во имя

Джен
PG-13
Завершён
17
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
9 страниц, 1 часть
Описание:
там были звёзды, там были умирающие галактики, там был солнечный ветер, гнавший кометы, астероиды и звёздную пыль туда, куда тянули законы гравитации. но в основном там было темно и пусто. как у меня внутри, смеялся про себя чан. у него внутри тоже были звёзды, галактики и солнечный ветер, но давно. зато ничего человеческого у него внутри точно не было.
Примечания автора:
//работа написана на чч-бингофест - https://vk.com/chanjeonghome
// ключи, которые одновременно варненг и оправдание за всё, что ниже - #космический корабль #вампиры #храм #киборги/андроиды
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
17 Нравится 13 Отзывы 6 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста

Молись, Господи. Мы близко. (ц)

в темноте совершенно не хотелось двигаться. отчасти в этом и не было никакой необходимости, но временами чан лениво поднимал одну руку, или нарочито медленно моргал, или плавно наклонял голову сначала к одному плечу, потом к другому, потом до предела откидывал её назад. слушал, как хрустят шейные позвонки. пытался представить, как глаза меняют цвет. потом снова замирал - до тех пор, пока до такого же расслабленного, как тело, разума не доходило, что они, и тело и разум, снова стремятся свернуться в позу эмбриона - и со смехом распрямлялся. смех в окружающей тишине звучал громко и неуместно, но всё-таки не так раздражающе, как дурацкие позывные или редкие щелчки автоматики, направляющей потоки воздуха. насмеявшись, чан разрешал себе несколько минут не думать ни о чём, парить в невесомости и пялиться пустым взглядом в экран. потом это надоедало, мысли возвращались, экран хотелось разбить, а невесомость становилась не даром, а проклятием. чан не помнил, сколько лет длился его полёт. лет, десятилетий - возможно, счёт уже шёл на сотни. из всех свидетельств того, что он вообще однажды где-то родился, где-то жил и что-то вынужден был покинуть, у чана имелись лишь записи в бортовом компьютере и своеобразные запасы в пищеблоке. записи он изучил от и до ещё тогда, когда впервые проснулся. пищеблок оставался запертым чуть дольше, но и его содержимое в итоге ушло по прямому назначению. периоды сна длились очень долго, но время всё равно будто стояло на месте, оставаясь отражением всё тех же огромных расстояний, которые окружали чана и его корабль. иногда темнота снаружи казалась ему красивой. там были звёзды, там были умирающие галактики, там был солнечный ветер, гнавший кометы, астероиды и звёздную пыль туда, куда тянули законы гравитации. но в основном там было темно и пусто. как у меня внутри, смеялся про себя чан. у него внутри тоже были звёзды, галактики и солнечный ветер, но давно. зато ничего человеческого у него внутри точно не было. - так. он попытался хлопнуть дверью, но звук получился глухим и еле слышным - уплотняющая лента, в паре мест будто разодранная когтями, пока ещё служила исправно. чан нахмурился, вспоминая, и глубоко вздохнул. спал он всё меньше, организм требовал энергии для полноценного восстановления, а взять эту энергию было неоткуда. - так, - повторил он снова, слушая собственный голос, хриплый от долгого молчания. - и что мне теперь делать? пищеблок был пуст. ни одного брикета тошнотворных бурых оттенков, ни одного полного контейнера, ни одной целой ёмкости. в желудке змеёй сворачивался голод и чан, дёрнув плечом, развернулся и мягко нырнул в сторону кресла пилота. включать тяготение не хотелось. * пришлось конкретно напрячь мозги, чтобы перестать злиться и бессмысленно растрачивать имеющиеся ресурсы своего тела. чан напомнил себе, кто он, напомнил про записи в компьютере, напомнил про причины и следствия. от голода это не спасло, но помогло ненадолго отвлечься. он закопался в данных бортового журнала, записываемых автоматикой корабля, и выяснил, что несколько десятков лет назад по субъективному времени его корабль покинул пределы орбиты юпитера и вышел в большой космос. когда-то в прошлой жизни чан уже покидал обитаемую систему, путешествуя в намного более комфортабельных условиях и с намного меньшими затратами времени. чан почти был уверен, что свои вылазки делал тайно и достаточно часто, но зачем и что ему это давало - пока вспомнить не удавалось. полётный курс корабля тоже ничего не объяснял, тянулся пунктирной линией через пустоту между оставшимися планетами, упирался в пояс койпера и явно исчезал за пределами рабочей области экрана. ещё чан выяснил, что в его ситуации немного помогает своеобразный селфхарм, проблема лишь в том, что немного - прокушенное запястье затягивалось за минуты, кровь теряла вкус, пустота снаружи смеялась над его усилиями не съехать с катушек. - сука, - сказал ей чан и разодрал руку до локтя. это отрезвило. - а ты заткнись. он пнул передатчик и тот громко лязгнул своими внутренностями. отключить его не было возможности - любой корабль системы, от захудалой шлюпки до полноценного крейсера, предусматривал установку едва ли не вечного блока памяти, в который входили маяк, самозаписывающее устройство, раз в условленный период проводящее проверку всех систем, и передатчик. в случае чана передатчик его корабля транслировал на всех волнах только одно слово - “cursed”, и чан прекрасно понимал, что это означает. ни помощи, ни надежды, ни спасения. в его случае всё это было оправдано, приходилось признать, но мириться с этим чан не собирался. спустя несколько корабельных суток тяготение всё-таки пришлось вернуть. заново привыкая к собственному весу и шуму в ушах от давления и паникующего пульса, чан смотрел в экран, то и дело ловя себя на желании открыть шлюз и выйти во всепоглощающую бездну. если он действительно, прямо по-настоящему проклят, то есть шанс, что это его убьёт. печально, конечно, будет оказаться совсем мёртвым, но ещё печальней будет медленно сходить с ума. а он сойдёт, кивнул чан сам себе, потому что даже микробам, траве и пульсарам нужно чем-то питаться. ему, стоящему несколько на другом витке эволюционной спирали, это нужно не меньше. когда картинка на экране неуловимо изменилась, став подробнее на один крохотный пиксель, чан усилием воли отвернулся и какое-то время успокаивал дыхание. проклятие работало на всех уровнях, не давая ни кораблю, ни чану возможности с кем-то связаться, что-то передать и вообще как-то взаимодействовать, поэтому появление чего-то, на что оно не действовало, было из ряда вон выходящим событием. если бы чан не был уверен, что сила проклятия универсальна в любой точке бытия, то подумал бы, что всё дело в тех расстояниях, что они с кораблём уже преодолели за долгие годы полёта. он проверил показания всех систем наблюдения и внешнего сканирования ещё раз. а потом впервые со времени своих осознанных пробуждений вернул одной из стен корабля прозрачность и уставился в чёрное пространство, где-то на краю зрения мерцающее далёкими звёздами. ему ещё не было видно, но он знал, что у его долгого путешествия появилась конечная точка. * через месяцы мучительно медленного дрейфа точка начала принимать очертания, форму и смысл. чан попытался рассмеяться, но у него не получилось. - сраный боже, - выругаться было намного легче, особенно учитывая обстоятельства. - так я проклят или что? линии были строгими и ровными, придавая всей конструкции математическую логику. форма стремилась к той же логике, расчленяя целое на части в соответствии с принятой некоторыми конфессиями системой координат - ориентация восток-запад, символизирующая в космосе верх абсурдности, чувствовалась всем чановым нутром, снова трансформируясь внутри него в пружину ненависти. не хватало только запахов - ладана, хмеля, тёплого хлеба и каменного пола - чтобы проникнуться иронией полностью. и в этом тоже был смысл. сам факт наличия храма в космической бездне волновал его намного меньше, чем, например, пустой пищеблок или полное молчание радиоэфира. первое грозило ему затяжной агонией от голода без всякой возможности умереть и прекратить мучения, второе означало, что проклятие исправно избавляет мир от присутствия чана буквально - вышвыривая его за пределы творений человеческих рук, лишая связи с любым объектом в обитаемом пространстве и тем самым запуская механизм очищения, который, как полагала церковь, в итоге должен был привести к богу даже такое чудовище. чан себя чудовищем не считал и в действенность подобных мер не особо верил, но, в отличие от церкви и её служителей, в глубине себя всегда знал - он есть и его проклятие, чем бы оно ни было, зацепило вампиров намного раньше, чем к этому веселью подключились представители разнообразных вероисповеданий. на всякий случай чан выждал несколько часов и только потом аккуратно пристыковался к одному из свободных шлюзов. это неф, проговорил чан про себя, скользя взглядом по опорным колоннам туннеля. один из многих, устроенных по всему периметру, что странным образом выворачивало нормальную храмовую архитектуру. трансепт был вынесен за пределы основного продольного нефа по двум его сторонам, его апсиды светились изнутри, в отличие от тех, что должны были оканчивать собой алтарную часть - те выглядели чернее окружающего их пространства. ещё на подлёте чан рассмотрел всё сооружение во всех доступных ему диапазонах, ожидая приступа боли, незамедлительной кары, гласа господня - чего угодно - но ощутил только эту самую странность, от которой ему было лишь слегка неуютно, не более. от этого непонятного храма не хотелось бежать и не хотелось его уничтожить, скорее наоборот. чан дождался разрешающего сигнала от корабля и шагнул на поверхность того, что здесь обозначало пол. оценить внутренние размеры никак не получалось. если бы храм стоял на земле и если бы ему было вообще позволено войти туда, то чан мог бы увидеть устремлённые ввысь стены с узкими окнами-бойницами, украшенными витражами, ряды скамеек чуть в стороне от основного входа, алтарь с огромной чашей в восточной части и где-то над всем этим купол, удерживаемый перекрёстьем арок. здесь не было ничего подобного. вместо окон матово поблёскивали экраны из того же материала, что и та часть его корабля, которая могла менять прозрачность. вместо скамеек стояло по два-три металлических блока через равные расстояния, в которые наверняка была вынесена часть храмовых систем, поддерживающих постоянное вращение и создаваемую им силу притяжения. алтарь, как ему и было положено до всех божественных нововведений, так радостно встреченных просвещённым человечеством, больше всего напоминал жертвенный камень. над ним сияли неоновые буквы, буквы складывались в слова и чан невольно сглотнул, почувствовав, как воздух пощёлкивает вокруг, будто электризуясь.

“есть ли на свете храм для такого, как я”

потом он перевёл взгляд с надписи обратно вниз, к полу, увидел человека и на время отключился. * с памятью творилось странное. то, что чан знал из записей бортового компьютера и своих собственных воспоминаний, искажалось и виделось под совершенно новым углом. никто в здравом уме, ни человек, ни животное, ни тем более служитель господень, не испытывал к вампирам ничего, кроме страха и провоцируемой им ненависти. ненависть эта была обоюдна и абсолютна, что подтверждалось всей историей совместного существования обеих ветвей эволюции, основной и ошибочной. естественно, каждая из сторон именно себя считала этой самой основой бытия, а другого ошибкой, и в этом не было ничего неправильного. чан сжал зубы сильнее и его замутило. в любой крови есть воспоминания того, в чьих венах она течёт, отголоски его чувств и мыслей, его сути - ненависть, напомнил себе чан, а он знает её на вкус лучше всего. в этой, стекающей по гортани в желудок и оседающей тяжёлыми каплями в теле, ненависти не чувствовалось. - потому что у меня нет причин тебя ненавидеть, - сипло выговорил человек. - никогда не было. человек... чан дёрнул зубами, выдрав внушительный кусок кожи и мяса из шеи, выплюнул его на пол и присмотрелся. между мышечными волокнами и человеческими на вид венами пробегали искры. - и с возвращением, - искры вырывались вместе с дыханием и едва заметно таились в уголках глаз. - с возвращением, - машинально повторил чан, мотнув головой. очень хотелось пить и желательно нормальной, обычной крови или хотя бы вина. с последним было плохо. чонин, назвавший себя сразу же, как только дыра в его шее затянулась, без всякого уважения к возрасту и сущности чана заявил, что алкоголя в храме не держали раньше и не собираются держать и в дальнейшем. чан смотрел, как маленькие наноботы сшивают кожу, чуть светясь в процессе теми самыми искрами, и бесился на невозможность понять всё сразу. - но я сохранил достаточное количество крови, - чонин потянул его за руку в сторону алтаря. - живых людей, к сожалению, сохранить не удалось. - как ты вообще... что здесь... как? - чан, наконец, сформулировал хотя бы один вопрос из множества толпящихся в голове. - очень долго, - серьёзно ответил чонин. - это было очень долго. через несколько метров он свернул в сторону, приложил пальцы к гладкой поверхности и открыл незаметную до этого дверь. помещение за ней напоминало большой холодильник, что было совершенно неприемлемо для храма, но вполне ожидаемо для морга или больницы. наблюдать за чонином оказалось занятно. он двигался, как человек, выглядел, как человек, вёл себя, как человек, но при этом человеком не был - в его кибернетическом содержимом чан убедился лично. в какой-то степени он и сам был такой же, человек снаружи и не-человек по сути, поэтому чувствовал к чонину что-то вроде симпатии. - долго - это сколько? - спросил он, когда опустошил два литровых медицинских пакета. - я был активирован триста двадцать восемь лет назад, - равнодушно ответил чонин, - уже здесь, автоматически. судя по тому, что меня встретили высохшие трупы служителей, твой храм не пользуется популярностью. чан временно оставил слово “твой” за скобками разговора, как и тот факт, что у храма были служители - значит, отношение к вампирам по-прежнему неоднозначное, что бы церковь не утверждала по этому поводу. триста двадцать восемь лет назад он проснулся в первый раз, не помня ни себя, ни мест, откуда он, ни тем более куда направляется. - ну, а потом что? - спросил он снова. - и откуда ты тогда взял столько крови? - потом я всё прибрал, - так же равнодушно объяснил чонин, - и начал охоту, потому что знал, что тебе понадобится кровь, когда ты вернёшься. - откуда знал? - вопросы снова множились без всякого спроса и порядка. - программа, - чонин уставился на него, явно сканируя общее физическое состояние. - у меня в голове запустилась программа и я знал, что мне нужно делать. тебе, кстати, нужно ещё два литра, чтобы твои показатели пришли в норму. чан послушно взял протянутый пакет, сжал губами пластмассовую трубку и сделал большой глоток. * ему было намного больше, чем триста, четыреста и даже пятьсот лет. чан понятия не имел, сколько ему на самом деле, и подозревал в этом какое-то внешнее вмешательство. существовать с людьми в одном социальном и культурном пространстве всегда было похоже на лотерею - в одни времена они преклонялись перед силой и бессмертием, в другие устраивали травлю и стремились растянуть процесс умерщвления жертвы на максимально длительный срок. поскольку физиология таких, как чан, окончательного посмертия не гарантировала - и уж тем более его не гарантировали чеснок, серебро, солнечный свет и разнообразные кресты - рано или поздно они возвращались в мир и несли с собой справедливое возмездие. иногда начисто выкашивая человечество как биологический вид, иногда направляя свою ненависть на достижения цивилизации, сделанные, опять же, руками человека. чан мог бы даже вспомнить времена, когда люди ему нравились, когда он сам пытался быть живым в их смысле - пока природа не взяла своё. противиться её зову было бессмысленно, но чан всё равно сожалел о тех, кого потерял. новый виток прогресса, чуть отстающий от эволюционных витков, вывел человечество и вампиров в космос одновременно, и это позволило установить подобие перемирия, растянувшегося на долгое, спокойное время без кровавых жертв и локальных геноцидов. ужиться на невообразимо огромных, агрессивных и загадочных пространствах космоса оказалось легче, чем на одной небольшой планете. ООН даже признала вампиров за равный биологический вид, что было бесконечно смешно с точки зрения чана и бесконечно глупо с точки зрения человечества. что произошло потом, он так и не вспомнил, но итог был известен - он очнулся на корабле с окончательным приговором проклятия и далеко за пределами обитаемого мира. чан всё больше склонялся к варианту, что сбежать было его собственным решением, а церковь просто воспользовалась случаем, раз уж полное уничтожение у них явно не получалось. - а у церкви как дела? - поинтересовался чан. по местному времени уже был глубокий вечер, самое то для некоторых уточнений ситуации. - крепка ещё твердыня веры или как? - как обычно, - пожал плечами чонин. - по моим последним сведениям - ищут бога, лепят проклятия на всех неугодных, собираются в очередной крестовый поход против исчадий ада. то есть таких, как мы. - как мы? - чонин сумел его удивить. - ты же киборг, в чём твоя вина перед богом и людьми? чонин снова пожал плечами, повёл головой в сторону, будто предлагая осмотреться ещё раз, и уставился на чана, игнорируя иронию в его последних словах. - это ты построил это место, - сказал он. - потому что знал, что рано или поздно оно тебе пригодится. чан уставился на него с точно таким же выражением лица. вампиры и вера несовместимы, это одна из аксиом, не требующих доказательств. то, что на них действует сила проклятий, необъяснимо ничем, кроме сомнительных предположений о том, что вампиры, бог и проклятия возникли в общей картине бытия примерно в одно время. церковь не могла игнорировать эту особенность, как не могла и проклясть всех вампиров заочно, но каждый её служитель обладал даром наложить проклятие хоть на человека, хоть на мышь, хоть на входную дверь, всё зависело только от глубины его собственной веры и места в церковной иерархии. чтобы человеку проклясть вампира, нужно было находится непосредственно рядом с ним и быть готовым отдать на это проклятие все свои, а то и не только свои, силы. ввиду подобных сложностей таких случаев было совсем немного и чану даже льстило быть в их числе. - сначала я думал, что меня просто выкинули в космос, припечатав для верности божьей карой, - хмыкнул он, - а поди ж ты, оказывается, у меня и самого был какой-то план... чонин подошёл поближе и протянул ему руку. на его запястье чётко вырисовывался узор вен. - укуси ещё раз, - попросил он. - в моей крови полно наноботов и синтетики, но в ней есть и твои воспоминания. запястье выглядело беззащитным и хрупким - обманка из почти настоящей кожи и спрятанного под мышцами металла. чан облизнулся, обхватив его пальцами, и притянул к губам. его воспоминания могли там оказаться только в одном случае - если он сам этого пожелал. и когда-то он и правда этого пожелал. никто раньше не пытался обратить киборга - это просто никому не приходило в голову. баланс биологических и кибернетических составляющих постоянно смещался то в одну, то в другую сторону, это всё равно что кусать мёртвого или набор микросхем, никакого смысла. в какой момент чан об этом задумался и сколько попыток ожидаемо закончились неудачей, сейчас было не особо важно. странная холодная кровь омывала его язык, окрашивала его зубы, впитывалась его телом и приносила с собой способность мыслить рационально, которой так не хватало. чонин стоял не шевелясь и почти не дыша, внешне спокойный, но чан чувствовал - для него это тоже важно. с трудом подавив желание вгрызться в протянутую руку сильнее, чан прикрыл глаза. * уходить не очень хотелось. за время, проведённое здесь, чан почти полностью вернул себе себя, вспомнив приличную часть своей жизни. он заново исследовал все внутренние помещения храма, шаг за шагом пройдя по собственной памяти, растревоженной кибернетической кровью чонина, в обратную сторону. он не молился - это было бы глупо и совершенно бессмысленно - но часами стоял перед алтарём, задрав голову вверх и вглядываясь в неоновые буквы до тех пор, пока не начинали слезиться глаза. это был не его дом, но что-то близкое - убежище, затерянное на одной орбите с плутоном и так же, как и плутон, обречённое однажды покинуть систему насовсем. он родился на земле много-много лет назад и помнил, как небо оставалось недостижимым, и он же создал в этом небе место, в свою очередь теперь недостижимое для земли. правда, вряд ли он собирался оставлять всё как есть, и уж тем более вряд ли собирался носить на себе проклятие, полученное буквально в спину и ни за что. - я думаю, никто до сих пор не знает об этом месте, - чонин копался в старых записях, методично щёлкая пальцем по виртуальной клавиатуре. - я совершал вылеты за нужными тебе компонентами достаточно далеко, хоть и не часто, и там никто даже не подозревал, что в тени плутона может быть что-то, помимо его спутников. между орбитой юпитера - границей обитаемого космоса, и орбитой плутона - границей системы - огромное расстояние, преимущественное пустое и безжизненное, за исключением исследовательских станций, редких экстрим-отелей на спутниках внешних планет и таких же редких церквей, дрейфующих по космосу во имя божье и для пользы заблудших человеческих душ. вылеты чонина занимали годы, собственная ссылка чана длилась столетия - и это только в одну сторону полёта. космос беспощаден даже к бессмертным, хотя у чана всё-равно больше преимуществ даже при таком раскладе. - возможно, - согласился он. - я пришёл к выводу, что сам заложил в корабль этот курс и сам отправил себя за пределы системы, но в какой-то момент церковь всё-таки вмешалась и поэтому со мной её проклятие. не помню, что такого я им сделал на тот момент, но теперь-то уж сделаю точно. чонин согласно угукнул. для обращённого он слишком независим, но чан ощущал связь между ними и видел её подтверждения во всём, что чонин сделал до его прибытия, делал сейчас и собирался делать в будущем. от его крови было мало толку в пищевом плане, но во всём остальном чонин был незаменим. стоило бы похвалить себя за такую дальновидность и предусмотрительность, кивнул чан сам себе. до смены положения храма относительно двух наиболее массивных небесных тел в этом секторе космоса оставалось совсем немного времени. от объяснений чонина по поводу орбитального резонанса, перигелия и либрации чан отмахнулся - он и так всё это знал. плутону потребуются миллионы лет, но однажды он сорвётся со своей хаотической орбиты и вернётся в глубины пояса койпера. храму для совершения этого манёвра требовалось намного меньше времени и оно почти подходило к концу. последние двое суток чан просидел в блоке управления, проверяя расчёты и прокладывая для храма дальнейший курс среди многочисленных астероидов и малых планет, блуждающих в поясе. курс в будущее, которое для него лично пока откладывалось на неопределённый срок. - как думаешь, - он обернулся и посмотрел на чонина, - кто-нибудь может снять проклятие такой силы? - тот, кто его наложил? - подумав, чонин нахмурился. - в моих данных нет сведений об успешных отменах проклятий. - вот и в моих нет, - согласился чан. - здесь я закончил. корабль ждал в том же боковом нефе, где чан его оставил, пристыковавшись почти месяц назад. его некоторый функционал, раньше не особо понятный и потому не используемый, теперь выглядел оправданным и очень даже полезным. по крайней мере, больше не было необходимости в длительном сне, после которого ждали только раздражение и голод - система регидрации позволяла облегчить этот процесс и растянуть его во времени на чуть ли не бесконечный срок. чонин закончил набивать пищеблок медицинскими пакетами и сухим концентратом родного тошнотно-бурого цвета и вопросительно посмотрел на чана. - я понимаю, почему мы летим обратно - рано или поздно храмовые запасы закончатся, а за койпером нас ждёт неизвестно что и неизвестно где, но я мог бы всё сделать сам. - ценю твои переживания, но не стоит, - чан невольно улыбнулся. - мне нужно размяться. к тому же, я очень хочу напомнить, что проклятие - штука обоюдная. нельзя проклясть вампира и думать, что выйдешь сухим из воды. - ты даже не знаешь, кому напоминать, - заметил чонин, впрочем, не споря с его аргументами. - точнее, с учётом времени и поправки на расстояние, их уже нет в живых. - на месте разберусь, - пожал плечами чан. - сколько там прошло, почти полсотни лет? больше? вымирать пока никто, кажется, не стремится. - нет, - кивнул чонин, - твой корабль не может, но храм способен воспринимать эфир на всех диапазонах. человечество вполне себе процветает, просто сюда очень далеко лететь. ужасно далеко. мой корабль, подумал чан. мой храм. мой ответный шаг. моё проклятие, помноженное на два, и давно уже пора разобраться с этим. - начнём от станций, болтающихся между ураном и нептуном, - сказал он. - привлечём внимание, не хочу, чтобы потом мне говорили, будто я не предупреждал. чонин хмыкнул и закрыл дверь пищеблока. * неизменное “cursed” методично транслировалось в космос на всех доступных частотах. значительным отличием от прошлого полёта было то, что теперь, после вмешательства чонина в электронику корабля, передатчик мог также и принимать некоторые сигналы. это же вмешательство избавило систему подачи воздуха от раздражающих хлопков, восстановило уплотнитель на всех дверях и вернуло биологическому отсеку первоначальный вид и назначение. чан даже не знал, что у него такой есть, и теперь с интересом следил, как на стенках прорастает зелёная плесень и что-то непонятное, похожее на грибы. присутствие чонина в целом достаточно себя оправдывало. - когда я проснусь в следующий раз, мы будем в поле притяжения урана, - чан оторвался от разглядывания плесени и посмотрел на чонина. - уверен, что до этого тебе не будет скучно? - уверен, что к этому времени смогу ещё больше ослабить проклятие, чтобы мы могли захватывать добычу без выхода в открытый космос, - чонин смотрел в ответ без всякого сомнения или неуверенности. - время для меня это просто цифры. он шагнул ближе и встал так, чтобы закрыть чану обзор. - укуси меня, прежде чем уйдёшь, - попросил он. его голос звучал равнодушно и спокойно, но в глазах, за искрами и потоками данных, таилось то же самое, что и у чана внутри. это ты меня таким сделал, читал в них чан, и мне это нравится. - много ли людей знает, что укус вампира отменяет киборгу все моральные установки, - хмыкнул он. - полагаю, что ни один. чонин наклонил голову набок и жила на его шее забилась быстрее. от его крови всё ещё не было никакой реальной пользы, но чан больше не сомневался, что это только пока. кожа рядом с проколами от клыков на вкус ощущалась солёной и с металлическим привкусом - такой должна была бы быть нормальная кровь, но чану даже нравился получившийся контраст. он прижимался ближе, впитывая и запах, и ощущения, и едва ли не каждую мысль чонина, замершего с вывернутой под слишком большим углом шеей. он собирался вернуться и напомнить о себе самым прямым и ужасным - самым естественным для себя - способом. он вспоминал всё больше и больше, и вместе с кровью человеческого, животного или синтетического происхождения, поступающей в его тело, память оживала и становилась всё ярче. каким-то образом это усиливало и наложенное проклятие, сводя усилия чонина едва ли не к нулю, но, возможно, с этим и правда получится что-то сделать. чан собирался избавиться от всего, что могло помешать ему двигаться дальше в поисках того, кто проклял их всех изначально. храм оставался позади - громадное чёрное нечто, медленно вращающееся на фоне громадного чёрного ничего. чан улыбнулся, зная, что и чонин ощущает то же самое. вращение, ускорение, направление движения: храма - в сторону неизвестности, их собственное - обратно в сторону системы. это ненадолго, пообещал чан сразу всем и напоследок зализал укус языком, широко мазнув снизу вверх. растерянное выражение лица чонина определённо стоило этого ненужного жеста. это ненадолго, повторил чан уже позже самому себе. в конце концов, для него тоже время - это просто цифры.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Stray Kids"

© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты