bottle flip, heart flip

Слэш
Перевод
PG-13
Закончен
37
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
https://archiveofourown.org/works/19980934
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Драббл, 7 страниц, 1 часть
Описание:
Они сталкиваются в середине сцены и хватаются друг за друга, прыгая в объятиях, и Чангюн чувствует возбуждение от адреналина, успеха и криков толпы, и следующее, что он осознаёт — это его губы на чжухоновых.
Примечания переводчика:
фанфакт этот перевод целый год ждал разрешения на публикацию...
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
37 Нравится 3 Отзывы 7 В сборник Скачать

Настройки текста
Фишку с бутылкой придумал Чжухон. Им нужно было что-то, чем можно было начать последнюю часть их совместного выступления, а он держал полупустую тару, когда они пытались придумать идею. В его глазах мелькнул огонёк, означавший, что он, вероятно, задумал что-то нехорошее и собирался сделать глупость, и, присев на корточки, подбросил бутылку. Чангюн обрадовался так же громко, как и Чжухон, когда бутылка, крутанувшись вокруг своей оси, приземлилась на пол между ними. Это глупо и настолько же весело, и они решили сделать это частью их выступления. Они подбрасывают бутылку по очереди, иногда это делает танцор второго плана или человек, который приносит дня них бутылку на сцену, иногда Чжухон или Чангюн делают это сами. И до сих пор у них получилось только один раз, на первом концерте их мирового тура в Сеуле. Отличное начало, однако в следующий раз они потерпели неудачу и продолжали проигрывать. На самом деле это не имеет значения, они всегда продолжают выступление и веселятся в любом случае, но это уже начинает казаться немного жалким.   Чангюн очень надеется, что в этот раз всё получится. Он берёт бутылку оттуда, где она была спрятана, за барабанной установкой, и идёт к центру сцены, где, проиграв в быструю «камень, ножницы, бумага», передаёт её Чжухону. Они смотрят друг на друга, прежде чем присесть на корточки. Чжухон размещает бутылку по середине между ними, раскачивая несколько раз, и подбрасывает. Она делает один идеальный круг и твёрдо приземляется на пол. Вертикально. Толпа моментально разражается радостными криками, лайтстики раскачиваются в воздухе в такт песне, и Чжухон с Чангюном, смеясь, бегут по длинному подиуму к передней сцене. Это глупо, думает Чангюн, это должно быть неважно, это просто глупая шутка с дурацкой бутылкой, но сам факт того, что у них наконец-то получилось, заставляет его улыбаться и прыгать, как идиот. Ну, а Чжухон всегда был таким же идиотом, как и он. Они ловят взгляды друг друга с разных концов сцены, и преждче чем он это понимает, Чангюн снова бежит. Они сталкиваются в середине сцены и хватаются друг за друга, прыгая в объятиях, и Чангюн чувствует возбуждение от адреналина, успеха и криков толпы, и следующее, что он осознаёт — это его губы на Чжухоновых. Шум толпы вокруг них становится оглушительным. Кровь Чангюна мчится по венам, сердце колотится в груди, и на мгновение он ощущает себя на вершине мира. Но Чжухон не двигается. Чжухон не реагирует. Чангюн замирает, холодные капельки страха стекают по его спине и оседают в животе, а сердце грозится выпрыгнуть из грудной клетки, но рука скользит вниз по лопаткам, надавливая на поясницу, прижимает ближе, и Чжухон целует его в ответ. Они целуются целое мгновение, увлечённые друг другом прям перед всеми этими людьми, которые любят их. Они оба липкие от пота, и у Чангюна лёгкие горят от нехватки кислорода, но он всё равно пробегается рукой по шее Чжухона, вплетая пальцы в его волосы и наклоняет голову, чтобы не столкнуться носами. Чжухон облизывает линию его губ, и Чангюн отвечает со вздохом, мягко прикусывая Чжухона за верхнюю губу. Чжухон издаёт рык. Этот тихий звук зарождается на задней стенке его горла, но микрофон Чангюна улавливает его и отражает по всей арене. Это приводит в чувство их обоих. Они отстраняются друг от друга. Чангюн тяжело дышит, его сердцебиение в ушах заглушает всё остальное, и он просто смотрит на Чжухона, потому что не знает, что делать. Чжухон снова быстро обнимает его, смеётся в микрофон и просто продолжает песню, зачитывая свой текст и прыгая для ревущей толпы вокруг них. Чангюну кажется, что его сердце больше, чем тело, он не может перестать улыбаться и отдаётся выступлению целиком и полностью.   Никто не говорит про поцелуй до тех пор, пока они не приезжают в отель после концерта. Минхёк отводит Чжухона в сторону, а Чангюн торопится в свою комнату, пока его тоже не поймали. Но через полчаса раздаётся стук в дверь, это Чжухон, и Минхёк пихает его внутрь с весёлым «Поговорите друг с другом!» прежде, чем снова захлопнуть дверь. Они замирают на мгновение, неловко и застенчиво, не глядя друг на друга, пока Чангюн не издаёт тихий смешок, и Чжухон улыбается ему, и они снова целуются. В этот раз всё по-другому, медленнее и как-то более интимно. Тот факт, что Чжухон всё ещё хочет целовать его, когда они не на сцене, не выступают ни перед кем, просто быть рядом, чтобы больше никто не видел, делает что-то с сердцем Чангюна. Это заставляет его притянуть Чжухона ближе, сильнее прижаться к нему, и целовать его с медленной, глубокой настойчивостью, которая ощущается полной противоположностью вызванному адреналином туману, в котором он пребывал ранее. Это заставляет его захотеть посмотреть на Чжухона. Но когда он остраняется и открывает глаза, всё, что он получает, — это краткий взгляд на раскрасневшиеся щёки и припухшие губы, когда Чжухон двигается за ним, нахмурив брови, как будто любая секунда, которую он проводит, не целуя Чангюна, — существенно расстраивающая трата времени, и Чангюн немного сходит с ума. Он издаёт низкий скулящий звук, от которого он бы смутился, если бы ему было не всё равно, и Чжухон крепче сжимает его талию, впиваясь пальцами в бок, а теми, что на затылке, зарывается в волосы и тянет. Чангюн выдыхает Чжухону в губы, чувствуя лёгкое покалывание в голове, сбегающее вниз по позвоночнику, и проводит рукой по спине Чжухона, подумывая о том, чтобы запустить её под рубашку, почувствовать его кожу под подушечками пальцев, просто что-то… Снова раздаётся стук в дверь, преследуемый монотонным голосом Минхёка: — Меньше поцелуев, больше разговоров! Они отстраняются друг от друга, задыхаясь и краснея, всё ещё ещё немного застенчивые, но с теплом и волнением, зудящими под их кожей. Чангюн пятится назад, медленно отпуская Чжухона, словно прося следовать за ним, и садится на кровать. Чжухон следует за ним, словно привязанный невидимой верёвкой, не сводя с него глаз. Он садится рядом с ним с едва различимым пространством между ними. Чангюн пытается не акцентировать внимание на том, что он заметил каждое движение Чжухона. — Итак, — начинает он. — Итак, — повторяет Чжухон. Чангюн закусывает губу, внезапно чувствуя нахлынувшее смущение. — Это случилось. — Конечно, случилось, — говорит Чжухон с улыбкой, показывая ямочки на щеках. Это заразно. Чангюн не смог бы стереть эту ухмылку с его лица, даже если бы попытался (а он не хочет пытаться). — Я был бы не против, если бы это случилось снова, — добавляет Чжухон, поигрывая бровями, и его взгляд метнулся к губам Чангюна. Чангюн не может удержаться, снова целуя его. Он отстраняется прежде, чем успевает увлечься. — Нам действительно нужно поговорить. Чжухон преувеличенно вздыхает, но кивает. — Да, я знаю, — он начинает играться с краешком рукава Чангюна. Чангюн делает глубокий вдох. — Я не знаю, почему поцеловал тебя, — признаётся он. — Я не жалею об этом, но я не знаю, почему сделал это. Не знаю, — он качает головой, не зная, что ещё сказать. — Кто мы? Ну то есть, мы друзья, поэтому, конечно, ты мне нравишься, но я просто… Не знаю. Я не знаю, чего хочу, — он смотрит вниз, на свои руки. Чжухон дёргает его за рукав, чтобы заставить поднять глаза на него. — Эй, я понял, — говорит он мягко. — Я чувствую то же самое. Я никогда не думал о нас вот так, я… Я тоже не знаю, чего хочу, — затем его губы складываются в слегка кривоватую улыбку, и он наклоняется чуть ближе. — Но я знаю, что хочу продолжить целовать тебя. Чангюн чувствует, как горят его щёки, но взгляд от Чжухона не отводит. Тихим голосом он говорит: — Я тоже хочу продолжать целовать целовать тебя. На лице Чжухона расплывается самая яркая улыбка. — Значит, мы думаем одинаково! Ничего страшного, если никто из нас не знает к чему это приведёт. Мы сможем решить это вместе. Чангюн тоже улыбается уголком рта, и тепло в груди разливается по всему телу. Он кивает: — Да. — Да? — Да, хорошо. И Чжухон снова его целует.

***

Четыре года спустя Monsta X возвращаются в Берлин с пятым концертом в городе. Это то же самое место, что и во втором туре, но на этот раз все билеты распроданы до поледнего. Оно особенное для них всех, но в частности для Чжухона и Чангюна. Здесь они впервые поцеловались. Здесь они собираются дать, вероятно, самый нервный концерт за всю их карьеру. Они обсуждали с их менеджером, с директором компании, с их пиар-командой. Необъяснимо, невероятно, но все согласились на то, чтобы они сделали это. Последнее выступление «на бис» закончилось. Расширенная инструментальная версия песни всё ещё играет, потому что все говорят свои завершающие речи — смешные и эмоциональные, и толпа смеётся и плачет вместе с ними. Теперь остались только Чжухон и Чангюн. Чангюн делает шаг вперёд. Он начинает с «Как дела, Берлин?!» и получает ревущий ответ. Он позволяет им покричать какое-то время, поощрает их, прикладывая ладонь к уху, притворяясь что не слышит. Затем он смеётся и пытается не показать, что его сердце сейчас находится в глотке. — Это наш пятый раз в Берлине! Спасибо, что встречаете нас снова и снова с такой любовью и энтузиазмом! — Толпа кричит, возвращая эти любовь и энтузиазм после каждого предложения. Он пропитывается ими, чтобы подкормить свою храбрость. — Так хорошо вернуться. Эта страна, этот город, это место очень дороги нам. Потому что здесь мы встретились здесь со всеми вами. Но они особенно дороги для меня, — глубокий вдох. Выдох. — Потому что четыре года назад, — толпа разражается радостными криками. Он смеётся, стараясь не показывать своей нервозности. — Дайте мне закончить! Четыре года назад мы выступали здесь первый раз. И прямо здесь, на этой сцене, — в ушах стоит звон. Вот оно. Он разворачивается в поисках Чжухона, тянется к нему. Их глаза находят друг друга и Чжухон прямо здесь, с ним, переплетает его пальцы с Чангюновыми, сжимая его руку. Это придаёт ему сил. Ещё один глубокий вдох. — Я поцеловал своего парня в первый раз. Он тянет Чжухона к себе, и толпа звереет. Они не перестают кричать, даже когда он продолжает говорить, таким образом облегчая Чангюну задачу. — Тогда он не был моим парнем. Он был просто Ли Чжухоном. Теперь он мой Чжухон. Его Чжухон сияет самой яркой улыбкой и продолжает сжимать его руку. Тревожность начинает отпускать Чангюна, он чувствует себя легче с каждой секундой, когда Чжухон улыбается ему, толпа подбадривает их, а лучшие друзья прикрывают их спины. Чжухон берёт микрофон у Чангюна и кричит: — А он мой Чангюн! Затем он бросает микрофон и не даёт Чангюну шанса отругать его за это, потому что через мгновение рука Чжухона обхватывает его щёку, и он целует его. Чангюну кажется, что он летит. Это похоже на их первый поцелуй — сцена, крики толпы, прилив адреналина, — но это также похоже на полную противоположность. Потому что тогда Чангюн просто плыл по течению, не имея ни малейшего представления о том, чего хочет. Но сейчас… Он никогда не был так уверен ни в чём. Он хочет, чтобы этот момент никогда не заканчивался. Чангюн полностью увлечён Чжухоном, одной рукой сжимая в кулаке его рубашку, а второй путаясь в его волосах, и к тому времени, когда они возвращаются в реальность, другие участники издают звуки притворных рвотных позывов позади них. Он отстраняется от Чжухона, смеётся, когда ему приходится оторваться от рук своего парня, потому что он не хочет их отпускать, и наклоняется, чтобы поднять жертву Чжухоновского драматичного «падения микрофона». Он нажимает на микрофон, чтобы убедиться, что тот всё ещё работает, перед тем, как передать его Чжухону. Чжухон смотрит на него с опаской. Он был уверен в этом всё время, но вдруг начал нервничать. Чангюн берёт его за руку и сплетает их пальцы, нежно сжимая и даря ему ободряющую улыбку. Он хочет дать Чжухону ту же поддержку, какую получил от него чуть раньше. Чжухон секунду смотрит на него, собираясь с духом, и делает глубокий вдох. Затем он подносит микрофон к губам. — Монбебе! — кричит он, и его голос не дрожит ни на йоту. — Огромное спасибо вам за вашу любовь и поддержку! Мы не были бы здесь, если бы не вы, и мы навсегда удивлены и благодарны. — Чангюн сжимает его руку. Ты отлично справляешься. Чжухон всё ещё смотрит на него. — Мы долго думали об этом, как и должны ли мы сказать вам. Я думаю, пару лет назад мы  бы отказались от этого. Но времена меняются, и, — он делает ещё один глубокий вдох и отводит взгляд от Чангюна на толпу. — Мы доверяем вам. За последние несколько лет вы не показали нам ничего, кроме любви. Мы хотели быть честными с вами и мы хотели перестать скрываться. Я надеюсь, вы можете понять… — он замолкает, качает головой и смеётся. — Это страшно. Как я и сказал, времена меняются, но ненависть в мире всё ещё остаётся. Мы знаем, что рискуем многим, будучи честными о том, кто мы есть. И мы знаем, что это касается не только нас, но и всей команды, — он неопределённо жестикулирует в сторону других участников группы позади них. — Это касается наших лучших друзей. Но они знают нас, они любят нас и поддерживают, и они доверяют нам. Чангюн ловит удобный случай и оглядывается назад. Кихён, Минхёк и Хосок плачут. Хёну и Хёнвон тоже близки к этому. Чангюн быстро разворачивается обратно до того, как его задушат слёзы. Чжухон заметно сглатывает, прежде чем произнести следующие слова. Чангюн ловит себя на том, что задерживает дыхание. — И теперь мы просим вас о том же. Пожалуйста, поддерживайте нас. Пожалуйста, доверяйте нам. Вы не обязаны понимать нас, но если вы можете слушать с открытым умом и продолжать любить нас с октрытым сердцем, это всё, чего мы просим. — Последний глубокий вдох. — Можете сделать это для нас, монбебе? Их ответ прозвучал словно гром. Чангюн не уверен, что когда-либо слышал такие громкие крики за всю свою жизнь. Он смотрит на Чжухона, но тот, кажется, загипнотизирован толпой. Чангюн наконец решает тоже на них посмотреть. Так много лиц. Он старается рассмотреть их как можно больше. Он видит улыбки, слёзы, руки, телефоны, лайтстики. Но никакой злости. Никаких насмешек отвращения. Никакой ненависти. Что-то обрывается у Чангюна в груди. Там, в толпе, обнимаются две девушки. Одна из них плачет, а другая осыпает её лицо поцелуями. Чангюн чувствует, как слёзы обжигают его горло, когда он улыбается им и машет рукой. Затем он снова блуждает глазами по толпе. Многие целуются. Здесь сцепленные вместе руки, поднятые в воздух. Здесь радуги. Чангюн внезапно вспоминает, что сейчас июнь. Месяц гордости. Он должен смеяться, они это даже не планировали. — Спасибо, — Чжухон смеётся в микрофон сдавленным голосом. Он звучит так, будто сейчас расплачется, и Чангюн хочет вернуться к нему, но в тот момент, когда он поворачивается, чтобы уйти со сцены, он замечает другую радугу. Через толпу проходит флаг, который передают над головами из рук в руки, пока он не достигает последнего ряда. Фанатка с радужным браслетом пытается передать его ему, но они слишком далеко. Чангюн тянется до тех пор, пока чуть не падает со сцены, и поспешно заставляет охранника передать ему флаг. Чангюн встаёт, как только он оказывается у него в руках и держит его секунду, прежде чем направиться к Чжухону, флаг развивается позади них, как плащ супергероя. Толпа замечает его раньше Чжухона. Они поворачиваются к нему и выкрикивают его имя, и Чжухон следует за их взглядами. Когда Чжухон смотрит на него, его взгляд меняется. Он становится мягким, нежным и любящим, и боже, Чангюну так повезло. Он подходит к Чжухону, и мир отходит на второй план. Мгновение они просто смотрят друг на друга. Чангюн видит последние четыре года их жизни, отражающиеся в глазах Чжухона. Зудящее возбуждение от тайных поцелуев в начале, растерянность и беспокойство, когда они начали осознавать чувства, чистая головокружительная радость, когда они поняли, что это взаимно. Напряжение и решимость сделать их отношения официальнымы и решить, кому рассказать, и тепло и счастье, когда их друзья и семьи приняли их. Шок и удивление, когда руководство узнало и заверило, что у них есть поддержка с их стороны (если они будут придерживаться некоторых правил). Любовь и удовлетворение просто будучи рядом друг с другом, независимо от того, насколько напряжён их график. А потом трепет и ужас последних недель, когда они с ужасающей уверенностью решили, что сделают это. Когда Чангюн возвращается в настоящее, он улыбается Чжухону. Поднимает руку с радужным флагом в воздух и оборачивает им их обоих Использует его, чтобы притянуть Чжухона ближе. — Я люблю тебя, — шепчет он таким тихим голосом, чтобы только Чжухон мог услышать, но микрофон, зажатый между ними, улавливает его слова и передаёт всему миру. Чангюн краснеет, когда Чжухон смеётся и оставляет быстрый поцелуй на его щеке. Он делает вид, что подносит микрофон к лицу и говорит в него: — Я тоже люблю тебя. Чангюн хлопает его по плечу и смеётся, и Чжухон притягивает его в объятия. Когда они слушают кричащую толпу, из нарастающего гула госов начинает выделяться фраза. Сначала трудно разобрать, но по мере того, как всё больше и больше людей присоединяются к скандированию, слова, которые они поют, быстро становятся ясными. Остальные участники присоединяются к кричалке своих фанатов, танцуя на сцене и заключают Чжухона и Чангюна в успокаивающий круг, даже если некоторые из них плачут. Наверное, они должны были это предвидеть. Их фанаты делают это на каждом концерте. Но они так беспокоились о том, как всё пройдёт; это всё ещё совершенно ошеломляет. «Мы любим вас, мы любим вас, мы любим вас» скандировала толпа. Мы любим вас, мы любим вас, мы любим вас. У Чжухона слёзы на лице, и Чангюн думает, что он, наверное, тоже плачет. Он даже не может говорить. «Мы любим вас, мы любим вас, мы любим вас» кричат их лучшие друзья, когда они собираются вокруг них в одном большом сокрушительном объятии. «Мы любим вас, мы любим вас, мы любим вас» поёт сердце Чангюна. Иногда мир не так уж и плох.
Примечания:
если бы вы знали, сколько слёз было пролито в процессе перевода, вы бы ужаснулись
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты