свою сторону и выдыхает этот мерзкий, сигаретный дым прямо в чужой рот, надавливая на челюсти, сразу же гася сигарету о чужое запястье, пополняя коллекцию небольших сигаретных ожогов, которые были разбросаны по всему телу, оставленные им же ранее.       Бериал, часто моргая, вновь начал тихо плакать, слабо содрогаясь, а Михаил лишь наблюдает, упиваясь этим, лишь через время отстёгивая наручники. Синяки и глубокие отметины его никогда не волновали, на запястьях остались кровавая потёртость, ногти Бериала были стёрты в кровь о спинку кровати, красные пятна были размазаны по руках, но Михаил лишь шире ухмыляется, кидая Барнсу его одежду и уходит в душ.       Без слов, Михаил просто молча послал его домой, после своего же удовлетворения. Но парень послушно надевает вещи, скуля от боли по всему телу и уходит.       Улица встречает его холодным ветром, Бериал скуривает всю пачку разом, плача навзрыд. В какой-то момент его начинает трясти сильнее, крыть, как во время худшего бэд-трипа и Барнс оседает на бордюр, обнимая себя руками. Он кричит, все его мысли забиты этими отвратными моментами и ощущениями, тело начало ныть сильнее, заставляя парня подняться через силу и идти.       Вернулся домой Бериал уже поздно ночью, набирая себе холодную донельзя воду и залезая в ванную прямо в одежде, оставляя дверь незапертой. Попросту забыл. В руках лезвие, тело пробивает крупная дрожь и парень роняет небольшой инструмент из рук прямо в воду, не сдерживая истерику.       Этой ночью он разбудил всех в доме.       Бальтазар понимает, что отношения с Михаилом были не здоровыми слишком поздно, когда находит Бериала первым, сидящего в ванной, живого. Тот смотрит в стену красными глазами, вода тоже красная, выливается на пол. На шее видны синяки, по всему телу они есть, от рук Михаила.       Все подозрения оправдались, Милтон спешно поднял Бериала из ванной, не смотря на его рост и параметры веса, подхватывая того под ноги и спину, переодевая в чистую, сухую одежду и укутал его во все возможные одеяла, обрабатывая раны и скрывая милыми пластырями все физические напоминания о происходящем.       Укладываясь рядом, Бальт дожидается, пока парень закрывает глаза, тихо сопя, после чего тихо встаёт и идёт спускать красную от крови воду, а после готовить Барнсу что-то очень лёгкое и вкусное.       По пробуждению Бериал принимает всю заботу Бальта, в полной мере не осознавая этого. У него пустая голова и тяжёлое тело. Воспоминания быстрым потоком начинают врываться и снова ломать его. Чувства и эти прикосновения снова обжигают его и он будто выпадает из реального мира, снова возвращаясь в те моменты.       Его руки снова дрожат и Бальт, замечая резкие перемены в поведении Бериала, приводит его в сознание, несколько раз не слабо встряхивая парня. В глазах у Барнса, кажется, снова стоят слезы, и он снова начинает беспомощно всхлипывать, падая на подушку. Бальтазар быстро приближается к Бериалу и пытается обнять, но это только его пугает. Новые прикосновения будто возвращают его в те моменты.       После этого Бериал ходит словно убитый. Он никуда не выходит и ни с кем не общается. Абсолютно ни с кем. Он смотрит бесполезные детские мультики и почти не ест. Бальтазар несколько раз возит его к психиатру, но ничего не выходит. Бериал просто запирается в своей комнате и отказывается хоть как-то взаимодействовать с миром.       Руки Михаила, его голос эхом повторяющийся снова и снова, мысли о спасительной смерти и ненависть ко всем существующим людям. Они все предают. Всегда. Бериал просто отчаивается и перестаёт верить во всё это. Мысли медленно, но верно пожирают его, и он не может ничего с этим сделать. Только боль, одиночество и медленное увядание.       Бериал понимает, что может закончить всё гораздо раньше, ему незачем оставаться в живых.       Он дожидается ночи и тихо выходит из комнаты, только сейчас замечая всю слабость своего тела. Подрагивающие руки и слабые ноги. Ему приходится держаться за все попавшиеся по пути предметы, чтобы не свалиться и не разбудить всех.       Он слабо усмехается и достаёт из аптечки упаковку снотворного, захватывая с собой большой нож. Мысли, лихорадочно вертящиеся уже около недели наконец приобретают действия и Бериал тихо выдыхает, проглатывая сразу около десяти таблеток.       Не медля, парень сразу же берёт в ослабевшие руки нож, небрежно и ужасно неторопливо вонзает в себя его, тихо скуля от боли, после начиная в полный голос выть, захлёбываясь подступающей кровью и отсутствием воздуха в лёгких.       Сознание медленно покидает его, и он с тихим грохотом падает на пол. Тонкая полоса крови будто лениво стекает по впалой щеке Бериала, и его тело отключается.       Он больше никогда не проснётся.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты