Сельские Бродяги

Джен
PG-13
В процессе
23
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Макси, написано 6 страниц, 1 часть
Описание:
В одном самом обычном селе жизнь протекала своим ходом. Пока взрослые жили своей тихой мирной жизнью и просто были свидетелями и зрителями, молодые вели активную деятельность, разбившись на два противоборствующих блока.
В селе скоро пройдут выборы главы молодежного сельсовета и за него пройдет борьба между блоком Рамазана и блоком Хусейна. Победитель будет работать с главой села и может в будущем со временем стать главой села.
Кто победит?
Примечания автора:
Это вторая работа с кавказской тематикой и она уж будет подлиннее. Первая была под названием "Blue Bull".
Является старой задумкой. Придумана, когда мне было 14 лет.
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
23 Нравится 3 Отзывы 0 В сборник Скачать

Пролог

Настройки текста
В некотором мире, в некотором государстве и в некоторой республике существовало некоторое село некоторого района, в котором жили некоторые люди в некоторых домах, имея в некоторых сараях некоторых животных и в некоторых огородах некоторые деревья и растения. Жизнь у некоторых людей некоторого села была, в общем говоря, некоторой повседневной. Речь пойдет об одном дагестанском ауле, который со всех сторон был окружен горами и находился в части Горный Дагестан. Ехать со столицы в село всего-то пару часов, а гонщики уложатся и в полтора, если вообще доедут, учитывая опасные дороги: одно неверное движение, и можно вылететь с обрыва то ли в реку, то ли в горную пропасть. Село имело аварское название, в переводе с которого оно означало «Цветущий», а также имело андийское толкование, которое означало «место, в котором останавливались воины». Равнинных участков было очень мало, как и полагается среднестатистическому аулу. Тут проживало около четырехсот человек, если считать даже тех, кто в город уехал. В селе были две главы: официальный глава, который решал светские и общие вопросы, и имам центральной мечети, который следил за порядком и делал наставления. В селе почти каждый друг друга знал, потому тут обязательно бывал шум. Хорошо, что не от машин, мотороллеров, колясок и мотоциклов, которые лишь изредка шумели. Утром и ночью в селе становилось практически тихо, так что для тех, кто не любит городской суеты, это идеальное место. Сейчас был октябрь. Было прохладно. Погода в основном пасмурная, а дожди шли через каждые два-три дня. Солнечная была тоже два раза в неделю. Но листья желтеть не торопились: еще не поздняя осень. Осенние работы велись что взрослыми, что молодыми, но работы, по сравнению с летним сезоном, стало меньше. Село было разбито на улицы, причем назывались по-своему. Учитывая, что аул не равнинный, половина села находилась на нижней части, а другая половина на верхней. Практически на верхнем конце села находились две улицы: Солнечная и Сборная (в переводе с аварского). И на улице Солнечная в одном двухэтажном доме, причем второй этаж не был достроен, жил да был один парень со своей семьей, которая состояла из отца, матери, младших сестры и брата. Рядом с его домом находился сарай, в котором находились куры, козлики и корова с теленком. Рядом с сараем с правой стороны находилась своего рода кладовая. После кладовой в углу со стороны запасного входа рядом с емкостью находился туалет. Небольшой двор перед домом на первом этаже. А вход к нему был со второго этажа: есть ворота, ведущие во двор второго этажа, который являлся еще и гаражом, а слева от ворот железная ступенчатая лестница, ведущая вниз во двор на первый этаж. Остальную часть перед домом занимал просторный огород. Еще дополнительный сад находился в нескольких метрах выше дома. Сейчас наступило утро. Из дома вышел во двор только что тот самый парень, проснувшись совсем недавно. Был одет в зеленую футболку, черную осеннюю куртку и черные брюки. Брюнет с короткой прической и с густыми бровями, лоб полностью виден, на лице четко выраженная щетина. Парень среднего роста упитанного здорового телосложения. Физически достаточно силен, знает толк в вольной борьбе, но больше предпочитал действовать головой, так как славился умом и сообразительностью. Более серьезный характером, хотя шутить тоже умел. Брал на себя ответственность за любые дела. Хорошо умел разговаривать: и с молодыми, и со старшими, потому его уважали взрослые люди и общались с ним на равных, чего не скажешь об его ровесниках. Звали его Рамазан. Был известен тем, что являлся одним из двух претендентов на место главы молодежного сельсовета. И благодаря своей деятельности имел пока что больше голосов и больше уважения, потому что помогал людям, отзывался, общался со всеми, в меру был строгим, боялся своего отца и сильно любил мать, но к сестре и брату относился весьма грубо. Любил работать и трудиться. Однако был весьма старомодным, а внешне не таким привлекательным, хотя и не стремился завоевывать сердца девушек. В общем, обычный сельский парень-трудоголик. — Ассаламу алайкум, село! — поздоровался он, вдохнув полной грудью. — Так, который час, интересно? Посмотрев на свои часы, Рамазан увидел время пол восьмого. Пожав плечами и слегка зевнув, он заглянул обратно в дом, который состоял из кухни, гостиной, спальной комнаты и небольшой бани. Отец отсутствовал дома: он еще раньше проснулся и уехал по делам. Брат с сестрой спали, так что на ногах на кухне была его мать. — Эбель (с аварского означает «Мама»), — обратился он, — я пойду к соседу Зубайиру. Сегодня дела есть. Надо пойти в центр и собрать молодежь. — Хорошо, Рамазан, — сказала она. — Зубайир, наверно, спит. — Он, конечно, спящий осел, но я с ним договаривался, чтобы проснулся в это время. Пойду зайду к нему. — Хорошо.

***

Буквально за стеной двора Рамазана жил его сосед, который по совместительству еще и троюродный брат. Дом одноэтажный, но в общем дворе два дома: дом родителей, у которых два сына, и дом старшего сына, где он проживал с женой. Младший, которого и звали Зубайир, жил с родителями в верхней части дома. В его двор было два входа: прямо из-под железной лестницы через проем, через который Рамазан обычно приходил к нему, и основной вход. Их улица не ровная, а когда поднимаются по этой улице, дом Зубайира — первый, который встречается, а следом уже идет дом Рамазана. Двор у него длинный, но не заасфальтированный. Огород неровный, но достаточно большой. Сарая нет, из животных лишь несколько кошек. Дом Зубайира меньше дома Рамазана. Его отец тоже отсутствовал дома, а мать куда-то ушла. Зубайир в это время проснулся и лежал на диване. Представлял из себя молодого восемнадцатилетнего парня (Рамазану почти двадцать один год) высокого роста и стройного телосложения. Волосы густые средней длины темно-каштанового цвета. С лица побритый. Лицо белое аккуратное, считался местным красавчиком и любимцем у девушек, хотя с сельскими девушками отношений не заводил, потому предпочитал общаться с городскими через телефон. Противоположность Рамазана: более ленивый, часто отнекивался и отговорки искал, чтобы не работать, умом не блистал, любил шутить и смеяться, а также танцевать и хвастаться. В отличии от более старомодного Рамазана, Зубайир был более модным, потому с молодыми сверстниками имел больше общего, чем его троюродный брат-сосед. Также прост в общении, хотя не сдержан: может полезть в любую драку, причем дерется неплохо. Взрослые люди его не особо любили, зато к девушкам искать подход умел, от чего они к нему очень хорошо относились. Сейчас Зубайир лежал в белой майке и в красных спортивных штанах, переписываясь с какой-то девушкой в «ДругВокруг» — в то время популярного мессенджера. Он улыбался после каждой переписки и порой хихикал. Остальное его не интересовало: Зубайир готов был провести весь день в переписках с какой-то девчонкой. Вдруг Рамазан зашел к нему в дом без стука, так как дверь была открыта. Вход сразу вел в гостиную, потому Рамазан увидел его на диване. Хозяин дома даже не обратил на пришедшего товарища никакого внимания, полностью погрузившись в соцсеть. — Эй, идиот, — обратился Рамазан строгим тоном, а Зубайир только сейчас отвел взгляд от телефона и посмотрел на него. — Ассаламу алайкум. — О, Рамуч! Ваалайкум ассалам! — тот соизволил встать и пожал ему руку. — Как твои дела? Чего пришел? — Ты забыл? Нам же в школу идти. В спортзале собирать всю молодежь. Свой план обсуждать. Пока Хусейн со своей бандой куда-то свалил, мы должны воспользоваться отсутствием конкурентов. — А… кто тебе сказал? — Мой одноклассник, живущий по соседству с ним. А теперь одевайся. Приходи ко мне домой. Там и обсудим. — А этому Али ты позвонил? — спросил Зубайир, вспомнив о нем. — Пока еще нет, — Рамазан пожал плечами. — Думаю, он давно проснулся. Сейчас позвоню. Рамазан вытащил телефон, чтобы позвонить третьему члену этой команды, который приходился ему двоюродным братом, а Зубайиру троюродным.

***

На противоположном конце села ближе к лесной части, и ближе к центру села находился один двухэтажный небольшой дом с маленьким двором и маленьким огородом, но с сараем позади, на той улице, по которой протекал ручей. Двор общий: там же находилась железная ступенчатая лестница, ведущая на второй этаж дома. Ближайших соседей двое: со стороны входа, где дом заброшен, и за огородом, где жили богатые соседи. Первый этаж состоял из длинной небольшой прихожей, кухни с маленькой кладовкой, гостиной и обычной. В гостиной находился диван и две деревянные кровати, в комнате еще железная сетчатая кровать и широкая деревянная скамейка, на которой можно спокойно лежать. На втором этаже примерно такое же разделение: прихожая, гостиная, спальня и обычная комната. В обычной комнате были две железные сетчатые кровати и два шкафа с посудой и с одеждой, в гостиной два кресла и диван, а в спальне кровать. Именно на диване в гостиной сейчас спал Али животом вниз, а его левая рука свисала вниз с дивана. Имел такой же рост, как и Рамазан, но по телосложению постройнее. Волосы средней длины с передней челкой темно-каштанового цвета. Спал в белой футболке с короткими рукавами и в синих спортивных штанах. Был относительно умным, но больше любил дурачиться и вести себя, как маленький, хотя ему двадцать лет и младше двоюродного брата на полгода. С лица побритый и выглядел моложе своих лет, если Рамазан выглядел старше. В плане общения к Али не очень относились: со взрослыми на их темы он практически не умел разговаривать, молодые ровесники его всерьез не воспринимали, девушкам не нравился, да и в этом плане Али считался хейтером. Оптимист, также умел драться, но не являлся танцором и мастером говорить умные и красивые слова. Он порой ленив, но при желании хорошо работал, потому в этом плане к нему было больше доверия, чем к Зубайиру. В отличии от двоюродного и троюродного братьев, Али жил в селе не с родителями, которые в городе, а с бабушкой с отцовской линии. Дедушка умер в этом году весной. Имел двух младших сестер, которые тоже в городе, причем первая замужем. Вдруг к нему поступил звонок на телефон, что лежал под диваном. Али зажмурил глаза и начал вслепую искать телефон левой рукой. Прошло несколько секунд, прежде чем он нашел свой телефон, который вместо мелодии вибрировал, чем раздражал его. Потянув телефон к уху, он принял вызов и сонным голосом сказал: — Алло. — Ассаламу алайкум, — поздоровался Рамазан. — Ваалайкум ассалам, — ответил Али, зевая. — Ты что ли, Рамазан? — Нет, твоя совесть. Ты спишь что ли? — Спал, если быть точнее, пока ты меня в такую рань не разбудил. — В такую рань?! — тот повысил голос от удивления. — Ты что, идиот? Прозвище «спящий осел» тебе надо присудить! Зубайир и то раньше проснулся! — А что стряслось? — спросил Али, не понимая его поведения. — Сейчас же шесть часов. — Шесть часов?! Ты хоть глаза открыл? Сейчас почти восемь! Я тебя жду, а ты, оказывается, спишь! — был слышен смех Зубайира, так что Али понял, что они оба сейчас рядом. — Разве? — он приоткрыл глаза. — Посмотри на время, быстро вставай и дуй сюда! Али приподнял голову и посмотрел на настенные часы. Действительно почти восемь часов. Округлив глаза, он тут же взбодрился и выругался, вскочив с дивана. — Ох, ты ж… Твою ж… Завершив вызов сам, Али тут же принялся делать разминку в быстром темпе. Затем перешел в приседание, затем несколько раз быстро отжался, приняв упор лежа. После перевернулся и начал качать пресс быстрыми темпами. Встав с пола, он вспомнил, что еще не помолился, потому выбежал в прихожую, нашел кувшин с водой и принялся совершать омовение на железном большом тазике. Быстро помыл кисти рук, лицо, обе руки от кистей до локтей, затем быстро трижды протер лоб, а потом помыл обе ноги. Быстро умывшись, он зашел в спальню, быстро постелил коврик в нужную сторону и вступил в молитву, но ее уже он совершал медленно и не спеша. Спустя пять минут он медленно и аккуратно сложил коврик, а потом вновь быстро принялся одеваться. Управившись меньше, чем за минуту, Али оделся в черную куртку, белый свитер, черные джинсы и черную шапку на голове. Посмотрев на себя в зеркале, он бегом вышел из дома, быстро и с хорошим настроем спустился вниз, добежал до конца двора и собирался повернуть налево за угол, как… — Ты куда собрался? Как его окликнула бабушка, которая услышала шум и вышла из дома во двор. Али резко остановился, стоя на одной ноге, затем медленно повернул голову в ее сторону и глупо улыбнулся. — Бабушка, я иду к Рамазану по вызову. Срочное дело, а я проспал… — Ты поел? — Спасибо, — он погладил свой живот, все еще продолжая глупо улыбаться, — я не голоден… — Не голоден? Так, разворачивайся и иди на кухню, — скомандовала она, поворачивая пальцем. — Я тебя голодным не отпущу. — Так я ведь там у них поем… — А я лепешку и фасолевый суп зря готовила? Ничего не знаю. Сначала покушай, потом беги куда хочешь, хоть на весь день. — Но… — Быстро кушать! Али сдался и не стал спорить с бабушкой. Развернувшись к ней, он вздохнул, убрал улыбку с лица, опустил руки и взгляд и ленивыми шагами, словно горилла, направился обратно, но на первый этаж. Под взглядом бабушки он зашел в дом и сразу на кухню, чтобы позавтракать. Хотя он надеялся, что сможет выбежать из дома незаметно, но уж слишком он успел пошуметь сверху, а бабушка славилась чутким сном и отличным слухом: слышала даже малейший шорох. Незаметно никто не пройдет.

***

Рамазан вернулся к себе домой, оставив Зубайира собираться у себя дома. Пока они не пришли, он решил сесть за компьютер, который находился в спальной комнате, причем сестра с братом все еще спали. Как только он включил свой компьютер, сразу принялся печатать распорядок сегодняшнего дня, чтобы распределить по обязанностям Зубайира и Али — верных помощников, а также печатал план проведения дня с молодежью. — Итак, скоро будет соревнование по всему району. На нашей территории пройдет. Мы хозяева. Надо будет подготовиться. В конце октября будет, — Рамазан обсуждал сам с собой и печатал сказанное. — Хоть бы пацаны не оплошали. Если выиграем соревнование, я стану главой молодежного сельсовета. Надо действовать. Хрустнув пальцы рук, Рамазан начал активно и быстро печатать. Сегодня он заряжен и готов провести день по полной программе. Ему оставалось надеяться, что все пройдет по плану. Рассчитывать на то, что Зубайир не пойдет куда-то бродяжничать с пацанами, а Али не создаст себе проблемы, что обычно они и делали. День только начинается!

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Ориджиналы"

По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты