Обязанность

Гет
PG-13
Закончен
автор
Xkitch бета
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Драббл, 2 страницы, 1 часть
Описание:
Обязанность ученицы — во всем угождать Учителю.
Примечания автора:
Работа написана на #шицзуньтябрь, ключ «twinkle in his eyes»
Лучше поздно, чем никогда хд
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
Нравится 0 Отзывы 1 В сборник Скачать
Настройки текста
— Покажись мне. Голос Сан Цзинсина, мягкий и вкрадчивый, нарушил тишину покоев. — Как пожелаете, Учитель. Привычно развязав пояс ханьфу, она легко выскользнула из одежд. В ордене Удовольствий не было некрасивых людей, но сама Бай Жун знала, что необыкновенно хороша собой. Особенно сейчас, в полумраке покоев, когда ее нагое тело могло соперничать белизной с серебром. И перед ней, ослепительно обнаженной, устоять не смог бы ни один мужчина на свете. И будто соглашаясь с ходом ее мыслей, Сан Цзинсин, наконец, улыбнулся ей. В его глазах зажёгся недобрый огонек. Любая на ее месте судорожно вздохнула бы, ведь никто в Цзянху, кроме Сан Цзинсина, не обладал таким злым и неприятным взглядом. Похотливый, пронизывающий — этот взгляд мог заставить стушеваться любого, но только не Бай Жун. Однако, и она в притворном смущении опустила глаза, зная что Сан Цзинсину это понравится. И, конечно, не ошиблась. — Подойди ко мне, Бай Жун. Ей не оставалось ничего иного, кроме как подчиниться. Дочерняя покорность Учителю — не это ли первая добродетель ученицы? Легко переступив уже ненужные тряпки, Бай Жун неспешно приблизилась к наставнику. Сан Цзинсин сидел на разобранной постели, в слепяще белом ханьфу. С распущенными волосами, томными влажными глазами и безмятежным выражением лица, он казался всего лишь легкомысленным развратником. Более глупого суждения, конечно, было не сыскать. Бай Жун очаровательно улыбнувшись, ловко оседлала бедра наставника. Оказавшись лицом к лицу с Сан Цзинсином, Бай Жун почувствовала, насколько гулко и беспокойно стучало ее сердце, как будто она действительно была взволнована. Так, словно она впервые была в этих покоях. Словно, Сан Цзинсин впервые решил овладеть ею. Быть ученицей такого человека все равно, что идти по реке, скованной тонким льдом: не утонешь, так ноги поранишь. Но Бай Жун не могла позволить себе на лице и тени каких-либо сожалений. Мелкую сошку вроде нее, должно было заботить лишь собственное выживание в ордене. Но что делать, если этого Бай Жун было мало? Каким бы не был ее Учитель, она все равно нуждалась в нем, его благосклонности и покровительстве. Поэтому, обвив чужую шею руками, Бай Жун потянулась к наставнику за поцелуем. Она нежно, практически невесомо, притронулась к сухим и жестким губам Сан Цзинсина. Сан Цзинсин немедленно ответил Бай Жун, раскрывая ее рот грубо, с силой. Почти страстно. Конечно, можно было себе вообразить, что он действительно отдался ощущениям, но Бай Жун знала, что даже в мгновения страсти, подозрительный и недоверчивый, Сан Цзинсин никогда не терял голову. Впрочем, как и сама Бай Жун. В демонических орденах, где все только и ждали момента, чтобы ударить в спину, всегда нужно было оставаться начеку. Иначе — погибнешь, но виноват в этом несчастье будешь сам. Однако, такой жаркий напор не мог не отозваться в Бай Жун сладостным предвкушением. Все же, близость с Сан Цзинсином могла быть очень приятной. Владея многими практиками парного совершенствования, он мог доставить удовольствие любому. Однако, утруждал себя подобным крайне редко, предпочитая наслаждаться насилием. И все же, ее повело. Целовал Сан Цзинсин умело, горячо, крепко. Его руки нарочито медленно повторяли изгибы тела Бай Жун, заставляя дыхание сбиться. Она почувствовала, как внизу живота приятно заныло и в покоях стало как будто жарче. Бай Жун позволила себе на миг прикрыть глаза. Ощущать под собой сильное, гибкое тело было приятно. Как и прижиматься грудью к его твердой груди. Глупо отрицать, что ее наставник был красивым мужчиной, достаточно красивым для того, чтобы взволновать любого. Или любую. Но терять голову от желания, в любом случае, не следовало. Ей нужно было перевести дух. Бай Жун, тяжело дыша, наконец, отстранилась. Его руки неторопливо поглаживали ее по спине, и от этих лёгких небрежных ласк кожа шла мурашками. Бай Жун прижалась к Сан Цзинсину ещё сильнее. Шелк его одежд приятно холодил ее горячее, нагое тело. И все же, даже эта ткань не могла соперничать с нежностью кожи самого Сан Цзинсина. Бай Жун прижалась губами к его обнаженной шее, вдыхая сладковатый аромат сандала. Ей захотелось развернуть ханьфу Сан Цзинсина в стороны и жадно припасть к этой матово-белой плоти, которая даже на вид казалась гладкой. Но все же, Сан Цзинсин всегда предпочитал раздеваться сам. Какая жалость. Поэтому, оторвавшись от его шеи, Бай Жун решила снова поцеловать Сан Цзинсина, только на сей раз в щеку — почтительно, целомудренно. Вновь встретившись с ним взглядом, Бай Жун приподняла уголки губ в подобии улыбки. Она увидела собственное отражение в его глазах — всего лишь обнаженная трепещущая девушка перед мужчиной. Верная ученица, которая не в силах отказать наставнику. Конечно, Бай Жун не могла допустить, чтобы Сан Цзинсин хоть на миг усомнился в том, что видит. Уж не настолько она глупа, чтобы показывать сейчас свою истинную натуру — тщеславную и непомерно амбициозную. В таких видят угрозу, а это Бай Жун пока не было нужно. Ещё не пришел ее час, она слишком слаба и слишком зависит от благосклонности самого Сан Цзинсина. Поэтому она вновь прильнет к нему, покорная и покладистая, осыпет ласками, позволит вволю поразвлечься с ней. Ведь обязанность ученицы — во всем угождать Учителю. По крайней мере, в ближайшем будущем.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты