Сны о огне и свете

Джен
Перевод
R
В процессе
3
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
Размер:
планируется Миди, написано 3 страницы, 1 часть
Описание:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
3 Нравится 4 Отзывы 1 В сборник Скачать

1. Шутовской брод

Настройки текста
Битва окончилась до того, как началась по-настоящему. Люди Клигана поджидали их. От такого смелого в жестокости человека, как Гора, не ожидали тактику труса. Отряд, посланный короной, дабы привлечь его к ответственности, был буквально отрезан пополам. Люди Клигана разделили их на две части и никто из меньшей не выжил. Остальные отважно сражались, да только безуспешно. Когда пыль улеглась, только две дюжины или около того были живы, а большинство из них настолько разбиты, что Гора не потрудился даже преследовать их. Он победил и, казалось, просто желал вернуться к своим кровавым делам — убивать мужчин, женщин и детей в Речных землях, насиловать их, оставлять их искалеченные тела на виду, превращать их в ужасные вехи на пути. Это была отвратительная мысль, но желание Клигана вернуться к резне мирных жителей было благословением. Когда всё казалось потерянным, когда Торос увидел своего командира — и друга — мёртвым в грязи, когда копьё пронзило грудь, Горы уже не было вблизи. Его здесь не было, он не стал свидетелем поворота судьбы — Красный Бог вмешался в дела людей и позволил бормотанию молитвы Тороса направить силу, возвращающую Берика из смерти. Лишь горстка их собственных людей увидели это собственными глазами. Большая их часть было занято поисками живых среди трупов друзей. Однако все они слышали кашель Берика, как только он открыл глаза, сплёвывая кровь и грязных воздух. Все они видели, как Торос помог ему сесть, как он смотрел вдаль, сквозь своё окружение, медленно осознавая, что он жив вопреки всему. У них не хватает людей, чтобы задуматься об отступлении. Многие ранены и не в силах уйти подальше, даже если бы они не оказались в ловушке в тылу врага, а бешеный пёс Тайвина и его отряд находились между ними и домами. Берик не в состоянии отдавать какие-либо команды. Тело его вновь стало тёплым, но разум оставался затуманенным тьмой и смертью. Все взгляды прикованы к нему и Торосу, и потому Торос взял на себя командование. Он привёл оставшихся на заброшенную ферму. Заброшенную, потому что Клиган уже прошёлся по этой земле и не оставил в живых даже свиней и дворовых псов. Внутри они нашли изуродованные трупы: пара и их маленький сын. Они вывели их на улицу и похоронят с теми, кто не выдержит эту ночь. Люди рассредоточились по дому, нашли собственные уголки, где страдали или помогали страдающим. Берик — командир, но это была не единственной причиной, по которой именно ему предоставили отдельную комнату. Никто не сказал этого вслух, и всё же Торос видел это в их глазах. Некоторые боялись увиденного. Боялись их павшего командира, вновь затаившего дыхание. И боялись Тороса и вызванных им сил. Иные же и не знали до сегодняшнего дня, что он — настоящий жрец. Они слышали, как он молился то тут, то там, и видели его огненный меч с маслами. Торос привёл Берика, кажется, в маленькую комнату служанки, и уложил его на кровать. Он зажёг свечу и собирался вернуться в главную комнату после наступление ночи для разговор с теми, кто остался. Боялись ли они жреца чужеземного бога или нет, он оставался их командиром на время. Затем он услышал грубый шёпот и отвернулся от двери. Он сел на край кровати, приблизился к своему командиру, чтобы уловить его слова. — Не уходи. Я не могу оставаться один в темноте. И Торос остался. Он потянулся под шею Берика и приподнял его голову настолько, чтобы увидеть, как свет свечи отражается в поднимающихся глаз Берика, полных боли, замешательства и вопросов, ещё не льющихся на слова. Было что-то ещё, когда Торос притянул его ближе. Благодарность. — Ты не останешься в одиночестве, ни в темноте, ни при свете, — ответил Торос. Не обещал, а утверждал. Красный Бог сделал выбор за них. Неважно, куда приведёт их этот путь, отныне они будут идти по нему вместе до самого конца. Покинув Королевскую Гавань, ни один из них не верил в Владыку Света. Теперь не было и тени сомнения. Был только свет, даже если Берик его ещё не застал. Он знает об этом со временем, как только его рана заживёт. — Не дай ей догореть, — прошептал Берик. То было не просьба, а отчаянная мольба. Его глаза были устремлены на свечу подле кровати. Торос тихо кивнул, и Берик с облегчением вздохнул, закрыв глаза. Торосу не нужно было давать обещание. Он знал, что пламя будет гореть вечно, с уверенностью, которую он никогда ещё не ощущал. Свеча, очаг, костёр в лесу, лесной пожар, весь мир в огне. Все они, вместе, в этот миг и во всех грядущих. Ему удалось лечь рядом отдохнуть с Бериком. Голова Берика на плече Тороса, рука Тороса на нём и его пальцы, пробегающие по золотым волосам, успокаивая тревожные мысли своего друга, позволяющие Берику заснуть. — Пусть вам приснится огонь, милорд, — прошептал Торос, поцеловав Берика в лоб и закрыв глаза. Он не обращался к Берику по титулу. В ту ночь ни один из них не знал и не собирался задумываться об этом. На протяжении многих годов, не омрачёнными тенями смерти, Торос звал его милордом как заменой многих слов. Берик понял их, как тайных язык, на котором никто, кроме них двоих, не разговаривал. Торос обращался с насмешливым тоном, точно звал дураком. Он обращался мягким голосом, как ласковое обращение. Он обращался в гневе вместо оскорблений. И он обращался слезами на глазах, когда умер Берик: «моё всё». В ту ночь он обратился к нему, чтобы облечь в слова то, что не имело для этого слов. Слово для человека, который вернул ему веру в Владыку Света. Человек, который умер и возродился под его прикосновением и пустыми словами. Человек, который всегда будет рядом с ним, с этого дня и до его последнего дня. Неважно, говорил Торос в гневе или в нежности. В последующие годы он зовёт Берика милордом из-за воспоминаний. Берик почти физически чувствовал это. Как боль, но не ноющая рана в груди. Это была рука Тороса, пробежавшая по его волосам, отголоски прикосновения, как поцелуй сквозь вуаль. В самых злых спорах это слово напоминало Берику, что Торос всегда будет с ним, дабы отгонять тьму и поддерживать огонь. В ту ночь Берику приснился огонь. Пылающие мечи, рассекающие ночь. Драконы, парящие в пылающем небе. Сердце в огне, создающее связь, что будет гореть сильнее и ярче драконьего огня. Когда солнце взошло утром, было холоднее, чем накануне. Торос знал, что это не потому, что приближалась зима. Зима, в Речных землях, была ещё далёким воспоминанием. Леса были зелёными, земли вокруг деревень были готовы к сбору урожая, а ветер был лёгким. При приближении зимы листья опадают коричневыми, поля же боле не были золотыми, а ветры становились ледянее. До всего этого оставалось ещё несколько месяцев. Торос знал, что солнце всё такое же. Что-то в нём переменилось. Он чувствовал огонь сильнее, и ничто другое не могло быть таким же тёплым, как прежде. Человек, что жил всю жизнь на берегу озера, не посчитал бы озеро большим, увидев море. Торос накрыл спящего Берика мехом, прежде чем отправиться присматривать за людьми. Берик видел тьму и чувствовал холод. Ему необязательно чувствовать потерянное тепло солнце после сна. Свеча, теперь превратившаяся в каплю расплавленного воска, всё ещё горела. Крохотное пламя в горячей луже храбро держалось и продвигалось вперёд. Нет нужды для новой, потому что дневной свет падал в узкое окно, однако Торос всё же взял одну. Не для тепла и света, но для того, чтобы Рглор присматривал за Бериком. Снаружи ждали. Иные по-прежнему выглядели испуганно, другие — подозрительными. Все требовали ответов, а Торос едва мог их дать. Он рассказал им то, что знал, хоть и кратко. Что нет, у него не было силы, возвращающей людей обратно из смерти, до того дня. Что его молитвы были столь же пустыми, как все думали. Что он долгое время не верил в Владыку Света по-настоящему и что ныне он верит в него всем своим сердцем. Когда все поняли, что Торос больше ничего не скажет, они на мгновение замолкли. Торос открыл дверь в комнату Берика, дабы те увидели, как тот дышит. Это был единственный ответ и пока его хватало, чтобы развеять сомнения. Они попросили Тороса поговорить с остальными: с ранеными и теми, кто боялись приближаться. Поговорить с ними как командир, сказать им, что делать, ведь многие их них были так молоды и не застали множество сражений, если вообще застали. Торос поговорил. Он послал разведчиков искать признаки возвращающегося Горы. Он велел трудящимся хоронить мёртвых: найденную семью и трое солдат, скончавшись от ран ночью. Он приказал людям с лёгкими травмами собирать еду, найденную вокруг дома. Это всё, что он мог сделать. Торос вовсе не их командир и не его это было место. Он ухаживал за Бериком, менял повязки и смывал кровь. Он кормил его тушёным мясом, приготовленным его людьми. Он пытался ответить на те же вопросы, что сыпали солдаты раньше. Он тихо сидел на краю кровати, пока Берик засыпал. Он лежал рядом с ним ночью, держа свечу горящей. Его место было рядом с Бериком и нигде больше. На третий день Берик достаточно оправился и поговорил со своими людьми, когда те вошли в его комнату. Он всё ещё был слаб, рана ещё свежа, но теперь его разум был ясен. На вопросы о воскрешении у него не было больше ответов, чем у Тороса, но он пытался. Он сказал солдатам, что Владыка Света вернул его, что у них есть цель и Красный Бог желает, чтобы они продолжили сражаться, что их дело не проиграно. Он ни разу не упомянул о темноте. Он рассказывал, что помнит исключительно боль, когда копьё пронзило его грудь и ничего больше. Никто не заметили, как Берик потянулся к рукаву Тороса, кроме самого Тороса. Торос не спросить правду, что именно видел Берик. Он знал, что скажет ему его лорд. Вечером первые трое подошли к Торосу и спросили, как они могут помолиться. Оставить Семерых и отдать души Красному Богу. Торосу пришлось глубоко задуматься, прежде чем вспомнить слова. Мужчины произнесли клятву не в храме, но это было неважно. Торос знал, что Красный Бог приветствует любых обращённых. Он забрал его столь пьяным, что он не понимал сказанную клятву. Владыка Света не хотел отворачиваться от своих последователей. На пятый день вечера все, кроме горстки солдат, обратились к нему. Торос не стал расспрашивать ту горстку, почему они не последуют за Владыкой. Им не нужно следовать за ним или его чужим богом. Они пойдут за Бериком, своим командиром, и его коснулось пламя

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Игра Престолов"

По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты