Неожиданный поворот событий

Гет
PG-13
В процессе
44
автор
Размер:
планируется Макси, написано 236 страниц, 21 часть
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
44 Нравится 66 Отзывы 16 В сборник Скачать

Глава № 18

Настройки текста
Примечания:

      — Подъем! — раздался женский крик.       Кстати, именно он меня и разбудил. Самое время применить смертоносное жало…       Поднявшись рывком, из-за чего ударилась головой об потолок и зашипела. Я осмотрелась, ища взглядом розбийныцю и не найдя, разочарованно вздохнула.       Внезапно, кто-то дунул в Уши Грома, чем оглушил на пару секунд меня и подписал себе смертный приговор. Я стала невидимой, открыла дверь, незаметно выбралась на волю и направилась к горе, на которой находился чертов аппарат. По дороге заметила злую до чертиков Астрид, испуганно метающегося из стороны в сторону Рыбьенога, сонного Сморкалу, дерущихся близнецов, озадаченного Иккинга. Через секунду рядом с ним приземлилась и Кира, чем заставила парня вздрогнуть и отстраниться.       — Какого черта ты подняла нас в такую рань?! — рявкнул Йоргенсон.       — Упускаешь один важный момент, я встала еще раньше, чтобы разбудить вас. — заметила Гримборн. Я подошла совсем близко и стала видимой.       — Ах, блять! — воскликнула девушка и упала, — Лисица, чтоб тебя, я наши шкуры спасаю!!!       — Еще раз ты меня разбудишь и я сама твою шкуру спущу! — рявкнула я.       — Я не против, только давай ты сама потом будешь пытаться отлепить Инку от своего лица или что там у тебя!       — Инка, говоришь? — тихо спросила я, смотря на драконицу, сидящую на плече Киры.       — Так, спокойно, я не просто так вас всех тут собрала. — сообщила черноволосая.       — Давай, ближе к делу, раз мы так рано проснулись, то нам надо еще больше успеть. — заметил Задирака.       — Поиграть с кабанами, подорвать хижину Сморкалы… — начала перечислять его сестра.       — А давай, ты, — девушка указала пальцем на Забияку, — заткнешься, а ты… — она выхватила кинжал и прижала его к горлу второго Торстона, — Давай без «давай», а иначе мой кинжал станет еще ближе к твоему телу, я понятно объясняю? — спросила Кира.       — Да, вполне наглядно. — кивнул Задирака, отводя лезвие оружия от своей шеи.       — В следующий раз, когда решите мне перечить — учтите, я очень люблю Пиратов Карибского Моря и многому научилась у капитана «Черной Жемчужины» и прочих пиратов. Это раз. Если я созвала вас, наверное, на то была веская причина, не думали об этом? Задумайтесь. А пока вы думаете, я наконец все объясню. — рявкнула… пиратка, развернула свою любимую карту, исчерченную и изрисованную драконами, чертежами и заметками, карту и пригвоздила ее к скале.       Всадники столпились вокруг. Рыбьеног принялся рассматривать рисунки, заметки и подписи островов.       — Защитники Крыльев? Кальдера Кей? Крылатые девы? Ты знаешь еще Ингерманов? В-ВАНАХЕЙМ?! — воскликнул он.       — Ты закончил? Полагаю, что да, если нет, то, пожалуй, я скормлю рыбам твой любопытный длинный нос. — сказала Кира, Рыбик схватился за свой нос и отошел от нее на несколько шагов.       — Это все мои старые друзья, партнеры и враги. Кое-кто даже не знает, что я была у них. Ванахеймом я назвала этот остров, потому что там я чуть не потеряла Лису, советую вообще не летать по островам отмеченным тут — гиблое дело. — на ходу придумала девушка и указала на какой-то остров с изломанной береговой линией, — Здесь… Ой! Вы посмотрите, кто к нам мчится на всех парах! — прервала свой рассказ Кира, глядя куда-то на горизонт.       Все мгновенно обернулись и посмотрели туда же. Там, на солнце, что-то блестело и двигалось прямо к острову. Это несомненно была Сиквея или Роза Ветров со своей наездницей — Хедер. Мы с Беззубиком и Сарделькой были рады возвращению старой подруги Розы Ветров, остальные драконы особенной радости не показывали. Всадники же, абсолютно все, даже близнецы, были рады возвращению воительницы.       Когда она приземлилась, люди обступили ее со всех сторон и принялись засыпать вопросами по самый нос. Вопросы были типа «где ты была?», «зачем ты была там?», «почему прямо не сказала, что уходишь?» и далее по списку.       Дело в том, что Хедер улетела перед тем днем, когда Иккинг вдруг вспомнил, что нужно срочно заставить всех попадать от усталости и самому сдохнуть от нытья остальных. Короче, за два дня до посещения острова Шкуродеров. По старой доброй традиции, девушка заперла всех драконов в их стойлах, запрягла Розу Ветров и испарилась, словно ее и не было. Ах, нет, как я могла забыть? Она оставила на столе в своем доме записку, где сказала, что улетает на неопределенное время и, мол, не беспокойтесь и не ищите меня, все окей. Разумеется, после прочтения этой несчастной записки, всадники хотели обыскать все существующие и несуществующие архипелаги, чтобы найти подругу, отчитать и помочь с задумкой. И, не сомневаюсь, так бы и произошло, если бы Кира, которая, к слову, была крайне зла на странницу за ее поведение, не успокоила всех, а точнее не крикнула каждому в ухо нужные слова. Мы с Вихрем и самой Кирой были уверенны, что Хедер вернется. Не могла же так рано умереть будущая (сейчас она не считает себя его сестрой) сестра шибанутого Вождя Берсерков! И плюс, мы решили, что ее отлучка, так или иначе, связана с ее отцом, поэтому особо не бушевали.       Короче говоря, Хедер в своем репертуаре, а сейчас она растерянно смотрела на друзей и пыталась придумать, что ответить или, может, обдумывала, что не отвечать. Кира посмеиваясь наблюдала за ребятами, она не сдвинулась с места.       — Может, стоит ей помочь? — саркастично предложил Вихрь.       — Ага, через минуту. — ухмыльнулась я, переводя взгляд на Розу, которая сжималась под давлением других драконов, еще секунда и, как минимум, покалечит каждого.       — Думаю, ваша минута уже прошла. — заметила Гримборн, кивнув на Шипореза.       Мы с Змеевиком переглянулись и незаметно подкрались к железной драконице, боясь попасть под раздачу. Лазурный встал перед ней, поднял голову так высоко, как позволяло тело, расправил крылья, показал хвост с ядовитыми шипами и зарычал на толпу недовольных драконов. Те быстро успокоились и подошли к своим всадникам, зная, что из перепалки с злым Вихрем, не выйти с нормальной самооценкой и без ран. Осталась только Громгильда, которая молча посмотрела на друга, проурчала что-то успокаивающее и ушла. Я в это время подошла к Розе Ветров, прижалась к ней и рыкнула, что они не заслуживают гнева Шипореза и просто беспокоятся за нее и ее всадницу.       — Так, так, так, ребят, спокойствие, только спокойствие… — заговорила Кира, разводя руки в стороны и проходя к Хедер, — Я тоже зла на нее, но давайте сохранять хладнокровие. У нашей блудной овечки, надеюсь, есть достойная причина, заставившая ее бросить нас, оставив только записку. — говорила она, заставляя подругу отвести взгляд и схватиться за плечо, — А точнее, я уверена в этом. А еще я уверена в том, что Хедер очень устала с дороги и хочет отдохнуть, поспать…       — Впрочем, как и все мы. — проворчал Сморкала, заставляя многих драконов, как и всадников усмехнуться и даже коротко засмеяться. Кира невинно подняла взгляд к небу, сложила руки за спиной и принялась насвистывать какую-то, одной ей известную, мелодию.       — Так вот, о чем это я? Ах, да! Я о том, что Хедер выберет двух людей, которые помогут ей донести вещи… — Гримборн скользнула взглядом по двум, судя по их виду, почти пустым, сумкам, прицепленным к седлу Розы Ветров и невозмутимо продолжила, — расскажут обо все произошедшем и помогут заново освоиться. Ну или одного, на твое усмотрение, — синеглазая быстро посмотрела на Рыбьенога, — В то время, как Забияка и Астрид приготовят ужин, Иккинг снова отчитает близнецов и Сморкалу, которые перед этим что-то взорвут, а я подготовлю, чтоб ее, речь о захвате мира… — вздохнула девушка, а последнее добавила совсем тихо.       — Рыбьеног, ты поможешь мне? — мило улыбнувшись попросила Хедер.       — Конечно! — оживился парень и пошел к Шипорезу — забрать сумки. В это время блондинки пошли в Зал Собраний, причитая, что Гримборн никогда не готовит, а заставляет их, на это черновласка, услышевшая разговор крикнула им, что если она встанет за плиту, то весь остров взлетит на воздух. Парни тоже разошлись по своим делам.       — Спасибо, ты меня спасла. — улыбнулась Хедер Кире.       — Если бы я не была уверена, что ты улетала на поиски отца, то я бы с удовольствием пилила твой мозг и, не сомневайся, я бы выудила из тебя ответы на свои вопросы. В следующий раз, если он будет, просто скажи, что улетаешь мне, я прикрою. После некоторых событий я держу всех их в узде. — ухмыльнулась синеглазая и обратилась ко мне, единственному дракону оставшемуся рядом, — Кстати об этом. Найди Воробья, милая моя, меня уже начинают бесить некоторые факты связанные с ним, в частности — его отсутствие.       Я прищурилась, пытаясь найти подвох в словах подруги. Но тот факт, что отсутствие белоснежного дракона, беспокоил всех всадников и драконов, которые, к слову, знали, что в последний раз, когда он пропал, Воробушек стал Белым Ужасом, нельзя было отрицать. Подвоха, похоже, не было. Хотя зная Киру, мастерицу слова, владеющую своим оружием не хуже Вигго, а то и лучше…       Но не суть, мне тоже хотелось бы найти друга, слова девушки, не дождавшейся моего ответа и ушедшей в неизвестном направлении, лишь дали толчок в нужном направлении. После возвращения с острова Шкуродеров, Воробей не попадался на глаза никому. Если кто-то и смог бы вычислить местонахождение Призрака, то только Вихрь. Оказалось, что его обоняние гораздо лучше и сложнее, чем у других Змеевиков. Это выяснилось, когда он нашел флакон с ядом Смертохвата на другом острове, что был в нескольких километрах от Драконьего Края. После того, как мы забрали флакон, мы с Кирой молчали целую неделю, что очень беспокоило всех, кто нас знал, и очень веселило лазурного. И это еще не все. Змеевик, мать его, мог обнаружить нас с Воробьем, даже если мы скрываем свой запах, что чрезвычайно бесило, когда он прерывал мою охоту своим неожиданным поведением. Иногда я обращалась к другу, чтобы узнать на острове Призрак или нет.       Одно я знала точно. Я больше не позволю Воробью отмалчиваться. Но чтобы начать пилить мозги белоснежному, нужно было его найти. Я посмотрела на лес, скорее всего он там. Взгляд невольно соскользнул на горизонт.       Особенно прекрасно выглядит природа на рассвете, можно сравнить ночь и утро, тогда наглядно видно и можно по достоинству оценить восход. Когда сумерки расступаются и уже виднеется зарево, но солнце ещё не появилось, возникает ощущение, предвосхищения…       — Красиво, не так ли? — улыбнулась я, почуяв знакомый запах. Впервые за неделю с чем-то.       — Очень. — отозвался голос со спины.       — Люблю закат и ненавижу восход… — задумчиво сказала я.       — Вставать не охота? — ухмыльнулся Воробей.       — Людей пугает неизвестность. Меня тоже.       — Что же в ней такого страшного?       — Наверное, тот факт, что в любой момент можно потерять того, кто мне дорог. А некоторые из таких существ сами теряются. — недовольно заметила я и обернулась.       Блики солнца красиво играли на белоснежной чешуе, заставляя ее искриться, а в небесно-голубых глазах отражался светящийся, пока что, полукруг и облака. Воробей внимательно разглядывал меня, будто видел впервые в жизни.       — Некоторым нужно потеряться на время, чтобы позже вернуться живым.       — И теперь ты мне скажешь, что ты вспомнил? Не смей отрицать, я видела. — Призрак недовольно дернул хвостом.       — Семью. — ответил дракон, хотя по глазам было видно, что он хотел ответить что-то другое. Хотел увильнуть от ответа, но не смог.       Внезапно послышался шум. Хедер подула в свой рог. Этот звук все всадники очень хорошо знали. А Роза Ветров еще лучше. В небе блеснула сталь и исчезла в зале собраний. Через несколько минут Драконий Край пронзил свист.       Зрачки невольно сузились, я стала невидимой и сорвалась с места, в Зал. Там я прокралась в здание. Не отдавая себе отчета, я хвостом сделала подножку для всадников и усыпила всех драконов, кроме Розы. Она попробовала дать отпор, но я прижала ее к полу.       На ногах остались только Вихрь и Кира. А до меня начало доходить. Растерянно осмотревшись, отпустила Шипореза и вернула в сознание драконов.       — В прямом бою, такое не прокатило бы, но если действовать по тихому, то одна Лиса может многое, а если добавить еще нас с Вихрем, то мы станем непобедимой командой, какой не сможет стать никто, даже ты с Розой Ветров. — самодовольно произнесла Гримборн, — Считай, это была тренировка. И ты прекрасно справилась. — я не смогла даже разозлиться на ложный вызов. Такие маневры отнимают определенное количество энергии и сил. Вырабатывать снотворное, яд и противоядие так быстро тоже нелегко, я, в конце концов, не Песня Смерти, у которой всегда в запасе есть янтарь.       Я почуяла знакомый запах. Воробей все-таки решил прилететь за мной. Некоторые с опаской посмотрели на нас, но вскоре успокоились.       — Кхм, кхм… — привлекла внимание Кира, — Повторюсь, я собрала вас здесь не просто так. — девушка снова, с помощью двух кинжалов, пригвоздила свою карту к деревянной стене и осмотрела всех, задержав взгляд на Рыбьеноге, который пытался со скоростью света нарисовать миниатюру карты и списать все заметки в свою книжечку. Черноволосая кивнула Вихрю и уже через несколько секунд дневник оказался в ее руках. Она резко вырвала несколько листов, в которых, судя по всему, хранилась информация о ней, обо мне, Вихре и карте, — Я не советую носить такие вещи в блокнотике. Если ты окажешься в лапах Райкера, он не упустит возможности разузнать все о своих врагах, тем более о нас троих, предателей. Все, что я говорю, рано или поздно будет использовано против меня. Этому меня научил отец и подтвердила жизнь. Вы знаете обо мне слишком много, но еще не смогли вывести инфу из контекста. Я рассказываю вам многое, потому что доверяю, а доверие — штука хрупкая. А второй шанс дают только слабаки. — философски заявила черноволосая, разрывая листочки в клочья. Она аккуратно убрала кинжалы, сложила карту в квадрат, взяла карту Иккинга, судя по его реакции, и прицепила уже ее к стенке.       — Я хотела сказать, что скоро будет проходить аукцион. И, как ы понимаете, продавать будут далеко не заколочки с феечками Винкс. — обожаю Киру за то, что она умеет говорить так на полном серьезе, — Драконы. Куча клеток с драконами на этом острове. — отыскав нужный остров девушка ткнула в него пальцем, — Я возвращаюсь к Вигго. Снова буду шпионить. В этот раз, я публично объявлю о предательстве, когда мы освободим всех драконов. Будет нелегко. Мой брат знает, что вы попытаетесь все узнать, проникнуть туда так или иначе. Он хитер, умен, знает нужные слова.       — Кого-то он мне напоминает… — улыбнулась Астрид.       — Благодарю! — черноволосая сделала вид, что сняла несуществующую шляпу, — На аукционе не место беднякам. Что бы хоть глазком увидеть все кхм… экземпляры, нужно все золото Олуха!       — Значит, мы заполучим его. — прервал Ик, — Но нам нужен тот, кто сможет пробраться к Вигго, занять его, пока мы не освободим всех драконов. — взгляды всадников устремились на Киру.       — Я чуть ли не больше месяца не прилетала к Охотникам. — начала придумывать отговорки девушка, судя по всему, она очень хотела посмотреть на реакцию Стоика или не очень хотела умереть… — Некоторые мои идеи, поступки и слова уже могли пошатнуть его доверие. Я бы могла попробовать, но если что-то пойдет не так, то вам придется искать мой труп в ямах Шепотов Смерти.       — Она права. Мы не можем так рисковать. — кивнула Астрид.       — Именно из-за таких слов я вернулась на вашу сторону. — Гримборн развела руки в стороны.       — В таком случае, нам нужен тот, кого Вигго не опознает, потому что лично не знает. — продолжил Хэддок. Ребята переглянулись.       — И кто из нас этот.? — замялась Хедер.       — Счастливчик. — подсказал Рыбик.       — Ну… — Иккинг посмотрел на Киру, — Я не знаю картины в целом…       — Ой, да ладно тебе! — возмутилась девушка, — Я оставила твоего дружка в живых!       — Но… — хотел было возразить Ик.       — Не смей отрицать! Он искренне пытался помочь и он не виноват, что такие прекрасные сыщики не на вашей стороне! — черноволосая пресекла все вопросы ответом на изначальное замечание, — Короче, ты, я, Астрид, Хедер, Рыбьеног — не вариант.       — А близнецов пускать на такое дело — опасно. — заметил Рыбьеног.       — Нужен кто-то заносчивый и вечно недовольный. — отчаянно намекала моя подруга.       Ребята посмотрели на Сморкалу. Минута молчания и…       — Нет!       — Точно нет!       — Это очень плохая идея.       — Иккинг, ты же этого не сделаешь!       Разобрать что и чей голос говорил — задача непосильная, даже для меня. Гул голосов было невозможно прекратить обычными окликами, поэтому Иккинг что-то шепнул Беззубику. А тот громогласно рыкнул, призывая к порядку и тишине. После сего красноречивого предупреждения, в комнате повисло молчание, прерываемое лишь завыванием ветра снаружи да тихим порыкиванием Сардельки. (Мне кажется или этого дракона создавали, глядя на мопса, нет? Ну серьезно, задумайтесь об этом!)       — Ха! Вот и он — портрет победителя! — усмехнулся Сморкала, обводя рукой свое лицо.       — Ребята, посудите сами! Вигго ни за что не узнает Сморкалу и характер подходящий! — принялся уговаривать Иккинг.       — Позволь, перефразирую. — встряла Кира, когда уже готовы были вспыхнуть новые возражения и конфликты, — Либо так, либо прощайте головушки наших обожаемых, пусть и незнакомых дракончиков.       — Наглядно, четко и убедительно… — заметил Задирака, посмотрев на старшую.       — А главное — коротко изложенный весомый аргумент, против которого не попрешь, ведь мы идем спасать именно дракончиков! — добавила Гримборн.       — В общем — у нас нет выбора. — подытожила Хедер.       — Ну, ладно. Только, как ты уговоришь Стоика отдать нам все золота Олуха? — обеспокоенно спросила, положившая руку на плечо друга, Астрид.       — По седлам, ребята. Мы летим на Олух! — воскликнул Иккинг, подбегая к Беззубику и остальным драконам, стоящим в… с позволения сказать, дверных проемах.       — Полетишь с нами, Воробей? — спросил подошедший к нам Вихрь.       — Спасать драконов? Я только этим и занимаюсь! — ответил тот.       — Там много людей. — предупредила я.       — Мне не привыкать. — усмехнулся белоснежный и вышел из здания.       — Он тебе что-нибудь рассказал? — спросил Змеевик, смотря за удаляющейся фигурой четырехкрылого дракона.       Я посмотрела на друга. Стоит ли рассказывать о семье Воробья? Судя по эмоциям за считанные секунды промелькнувшие в глазах Призрака, воспоминания были далеко не о прекрасных и веселых пикниках на природе с старшим братом и счастливыми родителями, что с улыбкой наблюдают за перепалками своих детей, сидя в обнимку и иногда делая замечания по типу «Вы же брат и сестра! А деретесь, как собака с кошкой!» Сердце сжалось от такого плавного перехода мыслей с одной темы на другую.       Где там сейчас мои родители? Скучают ли по мне? Стоп, конечно же, скучают! Как и все родители по своим чадам. Теперь я это понимаю. Они всегда хотели, как лучше. Даже если запрещали что-то, даже если кричали. Они лишь хотели защитить и уберечь. Как же я теперь скучаю по их объятиям… А, может, в том мире, в моем родном мире, я уже умерла и мама рыдает над моим бездыханным телом. Может, в эту самую секунду отец стоит весь в черном костюме и пытается хоть чуть-чуть утешить жену, хотя у самого на душе скребутся кошки… А брат с ужасом и печалью смотрит на тело младшей сестренки и вспоминает, как они дрались, в детстве и, как она плакала, когда он улетал в другую страну и, как радовалась, когда он навещал их или сам оформлял билеты на самолет на имена членов своей семьи.       Глаза стали влажными от подступающих слез. Пришлось крепко зажмуриться, чтобы не показывать слабости. Тоже мне дракон! Разревелась от первого попавшегося воспоминания! Я здесь уже около шести месяцев, а все еще возвращаюсь к прошлой жизни… Пора забыть, вычеркнуть из жизни! Я уже начала все с чистого листа, выбора уже нет, да и был ли он в начале игры? Нет, не было. И в этом никто не виноват, кроме нас с Кирой. А винить друг друга бесполезно.       Может это к лучшему? Может, судьба не просто так заставила невнимательную и беззаботную Киру увидеть флешку? Жизнь дала шанс, будет глупо ей отказывать сейчас, когда уже все началось. В конце концов, все не так уж и плохо, верно? У каждого из нашей троицы была другая жизнь, где мы с трудом вычисляли корни уравнений, запоминали множество слов многочисленных языков и читали огромные скучные произведения по описанию камня Льва Толстого, ну или что он там описывал. Здесь все гораздо проще и одновременно так же сложно.       Так, стоп. Зачем забивать этим всем голову, если ничего изменить и вернуться я не смогу? Прошлым живут только глупцы, да? В таком случае, я не хочу быть глупой и буду жить настоящим!       — Лис? — позвал Вихрь.       — Нет, он не ответил. Думаю, что лучше не приставать к нему с расспросами о прошлом, когда мы живем в настоящем. — улыбнулась я и рванула догонять друзей.

На Олухе

      Мы всем составом, не считая Иккинга и Беззубика, уговаривающих Вождя Лохматых Хулиганов, расположились на арене. Возле стены стояла ширма, а точнее большая деревянная стенка, за которой позже будет переодеваться Сморкала. Драконы лежали возле каменных стенок, считая, что возле них прохладнее. Кривоклык, Вихрь и Громгильда лениво перекатывали друг другу кожаный мяч с неизвестным содержимым. Сарделька таяла от ласк своего всадника. Роза Ветров и Хедер опять куда-то ушли. Я лежала по центру животом вверх, раскрыв крылья и виляя хвостом, ожидая Инку, которая должна сказать мне согласился ли Стоик Обширный на план сына. Воробей сидел рядом. Обвив лапы хвостом и гордо подняв голову, он снисходительно смотрел на меня. Астрид и Кира смеясь придумывали звания Сморкале и имитировали его поведение. Близнецы дрались, как впрочем и их дракон, наблюдающий за поведением подростков. Сморкала спал на крыле своего дракона.       Школа драконов вызывала у меня смешанные чувства опаски и восторга. Невольное восхищение нахлынуло, когда я вспомнила, что именно здесь зародилась публичная дружба Иккинга и драконов. Именно здесь он отказался убить злобное порождение Хельхейма. И именно в на том месте, где я сейчас лежу, стоял ничего непонимающий и растерянный от заявления мальчика «я не такой, как они» Кривоклык. Но вспоминая, скольких драконов тут мучали и убивали ради потехи, становилось тошно. Сложно было представить, что когда-то Астрид, согласившаяся бы погибнуть ради спасения своей подруги Громгильды, была способна вырвать крылья любому дракону. И что отец «Покорителя Драконов», так убивающийся от грусти, из-за того, что его Торнадо пришлось остаться с маленькими Громобойчиками, убивал собратьев любимого дракона.       Мы с Дневным Призраком переговаривались и шутили, когда перед лапами последнего бухнулось что-то маленькое. Я перевернулась на спину, подняла голову, вместе с ушными отростками и уставилась на маленького красно-желтого дракончика, что тяжело сопел, а крылышки едва заметно дрожали от быстрого полета, из-за которого, судя по всему, Жуткая Жуть врезалась в цепь поддерживающую купол из цепей на весу. Инка подняла головку и рассеянно хлопая глазками посмотрела на склонившегося над ней Воробья. Поняв, кто перед ней, она подскочила и рванула ко мне под крыло.       — И почему меня все боятся? — притворно разочарованно вздохнул белоснежный.       — Тебя это так волнует? — саркастично спросила я.       — <b>Сложный вопрос.</b> — усмехнулся дракон.       — Поверь, я тебя не боюсь. — заверила я.       — Да, это было заметно, особенно в первую нашу встречу.       — У меня просто день не задался, ясно?       — <b>Конечно! Не смею убеждать тебя в ином.</b>       — <i>Короче! Инка, Вождь иного государства согласился?</i>       — Государства? — переспросила Жуть.       — Я не слышала ответа на свой вопрос. — недовольно заметила я.       — Да! Он уже идет сюда, чтобы обсудить детали! — мгновенно затараторила драконица.       — Если иногда не показывать, кто главный — совсем выходят из-под контроля… — огорченно заметила я.       Поднявшись на лапы, я подошла к Кире. В ответ на вопросительный взгляд подруги, я кивнула в сторону входа на арену. Девушка понимающе кивнула, поднялась и хлопнула в ладоши. Не увидев должной реакции, она попросила меня обратить на нас внимание. Я громко рыкнула, из-за чего некоторые драконы, не ожидающие ничего такого, выпустили столп огня. Огонь Кривоклыка удачно попал на его всадника. В это время остальные люди невольно выстроились в ряд, не считая Астрид, которая уже стояла рядом с Гримборн.       Черноволосая заявила, что пора бы подготовить Сэра Пустоголова к выходу в люди и указала на ширму, за которой уже было все необходимое для перевоплощения в образ. Сморкала, театрально вздохнув, направился туда, подозвав за собой Задираку и Рыбьенога, а Забияка, облокотившись об доску, стояла лицом к входу, чтобы не прозевать момент выхода.       Через несколько минут на арену забежали два дракона. Беззубик и Крушиголов, что любезно согласился поиграть с первым, ожидали хозяев. Взгляд старшего дракона упал на Воробья и дракон замер от удивления. Не заметив на четырехкрылом седла, Громорог выдохнул и перевел внимательный взгляд на меня. Я отводить своего взора не собиралась и смотрела в глаза, пытаясь понять, что так удивило дракона Стоика, но не найдя ответа, я посмотрела на вход, а точнее, на вошедших людей.       — Рада видеть вас в добром здравии, Стоик! — поприветствовала Кира, но тот ничего не ответил, так как у них были достаточно натянутые отношения, и продолжил разговор с сыном.       — Он должен быть умным, хитрым, быстро-соображающим… — перечислял Вождь, на что Иккинг лишь что-то мычал, как бы говоря, что у него этого нет, но он подходит.       Сморкала выходит из-за ширмы с довольным видом, Стоик этого не заметил, ведь был повернут лицом к сыну. А Беззубик и Крушиголов замерли за спинами хозяев.       — И самое главное… — продолжил Обширный и, наконец, посмотрел на Йоргенсона. — НЕ СМОРКАЛОЙ!       Мы с Кирой и Вихрем уже почти задыхались от смеха. Гроза морей уставился на нас убийственным взглядом, как бы говоря, что лучше бы нам заткнуться, но когда мы делали что-то из-за этого «лучше»? Иккинг осуждающе посмотрел на нас, он уже понял, что мы знали, какая реакция последует за его предложением, и решительно повернулся у отцу, намереваясь доказать свою правоту.       — Прежде чем ты отвергнешь мой план, к чему, признаться у тебя есть все основания, я хочу заметить, что есть рациональное зерно в моем…       — Безумии?! — прервал сына Вождь.       — Да. — не задумываясь согласился тот, — Поверь в мой вариант, он продуманный, простой и надежный.       — Простой, говоришь? От слов «простофиля» и «опростоволоситься»?!       — Ой! Только не смотри на меня так! — Стоик отвел взгляд от серьезного и решительного Иккинга, — Эх… Ладно, но с одним условием.       — Д-да! Конечно! — обрадовался Ик и тут же успокоился от взгляда папы, — Я… Я слушаю твои предложения. — по-деловому скрестив руки на груди произнес Ик.       — С простотой плана он, конечно, перегнул… — заметила Кира.       — Звучит просто, но… — замялся Вихрь.       — На деле ни фига не просто! Все очень сложно! — подытожила я, получив кивки от друзей.       — После слов о простофиле, я начал понимать, насколько мудр этот человек… — саркастично произнес Воробей, что заставило нас с Змеевиком рассмеяться.       — Терпеть не могу такие моменты. — проворчала Кира, не понявшая ни слова из речи Дневного.       — А что она тут делает, если не принимает участия в плане? — недовольно спросил Вождь, ткнув пальцем в Киру.       — Вообще-то мне, на секундочку, выпала самая опасная роль в этом безумии! — подумав она добавила, — Это во-первых. Во-вторых: я бы разнесла лагерь к чертям, если бы меня оставили на Крае и в-третьих: я единственная, кому подчиняются Призраки, точнее одна из них, которая в свою очередь умудряется уговорить другого, Жуткая Жуть-разлучница, тьфу ты! Разведчица! И Змеевик, у которого обоняние лучше, чем у остальных, что он уже доказывал, на зло мне и Громгильде. — заявила девушка и прибавила, — Если Вигго что-то заподозрит, то единственная моя надежда — именно эти драконы! Более я не доверяю никому и, судя по вашему поведению, правильно делаю. А теперь, позвольте откланяться, мне пора на встречу с дорогими братьями. А вы, — девушка посмотрела на всадников, задержавшись взглядом на Сморкале, от которого все зависело, — учтите, что рискуете потерять ценного союзника и я не о смерти говорю. — все это было сказано холодно, уверенно и без запинки, вселяя невольное уважение в сердца каждого, услышившего речь.       Кира забралась мне на спину, а Инка прицепилась к Вихрю, боясь, что ее сдует ветром. Благодаря тренировкам и рациону, Змеевик развивал приличную скорость и мог тягаться с Ночной Фурией, без всяких там, протезов, а следовательно и со мной, но никак не с Дневным Призраком, который уже давно стал невидимым и ждал вылета всадников. Они должны были уйти позже Киры, чтобы не возникло подозрений, на счет их союзничества. Пока не потребуется мы не вмешаемся и некоторое время будет драться с всадниками, чтобы отвести от себя взгляд Вигго, что будет дальше никто не знал, хотя все имели примерный вариант развития событий, но Кира сразу же отвергла его, говоря, что никогда нельзя продумывать все детали, хотя это вообще невозможно. Она сказала, что самый верный способ — импровизация. Некоторые сразу же согласились, не задумываясь, но стратеги опровергли этот факт. На что черноволосая заявила, что «обучалась» у капитана Джека Воробья и в случае чего последует древней пиратской традиции, о которой знали только мы, попаданцы, обожавшие Пиратов Карибского Моря. А сие правило, которому почти никто не следовал гласило «завязать бой… и сбежать под шумок.»       До острова мы летели чуть меньше острова, хотя с Драконьего Края до него минут двадцать, не больше, а мы еще кучу времени угробили на арене.       Сердце билось, словно бешенное, возникало чувство, что еще немножечко и выпрыгнет из груди. Давно мы не виделись с Охотниками и снова играть подчиненную Вигго будет сложнее. Это понимали все, но озвучить никто не решался, ведь мы уже на подлете. Не зачем напрягать остальных еще больше. Пусть каждый считает это чувство лишь наваждением, иллюзией.       Крики с земли и в нас уже летят тучи стрел. Мы с Вихрем переглянулись и попытались увернуться от всех стрел, но если бы не Кира, стоящая у меня на спине и отбивающая некоторые удары топором, собственными стрелами или перехватывая их в последнюю секунду, когда те были готовы впиться в мою чешую. Она была нашими глазами, предупреждая, когда и в какую сторону лучше выстрелить пламенем. Мы уворачивались несколько минут, не имея возможности приблизиться к острову ближе, хотя бы на метр ближе. Люди хорошо держались. Видимо, за неимением лучшего, Вигго приказал Райкеру натаскать его солдат лучше.       Но, наконец, обстрел прекратился. Заставив нас всех облегченно выдохнуть и через минуту напрячься от фразы Гримборн, что расслабляться нельзя и это может быть ловушка. Она предупредила, что если нас поймают, то лучше отнестись к этому без агрессии, чтобы не провоцировать Охотников на драконов. Мы аккуратно и медленно спустились, оставаясь настороже. Кира была права, зная ее братца, можно ожидать чего угодно. Я опустилась верхушку одной из мачт, «припаркованных» к пристани и позволила подруге спуститься и стать на рангоут. Вихрь остался в полете, так как он, в отличии от меня, мог оставаться на месте в воздухе долго, а испугавшаяся Инка исчезла, но, скорее всего, оставалась рядом.       Осмотревшись, я заметила замерших солдат Вигго, направивших на нас луки, арбалеты и топоры. По центру стоял Райкер, поднявший руку, приказывая остановиться. А рядом с ним и сам главарь Охотников. Все они стояли на деревянной пристани вместе с некоторыми гостями, пришедшими поглазеть на восьмое чудо света, окруженной густым лесом, а где0то справа на берегу был пляж, где я заметила драконов, закованных в цепи и запертых в клетках. Снова переведя взгляд на главных охотников, я сузила зрачки, намекая, что не позволю обидеть хозяйку и разорву в клочья, стоит лучникам лишь шелохнуться в нашу сторону. Примерно это же выражала морда Вихря, только он еще и зарычал. Вигго дал знак опустить оружие, но не спрятать, последнее напрягало.       — Не ожидал тебя увидеть на этом аукционе, Кира! — «поприветствовал» младший Гримборн.       — А я не ожидала увидеть столь радушный прием! — в ответ девушка с верху вниз посмотрела на братьев.       — У нас достаточно напряженные отношения с всадниками, а учитывая, что ты прилетела на драконе…       — Ах, да, точно! Я совсем забыла, что должна находиться на стороне моих пленителей! Они сломали мне руку и покалечили двух из трех драконов, сильно напугав последнего… — прошипела девушка с искренней злобой и махнула нам рукой. Мы с Вихре опустились на землю перед первым рядом охотников, почти вплотную к двум из них и выдохнули пар им в лица. Они поморщились, почти так же одновременно, как мы. Кира спустилась с мачты, а после спрыгнула с носа корабля, принадлежавшему одному из гостей, ведь выполнен он был совершенно не в стиле Охотников.       — Предлагаю, поговорить в моем шатре. — улыбнулся Вигго, разведя руки в стороны и чуть посторонившись, пропуская девушку.       Кира кивнула и, гордо подняв голову, прошла в указанную сторону. Мы с Змеевиком подождали, пока оба Гримборна, второй из которых отдал брату какие-то распоряжения, и пошли следом, не оглядываясь по сторонам, не смотря на то, что слышать эти шепотки о том, что дрессированные, понимающие команды драконы — большая редкость, особенно среди таких кругов людей и обсуждения о том, кто даст за нас больше, было отвратительно. Так и хотелось обернуться и припечатать такого человека к дну морскому, чтоб увидел, какая я дрессированная и понимающая, только совсем не команды. Я то и дело фыркала от особой, почти не сдерживаемой, злости, накатывающей во время того, как я слышала догадки о том, как Кира заработала на нас. В такие моменты я не сдерживалась, оборачивалась и рычала на людей. После этого многие поняли, что мы с Вихрем понимаем не только определенные знаки и команды. Кира иногда гордо смотрела на нас.       Дойдя до небольшой бесформенной полянки с шатром главы Охотников, мы зашли внутрь и сели в углах, словно телохранители бесчувственные, не реагирующие ни на что, кроме опасности, грозящей нанимателю. Вигго прошел за стол, сел на излюбленный стул, который, походу, везде с собой таскал и, сложив руки домиком, с прищуром посмотрел на черноволосую сестру. Она в это время с прямой спиной села на стул, поставленный напротив брата, скрестила ноги, одну руку положила на колено, а в другой крутила кинжал с аккуратными рунами на деревянной лакированной рукоятке и блестящим с усердием начищенным до блеска лезвием, в котором можно было четко рассмотреть свое отражение. Девушка спокойно смотрела в глаза сидящего напротив нее мужчину и пыталась прочитать его мысли по карим, почти черным глазам. Синеглазая невольно вздрогнула, вспомнив, что сделает с его лицом вулкан на Драконьем Краю. Но тут же заткнула все чувства и твердо решила спасти брата.       — Я тебя слушаю. — сказала Кира, не отводя взгляда и еле-заметно склонив голову набок.       — Где ты так долго пропадала? — сразу перешел к делу Вигго.       — Это тебя стоит спросить об этом. — спокойно сказала девушка, но голос уже веял холодом, — Ты даже пальцем не пошевелил, чтобы… А хотя ладно. Никаких чувств. Непробиваемый Вигго Гримборн. Или для того, чтобы пробудить хоть какие-то эмоции нужно столкнуть тебя в вулкан.? — прошептала она, — Я пыталась выбраться из клетки на Драконьем Крае, а после возникла небольшая проблемка в виде Дневного Призрака. В него вселились Шкуродеры, пришлось спасать дракона, ради спасения собственной шкуры. Когда он очнулся — сразу сбежал, да и мои драконы были слишком уставшими, что бы донести такой груз.       Было видно, что Гримборн поверил, но не до конца, несмотря на всю правдивость сказанного. Кира лишь немножко приукрасила, рассказав о труде, составившем ей выбраться из клетки, на самом же деле девушка уболтала всадников, а дольше нам помог Воробей.       — Надеюсь, ты не очень устала, потому что встречать покупателей будешь вместе с Райкером.       — Присутствие всех Гримборнов показало бы, насколько клиент дорог нам и польстило бы ему. Так повысятся шансы на удачную сделку.       Девушка вышла, сразу после сказанных слов. Мы с Вихрем не сговариваясь, одновременно встали с мест и подошли к выходу. Змеевик шутливо поклонившись, дернул крылом указывая на выход и урча какие-то любезности. Я ответив ему тем же, горда подняла голову, строя из себя важную шишку, вышла из шатра, проведя хвостом по носу друга. За спиной я услышала тихое ворчание и чих. Дракон вышел следом за мной и, накрыв мою голову крылом, надавил, прижав ее к земле и убежав вслед за Кирой, а я бросилась следом, чтобы побороть «джентльмена», не замечая пристального взгляда, направленного нам в спины.       Когда мы, играючи, добежали до пристани, где общалась бОльшая часть гостей, прибывали новые и была расположена охрана мероприятия, как впрочем и по всему острову. Видимо, этот аукцион был действительно важным и обещал много прибыли, из которой Кире бы ничего не досталось, даже одного процента, Вигго не пожалел для девушки, поэтому она проходя мимо, здороваясь и иногда обнимаясь, представляясь дальней родственницей или старой подругой с обиженными чувствами, что совершенно обанкротилась, с людьми, что выглядели богаче всех, она забирала у них по монетке, а некоторые и сами были не прочь ей дать больше, хотя она, притворяясь вежливой отказывалась, а потом со вздохом «эх… уговорили…» и «буду должна», все-таки забирала деньги и благодарила «добрых» людей. Некоторые люди давали деньги, чтобы поглазеть на нас с Вихрем с более близкого расстояния. Они хотели быть уверены, что им ничего не грозит. Некоторым Кира отказывала, а некоторых, наиболее настойчивых, нехотя подпускала, чем доказывала нашу стоимость и увеличивала цену.       — Рада приветствовать Вас на этом мероприятии. — обворожительно улыбаясь сказала Гримборн очередному мужчине, проходящему от своего корабля на пристань, заставляя задержать на себе его довольный взгляд. Как только он отошел на достаточное расстояние и уже точно не мог увидеть ее лица, девушка скинула с себя эту натуральную, но фальшивую улыбку и скривилась от отвращения по отношению ко всем людям, находящимся рядом, в том числе была и она. Подумать только, улыбаться всем этим тварям, что наплевали на чужие жизни, пусть даже жизни животных. Они ведь тоже чувствуют боль, радость. Они, в отличии от всех их, умеют любить.       — Неплохо справляешься. — одобрительно кивнул, подошедший Вигго. Он осмотрел пристань и, похоже, остался доволен количеством находящихся возле острова кораблей. Но от взгляда охотника не скрылись те эмоции, которые отразились на лице сестры на считанные мгновения. Однако… за считанные мгновения мы рождаемся и умираем. Много чего может измениться за эти промежутки, и между прочим, изменения могут коснуться далеко не одной души, судьбы.       Девушка вздрогнула. Она не заметила приближения главаря ненавистных Охотников.       — Я знаю. Но не уверена, что все эти люди, которых ты пригласил, в полной мере осознают всю ценность драконов, что ты продаешь. — Гримборн смешно сморщила носик, показывая свое недоверие к ним.       — Может быть. Но мы с тобой деловые люди. Главное, что они готовы отдать круглую сумму за драконов. — ответил мужчина, всматриваясь в глаза Киры. Он искал хоть одну изменившуюся эмоцию. Может, жалость к драконам или отвращение к нему. Даже если это так, то он не сумел бы найти их, потому что девушка считала брата лишь человеком, что слегка ошибся, выбрал не ту дорогу, но она верила, что ее появление в этом мире не изменит канона и он поймет и исправится. А драконов жалеть не было причины. Их состояние она заметила с самого начала, с высоты, глядя в подобие подзорной трубы и уже там выразила все свое недовольство, пожаловавшись друзьям на жизнь, — И все же, почему?       — Что почему? — удивилась девушка и посмотрела в глаза брюнета. Она искренне не понимала, о чем говорит ее собеседник.       — Почему ты не осталась с всадниками? Ты любишь драконов. — это был не вопрос. Конечно, Вигго давным давно заметил, как его сестра смотрит на клетки. Вот он снова пробежался взглядом по клетке с Ужасным Чудовищем, выставленной на показ покупателям, ища, почему Кира так недовольно и хмуро все время смотрела на нее. А может, она смотрела на дракона? Нет, точно нет. Тогда что ее вводило в такое состояние? Гримборн знал ответ. Его сестра трепетно относится к его пленным, которых сама помогала вылавливать. Ее методы приводили в бешенство всю команду. Вместо того, чтобы грубо подстрелить и затолкать зверя в клетку, девушка приманивала его каким-то ей одной известным способом и что-то шипя, подталкивала его к неутешной судьбе. Это Ужасное Чудовище поймала она и теперь оно не отрывало от нее своего взгляда и кареглазый заметил и это.       — Они удивительны. И не глупы. — девушка тоже смотрела на пленника, но все-таки на мгновение перевела взгляд на брата и кивнула в сторону дракона, — Он помнит меня. Помнит все. Но не понимает. Не знает зачем я с ним так поступила. Все время он смотрел на меня с… — Кира замялась, — я не знаю… Слишком много эмоций. Боль, отчаяние, непонимание… — девичье сердце сжалось, — Осуждение и презрение… Как много раз я видела такие взгляды, направленные на меня… Самое ужасное, что слишком много и не только от животных. — последнее было сказано, скорее себе, чем Вигго.       Охотник молчал. Прочитать его чувства и мысли по глазам — невыполнимая задача. Какие выводы сделал мужчина? Что он хотел услышать? Похоже, эта тайна уйдет с ним и сгорит на дне вулкана, если Гримборн все-таки угодит туда.       Вигго перевел взгляд на Вихря, а после и на меня. Я смотрела ему в глаза, невольно склонив голову, из-за интереса и непонимания. Я пыталась найти ответы на многочисленные вопросы в глазах главы ловцов. Я понимала, что это провальное дело, но попытка — не пытка, верно? Он отвел взгляд и посмотрел на море, а я недовольно фыркнула, так и не найдя нужного.       — Слушайте, слушайте. Вас почтил визитом… эм… Сер Пустоголов.
Примечания:
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2022 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты