Позволь мне остаться с тобой, Хаку!

Гет
R
В процессе
3
автор
Размер:
планируется Миди, написано 6 страниц, 1 часть
Описание:
— «Мне кажется, я тебя знаю», — эти слова так и засели в голове у девчушки.
Он ей обещал, что вернётся. Она ему верит и ждёт. Дни сменялись неделями, они месяцами, а месяцы - годами. Спустя пять мучительных лет Тихиро больше не выдерживает и решает идти на поиски Хаку.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
3 Нравится 1 Отзывы 0 В сборник Скачать

Глава первая. "Спустя годы ожиданий"

Настройки текста
Примечания:
Вообще работа запланирована на зиму и конец весны. Приятного прочтения!
      Красивая девушка стояла около окна, задумчиво наблюдая за длинными плывущими облаками. Её взгляд был затуманен. Она явно была не здесь, а где-то унесённая в другой мир… Девушка рвано выдыхала, будто начинает задыхаться. Она испуганно раскрывает глаза, нервно делая шаг назад. Но внезапно... — Тихиро? — девушку аккуратно обхватывают за локоть, разворачивая. — Ты… плачешь? Все хорошо?       Тихиро медленно отводит взгляд от окна, переводя его на подошедшего парня. Она непонимающе смотрит на одноклассника, а затем чувствует, как по щеке что-то скатывается. Тихиро кладёт руку на щеку, проводя по ней. Парень удивленно смотрит на девушку, не понимая, что она сейчас чувствует. Что с ней? — Прости, нет, не плачу, — девушка быстро стирает слёзы и выдавливает вымученную улыбку. — Какой у нас следующий урок? — Уроки закончились, сейчас клубная деятельность, — отвечает черноволосый, отпустив девушку. Парень глубоко вздыхает и расстегивает две верхние пуговицы, помахав ладонью перед лицом. — Ты пойдёшь сегодня? — Да, да, наверное, — Огино, явно потерявшаяся во времени и пространстве отвечала как-то отдаленно. — Спасибо, Каонари.       Тихиро неловко подходит к парню и приобнимает, прощаясь. Но чуть отстранившись, чувствует, как её притянули за затылок. Девушка не противится и утыкается ему в плечо, прижимая к себе. Еще несколько капель слёз упали на рубашку Каонари, быстро впитавшись, а затем и оставив мокрое пятно. Хорошо, что она черного цвета. — Спасибо тебе, Каонари, — Тихиро фальшиво улыбается, отстранившись. — Прошу, присматривай за мной дальше… И будь рядом, я ценю это.       "Безликий" кивает. Он тепло улыбается, аккуратно потрепав девушку по голове. Парень вальяжно закидывает портфель за спину и проходит мимо девушки, усмехнувшись. — До встречи, Тихиро! — Каонари разворачивается и смотрит ей в глаза, так и не остановившись. — Я зайду за тобой в понедельник, будь на готове.       Девушка тихо кивает и переводит взгляд в окно, куда недавно так пристально смотрела. А затем, очнувшись, развернулась и, закинув рюкзак на одно плечо, медленно пошла по пустому безлюдному коридору. "Безликий", смотря на ее удаляющуюся спину ещё несколько минут, тоже разворачивается и спешит к своему клубному кабинету.       Тихиро Огино. Девушка шестнадцать лет. Пять лет назад приехала из большого города в эту заброшенную деревушку. Родители работают сутками, стараясь обеспечить дочь, поэтому, можно сказать, что ещё тогда, пять лет назад, она осталась совсем одна. Каждый день ее встречает пустой деревянный домик, окружённый лишь сухой травой и шиповником. В школе ее приняли не сразу, да и сейчас не принимают, ведь девочка не горела желанием с кем-то дружить и общаться, но после того, как с ней заговорил местный красавчик, Каонари Каонаи, все так и стали липнуть со своей «дружбой». Ей это было не нужно. Тихиро хватало внимания и общения. Но с "Безликим" очень сблизилась. Он казался ей очень близким и своим. Огино не могла это объяснить, но ей просто нужен он. Не думайте, что это привязанность, Тихиро понимала это, поэтому и использовала его. Да, она просто хотела, чтобы её оставили в покое, а Каонари это может устроить. Рядом с ним Тихиро чувствует себя Королевой, находящейся под защитой от "простых людей". Но никто, никто кроме Тихиро не знал её так хорошо, как она себя. Она не хочет быть Королевой, не хочет манипулировать никем. Просто так сложилась судьба. Её судьба, которую Тихиро ненавидела всем сердцем. Будь проклято здесь все. И все же, девушка не могла отрицать того, что "Безликий" похож на Него.       "Безликим" его назвала сама Тихиро. Из-за того, что парень всегда подкрадывался так тихо и незаметно, девушка никогда не видела его тела и лица. Это пугало русоволосую, но узнав, что парень является сыном мафиози, все поняла. Не зря он знает все боевые искусства.       Каонари Каонаи. Семнадцатилетний парень, имеющий с детства серые пронзительные глаза и черные, как смоль, волосы, торчащие в стороны. Его семья - это Мафиози. Никто не знает, чем они торгуют, что делают, но страх это вселяло. Парень единственный сын в семье, поэтому на него возлагаются большие надежды. Сам Каонаи знал в совершенстве 10 языков, владел боевыми искусствами, имел отлично по всем предметам и выйграл 252 школы по городу, вытянув это захолустье на 34 строчку рейтинга в мужском спорте. Недавно был приглашен в состав Токио по баскетболу, на что тот согласия пока что не дал. Парень очень дружелюбный, но только на первый взгляд. Любит обводить всех вокруг пальца и манипулировать, уничтожая человека без физической силы. Умен и умеет подстраиваться под ситуацию. Хладнокровен и беспощаден.       Дойдя до класса рисования, девушка уже потянулась к ручке, но вдруг замерла. — «Тихиро, Принцессы заходят первые, проходи!» — Тихиро разворачивается в сторону и замирает.       Внезпно дверь скрипнула и Огино, как ошпаренная, отпрыгивает от нее, держась за руку. Девушка тяжело дышит, падая на колени. Её эмоции сменяются одна на другую. В испуге она поднимает руку на уровне глаз. Дрожит… боится? По щекам давно катятся слезы, но кажется, она только что их заметила. — «Тихиро…» — вновь этот тихий и будоражащий голос. — Что это? Галлюцинации? Я схожу с ума? — Тихиро чувствует, как щипает на глазах, а на концах скапливаются слёзы. — Помогите мне… кто-нибудь… Девушка закрывает рот руками, стараясь не выдавать своих всхлипов. Но получалось плохо. Она садится в самый дальний угол, уткнувшись в сложённые руки на колени. Все тело дрожит. Не замечая за собой, Тихиро погружается в сон. По коридору эхом прошёлся звук цокающих каблуков. С каждой минутой звук становился всё чётче слышен. Огино, все еще не проснувшись, слышит задним фоном звук, постепенно пробуждаясь. — Тихиро! Тихиро! — девушку будит ласковый женский голос. — Просыпайся, милая! Боже мой, ты снова плакала? Огино поднимает размытый взгляд на источник голоса. Девушка всхлипывает забитым носом, а затем стирает остатки скопившихся слез на глазах. — Тётушка Дзэниба? — Тихиро, опираясь на стену, приподнимается. — Простите, что нашли меня в таком виде. — Ничего, — женщина улыбается, потрогав лоб девушки. — У тебя не болит голова? Щеки горячие, Тихиро… Огино отрицательно мотает головой, поднимая с пола портфель. Девушка устало улыбается. — Пойдём в мою скромную комнатку, твой мольберт возьмём туда, — Женщина берет девушку за руку. — Я помогу тебе закончить её. Тихиро наконец-то радостно улыбается и, кивнув, следует за учительницей. На самом деле для Огино она давно стала родным человечком. В отличии от директора этой школы, Госпожи Юбабы, ее сестра-близнец, Дзэниба, была женщиной спокойной, мудрой, ласковой. Только благодаря её поддержке и мудрым советам, Тихиро не сошла с ума в этой школе от одиночества и своих проблем. Небольшой личный кабинет Дзэнибы находился на втором этаже, в самом дальнем коридоре, рядом с кладовой клуба Художеств. — Тихиро, иди, милая, открывай пока кабинет, — женщина быстро отдаёт ключ девушке, подгоняя ее в спину. — Я принесу твой мольберт и холст. Не успела Тихиро ничего сказать, как след от женщины уже простыл. Лишь пожав плечами, девушка встряхнула головой, избавляясь от ненужных мыслей, и поспешила вперёд по коридору. Сама комнатка представляла собой небольшую кровать, размещённую слева. Она-то и занимала половину места. Именно здесь Тётушка Дзэниба позволяла девушке отдыхать и часто сама оставалась с ней поболтать. Тихиро нравились ее монологи, сама женщина ей уже заменила бабушку, а может даже и мать. Вся правая часть была свободна, только одно дряхлое кресло-качалка занимало ещё место. На кровати были небрежно разбросаны кисти и старые краски. А на пледу, которое покрывало кровать виднелись пятна. — Тихиро, милая! Ну что же ты стоишь на пороге? Давай, заходи! — Дзэниба всегда любила спешить, особенно, когда дело касается Тихиро. — Не толпись! Иди лучше включи свет, поторопись! Огино, быстро сняв портфель, кинула его на кровать, подбежав к самой дальней стене. Нажав на выключатель, девушка зажмурила глаза. Маленькая лампа, которая висела прямо посередине совсем оголенная, частенько мигала и давала совсем небольшой свет. — Ну? С чего начнём? Поболтаем или…? — Дзэниба занесла мольберт и поставила его прямо над единственным источником света. Женщина достала из-под подмышки холст и поставила прямо перед Тихиро обратной стороной. — Будем рисовать, — уверенно произносит девушка, перевернув картину к себе лицом. — Ради него… я обязана её дорисовать. — Хорошо, — теперь уже неспеша произносит Дзэниба, запирая комнатку на ключ. — Какие краски ты видишь на этой картине? — Не знаю, — заворожённая произносит Огино, поочерёдно выдавливая на старую палитру краски из тюбиков. — Но знаете, я стала по-немногу забывать черты его лица… Он наверное так изменился. Тихиро опускает взгляд в пол, а на лице проскальзывает грустная улыбка. Рука девчушки дрожит, и она опускает кисть вниз, пытаясь унять дрожь и продолжать набрасывать рисунок. — Не знаешь, как начать? — задаёт вопрос Дзэниба, поставив потрёпанное кресло-качалку рядом с кроватью, где сидела Тихиро. — Расскажи мне, какой он был? — Хаку? — девушка откидывает голову назад, погружаясь в памятные воспоминания, что так часто греют ее душу. — Он очень добрый… Знаете, Хаку такой замечательный! Он всегда за мной приглядывал, защищал ото всех. Он часто ругал меня, а я, дурёха такая, никогда его не слушала, обижалась на него. Он меня даже с сестрой старшей познакомил, чтобы за мной тоже стали приглядывать! Хаку оберегал меня, а однажды даже ногу сломал, попав под удар падающей балки, а меня оттолкнул, подставившись под удар. Я так любила проводить с ним время… Все, что я помню сейчас, это его расплывчатые черты лица и прекрасную улыбку, но такую улыбку он дарил только мне! Я уверена! Но зато я помню все моменты с ним! Абсолютно все! Каждые дни, проведённые вместе! Но я начинаю забывать его внешность и мне так больно, Тётушка Дзэнибе! Однажды я проснулась, а по щекам катятся слезы, и, представляете, я не понимала почему… Может, я схожу с ума? Из-за него я так страдаю, а он, наверно, даже не помнит меня. Если бы захотел, он бы не исчез так внезапно! Он ведь обещал найти меня! Он очень красивый, наверняка, уже нашёл себе много друзей, прекрасную девушку… — Да ты влюблена в него, Тихиро! — тихо говорит женщина, улыбаясь картине. Огино замерла, прислушиваясь к каждому слову Дзэнибы. — Но как ты можешь утверждать, что он красивый, если забыла его черты лица? Этот вопрос поставил девушку в тупик. Действительно, а как она может говорить, что он красивый, что у него чудесная улыбка, если не помнит его черты? — Сердце и рассудок вместе не работают, Тихиро, — Дзэниба встаёт позади девушки, уверенно взяв руку девушки в свою, проводя линию по картине. — Сердце пытается сохранить твои чувства и дорогие воспоминания, а рассудок только моменты, но эти моменты — факты. Тебе нужны чувства, а не картинки. Тихиро радостно усмехается, уверенно сжав кисточку в пальцах. Дзэниба отпускает руку девушки и вновь садится на свое кресло. Огино еще немного колеблется, но затем, оценочно пробежавшись по наброску, девушка смешивает светлый зелёный и желто-персиковые оттенки. Женщина тепло улыбается и кивает. Спустя некоторое время, кареглазая вновь опускает кисточку вниз. — Вы как всегда говорите загадками! — возмущается Тихиро, положив краски. — Я не понимаю! — Представь, что все картины мира вдруг станут серо-белыми, — говорит Дзэниба, смотря на потолок. Лампочка вновь начинает моргать. — Все эмоции и воспоминания станут просто ничего не стоящими кусками жизни. Все художники перестанут писать картины… — Почему же? — наивно спрашивает Тихиро, обернувшись к Дзенибе. — Разве художникам главное не нарисовать и все? Просто показать свой талант… — Скажи мне, Тихиро, почему ты скрываешь от меня свои чувства? Ты ведь так не думаешь на самом деле, верно? — Тихиро вздрагивает и сжимает руки на коленях, опустив голову вниз. — Картины — это не просто рисунки, не просто показ своего таланта. Картины пишутся с большим трудом, очень длительным временем, ведь художники вкладывают все чувства и эмоции. Каждый день сидя над картиной с разными эмоциями, художник накладывает разные оттенки краски, разные линии, формы… Ты хочешь закрыться от всех лишь потому, что боишься… Боишься, что они уйдут также, как и Хаку. Бросят тебя, крепко влюбив в себя… Огино зло берёт черную краску и, ни с чем не смешивая, хочет нанести. — Он не влюбил меня в себя! Он меня не бросил! — девушка вскакивает со стула, опрокинув его. Уже поднеся кисточку к холсту, она добавляет. — Как же я его нена... — Люблю, — закончила женщина, умиротворенно смотря на картину. Тихиро ошарашено останавливается, обдумывая слова тётушки. — В глубине твоего сердца ты любишь его, но сама себя заставила верить, что ненавидишь. Тебе грустно, что он так и не пришёл к тебе, грустно от того, что думаешь о нем, думаешь о том, что он забыл тебя или в его сердце появилась другая. Но милая, а как же его обещание? Думаешь, оно ничего не значит для него? Девушка вновь плачет. Уже горько и не скрывая ничего. Пусть все уже услышат её, крик её души, пусть поймут, что у неё тоже не все хорошо, что она такой же человек, с такими же чувствами, что и все окружающие. Она имеет свое мнение, пусть оно и странное. Дзэниба прижимает девушку к себе, тепло гладя по голове. Тихиро лишь сильнее прижимается к женщине, утыкаясь ей в грудь. Рубашка уже промокла от слёз, а со временем и девушка стала притихать. Огино наносит синюю краску на холст, разбавив белым, а после берёт фиолетовый и голубой, смешав на палитре. После этого Тихиро откидывается назад на кровать и... замирает. — И все же… — Дзэниба поднимается с кресла, аккуратно переложив девушку по-нормальному на кровать. — Хаку, прошу, возвращайся к ней, а иначе… она никогда не закончит картину. Женщина смотрит на картину, где ярче всего был выделен зимний фон. Такой красивый. Смотря на картину, хотелось тоже улыбаться. Она не добавила ни одного серого, чёрного и коричневого цвета… Уголки губ Дзэнибы поднимаются вверх. Она быстро накидывает на картину белую ткань и ставит мольберт в угол. Повернув голову в сторону, Дзэниба внимательно смотрит на лицо Тихиро. Подойдя к ней, женщина аккуратно достаёт плед из-под тела Огино, накрывая ее. Выходя из кабинета, женщина кладёт что-то на пол и выходит, запирая дверь.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты