Нисколько...

Смешанная направленность
PG-13
В процессе
0
Размер:
планируется Мини, написано 30 страниц, 5 частей
Описание:
Самая большая человеческая глупость- боязнь.
Боязнь совершить поступок, поговорить, признаться.
Мы всегда боимся и поэтому так часто проигрываем.
Посвящение:
Идея данной работы пришла ко мне вместе с моей подругой. Она очень часто общается со своим другом Филиппом, но их общение немного странное и очень похожее на романтическое. Я предложила ей написать работу в омегаверсе и она согласилась. Её "парень" узнает об этом фанфике уже когда он будет написан. Удачи мне
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
0 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать

Часть 5

Настройки текста

POV Том

Странно. Вроде, когда ложился спать на раскладушку рядом с кроватью, где спит Полина, я чувствовал себя нормально. Так почему мне так хреново сейчас? Неужели я простудился? Великолепно просто. Голова гудит, нос заложен, жар по всему телу. А вдруг Полина тоже простыла? Тут я услышал жуткий кашель со стороны моей кровати. Я повернулся и сразу же забыл и о жаре, и о насморке. Полине было ещё хуже: вся красная от жара, дышала тяжело и сильно хрипела, часто кашляла, глаза слезились. Я резко поднялся с раскладушки и, несмотря на головокружение, подошёл к кровати, присел на колени на полу и, как можно аккуратнее положил руку ей на плечо. Она перевёла измученный взгляд на меня. Полина: *хрипло* Фи… *зашлась сильный кашлем, прикрыв рот рукой, попыталась встать* Я: *обеспокоено* Нет-нет, лежи, не вставай. Я сейчас. Так быстро, как мог, я направился в мамин «кабинет», взял нужные лекарства и вернулся обратно. Дав Полине жаропонижающее, сироп от кашля и другие нужные таблетки, я, придвинув к кровати стул, сел рядом, поглаживая бедняжку по голове. Сама Поля всё время смотрела на меня, как мне показалось, удивлённо, чем озадачила меня.

Час спустя

Полина быстро заснула. Я позвонил Васе и Никите и предупредил, что мы с Полиной не придём. Я не находил себе места. Я ужасно волнуюсь за мою маленькую омежку.

Конец POV Филипп

Несколько часов спустя

POV Полина

После того, как Фил дал мне лекарства, я проспала ещё несколько часов. Не помню, когда я в последний раз нормально спала. Наверное в детстве… Фил… Неужели, я ему небезразлична? Он так усердно заботится обо мне. Мне ужасно стыдно за свой страх. Нет, не опускать руки!. Ты показала, что доверяешь ему. Не смей отступать. Ты сможешь.

Конец POV Полина

Полина аккуратно приняла сидячее положение и осмотрелась. Всё та же комната Филиппа. Она опустил взгляд на самого владельца комнаты. Он сидел на стуле возле кровати и, подперев голову рукой, спал. Девушка улыбнулась. Она была рада, что о ней так заботятся, но она начала думать, как отблагодарить его за это. У неё ведь ничего нет. На мгновение в голове темноволосой промелькнула мысль о том, что попросит у неё гетерохромик, но Макарова тут же отогнала её. Она давно поняла, что Филипп не такой и никогда так не сделает. Полина хотела тихонько встать с кровати, но почувствовала сильную острую боль внизу живота, от которой от снова легла обратно, обхватила живот руками и свернувшись калачиком, заскулила. Полина: (О боже, нет! Я забыла вколоть гормональный подавитель.) Полина с начала подросткового возраста вкалывала себе гормональный подавитель, благодаря которому у девушки с 12-ти лет не было того, что происходит с ней сейчас. От скулежа проснулся Филипп, который сразу же кинулся к Полине. Филипп: *обеспокоено* Полин, в чём дело? Полина: *отползая ближе к стене, прокряхтела* Фил, н-не подходи близко, п-пожалуйста… Филипп: *непонимающе* Что? Почему? В чём дело? Полина: Т-ты разве не чувствуешь запах? Филипп: Какой запа…? *понял в чём дело* Оу… Полина: … *отвела взгляд в сторону* Филипп: Я сейчас вернусь. *вышел из комнаты, через несколько минут вернулся, аккуратно поднял Полину* Полина: Фил, чт…? Филипп: Не бойся, я несу тебя в ванную. *зашёл туда же* Миссис Литвинова: Сынок, выйди пожалуйста. Филипп: *вышел из ванной, обеспокоено оглядываясь на Полину* Вернувшись в свою комнату, гитарист сел на кровать и стал ждать, когда подруге станет лучше. Альфа не заметил, как к нему в комнату вошёл отец, держа в руках тарелку с остывшей яичницей и беконом. Мистер Литвинов: Фил, ты не голоден? Филипп: Нет, спасибо. В этот момент послышалось урчание в желудке. Мистер Литвинов: *сел рядом, поставил тарелку на тумбу* Мне слышится иначе. Филипп: Пап, я не могу сейчас ничего есть. Мистер Литвинов: Беспокоишься за омегу? Филипп: *кивок* Надеюсь, с вашей с мамой стороны не будет претензий к нашим с Полиной отношениям? Мистер Литвинов: Нет, не будет. А вы встречаетесь? Филипп: Нет, но я хочу ей предложить это. Правда это будет не скоро. Мистер Литвинов: Почему это? Филипп: Я уже рассказывал об этом, она боится альф. Я вижу, что она мне доверяет, но в её глазах всё ещё читается страх. Мистер Литвинов: *положил руку на плечо сына* Филипп: Я не понимаю, почему столько бед обрушивается на неё. Сперва её чуть не изнасиловали, потом она чуть не утонула, а теперь ещё простуда с течкой.

Несколько часов спустя

Миссис Литвинова: *вышла из ванной, направилась в спальню Филиппа* Филипп: *обеспокоено* Как она? Миссис Литвинова: С ней всё хорошо. Она сейчас одевается. Правда, процедура заняла намного больше времени, чем обычно. Такое чувство, будто у неё не было течки с самого начала подросткового периода. Но это ведь невозможно. Если только она не принимала гормональные подавители. Ей нужен полупостельный режим. Лежать она должна в тепле. Полина: *опираясь о стену, подошла к комнате и держалась рукой за живот, который всё ещё болел* Н-не надо, с-со мной в-всё х-хорошо, п-правда… Миссис Литвинова: Какое хорошо? Ты на ногах еле стоишь. Филипп: *помог Полине дойти и лечь на кровать* Полин, ты одна живёшь в своей квартире? Полина: Да… Миссис Литвинова: Тогда лучше останься здесь, под присмотром врача. Вдруг тебе станет хуже, а мы этого не узнаем вовремя? Полина: … *отвела взгляд в сторону* Филипп: *обеспокоено и нежно позвал девушку* Полин… Полина: *подняла на Филиппа напуганный взгляд* Филипп: *со страхом и волнением в голосе* Останься с нами. Хотя бы до тех пор пока не пройдёт простуда и не закончиться течка. Я очень за тебя переживаю. Я прошу, Поль. Полина: *помолчав пару минут, еле заметно закивала* Хорошо.

На следующий день

У Полины опять поднялась температура, которая стала ещё выше из-за течки и сделала омегу более сговорчивой. Когда миссис Литвинова сделала всё необходимое и ушла из комнаты, темноволосая проводила её грустным взглядом, после чего отвернулась лицом к стене, укутовшись в одеяло. Филипп: *заметив поведение подруги* Полин, всё хорошо? Полина: … *повернулась лицом к Филиппу, посмотрела на него грустным взглядом* Филипп: *обеспокоено* В чём дело? Полина: *грустным, немного подрагивающим голосом* Фил, помнишь ты спрашивал меня о том, как я жила в Питере? Филипп: Да, но… если тебе неприятно, не рассказывай… Полина: Нет, я хочу чтобы ты знал правду. Филипп: *приготовился слушать*

POV Полина

Flashback

10 лет назад

Моей маме было 17. Она забеременела от одного богатого человека, но, когда я родилась, он отказался от меня, потому что я омега. Мама хотела сдать меня в детский дом, но бабушка ей это сделать не дала и начала растить и воспитывать меня сама. Мама мной не занималась, начала пить и курить. Она постоянно пыталась женить на себе какого-нибудь богатого альфу и уехать из Питера, но, узнав обо мне, альфы сразу же разрывали с ней отношения. Мама за это не раз на меня кричала, била, а бабушка — заступалась. Я благодаря ей ещё более менее терпела. Но, однажды, когда мне было семь лет, я возвращалась со школы и застала такое: мама кричит на бабушку, что она уговорила её оставить меня, из-за чего она теперь не может построить себе жизнь. У бабушки случился сердечный приступ и она упал на пол, прямо у меня на глазах. А мама, вместо того, чтобы позвонить в скорую, собрала мои вещи и потащила меня в детский приют. Она в буквальном смысле затолкала меня на территорию приюта, написала отказную и ушла. Я очень долго не могла успокоиться. Пусть я и была семилетней, но я всё запомнила до мелочей: её равнодушный, холодный взгляд, не менее холодный голос, грубые отталкивания и болезненные удары по голове и лицу.

5 лет назад

Прошло полгода с моего 12-го Дня рождения. Меня и моих сверстников переселили в разные крылья здания. За эти пять лет, прожитых в приюте, меня успели усыновить два десятка разных семей, но через какое-то время я по тем или иным причинам возвращалась обратно: кому-то не понравилось то, что я омега, у кого-то появился свой, родной, кто-то взял меня просто, как бесплатную рабочую силу, а через какое-то время об этом узнавала служба опеки. Однажды возвращаясь со школы, у меня подкосились ноги и я упала на колени, почувствовав острую боль в животе. Еле встав на ноги и держась за живот, я пыталась поскорее добраться до приюта и попросить воспитателей о помощи. Уйти далеко не получилось. Боль в животе была слишком сильной для 12-ти летней омеги. Вдобавок к этому меня опьянил мой же запах. Я прислонилась к стене здания, опустилась на землю. Мне было очень больно и страшно. Меня ещё не успели предупредить о возможной течке. Я не могла сдержаться и заплакала. Вдруг кто-то положил руку на моё плечо. Я повернулась и увидел Артура — 13-ти летнего альфу с темными волосами и черными глазами. Он помог мне встать и идти к детскому дому. Добравшись до приюта, мы сразу же пошли в мою комнату. Войдя внутрь, Артур сразу же запер дверь и повёл меня к кровати. Затем повалил меня на кровать и навис надо мной. Тогда я впервые почувствовала страх перед альфой. Он грубо впился мне в губы, прижав к постели. Через несколько минут он отстранился и попытался снять с меня джинсы. Тогда я окончательно поняла его намерения и начала сопротивляться. Но он был сильнее меня. Единственное, что я могла тогда сделать — это очень громко закричать. Артур сразу же заткнул меня новым поцелуем и в то же время пытался стянуть джинсы. Тогда мне пришла в голову немного безумная идея: я приоткрыла рот, чтобы Артур мог просунуть туда свой язык, что он и сделал. В следующий миг я больно укусила его язык и, когда он отстранился я выползла из-под него на пол, натянул джинсы, быстро отперла дверь и побежала искать первую встречную воспитательницу. Он бросился за мной, но, на моё счастье, я наткнулась на молодую милую воспитательницу. Я ускорила бег и упал в нескольких шагах от неё. Когда она подбежала ко мне и я быстро всё ей рассказала. Тут появился Артур. Я от страха зажалась в угол и заплакала. Прибежали ещё две воспитательницы. Первая и вторая принялись меня успокаивать, а третья — увела Артура наказывать. Мне стало плохо, началась одышка, в глазах потемнело. Несмотря на старания воспитателей я потеряла сознание. После этого случая я замкнулась в себе, начала бояться альф. Я не приближалась к ним, почти не разговаривала с ними. Когда мне объяснили, что такое течка, я начала думать, как избавиться от этого. Как-то я услышала от сверстников-омег о гормональных подавителях, благодаря которым течки не бывает. Я не думала о последствиях. Я просто не хотела, чтобы подобное повторилось. Но, через, некоторое время, мне начало становиться не хорошо от вкалывания подавителя. Я стала вялой и ещё более слабой, начались проблемы со сном. Альфы не переставали лезть ко мне и однажды я не выдержала. В очередной раз возвращаясь со школы, я направилась не в приют, а в лес недалеко от города. Там был высокий и крутой обрыв. Я встала на край и готовилась к прыжку, но меня остановил проходивший мимо омега. Это был Вася. Он отвёл меня подальше от обрыва, успокоил и увёл меня из леса. Я переночевала в номере отеля у Васи и его родителей. Я сильно привязалась к нему и с уверенностью называла его другом. Вася умолял родителей усыновить меня, но они говорили, что не смогут прокормить нас обоих. Воспитатели позволили мне пожить с ними, пока они не вернулись в Москву, что через несколько дней и произошло. Вася решил поддерживать со мной связь, так как сильно переживал за меня, в чём я была ему очень благодарна. Он дал мне причину продолжать жить.

Полгода назад

Альфы не давали мне покоя. Несмотря на то, что у меня не было течки, они всё равно не переставали подкатывать ко мне. Поначалу я надеялась, что кто-нибудь из них будет моим альфой, будет меня оберегать, любить, но… я была для всех альф лишь игрушкой, омегой на одну ночь. Они просто быстро ослепляли меня лестью, потом затаскивали в постель. Правда, чаще мне удавалось избежать этого: либо я не повелась на лесть, либо делала тоже самое, что и с Артуром в первый раз, потом быстро убегала и пряталась. Иногда у меня случались панические атаки, из-за которых я иногда пропускала школу и колледж, но от учёбы не отставала. Я стала реже выходить на улицу, только в школу и местный колледж. В праздники я и вовсе не выходила из комнаты и мне было всё равно: был это будний день или выходной. Но однажды, летом, мне всё же пришлось это сделать. Мне нужно было искать работу, ведь скоро я стану совершеннолетней и мне надо будет найти себе жильё. Работать я устроилась в местном баре, и в первый же рабочий вечер ко мне пристал пьяный в стельку альфа. Он утащил меня через чёрный вход на улицу, прижал к стене и начал пошло ласкать меня. Я начала сопротивляться, кричать, хотя в последнее время мало кто приходил на помощь. Поэтому я была шокирована, что кто-то оторвал от меня алкаша и прогнал его, но радоваться не спешила. Спасительница тоже была альфой. Она попыталась подойти ко мне, но я начала испуганно кричать, зажавшись в угол. Ко мне подошла другая девушка, омега, и помогла успокоиться. Они с альфой увели меня к себе домой и представились: альфу зовут Лиза, а омегу — Аглая. Они в Питере недавно и, услышав обо мне, захотели мне чем-нибудь помочь. Несмотря на то, что мне остался один год до совершеннолетия они спросили: могут они ли меня удочерить? Я согласилась. Мне стало всё равно и я потеряла всякую надежду на нормальную жизнь. Но, как оказалось, зря. Живя с ними, мне стало более менее лучше. Лиза — хорошая и заботливая альфа. Они с Аглаей за полгода стали мне очень близкими, окружили меня родительской заботой, которой мне очень не хватало. Альфы не оставляли меня в покое, но мне стало легче это пережить. Лиза и Аглая меня защищали, поддерживали. И лишь одна вещь не давала мне покоя…

Конец Flashback

Конец POV Полина

Полина: *обняв колени, вытирала навернувшиеся от неприятных воспоминаний слёзы*…Несмотря на свой страх, я хотела найти альфу, который бы обращался со мной, как с человеком. Но… *голос задрожал* я так никого и не нашла… Филипп сидел в полном шоке, на глазах даже навернулись слёзы. В груди альфы сильно защемило. Филипп: *с сожалением в голосе* Поль… Полина: *прикрыла заплаканное лицо руками* Я всего лишь игрушка… Филипп: *мягким голосом* Эй… *подполз ближе к Полине, аккуратно приподнял её с кровати и нежно обнял, легонько покачиваясь и нашёптывая на ухо* Ну-ну, Полин, прошу не плачь… *поглаживает Полину по спине* Ты не игрушка… Полина: *посмотрела на Филиппа, потом прижалась к нему и зарылась носом в его толстовку* Филипп: Тише, милая… тише. Совершенно забыв о том, что хотел принести девушке лекарства, пепельно-русоволосый лег на кровать, прижимая омегу к себе. Через какое-то время ребята заснули в обнимку.

Две недели спустя

Началась весна. Снег тает, на деревьях и кустах начали появляться почки. Где-то даже начали показываться цветы. Филипп вылечился от простуды за три дня, через столько же дней закончилась течка Полины. Но омега из-за слабого организма болела простудой все эти две недели. За это время пепельно-русоволосый и темноволосая узнали друг друга получше. Девушка узнал, что у Филиппа настоящий талант к музыке. Литвинов великолепно играл на гитаре. Устроив в комнате пару скромных концертов, гетерохромик полностью восхитил Макарову. Омега также узнала о любви альфы к писательству. Филипп увлёкся этим ещё в начальной школе, а, когда ему исполнилось 14 лет, три из восьми его книг даже опубликовали. Фил, правда, в то время был очень стеснительным и согласился опубликовать свои книги только под псевдонимом «Свидетель Иеговы». По счастливой случайности оказалось, что Полина уже читала эти книги, а одну даже перечитывала в пятый раз, так как она ей очень понравилась. Филу было приятно, что кто-то ещё, кроме Васи и Никиты, оценил его работу. Другие омеги, в том числе и Алёна, ни разу не разговаривали с Филиппом на эту тему, а на его вопросы, связанные с книгами, те лишь удивлённо хлопали глазами, мол: «Ты книги пишешь? Я не знала», потом притворялись восхищёнными, но альфе уже было понятно, что они даже о существовании этих книг не знали, что уж говорить о содержании? Полина тоже отличилась. Она была очень хороша в готовке. Когда она начала идти на поправку и уже могла не отлёживаться в кровати, она помогал миссис Литвиновой с готовкой, за что потом получала похвалу как от Филиппа, так и от его родителей. Ещё у Макаровой красивый и мелодичный голос. Когда Фил играл на гитаре, девушка, сама того не замечая, подпевала ему. По окончанию «дуэта», альфа восхитился её пением, чем засмущал омегу. Вася и Никита навещали «прогульщиков» почти каждый день, предупреждали о проектах, заданных на дом. Полина и в этом деле блеснула. Они с Филиппом сделали проект за полтора часа и у них остовалось куча свободного времени. Страх Полины практически исчез. Она даже сама просил Филиппа лечь с ней на кровать. Без смущения со стороны омеги, конечно же, не обошлось. Когда друзья лежали на кровати в обнимку, оба были настолько расслабленными , что Филипп, сам того не замечая, часто утыкался омежке в волосы, вдыхая аромат клубники со сливками. В конце весны когда начались каникулы и у Полины прошла течка и простуда, Филипп предложил переехать в отдельный дом на каникулы. Полине идея понравилась, но она все ещё боялась жить в одном доме с альфой. Она попросила гетерохромика дать ей время на подумать и через несколько дней она согласилась. В этот же день они собрали вещи и попрощавшись с Литвиновыми старшими уехали. Дом оказался очень большим и уютным как внутри так и снаружи. Пройдя внутрь они разложили свои вещи и поужинав легли спать.
Примечания:
https://yadi.sk/i/4tIByT0hiPWBWQ- личный дом Филиппа
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты