Огни Рио

Гет
PG-13
Завершён
11
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
331 страница, 41 часть
Описание:
Ах, карнавал, карнавал! Карнавал!! Буйство звуков и красок, феерия огненной музыки и зажигательных танцев. Мир страстей и чувств. Время, когда с одинаковой легкостью встречаются сердца и так же легко разбиваются. Захотели попасть на карнавал?! Тогда будьте готовы к неожиданным встречам и приключениям, не всегда приятным и безопасным... Итак, господа! Доны и донны, сеньоры и сеньориты, мы начинаем!..
Примечания автора:
Девятая книга цикла «Бантан-сториз». Альтернативная реальность. Все события вымышлены и не имеют отношения к реальным лицам, группам, местам или случаям.
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
11 Нравится 26 Отзывы 5 В сборник Скачать

Глава пятнадцатая

Настройки текста

Глава пятнадцатая

Спустя неделю бразильянки улетали в Нью-Йорк из аэропорта Инчхона, куда отвез их на своей машине Тэ Хён, чтобы затем уже отправиться в Рио-де-Жанейро.  Ви привез их заранее, до начала регистрации на рейс оставалось еще около часа, и сначала они втроем сидели в машине музыканта: Жована на заднем сиденье, а Ви и Ана впереди, держась за руки и с легкой печалью в глазах глядя друг на друга. Словно не хотели терять ни секунды перед расставанием. Девушка же смотрела с любопытством в окно машины – на здание аэропорта, на взмывающие с лётного поля самолеты, и думала о том, что меньше, чем через сутки она снова окажется в привычном окружении, приступит к работе и снова погрузится в такую знакомую ей суету, царящую за кулисами подиумов. Ей очень понравилось в этом азиатском городе, где  современные небоскребы соседствовали с древними буддийскими храмами, а каждое дерево на улицах Сеула бережно оберегалось: даже самые старые деревья, практически мертвые, не уничтожались, а защищалось деревянными подпорками. В эти дни и вечера, что они с мамой провели в Сеуле, Сон У, дабы дать родителям побольше времени провести вместе, таскал ее везде – и в парки, и к ручью Чонгечон, и на реку Хан, и к королевским дворцам, давно уже превратившимся в объекты культурного наследия… Ну, и в ночной клуб, конечно, как и обещал… Но об этом девушка сейчас совсем не хотела вспоминать, чтобы не испортить себе настроение. Мама и Ви негромко разговаривали впереди, но Жована не прислушивалась к словам. А потом Ана сказала: - Может  быть, уже пойдем внутрь? - Да, хорошо, – отозвался Тэ Хён. – Идемте! Ана повернулась к дочери: - Милая, идем? - Да, конечно, – автоматически ответила девушка, все еще думая о своем. Они вышли из авто и направились к зданию аэропорта. Тэ Хён катил по дорожному покрытию оба чемодана, не позволив женщинам самим везти их. Остановились неподалеку от нужной  стойки регистрации, предварительно прочитав на большом табло, в каком секторе аэропорта она находится. Вокруг было множество других пассажиров, озабоченных собственными проблемами, поэтому на нашу троицу никто не обращал внимания. Ви повернулся к стоящей рядом женщине и,  мягко взяв ее за руку, начал легко поглаживать второй ладонью: - Как только окажетесь дома – обещай, что сразу же сообщишь мне! - Хорошо, я  напишу тебе, не беспокойся! – улыбнулась она. - Лучше позвони по Скайпу! - А если у вас будет ночь? - Неважно! Ты, главное, позвони, а там разберемся! – настаивал он. - Хорошо, хорошо, – негромко рассмеялась женщина, вызвав и у Жованы легкую улыбку. – Ты не беспокойся! Все будет в порядке! -  Я не беспокоюсь. Но уже начинаю скучать, – нахмурил брови мужчина. Ана снова мягко засмеялась, и Жована удивилась: она никогда раньше не слышала  в голосе матери этих журчащих, чарующих ноток, словно  где-то рядом звенели невидимые, крошечные серебряные колокольчики. При этом взор ее был обращен на Тэ Хёна и светился такой неприкрытой любовью, что Жована почувствовала неловкость  и отвела взгляд, как будто подсмотрела за чем-то слишком интимным, сокровенным, тайным, что не предназначалось для чужих глаз. И точно такие же чувства зеркально отражались во взгляде мужчины. Между тем, в здании аэропорта на двух языках – корейском и английском – объявили о начале регистрации на рейс до Нью-Йорка. Тэ Хён, не обращая внимания на то, что вокруг было полно людей, обнял Ану и поцеловал ее в висок, прошептав ей на ухо: - Люблю тебя, моя голубка! Не оставляй меня надолго! Она подняла взгляд на  мужчину и, медленно покачав головой, ответила так же тихо: - Я постараюсь, родной! Он еще несколько мгновений прижимал женщину к себе, словно хотел вобрать в себя это воспоминание, сохранить в памяти ощущение ее тела рядом. А затем с сожалением отстранился, посмотрел на стоящую рядом Жовану и раскинул в стороны руки, открывая ей объятья: - Ну, что ж, девочка, дай я обниму тебя! – она послушно подошла, принимая эти теплые объятия, а мужчина продолжил. – Очень рад, что познакомился и встретился с тобой! Мой дом всегда открыт для тебя! Девушка прижалась щекой к его груди, обтянутой стильным кашемировым пальто, и ответила: - Спасибо Вам за все, сеньор Ви! Мне очень понравилось в Сеуле! Ана с чуть задумчивой улыбкой смотрела на них, и, взглянув на мать, девушка заметила, что в уголках ее красивых глаз что-то на мгновение блеснуло. А Тэ Хён, между тем, лукаво прищурившись, говорил: - Просто знай, Жована, что я всегда буду рад тебе! И не только я! – в голосе его послышалась улыбка. Она заметно зарумянилась, но ничего не ответила, лишь опустила глаза, не заметив, как обменялись понимающими взглядами старшие. - Что ж, нам пора, – сказала Ана, подхватывая ручку своего чемодана. – Ты возвращайся в город, Ви! И так мы столько времени у тебя отняли… - Не говори так! Для меня счастье – подольше побыть с вами! Но вам, и правда, пора, девочки! Ана, передавай от меня привет Мито. Если она еще помнит меня! - Даже не сомневайся – помнит! Как ты думаешь – она не в курсе, что мы полетели в Сеул?! Передам, конечно! И обе женщины направились к стойке регистрации, следуя отмеченным ограждающими лентами путем. Отойдя, Ана обернулась и помахала рукой Тэ Хёну. Он в ответ сделал то же самое. Бразильянки встали в очередь среди других пассажиров, и музыкант отправился к выходу из здания, а затем – к парковке, на которой оставил свой автомобиль. Через полтора часа он уже подъезжал к зданию театра. Попадающиеся по пути актеры, которые в этот час уже собрались на репетицию, и другие сотрудники театра раскланивались, видя стремительно идущего по коридору директора, он отвечал тем же. Чон Гук ожидаемо сидел в их общем кабинете, занимаясь какими-то бумагами. Он, конечно, был в курсе, куда уезжал хён. Увидев входящего компаньона, младший встал из-за стола, потянулся всем телом и спросил: - Проводил? Получив в ответ согласный кивок, еще раз сладко потянулся, подняв вверх руки, а затем сделал пару шагов навстречу  другу и, похлопав его по плечу, сказал негромко: - Не переживай! Она же приедет к тебе? - Я знаю это. Но все равно уже начал скучать! - Понимаю тебя, хён! Но ты хотя бы знаешь, что она тебя любит, и между вами нет никаких преград. И это хорошо! - Это просто отлично! И друзья погрузились каждый в свою работу. Женщины вернулись в Рио, и жизнь снова потекла по накатанному руслу. Мария Антония, которая во время их отъезда приглядывала за квартирой, потребовала от Аны Клары подробного рассказа о поездке и совсем по-девчоночьи радовалась за подругу, хлопая в ладоши и смеясь, когда та рассказывала о новом витке развития их с Ви отношений. Подруги вечером сидели за столом на кухне у Аны и попивали вино, бутылку которого привезла с собой Мито, дабы отметить встречу. Жованы не было: у девушки в агентстве полным ходом шла подготовка к модным показам в Сан-Паулу, и она пропадала целыми днями на работе, то примеряя созданные Мастером наряды, то часами дефилируя по подиуму, репетируя проходы – и в конкурсной одежде, и просто в своей повседневной. А, кроме того, шла подгонка разных вариантов макияжа, который бы подходил к тем или иным  творениям высокой моды. В общем, девушка была загружена по самую макушку, и с матерью они виделись нередко только по утрам, когда Ана чуть ли не силой заставляла ее позавтракать. - Ну, вот, видишь! Это было совершенно правильным решением – поехать туда. Я очень рада, подруга, что ты не струсила и не убежала в очередной раз от своего счастья! – удовлетворенно заявила Мито и отпила глоток рубиновой терпкой жидкости из своего бокала. - Когда это я убегала?! – поджала губы Ана. - Тебе напомнить? – изогнула бровь Мито. - Не надо, – со вздохом сдалась женщина. – Ты же знаешь, что тогда иного выхода просто не было. - Да знаю, конечно, – согласилась подруга. – Но вот кто бы мог предугадать, что через двадцать три года вы снова встретитесь?  Скажи мне кто тогда, что это произойдет – рассмеялась бы в лицо тому фантазеру! - Думаешь, я бы поверила?! – хмыкнула Ана и потянулась к бутылке, снова наполняя их бокалы. Пригубила вина и посмотрела на подругу. – Я тогда до дрожи боялась, что Зе и его шавки сделают что-то Ви или его другу… О, кстати! Ви рассказал мне, что У Шик по-прежнему занимается актерской карьерой, снимается в фильмах. У него двое детей… - Ох, подруга! Уже почти не могу поверить, что две простые девчонки из Рио тогда познакомились с двумя звездами!.. - Да… – с задумчивой улыбкой покивала Ана, возвращаясь в памяти к тем давним событиям. – Ты знаешь, с возрастом Тэ Хён (она, не задумываясь, назвала корейца его именем, не творческим псевдонимом, что делала крайне редко) стал, мне кажется, еще красивее, еще импозантнее! Теперь это уже не юный прекрасный принц, который тогда поразил меня с первого взгляда, а очень уверенный в себе, красивый и сильный мужчина. Точно знающий, чего он хочет… - А хотел он, как я понимаю, – тебя! – с хитрым смешком воскликнула Мито. Ее собеседница зарумянилась: - Он такой страстный… И просто ненасытный… - А ты? Что чувствовала ты? – остро глянула на нее подруга. - О… Я!.. – только и выдала та. На ее губах появилась такая довольная улыбка, что Мито засмеялась: - С тобой все понятно! - Знаешь, я думала, что как женщина больше не буду испытывать никаких желаний и потребностей… - Вот глупышка! – оборвала ее подруга. – Если этот козел Рамон всячески подавлял твое либидо, это еще не значит, что ты бесчувственная ледышка! Знаешь же, как говорят – нет холодных женщин, есть бестолковые мужчины! Просто тебе нужен именно такой, как Ви! - Точнее – именно он! – поправила Ана. - Ну, вот! Ты сама это сказала! – подняла свой бокал Мито и, козырнув им, сказала: - Давай выпьем за вас, подруга! Чтобы у вас все было замечательно! Они выпили, и она спросила: - Кстати, что ты собираешься делать? - Тэ Хён настаивает на том, чтобы я переехала к нему! - Так в чем же дело? Переезжай! - Но сначала надо решить вопрос с работой… - А что он говорит? - Сказал, что у них там тоже можно организовать студию латиноамериканских танцев!.. - Да? Так это же просто замечательно! - Мало того, заявил как-то, что может купить мне студию – ну, то есть помещение под нее, и оборудование… - Вот это я понимаю – настоящий мужчина!  На твоем месте я бы не сомневалась ни секунды! - Мито! Я не знаю языка! - Это что – проблема?! - Ну, ты прямо как он! – воззрилась на подругу Ана. - Что еще раз доказывает, что это правильная мысль! Поезжай к нему, дорогая! И будьте счастливы! Благословляю! – взмахнула она бокалом, отчего темно-красная жидкость качнулась, грозя выплеснуться. Ана расхохоталась: - Ты прямо как падре! - Да для того, чтобы желать счастья любимой подруге, не надо быть падре! – парировала Мито и тоже засмеялась. Женщины посмотрели  друг на друга с той особой теплотой во взоре, которая возникает, когда люди находятся на общей эмоциональной и душевной волне, когда не нужно лишних слов, чтобы знать, что этот человек близок тебе внутренне. Хлопнула входная дверь квартиры: вернулась с работы Жована. - А вот и моя девочка! – воскликнула Ана. Через несколько секунд девушка заглянула на кухню: - О, тетя Мито! Привет! - Привет, красавица! – приветственно подняла та свой бокал. - Доченька, ужинать будешь? – спросила Ана, подставляя щеку подошедшей девушке. Та чмокнула ее и  глянула на бокал в пальцах матери: - Буду! Голодна, как дьявол! А вы винцо пьете? - Угу! Это я принесла! – ответила вместо подруги Мито. – Выпьешь с нами? - Устала, конечно же? – погладила ее по руке Ана. – Сейчас накормлю тебя! - Да, устала!  Кушать буду. Но сначала – в душ! Сегодня на улице опять жара! А мы целый день дефилировали… - Беги, смой с себя усталость! Я пока на стол накрою для тебя… - Угу, – промычала девушка и упорхнула в ванную. - Она прямо изводит себя! – воскликнула Мито. - У них подготовка к показам. Поедут в Сан-Паулу, – пояснила хозяйка и, бросив быстрый взгляд в сторону дверного проема, понизила голос. – Но мне кажется, не в этом дело… - А в чем?.. – тут же уцепилась за эти слова Мито. - Сдается мне, дело тут в том, что некий корейский принц похитил сердечко моей девочки… - Да ты что! – громко воскликнула Мито и тут же обеими ладонями закрыла себе рот. И продолжила почти шепотом. – Неужели влюбилась?! - Судя по всему, да. Я заметила еще в Сеуле… - И кто он? - Это… - Мам, я готова! – раздалось от входа на кухню,  и Ана благоразумно замолчала. Жована вошла на кухню и уселась на свободный стул. На столе перед ней уже стояли чистые тарелки и приборы, а стол был заставлен блюдами с едой. - Только я немного поем! Директриса каждое утро ставит нас на весы… - Вот злодейка! – с комичным возмущением всплеснула руками Мария Антония. Девушка засмеялась: - Ну, что ты, тетя Мито! Это правильно! А то разъедимся – ни в один наряд Мастера не влезем! - Ох уж этот мне ваш Мастер! – проворчала женщина. – Вообразил себя прямо богом! - А он и есть бог! – невозмутимо отозвалась девушка, принимаясь за еду. – Создает такие  платья, что богатенькие дамочки готовы жизнь отдать за то, чтобы заполучить их себе! - У богатых свои причуды! – философски произнесла Мито и снова сделала глоток вина. – Ох, девчонки! Наверное, поеду я домой! Мои теперь заждались меня! - Ну, чего ты, подруга! Куда ты поедешь?! Поздно уже! Переночуешь у нас, место есть!  А твои уже давно не младенцы!  Тем более, они с отцом. Позвони и предупреди его, что сегодня останешься у нас! – сказала Ана. - Конечно, тетя Мито! Оставайся! – поддержала ее дочь. - Ох, ладно, уговорили! Останусь! Заодно и пошушукаемся с твоей мамой, Жована! – подмигнула девушке гостья. - Да уж! – с улыбкой ответила та. Ана сообщила на работе, что она увольняется и переезжает. О том, что уезжает не то, что в другой город – в другую страну, уточнять не стала. Это было только ее дело, не касающееся ни руководителя школы, ни коллег-преподавателей.  Но еще ей нужно было что-то решать с изучением языка. В Рио она, как ни искала, не смогла найти курсов корейского языка – лишь онлайн-курсы. Поэтому женщине пришлось, избороздив пространства Всемирной Паутины, отыскать такой, который бы по все параметрам подходил ей и позволял в кратчайшие сроки начать бегло говорить по-корейски. А еще Ана каждый вечер (или утро, по-разному) разговаривала в Скайпе с Тэ Хёном. Когда первый раз, только вернувшись домой, она зашла в Скайп и увидела взволнованное и одновременно обрадованное лицо корейца, почувствовала, как к горлу подступает ком, и глаза наполняются слезами. Увидев ее  реакцию, Тэ Хён разволновался: - Ана! Что? Что случилось, голубка?! Женщина порывисто спрятала лицо в ладонях, не желая показывать ему свои слезы, и замотала головой: - Нет, ничего… – а потом снова посмотрела на его  лицо на экране ноутбука. – Я только сейчас поняла, как сильно я тебя люблю! Я уже дико скучаю… - Я тоже, любимая! Но не нужно плакать! Она улыбнулась сквозь слезы, которые все не хотели уходить из глаз, а мужчина выпалил: - Ну, хочешь, я все брошу и прилечу к тебе?! Она решительно вытерла слезы ладонью и покачала головой: - Нет, ты что! Не нужно! У тебя – театр, спектакли! Я просто… Увидела тебя, и так захотелось оказаться рядом… - Ты не представляешь, красавица моя, как  мне хочется этого! – горячо ответил Ви, лаская ее глазами. – Ты просто приезжай скорее! Не хочу оставаться без тебя надолго! - Хорошо, любовь моя! – и она принялась рассказывать мужчине, что собирается сделать в ближайшее время. Они долго еще разговаривали, а потом, в самом конце беседы, Тэ Хён обронил фразу: - Сон У, похоже, переживает, что не смог попрощаться с вами… А как Жована? Передавай ей привет от меня! - О! Жована с головой погрузилась в работу! Готовятся к показам в Сан-Паулу… Пропадает в агентстве! - Она чудесная девочка! - Да, моя Жована хорошая! Они общались потом каждый день, делясь своими новостями, и Ана чувствовала, что вот оно – счастье. Чувствовала, что она любима  и желанна, что ее дела и заботы интересны и дороги мужчине по ту сторону экрана. И это наполняло ее новыми силами, давало новый импульс для того, чтобы с еще большим пылом продолжать подготовку к переезду. Жована, конечно, давно поняла, к чему это все приведет. Но она не возражала, прекрасно понимая, что мать не будет счастлива вдали от своего Тэ Хёна, так же, как и он. Девушка знала, что они каждый вечер или, наоборот, ранним утром  проводят «свидание в Скайпе», как она про себя называла эти встречи. И когда Ана рассказала ей, что нашла онлайн-курсы языка, горячо поддержала ее, да еще и обмолвилась вскользь, что и сама бы не прочь выучить новый язык, вот только пока времени на это у нее совсем нет. До поездки агентства в Сан-Паулу оставалось чуть более двух месяцев, и сеньора Мария Рамирес гоняла девчонок совершенно безжалостно, говоря, что они должны показать в полном блеске все великолепие нарядов несравненного кутюрье, сеньора Франсиско Лукаса Оливейра, которого в мире высокой моды Бразилии все знали просто под именем Мастера.  И сеньора директриса каждый день напоминала моделям своего агентства, что им выпала величайшая удача в жизни – шанс работать с творениями великого Мастера. Девчонки кивали с умным видом, словно были согласны с каждым словом директрисы. На деле же просто предпочитали ничего не говорить, зная, что донна Мария – дама весьма вспыльчивая и стервозная, и даже одна неудачно оброненная фраза может вылиться в лишние пару-тройку часов «гуляния» по подиуму. Причем для всех моделей – независимо от того, произнесли они эту самую фразу или же просто стояли рядом. А у девушек в эти насыщенные множеством дел дни к вечеру и так не оставалось сил на что-то еще, кроме того, чтобы доползти до своих жилищ и, приняв душ, упасть на кровать. Жована, как и все, уставала безмерно, но не роптала, потому что знала, что, в конце концов, ее усилия принесут результат – как в виде удовлетворенности тем, что она делает, так и в виде немалой материальной оценки  ее работы. Она даже была рада тому, что физическая усталость вытесняет из ее мозга все нежелательные мысли, которые, однако же, каждый вечер, когда она ложилась в постель, и голова девушки касалась подушки, стремительным галопом налетали беспардонно, не слушая доводов рассудка, и подсовывали внутреннему взору Жованы, как живое, изображение одного и того же лица. Но она – кыш, кыш! – отгоняла от себя и эти мысли, и это лицо, и только крепко зажмуривала глаза, не желая признаваться даже самой себе, точнее – самой себе, в первую очередь! – что лицо это намертво впечаталось в ее голову, в ее душу и в само ее сердце. Но пока что она, хоть и с переменным успехом, умудрялась бороться сама с собой, храня эту тайну, не деля ее даже с мамой… Время летело, и Тэ Хён – несмотря на ежедневные сеансы в Скайпе – начинал тревожиться. Ему казалось, что  если Ана протянет еще немного, в результате она передумает приезжать к нему в Сеул. Он не высказывал своих опасений никому, даже самой женщине. Но вместе с тем начал испытывать волнение от того, что время между их последней встречей и предстоящей всё увеличивалось. И когда два месяца спустя Ана все же сообщила ему, что все ее дела в Рио завершены, и вскоре она прилетит в Сеул, сначала замер на некоторое время, а потом рассмеялся с таким облегчением, что женщина удивленно посмотрела на него: - Что такое, милый?.. - Я просто очень счастлив, моя красавица! Наконец-то! Наконец-то скоро наступит этот момент, когда я смогу прижать тебя к себе и расцеловать! Ты уже купила билеты? На какой день? И когда Ана Клара ответила – расплылся в ослепительной улыбке: до их встречи оставалось каких-то четыре дня. - Я сам встречу тебя в аэропорту, Ана! Чтобы тебе не пришлось ехать на автобусе. - Но ведь ты, наверное, будешь занят какими-то важными делами! – попробовала возразить женщина, на что получила безапеляционный ответ: - Ты – мое самое важное дело! Я приеду за тобой, голубка! И это не подлежит обсуждению! - Ох, да ты, как выясняется, тиран, господин директор театра! – засмеялась она. - Просто я уже настолько устал ждать, настолько соскучился, любовь моя, что не хочу терять ни одного лишнего мгновения! - Ну, хорошо, родной! - А Жована? Как она? Не слишком сердится на меня?  - спросил он. - На тебя?! – удивилась Ана. - Ну, за то, что я забираю у нее мать! Все же вы не сможете видеться так часто, как раньше! - А разве нам с тобой мешало расстояние  в два океана?.. – улыбнулась женщина. – Жована давно поняла и приняла мое решение! Я же говорила тебе – она умная девочка! - Да, ты хорошо воспитала свою дочь, - согласно покивал Ви. И тут же перевел разговор. – Да, я хотел сказать тебе – не привози много вещей! Все-таки у нас климат несколько другой. А подходящую одежду купим уже здесь! - Тэ Хён! Когда я еще начну работать и получать деньги… - Ана, ты меня оскорбить хочешь?! – взгляд его потемнел. - Почему? – не поняла она. - Я что – не в состоянии обеспечить свою любимую женщину?! - Господи, Ви! Я вовсе не это имела в виду… - Тогда не заводи больше этот разговор, хорошо? – уже более спокойно произнес мужчина. – Я хочу, чтобы моя любимая ни в чем не нуждалась! И точка! - Ну, хорошо! Мы ведь всегда можем поговорить об этом, правда? – примирительно улыбнулась  Ана. - Конечно! Но, надеюсь, я буду очень убедителен, чтобы в твоей прекрасной головке даже не возникало подобных мыслей! – он тоже улыбнулся своей фирменной улыбкой, от которой сердце Аны всегда пускалось в задорную тарантеллу. За пару дней до отъезда Ана устроила дома вечеринку для самых близких людей. Пригласила семью Мито, вместе с близнецами и мужем. И были еще они с Жованой. Маленькое семейное торжество. Мария Антония даже прослезилась немного, но потом решительно вытерла ладонью слезы, появившиеся в уголках глаз, и пообещала подруге, что во всем будет поддерживать Жовану и присматривать за квартирой во время отъездов девушки. Ана проникновенно поблагодарила ее. А Жована, взглянув на мать, сказала: - Мам! Я большая девочка! Со мной не нужно нянчиться! - Я знаю, доченька!  Но все же мы с тобой практически никогда не расставались надолго. - Мама! Но когда-то этот момент все равно бы настал, так? А я сейчас уже достаточно самостоятельная, чтобы не наломать дров, оставшись одна. - Конечно, моя милая, я и не ставлю под сомнение твое благоразумие. Ты – моя гордость и моя радость! – Ана произнесла эти слова, и на последней фразе голос ее вдруг заметно дрогнул, и глаза увлажнились. - Ма-ам! Ну, ты что? – девушка потянулась к матери и обняла ее, а муж Мито, Алехандро, решительно хлопнул в ладоши: - Так! Девочки! Отставить это! Мы Ану Клару не на Марс провожаем! Корея – это все еще наша планета! Так что давайте-ка выпьем за то, чтобы отныне хозяйка этой квартиры была только счастлива! И кто знает? Может, однажды мы с Мито нагрянем в гости к тебе и твоему… Как его? - Тэ Хёну, – подсказала с улыбкой Ана. - Вот-вот! – закончил мужчина и разлил в бокалы вина. Взрослые дружно выпили, а близнецы, в силу своего возраста, подняли бокалы с соком. В аэропорт Галеан Ану отвезли Мито с мужем – у Жованы были последние приготовления к отправлению на  Дни высокой моды, и девушка попрощалась с мамой рано утром дома, перед тем, как убежала в агентство, взяв с той клятвенное обещание, что как только Ана приедет в дом Тэ Хёна, сразу сообщит об этом ей. С собой женщина взяла только два чемодана с самым необходимым, причем на дне одного из них лежали ее старые тетради с записями, которые могли помочь в работе на новом месте. Мито расцеловала подругу в обе щеки и, погрозив ей пальцем, потребовала не пропадать, а держать ее в курсе своей новой жизни. Ана, конечно же, пообещала с легким сердцем. А вскоре она уже сидела в самолете, следующем в Нью-Йорк, и размышляла над тем, как порой судьба причудливо распоряжается жизнями людей, переплетая их, запутывая так, что потом уже просто невозможно распутать, и жизни эти оказываются сплетены навечно. Тэ Хён сдержал обещание – встретил женщину в аэропорту Инчхона. Он жадно и нетерпеливо вглядывался в лица пассажиров, прибывших рейсом  Нью-Йорк – Инчхон, а когда увидел, наконец, Ану, тянущую за собой два больших чемодана – не выдержал, рванул ей навстречу, крикнув: - Ана! Женщина завертела головой, ища глазами, откуда раздался знакомый голос, и когда увидела – глаза ее вспыхнули двумя маленькими солнцами, и для Тэ Хёна вмиг все вокруг исчезло, точно выцвело. Осталась только она – женщина его жизни. Едва дождавшись, когда она миновала ограждение, мужчина оттянул ее в сторону и облапил, обхватил обеими руками, стремительно пробежался глазами по лицу и, прижав к себе, выдохнул счастливо: - Моя голубка! Ты здесь! – даже не заметив, что в волнении произнес это по-корейски. - Я здесь, Тэ Хён! – отозвалась она, и мужчина застыл, лишь моргая недоуменно, а потом, сведя брови в одну линию, спросил, не веря, по-английски: - Ты… сказала это по-корейски?! - Ты же сам говорил, что я хорошая ученица! – улыбнулась она, ответив, на сей раз, на том же языке. Он засмеялся слегка ошеломленно и произнес по-корейски: - Ты невероятна! Я обожаю тебя! - Будешь давать мне уроки языка? – лукаво спросила женщина. – Я все еще имела мало практики… - О! Уж будь уверена! Практикой я обеспечу тебя под завязку! – и совсем другой смысл прозвучал в этой, казалось бы, невинной фразе, отчего Ана покраснела и смущенно выдохнула: - Ви!.. Люди же кругом! - А я что? Я ничего! Не сказал ничего такого, чего не следовало бы говорить при людях… - Да, да, да!.. – насмешливо покивала женщина, а он спохватился: - Идем скорее! Хочу побыстрее вернуться в город! Ты ведь устала в дороге? Идем! – и, подхватив ее чемоданы, повел женщину  за собой. Вскоре они ехали по трассе, ведущей из Инчхона в Сеул, и довольная улыбка не сходила с губ мужчины. Время от времени он поворачивал голову и кидал короткий взгляд на сидящую рядом Ану. И снова следил за дорогой. В Корее уже чувствовалось приближение весны – и в совсем не холодном воздухе, и в ярком небе, и в набухших почках растущих вдоль дороги деревьев. - А я, оказывается, соскучилась по Корее, – вдруг негромко сказала Ана. - Только по Корее? – нейтральным тоном спросил Ви, не отрывая взгляда от дороги. - А по тебе – еще больше… – тихо ответила она. - Шестьдесят три, – непонятно отозвался Тэ Хён. - Что – шестьдесят три? – недоуменно посмотрела Ана на красивый профиль сидящего рядом мужчины. - Шестьдесят три дня. Ровно столько времени прошло с того момента, когда я отвез вас с Жованой в аэропорт. - Ты считал?! – пораженно воскликнула женщина. - Конечно, любовь моя! Каждый день зачеркивал в календаре… - Бо-оже, родной! - Я просто очень скучал по тебе, моя голубка, – просто ответил он и снова взглянул на нее быстро, крепче сжав пальцы на руле.  – Но  больше ты от меня не ускользнешь! - Я и не собиралась, – она протянула руку и легко коснулась пальцами его рукава. – Теперь ты от меня не отделаешься, даже если и захочешь! - И не надейся! – отозвался он. Ночью они все никак не могли насытиться друг другом, даря всю свою любовь и страсть, отдаваясь самозабвенно и жарко, и уснули лишь под утро. А утром Тэ Хён встал тихонько, стараясь не потревожить крепко спящую женщину, и уехал на работу, оставив ей записку на прикроватной тумбочке, в которой предупредил, что все продукты в ее распоряжении, а вечером ее ждет сюрприз. Проснувшаяся Ана не обнаружила рядом с собой Ви, но зато обнаружила его записку. Сладко потянувшись всем телом, чувствуя приятную истому в каждой его клеточке, вызванную страстной ночью, женщина полежала еще немного, вспоминая подробности этой ночи, все ласки, которые дарил ей любимый мужчина, все то наслаждение, которое он доставил ей. А потом все же встала, отправилась первым делом в душ, затем застелила постель, приготовила себе легкий завтрак и, достав из чемодана  ноутбук, включила его и открыла вкладку с языковым курсом. Хихикнула, вспомнив, как удивился вчера Тэ Хён, услышав, что она говорит по-корейски. Конечно, речь ее еще не была идеальной, но Ана надеялась, что языковая практика сыграет свою роль. И, убрав со стола, женщина с удвоенной энергией принялась изучать язык, на котором отныне ей предстояло общаться с окружающими. Вечером она приготовила ужин для своего мужчины, и когда Тэ Хён приехал с работы и начал  поторапливать ее, чтобы собиралась – им нужно поехать в одно место, она встала, подбоченившись, и не сдвинулась с места, пока он не согласился сначала поужинать.  А потом с удовольствием наблюдала за тем, как  мужчина поглощает приготовленные ею блюда. Когда он, насытившись, поблагодарил ее за еду и поцеловал в улыбающиеся губы, то снова сказал, чтобы она поспешила. - Куда ты меня так настойчиво зовешь? – спросила Ана, но он только уклончиво ответил, что это сюрприз, и вскоре она сама все увидит. Он вез ее по улицам вечернего Сеула, и Ана все никак не могла понять его задумки. Пока Тэ Хён не поставил машину на какой-то городской парковке и, открыв перед Аной дверь машины, не помог женщине выйти наружу. А потом повел по тротуару вдоль широкого проспекта и  остановился перед каким-то многоэтажным зданием. - Где это мы? – спросила она, с любопытством оглядываясь вокруг. - Идем, милая! Нам сюда! – и, взяв ее под локоток, повел прямо к входу в здание. Ана, не сопротивляясь, послушно следовала туда, куда мужчина вел ее. А он привел ее к просторному помещению на первом этаже – очень большому, но совершенно пустому. И Ана, уже догадываясь, обратила на него взгляд и, все еще сомневаясь, спросила: - Это же… то, о чем я думаю?.. - А о чем думает самая прекрасная женщина на свете? – улыбнулся Ви. - Лучше скажи сам, что это… - Ты же хотела заниматься своим любимым делом,  – сказал музыкант. – Вот я и подумал, что  неплохо было бы приобрести помещение для этого… - Для школы танцев? – с замиранием сердца спросила женщина. - Ага!  Ана совсем по-девчоночьи взвизгнула, бросилась к Тэ Хёну и повисла у него на шее: - Ты купил мне школу танцев?! Правда?! - Ну, пока это просто большое помещение, – со смехом отвечал он. – Чтобы оно превратилось в настоящую школу, нужно будет приложить усилия! Но да! Ты права, моя красавица! Я купил его для тебя! - Боже, Тэ Хён! Ты самый лучший мужчина на свете! – и она звонко чмокнула его в губы. - Это хорошо, что ты так думаешь, голубка моя! Продолжай  так думать и дальше! - Я люблю тебя, мой любимый Ви! И не потому, что ты сделал мне этот чудесный подарок! Вовсе нет! Люблю просто потому, что ты есть в моей жизни! За то, что ты такой… настоящий! Настоящий мужчина! Лучший мужчина! Мой! - А ты – моя, – очень серьезно сказал Тэ Хён, привлекая Ану к себе и целуя ее               в призывно приоткрывшиеся губы. – Я очень хочу, чтобы ты была счастлива, моя красавица! И я все сделаю для того, чтобы так и было! - Я уже счастлива, родной, – произнесла она проникновенно, гладя мужчину по щеке. - Если счастлива ты, моя девочка, значит, счастлив и я, – ответил он. – Помещение куплено на твое имя! Ты можешь распоряжаться им, как пожелаешь. Глаза Аны загорелись в предвкушении: - Я превращу его в настоящую школу танцев! - Даже не сомневаюсь, дорогая! И не стесняйся, если потребуются средства на приобретение оборудования или мебели! А ведь еще нужно будет сделать вывеску, напечатать рекламные проспекты. И вообще организовать хорошую рекламную кампанию! - Да… Работы предстоит много, – тихонько сказала женщина. - Ты все преодолеешь! А я всегда поддержу мою  любимую! - Спасибо тебе за то, что ты есть! – обняла его Ана. - Ты можешь поблагодарить меня другим способом, – лукаво усмехнулся Тэ Хён и тут же добавил. – Поедем домой, красавица? Я соскучился! Женщина только рассмеялась: - Поедем, солнце мое!.. «Дорогой Дневник! Я так давно не писала тебе! Столько всего накопилось за это время! Ну, во-первых, мы с мамой все-таки съездили в Сеул! Корея прекрасна! Мне там очень понравилось! Мы замечательно провели там время! Сеньор Ким, вернее, сеньор Тэ Хён, оказался чудесным человеком! Теперь я прекрасно понимаю маму, которая влюбилась в него без памяти! Такие мужчины на дороге не валяются. Кстати, Сон У внешне очень сильно похож на своего отца! Сон У, дорогой Дневник, – это сын сеньора Тэ Хёна. И ты первый, кому я могу признаться: я, кажется, влюбилась в него, как последняя дурочка! Почему дурочка? Да потому, что у этого красавца таких, как я, - по реалу за пучок в базарный день! Нет, я, конечно, выдержала  лицо и ничем не выдала себя. Но что мне делать-то с этим?.. Мама уехала в Сеул, и я точно знаю, что она там счастлива, потому что сеньор Тэ Хён любит ее, а она любит его. И я за них обоих очень рада! Недавно мама по Скайпу сказала мне, что совсем скоро откроется ее школа танцев. Для открытия почти все готово! Наконец-то жизнь ее сложилась должным образом, как она того заслуживает!  А я… Нет, у меня, конечно, все хорошо, дорогой Дневник! В том смысле, что работа  радует… Недавно мы летали в Сан-Паулу, на показ. И модели одежды Мастера имели огромный успех! Я восхищаюсь сеньором Оливейрой! Но это совсем другое… Жуан Эдуардо смеется надо мной, мол, я горю на работе! А что мне остается делать?! Приходится отдаваться ей полностью, чтобы в голове вообще не оставалось места для мыслей об одном несносном корейце, который даже не соизволил проводить нас с мамой в аэропорт! Но тссс! Не будем об этом! Я  спокойна! Я очень спокойна! Ох, Жована Перейра дос Сантос! Какая ты все же дурочка!.. Прекращай уже думать об этом парне!! Он-то, небось, давным-давно забыл даже о твоем существовании, развлекаясь со своими фифами… И что мне теперь со всем  этим делать?! …» КОНЕЦ 28.01.2021 г. P.S.: Татьяна Сырку: Ты ушла от меня, не попрощавшись, Лишь оставив на душе свой легкий след. Расставания дни растянулись, Превратившись не в один десяток лет. Я за эти годы изменился. Испытал и счастье, и беду. Навсегда с надеждой попрощался, Я просто тихо жил, словно в бреду. Я тебя съедаю своим взглядом, Вновь по венам побежала бурно кровь. До сих пор не верю, что ты рядом, Моя первая, горячая любовь. https://i.mycdn.me/i?r=AyH4iRPQ2q0otWIFepML2LxRL34tw9brXlkafBmFMqhl1w
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты