Мой личный граф

Слэш
PG-13
Закончен
160
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Миди, 31 страница, 1 часть
Описание:
Антон считал полным бредом путешествия во времени, пока в его жизнь не ворвался граф из прошлого.
Примечания автора:
Прошу простить, если будут исторические неточности. Гуглила по возможности всё, что было.
В последнее время стала, как и многие, замечать, что химии между парнями всё меньше и меньше. Но все же этакий небольшой "подорожник", в итоге, получился. Поздравляю всех с первым днём зимы и приятного прочтения!
Вдохновилась фильмом "Рождество вне времени", если будет желание, можете взглянуть, но тогда возможны спойлеры.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
160 Нравится 11 Отзывы 41 В сборник Скачать
Настройки текста
      Это было двадцать пятое декабря две тысячи двадцатого года, однако запланированные для посетителей мероприятия в графском доме-музее шли своим чередом. И сегодняшний день не стал исключением.       – Итак, здесь вы можете видеть кабинет графа Арсения Сергеевича, – экскурсовод приоткрыл дверь перед посетителями, позволяя лицезреть буквально святую-святых дома Поповых. Здесь владелец размышлял над будущими торговыми путями. Именно благодаря вложениям графа Попова были открыты многие направления. – Это его письменный стол, – продолжал тем временем экскурсовод, проходя вглубь комнаты, – говорят, что Арсений Сергеевич часто оставался здесь по ночам, пытаясь продумать правильную тактику для торговли с иностранными государствами. К сожалению, ровно три сотни лет назад граф Попов исчез из собственного дома. До сих пор неизвестно, что могло произойти в тот роковой вечер. Одни считают, что граф увяз в долгах и вынужден был скрываться под чужим именем, другие – что Арсения Сергеевича убил человек, с которым они находились в давней конфронтации. Думаю, что имя Алексея Молитова вам ни о чем не скажет. Он происходил из дворян, однако был слишком азартным игроком в карты, так что через несколько месяцев после исчезновения графа Попова, имение было разорено, а торговое предприятие проиграно в карты. Хотя у него были значительные перспективы в отсутствие конкурента. Но, к несчастью, и торговое дело самого Арсения Сергеевича без должного руководства быстро пришло в упадок.       – Скажите, а были ли найдены какие-то улики, указывающие на то, что от графа избавились? – задала вопрос девушка, внимательно слушавшая лекцию.       – Честно говоря, сейчас об этом уже невозможно сказать точно, – экскурсовод поправил очки на лице, ещё раз окинув взглядом потерявший хозяина кабинет. Сквозь раздвинутые шторы светило зимнее солнце, придавая чуть больше живости обычно мрачному помещению. Чаще всего окна были плотно закрыты, а дверь кабинета почти всегда заперта – Попов не любил, когда его беспокоят. В этой же комнате была собрана обширная библиотека с самым разным содержимым. От географических открытий до бульварных романов. Арсений Сергеевич был человеком любопытным, и часто с его легкой руки университеты получали деньги на какие-нибудь научные эксперименты. Его исчезновение значительно ударило по многим людям. – Его камердинер рассказывал, что в последнюю ночь граф пребывал в прекрасном расположении духа и, похоже, ожидал посетителей из университета. Однако после их ухода слуга лично убедился в том, что Арсений Сергеевич в полном порядке. Тот задумчиво смотрел в окно в своем кабинете, размышляя о чем-то. Убедившись, что графу ничего не требуется, камердинер отбыл в свою комнату. На следующий день Попова никто не смог найти. Его сюртук висел на стуле, а свечи в кабинете были полностью оплавлены, однако следов пребывания посторонних не нашли. Двери были заперты изнутри, так что их пришлось ломать. Одно же окно с вечера стояло нараспашку.       – Потрясающе, – выдохнул кто-то в толпе.       – Эта тайна до сих будоражит многие умы, – словно бы подтвердил экскурсовод. – Кроме прочего, на столе графа была найдена небольшая шкатулка из камня. Её датировали более ранними веками, да и относили чуть ли не к африканским поселениям.       – Вы хотите сказать, что в одном из путешествий был найден какой-то древний артефакт? – поинтересовалась вновь любопытная девушка.       – К сожалению, судить об этом уже нет возможности, вещь исчезла через пару дней и до сих пор не была найдена, – экскурсовод развёл руками, признавая некомпетентность своих давних коллег.       – Уважаемы дамы и господа, – в дверном проёме неожиданно появился парень, одетый в костюм лакея. – Прошу вас пройти в столовую на чаепитие.       До этого тихо слушавшие лекцию посетители вмиг немного расслабились и начали переговариваться между собой, направляясь в комнату для приёма пищи, с которой их уже успели познакомить.       – Ну, Дмитрий Тимурович, поделитесь, как всё прошло? – работник подошёл ближе к коллеге, наблюдая, как, озираясь, посетители идут в нужном направлении через узкий коридор. С Димой Позовым они были знакомы довольно давно, но мужчина был немного старше, хотя абсолютно не обращал на возраст внимания при общении.       – Ох, прекрати, Антон, я не настолько стар, чтобы обращаться ко мне на «вы», – Дима усмехнулся, посмотрев на парня. – Загадал загадку ещё десятку посетителей. Думаю, что они подумают о том, что могло бы произойти с графом. Кто знает, может быть, однажды мы сами узнаем ответ.       – Как стать известным – исчезнуть при загадочных обстоятельствах, – усмехнувшись, прокомментировал Антон, направляясь в сторону столовой.       Ему нужно было проследить, чтобы официанты накрыли стол. Шастуна радовало, что дом-музей имеет успех. Парень был здесь вроде администратора и заведующего хозяйственной частью. Именно он следил за тем, чтобы все вещи оставались на своих местах, не были потёрты или испорчены. К тому же его, как и многих, привлекла эта загадочная тайна, так что, окончив исторический факультет, Антон устроился в этот музей, чтобы поближе узнать о личности Арсений Сергеевича Попова.       Проходя мимо большого портрета, повешенного в гостиной, Антон вновь посмотрел на владельца этих хором. Темноволосый мужчина взирал на всех голубыми глазами с некой надменностью и был абсолютно серьёзен. Антон всегда удивлялся, как художнику с такой точностью удалось передать цвет глаз. Казалось, что во взгляде плещется океан. Официальный костюм и туго повязанный шейный платок. Воплощение сильного и целеустремленного человека, однако же, авантюрные проекты по торговле с малоизвестными дальними странами выдавали совершенно другого человека. Теперь уже никто не расскажет точно.       Пока Антон застыл возле портрета графа, гости успели устроиться за столом, и официанты, одетые под эпоху расцвета графского дома, начали расставлять блюда со сладостями. Это не было какой-то долгой трапезой, но все же чай гости могли попить вполне спокойно. Кроме того, в новогодние вечера, бывало, какой-нибудь богатый бизнесмен организовывал здесь полноценный праздник в стиле восемнадцатого века. Тогда из роли не выпадали весь вечер. Приходилось мило улыбаться и кланяться дамам и господам, пришедшим на приём. Тогда же появлялся и сам граф Попов. Конечно, это был всего лишь актёр, одетый под стать, и загримированный так, что едва ли отличить от настоящего. Гости были всегда в полном восторге.       – Давай я прослежу за чаем, – предложил Дима, пришедший следом за Антоном в столовую. – Это последние посетители на сегодня. А ты, я слышал, снова собираешься заменять нашего заболевшего охранника.       – Куда деваться, – Антон развёл руками. – Все равно дома делать нечего.       – Завёл бы себе уже кого-нибудь и не торчал в пыльном доме целыми днями, – покачал головой Дима. – Ты скоро сам станешь экспонатам в этом музее. Знай, что я не смогу рассказать о тебе ничего лицеприятного.       – Часть команды – часть корабля, – усмехнувшись, отозвался Антон. – Ладно, пойду в пристройку отлежусь немного. Заскочишь ко мне, когда пойдешь домой.       – Без проблем, – Дима отдал честь двумя пальцами и направился к гостям, которым уже разлили чай.       Антон уже дремал, когда друг заглянул к нему через час в каморку прислуги.       – Шаст, я скрылся в неизвестном направлении, – предупредил Дима и, махнув рукой, ушёл домой. Теперь очередь Антона вступать на дежурство.       Вообще говоря, за домом можно было прекрасно следить и отсюда. Камеры были установлены во всех помещениях, днём, пока не было охранника, за порядком следила гардеробщица тетя Люда, которая закрывала свою поднадзорную комнату и сидела на посту. По мнению Антона, она была какой-нибудь служащей в тюрьме в молодости, потому что её цепкий взгляд не раз ловил какие-то хитрые движения, которые воришки производили, пытаясь присвоить что-то из графского имущества.       Но вот сам Шастун предпочитал следить за порядком непосредственно на месте, вслушиваясь в тихие скрипы старого дома. Иногда он позволял себе устраиваться в графском кресле, зажигая свечи, и размышлял о том, о чем думал сам владелец, сидя здесь. Часть книг Попова Антон изучил и сам, пока другие не видели, конечно. Димка, правда, подозревал, что друг не просто так остается в музее на ночь, но, в конце концов, они были любопытными историками, которые пытались узнать больше, так что руководству не сообщал, понимая стремления коллеги.       Сегодня был один из таких дней, когда не хочется заниматься какой-либо научной деятельностью, так что Антон, проверив все помещения в доме, вернулся в графский кабинет и, закрыв окна шторами, чтобы не доставал свет фонаря, зажёг единственную свечу. Комната при таком освещении выглядела мрачно – казалось, что из каждого угла на тебя вот-вот выпрыгнет какой-нибудь монстр, а из-за плотных штор появится злодей. Шастун просто представить не мог, как человек мог находиться здесь в течение долгого времени и не сойти с ума от давящей атмосферы. Хотя, кто знает, что испытывал сам Арсений Сергеевич в этом доме. Он не привел в дом супругу, хотя его возраст уже перешагнул за тридцать, и он был видным женихом. Говорят, что многие знатные господа пытались сосватать ему своих дочерей, но Попов вежливо отклонил все предложения. В доме было лишь несколько слуг, которые предпочитали проводить время в своей части. Огромный и пустой особняк. Неужели мужчине не было здесь одиноко? Поговаривали, что владелец даже не использовал по ночам свечи, когда передвигался по комнатам, зная расположение каждой ступени и досточки наизусть.       – Вы просто набор загадок, Арсений Сергеевич, – выдохнул Антон, проводя ладонями по столу. Шастун представил, как этой же чуть шершавой поверхности касался сам граф. Это было неким откровением, которое не могли позволить себе обычные посетители. Дом тихо поскрипывал из-за ветра, так как за окном началась настоящая вьюга. Антон прикрыл глаза, вслушиваясь в снежную песню, и вдруг среди бури разобрал звук шагов.       Они звучали так уверенно, что Шастун даже немного испугался. Стал бы воришка так откровенно объявлять о своем присутствии? Затушив свечку, Антон быстро поднялся из-за стола и подошел к прикрытой двери в кабинет, прислушиваясь к происходящему. Кто-то торопливо поднимался по лестнице, а потом зазвучали шаги, приближающиеся к месту, где как раз сейчас находился ночной охранник. Антон торопливо скрылся за плотной шторой, чтобы не привлечь к себе лишнего внимания. Нужно было сначала убедиться, что возможный ночной воришка не имеет при себе оружия. А то простой шокер против пистолета – такая себе защита. Тем временем шаги прошли мимо кабинета, а затем послышался тихий скрип и щелчок какого-то механизма. Через мгновение в кабинете что-то зашуршало, и проникший внутрь визитер направился к столу. Антон смог разобрать шорох бумаг. Только сейчас он подумал о том, что, похоже, в кабинете был тайный проход, который до сих пор никто не смог обнаружить. Откуда же тогда этот человек знал о нём?       – Ничего не понимаю, – произнёс неожиданно мужской голос, заставив спрятавшегося вздрогнуть. – Не мог же я оставить кресало в столовой… – Затем говоривший замолчал, и наступила тишина. Только за окном по-прежнему завывала вьюга.       Антон, решивший, что ночной посетитель не слишком опасен, резко дёрнул штору и включил фонарик, ослепляя неудавшегося воришку ярким светом. Мужчина, стоявший перед ним, инстинктивно прикрыл глаза рукой, пытаясь понять, что происходит.       – Кто вы такой? – строго спросил Антон, вглядываясь в незнакомца. Только сейчас Шастун заметил, что мужчина только в одной рубашке с воланами. Оставил куртку внизу?.. – Решили поиграть в графа?!       – Это я должен спрашивать, что вы делаете в моём кабинете? – возмущённым голосом поинтересовался мужчина, опуская руку, так как глаза немного привыкли к новому освещению, да и Антон опустил фонарик. – Как вы попали в мой дом? – требовательно повторил незнакомец, складывая руки на груди.       – Что?! – Антон удивлённо поднял брови, его даже начала смешить возникшая ситуация. Какой-то сумасшедший, видимо, посчитавший себя графом, врывается в музей ночью, так ещё и требует какого-то отчёта. Шастун даже дотянулся до шокера, висевшего на поясе, – мало ли, что может учинить неизвестный.       – Вы сейчас находитесь в моём доме, милейший, и если вы сейчас не скажете, как сюда попали, я попрошу камердинера сходить за полицейским! – мужчина, похоже, был настроен вполне серьёзно и, казалось, даже не шутил. Может быть, так сильно поверил в собственную легенду, что окончательно тронулся.       – Я здесь главный администратор и отвечаю за безопасность, так что вопросы буду задавать я! – твёрдо проговорил Антон, затем все же добрался до электрического рубильника и включил свет.       Оба невольно зажмурились, пытаясь привыкнуть к новой обстановке. Но, как только Антон открыл глаза, то обомлел. Перед ним стоял граф Попов собственной персоной. Либо же человек, максимально походивший на него. Одежда тоже соответствовала восемнадцатому веку. Да даже туфли и белые чулки вполне могли сойти за графские.       – Что это? – мужчина посмотрел на потолок, где были размещены споты. Их пытались максимально спрятать, однако получилось не слишком хорошо. В любом случае, когда включался свет, было понятно, откуда он.       – Вы издеваетесь надо мной? – Антон даже растерялся. Честно говоря, он не совсем знал, как действовать с сумасшедшими. Вроде, их нельзя злить.       – Почему на столе не хватает несколько вещей? Вы их взяли? – мужчина, выдававший себя за графа, строго посмотрел на Шастуна.       – Вы в музее, здесь никто ничего не трогает, – вздохнул Антон.       – Музей? – незнакомец нахмурил брови, пытаясь разобраться. – Я не понимаю… Я только дошёл до столовой… Простите, а какой сейчас год?       – Две тысячи двадцатый, – вздохнув, отозвался Антон. Он уже раздумывал над тем, чтобы достать мобильный и позвонить в полицию. Было непонятно, что делать с этим «Поповым».       – Святой Пётр, – мужчина осел в кресло, с ужасом уставившись на Антона. – Как это могло случиться? – Он облокотился на стол, закрыв лицо ладонями.       – Послушайте, не знаю, кто уж вы, но давайте спустимся вниз. Не хочу, чтобы в кабинете был посторонний, – предложил Антон, все-таки решившись убрать шокер.       – Чужой в собственном доме, – горько усмехнувшись, покачал головой мужчина. – Я Арсений Попов, и могу предположить, что это вы здесь не к месту. Но, видимо, моё мнение уже не имеет веса. – Он поднялся, оправив рубашку, и решительно последовал на выход.       – Так-то лучше, – выдохнул Антон, которого начала напрягать возникшая ситуация. Честно сказать, от настоящего графа мужчину было не отличить. Однако Шастун, изучивший все источники информации по Попову, мог точно сказать, что у того даже не было любовницы, которая могла бы понести. Наверное, в такие моменты люди начинают верить в реинкарнацию.       Антон проводил мужчину до комнаты охранника, не став вызывать полицию. Вообще, Шастун не очень жаловал всю ту бюрократию, которая проникла и в сферу обеспечения порядка, так что предпочитал решать проблемы самостоятельно. Вроде, неожиданный ночной визитер не собирался буянить. Только озирался, с любопытством осматривая окружающую обстановку. Почему-то особенно удивленно посмотрел на компьютер, но промолчал.       – Итак, я хочу услышать вашу версию событий, – устроившись на стуле напротив тахты, куда усадил мужчину, попросил Антон.       – Наверняка мои слова покажутся вам невозможными, но, похоже, я каким-то образом перенесся в будущее. Звучит, как выдумка, понимаю, – улыбнувшись уголками губ, произнес мужчина, заметив с каким сарказмом смотрит на него охранник порядка. – Я принимал людей из института сегодня… То есть в 1720 году. Они принесли мне шкатулку африканского племени, которую доставил один из моих кораблей. Говорят, она обладает каким-то магическим даром. Я хотел изучить вещицу, да, похоже, случайно активировал. Спустился в столовую, а вернувшись, обнаружил вас.       – Вы правы, звучит, как полнейший бред, – Антон вздохнул, устало потерев лицо ладонью. Спать хотелось просто неимоверно, и, в целом, парень почти готов был отпустить визитера на все четыре стороны. В конце концов, ничего не было повреждено. Но все-таки сообщить в психдиспансер следовало, может быть, сбежал какой-нибудь пациент. Только ночью они, наверное, не работают, а лезть искать информацию не хотелось.       – Послушайте, я знаю, что прошу слишком многого, но мне просто нужна та шкатулка, возможно, у меня получится вернуться домой.       – Она была украдена из кабинета через пару дней после исчезновения графа, никто не смог её обнаружить, – не задумываясь, ответил Антон. Уж он знал назубок всю историю Попова.       – Какое кощунство, – возмущённо всплеснул руками Арсений. Антон решил, что будет так его называть, раз уж тот не стал представляться другим именем. – Вижу, вы всё ещё мне не верите. – Вздохнул мужчина, расстроенно посмотрев на задумавшегося парня. – Может быть, есть способ доказать, что я это я?       – Есть у меня одна идея, – все-таки решился высказаться Антон. Он вспомнил, что его сокурсница работала в лаборатории, где исследовали различные останки. Возможно, в одном из филиалов можно было провести тест ДНК. Все-таки граф выглядел слишком настоящим. – Только ночью никто ничего делать не будет.       – Если это уверит вас в моей подлинности, то я готов подождать, – Попов кивнул, давая разрешение на любые действия.       – Меня зовут Антон, и лучше на ты, не люблю официоз, – махнул рукой парень, поднимаясь. – Я закрою вас здесь, уж простите, мне нужно проверить территорию. Надеюсь, что не будет никаких сюрпризов.       – Арсений, – мужчина улыбнулся, – раз уж ты позволяешь к себе обращаться таким образом. И, конечно, никаких сюрпризов. – Попов поднял руки вверх, показывая, что не задумывает ничего преступного.       – Тогда доброй ночи, – Антон кивнул и вышел, закрыв за собой дверь на ключ. Из комнаты охранника все равно не было другого выхода.       В последнюю пару минут его мучило чувство, что его могут легко обмануть, и сейчас сообщник этого Арсения уже обчистил весь дом. Антон старался во время разговора кидать взгляды на камеры, но на не слишком больших картинках было трудно что-либо рассмотреть. Взяв шокер наизготовку, Шастун вновь направился в дом. Где никого не обнаружил. Все окна были плотно закрыты, а на рамах едва заметно мигала сигнализация. Всё было на своих местах. Драгоценности и письменные принадлежности, старые книги. Никто не забирался сюда. Антон проверил всё дважды прежде, чем окончательно убедился, что ни один предмет даже не сдвинут с места, а уж кому, как не ему знать расположение мелких деталей интерьера. Сам расставлял.       Вновь вернувшись в кабинет Попова, Антон устроился в кресле. Мужчина, оставшийся в комнате охраны не давал покоя. Так, размышляя о произошедших событиях, Шастун и сам не заметил, как уснул прямо в кресле, – напряженный вечер, в конце концов, дал о себе знать.

***

      – Ох, посмотрите, графская персона, – голос Димы прорвался сквозь пелену сна, отчего Антон поморщился. Шея затекла и болела, да и тело чувствовало себя не лучше. – Слушай, честно скажу, охранник из тебя не очень. Ты кого там в кровати в каморке оставил, а, ловелас?       – А? Что? – спросонья Антон никак не мог сориентироваться.       – Понятно, говорю, почему ты здесь по ночам остаёшься, – усмехнулся Позов. – Устроил реконструкцию с каким-то мужиком, а потом занялся любовью в стиле восемнадцатого века? Чего ж не дома на удобной кровати, тахта жестковата для подобного…       – Твою ж мать, – тут Шастун вспомнил, что оставил Арсения запертым в комнате охраны. – Он всё ещё там?       – Да, спал, как младенец, – со смешком произнёс Дима. – Видать, неплохо ночь провели.       – Поз… – со стоном протянул Антон.       – А я что, я ничего, только давай без подробностей, моё сердце не выдержит подобного кощунства, – все же рассмеявшись, произнёс Позов.       – Да ну тебя в пень! – Шастун легко толкнул друга плечом, проходя рядом. – Вот придёшь ещё ко мне в приставку играть, дам тебе сломанный джойстик!       – Ах, ранил в самое сердце, – схватившись за грудную клетку, закатил глаза Дима, но Антон уже не мог лицезреть спектакль, так как спешно спускался вниз.       Шастун резко распахнул дверь, тут же уткнувшись взглядом в аккуратно сложенную на стуле одежду, верхушку которой венчали белые чулки. Только тут Антон позволил себе выдохнуть. А ведь случись что, по шапке прилетело бы всем.       – Арсений, – негромко позвал Шастун, подойдя чуть ближе. Тот вовсе и не спал.       – Доброе утро, Антон, – Попов натянуто улыбнулся и поднялся, усаживаясь на тахте. – Я так надеялся, что это просто страшный сон, но, видимо, Господь не столь милостив. Так сегодня мы сможем удостовериться, что я это я? – Склонив голову набок, поинтересовался Арсений.       – Да, думаю, что это возможно, – Антон уверенно кивнул.       – Что ж, я могу подождать, – Попов кивнул, решительно поднявшись с кровати. Кажется, он не слишком смущался того, что находится в одних панталонах. А там было на что посмотреть. Антон незаметно сглотнул, отведя взгляд. – А пока возможно ли мне занять свой кабинет? Хочу изучить кое-что.       – Не знаю, можно ли, – задумавшись, отозвался Шастун. – Сюда приходит много людей, хотя…       – Так, Антон, полагаю, что пора возвращаться к работе, – даже не думая стучать, в каморку заглянул Позов. – Ошизеть… – Дима тут же замолчал, удивленно распахнув глаза. – Ты где откопал настоящего графа? – Мужчина приблизился, внимательно всматриваясь в незнакомца. Арсений не проявил какого-либо волнения, лишь с легкой снисходительностью глядя на нового человека. На Антона он смотрел куда теплее. – Боже, это же невозможно… Шаст, ты его из другого музея выкрал? Он настоящий, вообще? – Позов недоверчиво потыкал в застывшего Попова пальцем, и даже подергал за щеки, убеждаясь, что это не хорошо наложенный грим. – Так, где моя шапочка из фольги, я отказываюсь верить, что такое может быть! – В конце концов, вынес вердикт Дима, остановившись рядом с Арсением, но глядя при этом на Антона. – Шаст, признавайся, где ты его взял?       – Он сам нашелся, – пожал плечами Антон.       – Позвольте, Арсений Попов, – мужчина протянул руку Позову, которую тот с недоверием пожал.       – Дмитрий Позов, – после некоторой паузы отозвался экскурсовод, не отпуская чужой руки. – Вы потомок графа?       – Нет, – Арсений улыбнулся, – сам, собственной персоной.       – Ошизеть… – вновь повторил Позов.       – И тебя ничего не смущает? – заинтересованно спросил Антон. Реакция друга его немного настораживала. – Типа три сотни лет прошло. У графа не было детей.       – Машина времени существует… – с придыханием произнёс Позов, в благоговейном ужасе уставившись на Попова. Арсений перевёл насмешливый взгляд в сторону Антона, открывшего рот от подобного кощунства. Они, в конце концов, на долю ученые, а заявлять такое – как признаться в собственной некомпетентности. Попова же, похоже, все устраивало.       – Ты, должно быть, шутишь, – недовольно произнес Антон, глядя на Диму, который, видимо, уже прикидывал, что может расспросить у целого графа. – Ох, делайте, что хотите, – махнул рукой Шастун. Он подошел к Арсению и, пока тот не успел ничего предпринять, выдернул волос с головы. – Поз, наш граф хочет занять кабинет. – Друг лишь закивал, улыбаясь, точно сумасшедший. – Ага, понятно, человек вне зоны доступа. Присмотри за ним, я прогуляюсь по делам.       Антон ещё вчера вспомнил про расческу Попова, которую не посмели тронуть. Она была запрятана в сейфе в специальном герметичном пакете. И Шастун точно помнил, что на ней была пара волосков. Не факт, конечно, что за такое количество времени ей не причесался кто-то другой, но цвет там точно совпадал с теми, которые Антон держал в руках.       Поездка заняла целый день, так что в музей Шастун возвращался ближе к вечеру. Но теперь у него была вполне конкретная информация.       – Ты принёс мне два волоса одного человека? – после проведенного анализа спросила однокурсница.       – Хочешь сказать, что ДНК идентичны?       – Да, Антон, если ты хотел убедиться в чем-то, то результат вполне очевиден. Несмотря на то, что я торопилась, – пожурила девушка. Обычно на такой тест требовалось семьдесят два часа, но Шастун так умолял её поторопиться, что она уступила, не став спрашивать о причинах такой поспешности.       – Спасибо, буду тебе должен, – от души поблагодарив бывшую сокурсницу, Антон поторопился обратно в музей. – Черт, а я ведь не слишком уважительно с ним общался. – Покачав головой, усмехнулся Шастун, уже сидя в машине.       Попова Антон нашел в кабинете. Тот сидел за столом, обложившись бумагами, и что-то усердно изучал. Кажется, Дима снабдил его современными научными открытиями. Чуть сбоку лежал алфавит с транскрипцией к каждой букве.       – Всё успешно? – поинтересовался Антон, зайдя в комнату.       – Да, эти новые научные изобретения такие потрясающие, – Арсений поднял голову, встретившись глазами с парнем, и улыбнулся. Взгляд буквально горел жаждой знаний. – Сказать честно, я хотел просмотреть свои книги, но Дмитрий очень хитро подложил мне под руку эти учебники. И я не смог остановиться. Правда, некоторые слова для меня непонятны, но Дмитрий старался помочь. – Попов немного смутился в конце, будто нерадивый ученик, которого застали за бездельем.       – Это прекрасно, – Антон тоже улыбнулся в ответ. – Моя поездка тоже удалась. Ты действительно граф Попов. – Шастун даже поклонился, не зная, как теперь себя вести.       – Судя по всему, этот титул больше не актуален, – усмехнувшись, произнес Арсений, – так что, можно сказать, что я обычный человек. К несчастью, я теперь еще и беден, как церковная мышь.       – Не могу предложить продать что-то из ценностей, потому что это теперь собственность музея. Но ты можешь остаться на ставке актера, а то я устал играть лакея, – предложил Антон. – У нас всегда найдется место, только вот жить здесь, наверное, не получится. Наш смотритель не такой лояльный.       – Предлагаешь пожить где-нибудь на конюшне? – приподняв брови, спросил Арсений. Антон его забавлял. Его высокий рост точно выделял бы парня среди аристократов. А уж количество колец на пальцах и вовсе внушало ужас. Арсений, предпочитавший один-единственный фамильный перстень, который носил, не снимая, был впечатлен.       – Ее снесли еще в прошлом веке, – Антон вдохнул воздух через зубы, не зная, как выпутаться из этой ситуации.       – М, чудесно, – Арсений сложил руки в замок на столе перед собой, однако продолжая улыбаться. – Комнаты прислуги?       – На ремонте.       – Собачья будка? – пытаясь не рассмеяться, предположил Попов.       – Там Дружок, боюсь, что он не захочет потесниться, – Антон уже сам пытался понять, шутит или нет, предлагая графу переночевать вне дома. – Ты можешь пожить у меня, пока мы не разберемся со всем этим.       – Если это тебя не потеснит, то я приму предложение, – согласился Арсений, заметив, что Антон помотал головой.       – Я сейчас вызову такси, – сообщил Шастун, направляясь на выход.       – Что? – не понял термина Арсений.       – Карету ко входу, – выкрикнул уже с лестницы Антон.       – Ну, как твои дела? – Дима поймал друга внизу.       – Это настоящий граф, представляешь?! – Шастун бросил взгляд в сторону второго этажа, где располагался кабинет. – ДНК полностью совпало.       – Ну, так это было сразу понятно, – Позов пожал плечами, как ни в чем не бывало. – У него ж на лице написано.       – Ты слишком много смотришь Рен-тв, – посетовал Антон, набирая номер такси.       – А ты не замечаешь то, что под носом, – отбрил Позов и пошел к выходу. – И поторопись, а то запрут на ночь, пожевать до утра не сможешь. – Антон лишь молча закатил глаза. Его ночные набеги на холодильник на фигуре, в отличие от остальных, никак не отражались.       Такси подъехало через пару минут, так что Антон, отдав Арсению собственную куртку и укутавшись в плед, повел гостя на выход. Попову пришлось пережить не самые приятные пару минут, пока они торопливо бежали до автомобиля – все-таки мороз на улице был нешуточный, а туфли Арсения не располагали к подобным прогулкам. Другой обуви достать не получилось, а поменяться попросту не смогли, так как Попов носил чуть меньший размер. И Антону, вероятно, пришлось бы передвигаться босиком.       Возле машины Антон распахнул дверь перед Арсением, который торопливо забрался внутрь. Ему бы, может, и хотелось изучить неизвестное изобретение, но все нещадно мерзло, так что мужчина решил не задерживаться на улице. Антон, обойдя машину, устроился рядом, назвав нужный адрес.       Шастун, набегавшийся за день, прикорнул на сидении, а Арсений с любопытством осматривал проносящийся мимо город, не узнавая его абсолютно. Огромные здания из стекла, рвущиеся в небо, высокие каменные строения, нагроможденные с обеих сторон улицы. Моментами казалось, что место знакомое, но общего было так мало. Все изменилось слишком сильно.       – Приехали, – гаркнул водитель, остановившись возле нужного подъезда. Антон тут же подорвался, открыв глаза.       – Возьмите, – Шастун протянул водителю две сотни, после чего перегнулся через Арсения и открыл двери, чтобы мужчина мог спокойно выйти.       – Прямо, как дамочке, – усмехнувшись, пробормотал водитель, отчего Антон, не удержавшись, при выходе сильно хлопнул дверью – назло.       Арсений притоптывал рядом с машиной, так что Шастун поторопился к подъезду, чтобы, наконец, скрыться с морозной улицы.       – Это просто невероятно, – выдохнул Арсений, когда они уже ехали в лифте. Его лицо покраснело от мороза, но глаза светились поистине детской радостью. – Столько потрясающих вещей, которые облегчают жизнь. Поверить не могу, что со мной происходит это в реальности.       – Это ты еще в компьютере не разобрался, – улыбнувшись, отозвался Антон.       Уже дома Шастун познакомил человека из прошлого с душем и горячей водой без затрат на печки и костры. Арсений только удивленно глазел на центральный водопровод. Однако не высказывал сильных эмоций. Все же Попов был человеком образованным и умел принимать новую действительность с почтением.       Пока Арсений принимал душ, Антон погрел остатки вчерашнего ужина и приготовил чай. Попов появился из ванной в одном полотенце, повязанном вокруг бедер, заставив парня впасть в ступор. Мужчина был подтянутым, хоть и не имел кубиков на животе. Все же занятия фехтованием и гимнастикой давали о себе знать. Капли прозрачными бисеринками застыли на бледном теле. Арсений зачесал пальцами влажные волосы назад и с интересом посмотрел на застывшего Антона.       – Всё в порядке? – уточнил Попов, которому радушный хозяин забыл принести хотя бы обычный халат.       Антон неуверенно кивнул и скрылся в направлении своей комнаты, откуда через пару минут принес футболку и штаны. Даже парочка не распакованных трусов завалялась – мама подарила на день рождения, но на них был такой нелепый рисунок, что он так и не решился их надеть.       – Держи, – Антон буквально впихнул вещи в руки Арсению и скрылся в ванной, откуда послышался звук льющейся воды.       Мастурбировать, зная, что объект твоих мечтаний находится буквально за стенкой, было несколько экстремально, но Антон просто не смог удержаться. У него так долго никого не было, а Арсений был такой красивый, что это было выше сил Шастуна. Он ведь восхищался этим человеком, может быть, даже в некоторой степени был влюблен. В образ графа или в его смазливое лицо Антон так и не решил. В реальности, конечно, Попов оказался еще лучше.       Одевшись, Антон нашел Арсения на кухне, внимательно изучающего содержимое шкафчиков. Ревизии подверглись все приправы и баночки с чаем и кофе.       – Прости, я просто хотел посмотреть, что там можно держать, – Арсений улыбнулся, пытаясь сгладить неловкость. – Я все поставлю на место.       – Да ничего страшного, – Антон махнул рукой и сел за стол, чтобы, наконец, добраться до собственной чашки чая. Арсений продолжил изучать незнакомые вещи.       – Это чайник, да? – заметив конструкцию с водой, уточнил Попов.       – Да, работает на электричестве, – пояснил Антон.       – Я, честно говоря, так и не успел провести его у себя дома. Все откладывал, хотя уличное освещение в наше время уже работало подобным образом. Невероятно, сколько же всего нового появилось за три века, – Арсений вернул все баночки на полки и сел напротив Антона за стол. – Сейчас все живут в подобных домах? Похоже на огромный муравейник.       – Они так и называются, собственно, но не все. Наши аристократы строят дома не хуже старинных особняков в элитном районе.       – Графские замашки, похоже, есть не только у меня, – со смешком ответил Арсений. – Я, конечно, свой титул получил по наследству, но столько времени провел среди простых людей, что часто просто не мог пользоваться своим положением. Надо мной посмеивались и считали чудаковатым.       – Поверь, сейчас тоже такое встречается. Можно я кое-что спрошу? – Арсений склонил голову, готовый отвечать. – Я много часов сидел в твоем кабинете, но так и не понял, почему ты любил проводить там время в одиночестве почти в полной темноте.       – Это помогало сосредоточиться, подумать о насущных проблемах, послушать окружающую среду. Просто дом. Не знаю, густая тишина. Никуда не надо бежать, что-то делать. Время для анализа собственной души.       – Я тебя понимаю, – Антон кивнул и поднялся с места, хотя на языке все же вертелся один вопрос, но он был настолько личным, что парень не решился задать. – Я подготовил для тебя место на диване, он раскладывается, так что, думаю, по размеру не уступит графской кровати.       – А где будешь спать ты? – тут же поинтересовался Арсений, не желая стеснять хозяина квартиры.       – На полу много места, – Антон пожал плечами, – брошу матрас и нормально.       – Я бы мог лечь на пол, – предложил Арсений. Конечно, ему не приходилось спать подобным образом, но слишком докучать щедрому Антону не хотелось.       – Ерунда, бывало и хуже, – отмахнулся Шастун, и Арсений не стал настаивать, хотя остался при своём мнении.       – Доброй ночи, – пожелал Антон, щелкнув выключателем после того, как Попов устроился на диване.       – Ночи, Антон. Спасибо за все, – отозвался Арсений и, отвернувшись, закутался в одеяло с головой.       Антон поневоле улыбнулся и тихо прокрался к своему месту. Ночь обещала быть долгой.       Утром Шастун проснулся от ощущения, что на него кто-то смотрит, причем настолько пристально, что чувствовалось буквально затылком. Спросонья дотянувшись до телефона, Антон проверил время: до будильника оставалось десять минут – уснуть уже точно не получится.       – Доброе утро, – пробормотал Шастун, даже не поворачиваясь, он уже ощущал, что спина явно не в порядке. Потянувшись, он все же нашел в себе силы подняться. Арсений, устроившийся на кровати в позе лотоса с книгой в руках, проводил его спокойным взглядом.       – Доброе, вижу, что спалось не очень комфортно, – прокомментировал Попов, заметив, как Антон поводит плечами, пытаясь размять затекшие мышцы.       – Разойдусь, – отозвался Шастун, скрывшись по направлению к ванной.       Сегодня в музее был выходной, так что Антон решил посвятить этот день покупкам. До нового года оставалось всего ничего, а подарки все еще не были куплены. Да и Арсению следовало подобрать более подходящую одежду. Конечно, дома завалялась одна старая теплая куртка и пара ботинок, но все же стоило взять вещи по размеру, хотя Антон и был всего лишь на несколько сантиметров выше мужчины.       Когда оба позавтракали, Шастун выудил из недр своего шкафа в коридоре предметы гардероба и вручил Арсению, который со скептицизмом приложил к себе джинсы с мотней.       – Ну, это было модно, – пытаясь не рассмеяться, пояснил Антон.       – Видимо, где-то в цирке… – Арсений все-таки принял предложенные вещи и ушел в комнату переодеваться. – Ты уверен, что это хорошая идея? – появившись через пару минут, уточнил мужчина. Сейчас он уже не выглядел как граф, а просто как модный современный парень, ну, насколько это возможно. Джинсы были чуть длиннее, чем нужно, из-за чего сбаривались внизу, зато свитшот сел, как влитой.       – Отлично выглядишь, – отозвался Антон, показав палец вверх.       Арсений еще раз внимательно осмотрел свой новый странный образ в зеркале, но комментировать не стал. Конечно, это не привычные кюлоты и жакет.       – Что ж, пусть так, мы можем идти? – спросил Арсений, когда Антон помог надеть ему куртку и разобраться с ботинками.       – Вперед навстречу к приключениям, – бодро отрапортовал Шастун и распахнул дверь квартиры.       Добираться решено было на метро, Антон собирался показать, что еще вошло в повседневный обиход простых горожан. Так что, посоветовав делать все, как он сам, Шастун смело спустился в подземку. Арсений старался не отставать ни на шаг, точно утенок за мамой-уткой, да и не удивительно – потеряться в такой толкучке проще простого. Прибывший поезд произвел на Попова неизгладимое впечатление. Он зажал уши руками и крепко зажмурился, так как гул, создаваемый метрополитеном, был сравним разве что с громом пушек на поле боя.       – Это точно безопасно? – все-таки решил уточнить Арсений, когда двери приветливо распахнулись. Антон лишь кивнул и, взяв за руку, втянул гостя из прошлого внутрь, забившись в самый угол. Отсюда можно было спокойно рассматривать обстановку, не привлекая излишнего внимания. Арсений и так всю дорогу глазел по сторонам, из-за чего его чуть было не снесли торопившиеся по своим делам граждане. Попов едва заметно вздрогнул и вцепился руками в Антона, когда поезд тронулся с места.       – Прошу прощения, – тут же смутился мужчина, перемещая руку на поручень.       – Всё в порядке, – Антон ободряюще сжал кисть Арсения, тут же отпустив.       Попов уже не был уверен, что было хорошей идеей согласиться на подобную авантюру. Новый мир его, конечно, приводил в восторг, но в тоже время было немного жутко от всех этих устройств, которые заполнили буквально всё. Не зная, как с ними управляться, можно было натворить дел. И хорошо, что ему попался Антон, который помогал и направлял, другой бы, может, и не стал возиться с незнакомцем.       Торговый центр был наполнен людьми. Едва ли можно было найти хотя бы два квадратных метра свободного пространства. Все торопливо закупались подарками, как всегда все оставив на последний выходной в году.       Для начала Антон потащил Арсения в магазин одежды, чтобы закупиться и быть спокойным за внешний вид своего гостя.       – Я думал, что мы будем присматривать подарки, – негромко заметил Попов, когда к нему в руки опустилась очередная кофта. За горой вещей он уже не мог видеть своего провожатого.       – Ну, считай, что это мой тебе подарок, – отмахнулся Антон, вглядываясь в очередную развешенную линию вещей. – Так, а сейчас в примерочную.       Конечно, Шастун не мог похвастаться шикарной зарплатой, но отложенная сумма вполне позволяла немного разгуляться под конец года.       Антон помог разобраться с первыми примеренными вещами, а потом Арсению оставалось только наскоро переодеваться, чтобы парень мог заценить, как сидит та или иная вещь. Антон занял табуретку у примерочной и критично осматривал каждую надетую вещь.       – Меня устроил третий вариант, – в конце концов, сообщил Арсений, устав менять комбинации цветов почти одинаковой на вид одежды. Свитера, свитшоты и джинсы, отличавшиеся лишь рисунком или формой. Смысл от этого не менялся. Костюмы Шастун отмел сразу.       – Хорошо, – Антон кивнул, откладывая вещи в сторону.       В соседних отделах были приобретены теплые сапоги и куртка. Арсений лишь тяжко вздыхал, пытаясь отказаться от лишней траты денег – его вполне устраивал предложенный Антоном вариант. Попов даже не мог понять, дорого ли стоят те или иные вещи, так как не представлял, какую плату получают работающие люди. Но четырех или пятизначная сумма, каждый раз высвечивающаяся после покупки, внушала страх. Арсению не хотелось, чтобы Антон бездумно расходовал честно заработанные накопления на первого встречного. В конце концов, есть надежда, что он скоро вернется домой.       – Так, сейчас перекусим и займемся другими подарками, – весело сообщил Антон, опуская пакеты на стул за столиком в одном из многочисленных кафе. Арсений, вздохнув, устроился рядом. – Устал? – участливо поинтересовался Шастун, усевшись за стол и дотянувшись до меню.       – Мне неудобно, что ты тратишь на меня столько денег, Антон, – демократично начал Попов. – Я даже не знаю, смогу ли их вернуть.       – Не волнуйся об этом, Арс… – сокращение имени вырвалось само собой, и Антон запнулся, однако мужчина не высказал никакого недовольства, всё ещё внимательно глядя в глаза. – Может, я и не миллионер, но все-таки иногда могу позволить себе подобные покупки. – И, конечно, все эти вещи в любом случае останутся потом хозяину квартиры, если Арсений вернется в свое время, но об этом Шастун решил промолчать. – А теперь нужно быстрее заказывать, так как я упаду в голодный обморок, если сейчас же не поем. Арсений только с улыбкой покачал головой, ткнув в первое попавшееся блюдо.       Он вспомнил об одном тайнике в доме, который точно не смогли бы найти, так как находился он в том самом скрытом проходе у кабинета. Никто, кроме самого владельца, не имел туда доступа – хитрый механизм работал только при определенных условиях, и, конечно, Попов никому об этом не рассказал.       Они потратили еще около трех часов, бродя по магазинам, и к концу Арсений уже, наверное, запомнил расположение всех мелких лавочек по периметру торгового центра. Руки были забиты покупками, а ноги буквально отказывались идти. Антон был настолько придирчивым в выборе подарков, что осматривал каждую вещь почти под увеличительным стеклом.       В конце концов, они закончили, и Шастун вызвал такси, так как пройти еще один лестничный пролет до станции метро было просто не по силам обоим.       – Спасибо, – вновь повторил Арсений, когда дома померил все, что они купили. Антон даже где-то успел приобрести ему белье.       – Рад, что тебе понравилось, – отозвался Шастун, который был доволен тем, что как-то адаптировал гостя к современному миру. – А сейчас пойду займусь ужином, иначе, если прилягу отдохнуть, больше не смогу подняться.       – Я могу помочь, – крикнул вслед Арсений, стаскивая с себя кофту. Он быстренько переоделся в футболку и простые штаны, после чего поспешил на кухню.       Антон как раз доставал из небольшого ведерка картошку. Арсений присел за стол, ожидая указаний.       – Ну, раз уж ты решил поучаствовать, то тебе достается чистка картошки, – хитро улыбнувшись, заявил хозяин квартиры, вручая гостю специальный ножик. – Только, пожалуйста, не поранься.       – Я занимался фехтованием, милейший, – Арсений прищурился, выразив таким образом свое недовольство.       – О, так вы, я вижу, профессионал, – Антон поднял руки, признавая поражение и, подставив поближе к своему подопечному мусорное ведро, занялся гарниром, искоса бросая взгляды на Попова.       Тот высунул язык от усердия, пытаясь примериться к новому инструменту. Рука то и дело соскальзывала с картофелины, а вторая – так и норовила попасть под лезвие, но, тем не менее, Арсений не спешил признаться, что ничего не получается. С горем пополам он почистил пару штук, и Антон все же решил помочь, показав, как надо. Дело пошло быстрее.       Наверное, любой зашедший сейчас на кухню, увидел бы двух друзей, усердно занимающихся готовкой. В целом, Антон уже и так начал думать в подобном ключе. Арсений совершенно не был похож на нормального графа. Как историк, Шастун все же считал, что те должны быть чуть более надменными и недосягаемыми – статус накладывал определенные обязательства. Но Попов вел себя совершенно свободно, так что Антон едва удержался от того, чтобы панибратски хлопнуть мужчину по плечу, когда они закончили.       – Предлагаю выпить, – заявил Шастун, водрузив на стол бутылку вина.       – Не думаю, что это хорошая идея, – попытался отбрыкаться Арсений, но Антон уже поставил два бокала, и Попов уступил, надеясь, что не слишком разоткровенничается под воздействием алкоголя. Для него последняя пара дней тоже выдалась не слишком легкой.       – Итак, хочу поднять бокал за дружественную атмосферу между разными периодами истории, – сделав серьезное лицо, произнес Антон, приподняв бокал. Арсений скрыл смех за кашлем, прикрыв рот рукой. Звучало довольно бредово, но все же он поднял свой бокал, чокнувшись с парнем.       Уже через пятнадцать минут щеки мужчины покрылись румянцем, а глаза заблестели. Даже такая маленькая доза подействовала слишком хорошо, немного развязав язык.       – Антон, а где твоя девушка? – оперевшись щекой на руку, поинтересовался Арсений.       – Эм, я ни с кем не встречаюсь, – максимально кратко ответил Антон, решив, что не стоит говорить лишних подробностей. Димка, как друг, конечно, принял довольно спокойно. Только попросил избавить от лишних подробностей, но малознакомые люди могли отреагировать острее. – А ты почему не женился на какой-нибудь знатной даме? – все-таки решился спросить Антон, так как эта тема мучила его довольно давно.       – Ответ уже есть в твоем вопросе, Антон, – Арсений пьяно улыбнулся и поднялся с места, понимая, что сказал немного лишнего. Но это уже никак не может повредить его репутации. – Доброй ночи, спасибо за сегодняшний день. И, кстати, я могу подвинуться, диван довольно широкий для меня одного.       Шастун даже не успел ничего ответить, как Попов скрылся в комнате, где через пару минут наступила тишина.       – Быть не может, – молча переварив информацию, выдохнул Антон, после чего сделал глоток из бокала, где оставалось еще немного вина. Конечно, он читал, что подобное в восемнадцатом веке не порицалось, но все же многие старались найти для себя хоть какое-то прикрытие. Да даже кухарка-любовница выглядела убедительно – главное, что остальные не судачили, что барин мужеложец.       Плюнув на все нормы приличия, Антон решил спать сегодня на диване, раз уж ему выдвинули такое предложение. Неудобный матрас на полу не был пределом мечтаний уж точно.       В общем, следующим утром найдя себя в объятьях Арсения, Антон был почти не удивлен. Он снова проснулся от назойливого чувства, что за ним наблюдают, а, распахнув глаза, увидел Попова, который, почти не отрываясь, смотрел на парня и мягко улыбался. Что-то такое озорное светилось в его взгляде, что было понятно, что сейчас мужчина будет шкодить.       – А вот сейчас мне стало страшно, – почему-то севшим голосом пробормотал Антон.       – Ты ударишь меня, если я тебя поцелую? – не размениваясь по мелочам, прямо спросил Арсений, и парень рядом с ним подавился вдохом.       – Что?.. – все-таки нашел в себе силы спросить Антон.       – Ну, это вроде проявление чувства привязанности… – пояснил Попов, на что Шастун легко толкнул его рукой.       – Да я знаю, что это, – закатив глаза, возмутился Антон. – Почему я? Мы даже не знакомы толком.       – Ты мне еще в первую встречу понравился, а вчера ты сказал, что свободен и я подумал… – Арсений прочистил горло, явно намереваясь начать длинный монолог. – Я не люблю откладывать дела на потом, потому что все может измениться в любой момент. Российская империя еще до моего рождения вела столько войн с другими государствами, а уж внутренняя политика с постоянными переворотами и вовсе была похожа на бомбу с подожжённым фитилем. Каждый день меня могли обвинить в шпионаже или предательстве, так как я был единственным, кто отправлял свои корабли так далеко. Я имел шанс умереть буквально ежедневно. Так что лучше сказать и получить отказ, чем мучиться сомнениями.       – Я не был готов к уроку истории в седьмом часу утра, – усмехнувшись, отозвался Антон.       – А еще я случайно нашел книгу, пока сидел в библиотеке, кстати, свою любимую, где на полях были карандашом нарисованы символы «А+А»… – Антон прикрыл глаза ладонью, признавая свой полный провал. Он забыл стереть следы своего преступления. – Они еще были в таком… рисунке, который Дмитрий назвал сердечком, который обозначает любовь. – Все-таки добил Арсений, и Антон расстроенно застонал. Ну, да, был у него такой грешок. Те книги все равно никому не было положено трогать, кроме работников музея. Кто же знал, что Попов решит проинспектировать свою библиотеку. Да он вообще не должен был появиться в этом времени.       – Теперь я чувствую себя очень глупо, – признался Антон, не убирая с лица ладонь.       – Так вот, я хотел бы вернуться к своему первому вопросу…       – Я еще не чистил зубы, – привел аргумент парень.       – Ну, с учетом того, что я чувствую привкус грязи во рту, то это не большая проблема, – усмехнулся Арсений и, дотянувшись, легко чмокнул Антона в губы.       – А-арс…       – Мне так нравится, как ты это говоришь, Антоша, – мягко отозвался мужчина, раскрывая объятья, давая свободу действий, чем парень тут же воспользовался, едва ли не бегом скрывшись в ванной. – Мальчишка… – Помотав головой, вынес вердикт Арсений, откидываясь на подушку. Антон, и правда, сильно ему понравился, потому что в прошлом Попов никогда и никому не признавался в симпатии, чаще пользуясь услугами любовников за деньги. Никто так и не смог тронуть его душу.       Завтракали в полном молчании, Антон старался переваривать свалившуюся информацию, а Арсений просто с самодовольным видом жевал яичницу, не пытаясь начать разговор. Вот уж любитель задать задачку. Антон понимал, что Попов в любом случае в какой-то момент вернется домой, и остаться у разбитого корыта не хотелось, но даже капля внимания от этого человека стоила того. Поцеловать настоящего графа. Кто мог таким похвастаться? Конечно, об этом никому не расскажешь, но само осознание события.       Так что, отправив здравый смысл в пешее эротическое, уже на выходе из квартиры Антон, притянув мужчину за куртку, впился в губы страстным поцелуем. Арсений, опешивший от подобного, даже не сразу ответил. Лишь через мгновение позволив себе лизнуть полные губы, углубив поцелуй. Руками мужчина взлохматил русые волосы парня, притягивая ближе, хотя куда уж больше. Все закончилось так же неожиданно, как и началось. Антон отпрянул, глубоко вдохнув воздух ртом, однако пальцы с чужой куртки не убрал, продолжая удерживать мужчину на расстоянии вытянутой руки.       – Я… Мы сейчас опоздаем, – смущенно произнес Шастун, отводя взгляд.       – Ну, если ты меня отпустишь, то мы можем идти, – заметил Арсений, изо всех сил пытаясь спрятать улыбку. Выходило неубедительно. Пальцы на куртке тут же разжались, и Антон резво развернулся, зашарив по двери в поисках ручки. Однако мужчина все еще видел, как горели алым немного топорщащиеся уши.       День прошел сумбурно. Арсения одели в графский костюм, парочка из которых висела в шкафу для новогодних вечеров. И мужчине пришлось играть свою собственную роль на приеме для гостей. Немудрено, что все посетители были в восторге. Конечно, Арсения немного загримировали, чтобы не вызывать лишних подозрений, а волосы скрыли под белым кудрявым париком, который новый актер надевал почти с боем.       – Там наверняка водятся вши! – возмутился мужчина, сложив руки на груди. Он и в свое время пренебрегал подобным элементом гардероба. Только на особо важные приемы камердинер все-таки уговаривал графа соблюсти этикет. – Это же жутко неудобно, постоянно потеет и чешется голова.       – Мы не сможем объяснить гостям, откуда взялся настоящий Арсений Попов, это как минимум привлечет газеты, а потом заинтересуются какие-нибудь ученые. В парике ты хотя бы немного не похож на портрет в гостиной, – аргументировал Антон.       – Ладно, – резко выдохнув, Арсений буквально выдрал парик из рук парня и скрылся в небольшой комнатке, где переодевались официанты, приходившие чуть позже. – Отвратительно, – прокомментировал Попов, вернувшись через пару минут. Белые волосы, словно навитые на длинные бигуди, смотрелись довольно забавно.       – Выглядишь чудесно, – абсолютно серьезно заметил Антон, но все же прыснул, отвернувшись.       – Какой же ты негодяй, – наигранно возмутился Арсений, оправляя воланы на рубашке. Теперь он чувствовал себя абсолютно в своей тарелке – привычная одежда придавала уверенности. – Я велю тебя выпороть на заднем дворе розгами.       – Такого не держим, – пожав плечами, ответил Антон и быстренько вышел из кабинета, пока Попов не придумал еще какой-нибудь способ экзекуции.       Конечно, посетители были приятно удивлены. После лекции о пропавшем графе, тот самолично встречал их в собственном кабинете. Экскурсовод добавлял, мол, только для вас, дамы и господа. Арсений держался вполне уверенно, хотя такое количество пар внимательных зрителей смущало его немало. Все же даже на царских приемах внимание рассеивалось на всех, не сосредотачиваясь на одном человеке. Мужчина по мере возможности отвечал на различные вопросы, бросая украдкой взгляды на Дмитрия, кивавшего, если информация была непротиворечащей основной истории. Часто приходилось импровизировать, уходя от прямого ответа, но и с этим Арсений справился прекрасно.       К вечеру Попов чувствовал себя абсолютно вымотанным. В перерывах между экскурсиями он листал книги про африканские племена, пытаясь отыскать то самое, из которого ему привезли артефакт. Информацию приходилось собирать буквально по крупицам, так что время было затрачено почти впустую.       – У тебя глаза не устали? – участливо поинтересовался Антон, заглянув, когда все экскурсии были завершены. Арсений сидел со свечкой в окружении учебников.       – Не уверен, – отозвался мужчина, откинувшись на спинку кресла и прикрыв глаза. – Сказал бы, что больше выжат эмоционально.       – Пойдем, музей скоро закроется, – предложил Антон, подойдя ближе и руками касаясь напряженных плеч. Пальцы пробежались по твердым мышцам, отчего Арсений застонал.       – А у меня здесь такая мягкая кровать, – мельком заметил Попов, стараясь не сильно акцентировать внимание.       – Ты слишком напорист, дорогой граф, – ответил Антон, но рук не убрал, продолжая разминать затекшие мышцы. Арсений лишь выдохнул, не став настаивать. Давить в таком деле было не лучшим решением. – Думаю, что могу помочь тебе в поисках, – произнес после пары минут молчания Антон, когда пробежался глазами по раскрытым страницам.       – И как же? – Арсений даже открыл глаза и приподнял голову, чтобы видеть лицо парня.       – Интернет, – пояснил Антон, на что мужчина лишь нахмурился, не понимая, о чем идет речь. – Проще показать.       – Тогда идем, – решительно заявил Попов, поднимаясь с кресла. – Что же ты молчал!       – Подумал, что своей библиотеке ты доверяешь больше, – развел руками Антон.       Еще один вечер был посвящен знакомству Арсения со сложной системой компьютера. Он мало что понял, но все равно поисками занимался Антон, так что Попову досталась роль зрителя. Они шерстили интернет почти до полуночи, но, в конце концов, на одной из последних страниц поисковика Арсений заметил знакомую информацию.       В общем, оказалось, что была одна древняя община в африканских племенах, практиковавшая общение с предками. Шкатулка служила чем-то вроде временного хранилища для души, которую призывали. Антон, скептично относящийся к подобному роду информации, еле дочитал псевдонаучную статью до конца. Мол, вещица обладала какой-то магией и так далее в подобном ключе. На нее были нанесены специальные символы, складывающиеся в заклинание для призыва души. Арсению их каким-то образом смогли перевести в университете, что и для самого мужчины осталось загадкой. Выходило, что он активировал эту самую шкатулку, но та засбоила и перенесла человека в будущее. Многое из прочитанного Попов слышал в первый раз. В своем времени он лишь знал, что это какой-то старинный артефакт, но все остальное… Было абсолютно нерационально и нереально, но все же: Арсений Попов сидел в чужой квартире, изучая историю через интернет.       – Шкатулку ведь так и не нашли? – все же уточнил мужчина, хотя ему уже говорили об этом.       – Да, никто не знает, куда она исчезла, – кивнул Антон. – Возможно, что она даже не в России. Любой коллекционер с радостью бы потратил огромные деньги на подобную вещицу. Она бы непременно всплыла на аукционе.       – Что ж, видимо, мне придется задержаться подольше, – подвел итог Арсений, поднявшись с места. Он еще пару минут стоял возле окна, всматриваясь в темноту. Похоже, оставалось только смириться с подобным положением вещей. Антона все устраивало.

***

      Еще два дня пролетели так же незаметно, как и понедельник. Привлеченные информацией в соцсетях, что в музее появился сам граф Попов, люди стали приходить даже семьями, чтобы поглазеть на подобное представление. И Арсений, решивший не подводить Антона, отыгрывал на все сто. Искрометно шутил и отвечал на вопросы всех желающих. Шастун, иногда тайком наблюдавший за мужчиной, проникся чувством искренней привязанности. Попов заполнял собой пространство, превращая мгновения для гостей в целый исторический урок. Его было приятно слушать, и многие с сожалением уходили, когда появлявшийся лакей приглашал всех на чаепитие.       – Ты отлично вписался,– задержавшись после ухода посетителей, поделился Антон. Арсений вновь стоял у окна, вглядываясь в заснеженную улицу. Ему явно было тоскливо.       – Я был рожден для этого, – все же собравшись и улыбнувшись, ответил Попов. Антон как раз успел подобраться поближе и крепко его обнял, стараясь утешить. – Я могу тебя поцеловать?       – Думаю, что это возможно, – легко согласился парень, сам втягивая мужчину в поцелуй. Это не было похоже на страсть, скорее, они разделили между собой щемящую нежность, через которую Антон пытался забрать всю боль Арсения себе.       Конечно, сам Шастун скучал по родному дому и родителям, но все же у него была возможность в любой момент съездить к ним или просто позвонить. Попов был лишен подобного. Они постояли, обнявшись, еще пару минут, согреваясь в объятьях друг друга.       – Я сейчас переоденусь, и можем ехать, – негромко произнес Арсений, опустив руки.       – Я подожду, – шепотом ответил Антон и оставил мужчину еще на немного со своими мыслями.

***

      Новогодний день обещал быть сумасшедшим. Весь музей был традиционно забронирован для проведения вечера в стиле восемнадцатого века. Все были заняты накрыванием столов и украшением гостиной. Арсений тоже решил не оставаться в стороне и с удовольствием помогал всем, кого встречал на пути: повесить гирлянду – пожалуйста, звезду на ёлку – сколько угодно. Он даже смахнул пыль в своем кабинете, приведя в пристойный вид все книги на полках. Антон, поглядывающий со стороны, заметил, что хоть Попов и улыбался, но словно как-то наигранно. По инерции продолжая быть в навязанном образе. Хотелось его чем-то порадовать, и тут, точно снег на голову, свалилась она.       Девушка пришла за час до начала мероприятия и даже не была для него одета. Только срочно попросила найти управляющего, что встречный официант с легкостью выполнил.       – Добрый вечер, чем могу помочь? – Антон приветливо улыбнулся, рассматривая гостью. Девушка была ему хорошо знакома. Она бывала хотя бы на одной экскурсии каждый месяц и всегда выспрашивала какую-нибудь информацию про графа. Что-то записывала в блокнот и исчезала на пару недель. Дима с Антоном пришли к выводу, что она какая-нибудь особенно старательная студентка исторического факультета, так что лишние вопросы старались не задавать. Но сегодняшний ее приход выглядел довольно странно.       – Я могу видеть Арсения Сергеевича? – вежливо поинтересовалась девушка.       – Простите, у нас сегодня закрытое мероприятие, и актер готовится к выходу, – любезно ответил Антон. – Вы можете прийти на следующей неделе, музей будет работать через день. Можно посмотреть на нашем сайте.       – Нет, вы неправильно поняли, мне не нужно никакое представление, – пояснила посетительница. – Я хочу кое-что передать графу Попову. Это важно.       – К сожалению, ничем не могу помочь, – Антон продолжал держать лицо, но настойчивость девушки начинала настораживать.       – Вы знаете, что это? – неожиданно она распахнула сумочку, вытащив оттуда шкатулку. Ту самую шкатулку из камня.       – Откуда у вас эта вещь? – Шастун удивленно уставился.       – Мой предок был преподавателем в институте, который спонсировал Арсений Сергеевич, и именно он принес шкатулку в тот роковой день, – пояснила девушка. – Мой же родственник и похитил вещицу, чтобы передать ее в будущее. Конечно, многое могло случиться за такое количество лет, но все же я выяснила, что Попов появился именно сейчас. Я думаю, было бы справедливо дать ему возможность вернуться домой.       – Хотите сказать, что шкатулка работает, как машина времени? – приподняв бровь, поинтересовался Антон.       – Не могу быть в этом уверена, но в ней заключена достаточно мощная магия. Но, похитившие вещь из африканского поселения торговцы ненароком получили проклятье. Шкатулка начала работать в обратном направлении, это, к несчастью выяснилось после исчезновения графа. Понятно, что легко вернуться в прошлое, когда ты сильнее и умнее живущих там людей. Можно запросто наблюдать за историческими событиями. Но в будущем… Ты даже не знаешь, будет ли оно! – девушка так активно доказывала свою позицию, что в какой-то момент Антон поймал себя на мысли, что начинает ей верить.       – Постойте, это звучит, как полная ерунда…       – Ерунда то, что граф из восемнадцатого века застрял не в своей эпохе? – нахмурившись, спросила девушка.       – Да с чего вы взяли, что это он? Просто похожий актер, – все еще стараясь не раскрыть легенду, попытался вразумить настойчивую посетительницу Антон.       – Вы можете обманывать других, – девушка снисходительно улыбнулась, – но ведь мы знаем, что это он. Мой род посвятил жизнь хранению этой вещицы, и я хочу, наконец, вернуть ее хозяину.       – Антон, все в порядке? – неожиданно раздавшийся позади знакомый голос заставил парня покрыться холодным потом. Похоже, все решится здесь и сейчас, к такому он точно готов не был.       – Здравствуйте, Арсений Сергеевич, – девушка, которую Антон изо всех сил пытался прикрыть собой, вышла вперед, улыбаясь так, будто встретила звезду с большой сцены. Попов, хотевший было что-то сказать, замер на месте.       – Мы знакомы? – мужчина склонил голову на бок, пытаясь вспомнить, а затем подошел ближе, недоверчиво косясь на вещь в руках у гостьи. – Что это у вас, любезная?       – Вы помните Григория Лаврентьева из института? – задала встречный вопрос девушка.       – Конечно, Григорий Лукерьич всегда делился со мной своими открытиями, – ответил Арсений, не отрывая взгляда от шкатулки. Не было сомнений, что это то, что нужно.       – Я его родственница, так получилось, что мне выпала честь вернуть вам шкатулку, – сообщила девушка, нисколько не сомневаясь.       Антон, за спиной Арсения прикусивший кулак, сдерживал какую-нибудь нелицеприятную речь. Должно быть, все они уже сошли с ума, раз принимают на веру подобные вещи.       – Это невероятно, – Попов почему-то опустился до шепота и дрожащими руками взял шкатулку в руки. – Примите мою искреннюю благодарность! – Он поцеловал девушке в тыльную сторону ладони и почти бегом отправился к себе в кабинет.       Антона, развернувшегося следом, гостья поймала за рукав.       – Отпустите его, пожалуйста, – в ее глазах читалась такая мольба. – Я вижу, как вы на него смотрите, но Арсений Сергеевич не сможет без своего мира. У него было любимое дело и стремления, у нас он никогда не реализует себя. Что ему останется? Вечно играть роль графа в родном доме? Ему придется приспосабливаться к окружающему миру до конца жизни. Не ломайте ему жизнь, я вас прошу.       – Может быть, он захочет сам остаться? – нашел единственную лазейку Антон.       – Если вы его попросите – вероятно, но будет ли счастлив? – девушка печально улыбнулась и, попрощавшись, покинула музей, оставив Шастуна в растрепанных чувствах.       Конечно, он знал, что рано или поздно Арсений должен будет вернуться домой, но рассчитывал, что это произойдет хотя бы не в уходящем году. Реальность полна разочарований.       Собравшись с мыслями, Антон все-таки поднялся наверх, успев заметить, как Арсений появился из тайной комнаты за книжным шкафом. Мужчина выглядел довольным, и Шастун подозревал, что тот едва ли сдержался, чтобы не активироваться шкатулку прямо сейчас, если эта система, вообще, работает, конечно.       – Ты в порядке? – Арсений слегка нахмурился, заметив парня на пороге своего кабинете. Выглядел тот, мягко говоря, неважно.       – Решил убедиться, что ты не сбежал, не попрощавшись, – Антон все-таки нашёл в себе силы улыбнуться.       – Ты бы отпустил меня? – Попов склонил голову набок, немного прищурившись. Казалось, что он спрашивает так, между делом, но глаза, однако же, оставались серьезными.       – Не уверен, что вправе просить тебя остаться, – признался Антон, отводя глаза. Слова неожиданной гостьи все еще эхом звучали в ушах, и в глубине души парень признавал, что та права.       – Я пока еще здесь, – мягко заметил Арсений, взяв парня за руки. – Не стоит думать о том, что еще не случилось.       Антон промолчал, подумав о том, что уже не сможет отпустить мужчину. Он и так был связан с ним последние пару лет неразрывно, пытаясь найти ответы на тайну исчезновения. А сейчас, несмотря на то, что прошла пара дней, Антон чувствовал, что погряз в этом человеке окончательно. Это как если бы ребенку подарили игрушку, очень красивую, о которой долго говорили и обещали, а потом вдруг решили отобрать. Вернуть на полку, чтобы не пачкалась.       – Я слышал, что ты будешь свободен всю праздничную неделю, – будто бы вскользь подчеркнул Арсений. – Я был бы очень благодарен, если бы ты показал мне город.       – Да, конечно, – Антон слегка приподнял уголки губ, радуясь хотя бы такой малости. По крайней мере, Попов не собирался сбежать прямо сегодня.       – Так, голубки, – неожиданно появившийся Дима разрушил всю трагичную атмосферу, так что парни отпрянули друг от друга, делая вид, что ничего не произошло. – Арсений Сергеевич, вас там гример заждался, будьте любезны спуститься. – Попов торопливо кивнул и спешно вышел из кабинета, поправив шейный платок. – Опять создаешь драму на ровном месте? – вздохнул Дима, положив руку Антону на плечо. – По глазам вижу, что влюбился ты по самое не хочу.       – Я стараюсь не перешагнуть последнюю черту, хотя это чертовски сложно, – устало отозвался Антон, – меня влечет к нему, а если я узнаю, каково это быть с ним, то просто не смогу отпустить.       – Что-то изменилось? – нахмурившись, уточнил Дима, который странную посетительницу в глаза не видел.       – Шкатулка нашлась, – скривив губы, ответил Антон. – Честно говоря, я думал, что он уйдет, не задумываясь.       – Она существует? – удивленно спросил Позов.       – То есть ты не был уверен?       – Ну, я все же надеялся на какой-то механический прибор, чем на каменную фиговину, – со смешком пояснил Дима. – Все-таки научная точка зрения мне нравится больше. – Антон лишь развел руками. – Слушай, я замечал, как Арсений смотрит на тебя, когда ты не видишь. Он точно к тебе неравнодушен. И пусть события развиваются чересчур быстро, может быть, имеет смысл попробовать? В конце концов, есть же курортные романы – люди отлично проводят время, а потом возвращаются домой, с теплом вспоминая о былых днях.       – Когда Арс сказал мне, я решился, а потом увидел, как ему здесь некомфортно, поэтому больше не торопил события. Не хочу, чтобы он страдал.       – Всегда есть несколько вариантов решения, Шаст, только и о своем счастье тоже подумай, – Дима приобнял друга и улыбнулся. – Пойдем, а то гости не будут рады видеть печальных ведущих.       Вечер прошел отлично. Человек, заказавший праздник, был в полном восторге от происходящего. Граф произвел на всех неизгладимое впечатление. То и дело вставлял какие-нибудь шуточки и рассказывал интересные истории. А уж от дам, желавших станцевать вальс с Арсением, просто не было отбоя. Антон, уставший от суеты и раздачи указаний, под конец праздника примостился в самом дальнем углу, со стороны наблюдая за происходящим. Попов стоял в окружении девушек, одетых в нарядные платья в стиле восемнадцатого века, и явно рассказывал что-то веселое, так как периодически с той стороны слышался смех. Только вот Антону было невдомек, что мужчина то и дело соскальзывал взглядом на одинокую фигуру в темной части комнаты.       – Скучаешь? – негромкий голос прозвучал рядом, и Шастун, уже пару минут следивший за единственным мужчиной, который все-таки умудрился напиться до умопомрачения, вздрогнул, возвращаясь в реальность.       – А? – Антон повернулся, встретившись взглядом с горящим взглядом Арсения. Тот все же сумел отбиться от излишне активных дам и добрался до парня.       – Через пять минут новый год, – сообщил Попов, и Антон недоверчиво взглянул на наручные часы.       – Ох, нужно проверить, все ли готово для запуска конфетти.       – Постой, Антош. Я уже не знаю, когда снова тебя успею поймать. Я безумно благодарен за твою помощь… – Арсений завозился, доставая что-то из кармана. «Ну, всё, сейчас он скажет, что уходит домой», – пронеслось в голове Антона.       – Вот держи, это тебе, – Арсений поднял руку парня ладонью вверх и вложил аккуратные запонки с камешками.       – Я не могу это принять, – Антон в ужасе распахнул глаза. Это явно была явно не простая безделушка, и подобный подарок было просто невозможно взять себе. К тому же, куда их прицепить, если не часто носишь рубашки?       – Не обижай меня, пожалуйста, я бы хотел отплатить за твою доброту, – Арсений закрыл чужую ладонь, оставив драгоценность. – Если хочешь, можешь продать. Думаю, что это точно чего-нибудь стоит.       «Золотые запонки с драгоценным камнем… Тут кое-что большее, чем что-нибудь…»       – Спасибо, Арс, – проверив, не смотрит ли кто, Антон все же решился поцеловать мужчину, тут же отпрянув. – Я все же пойду проверю наш небольшой салют. – Арсений молча покачал головой, но отошел, пропуская парня.       – Тогда буду развлекать гостей, – Попов, не торопясь, вернулся к оставленным девушкам, которые, конечно же, тепло встретили столь эффектного мужчину.       Антон, зашедший в комнату через несколько минут после прозвучавшего выстрела из хлопушки, поймал себя на мысли, что ревнует. Арсений, окруженный толпой прекрасных дам, выглядел вполне счастливым.

***

      Первое января выдалось солнечным и морозным, так что Антон принял волевое решение сходить с Арсением на каток. Да и заслуженный отпуск хотелось провести вне дома.       Коробка, залитая на площади для большого количества людей, была почти свободна. Многие отходили от вчерашней пьянки, так что народу в этот ранний час было не много.       – Надеюсь, что я выйду отсюда в целости, – с легким смешком пояснил Арсений, переживший очередную поездку на метро. И, кстати, за свои коньки он имел теперь возможность расплатиться сам, так как какую-никакую зарплату за пару дней актерства получил.       – Я тебе помогу, – заверил Антон, уже переобувшийся в хоккейки. Он нетерпеливо притоптывал на месте, пока Арсений разберется со шнурками на фигурных ботинках. Мужчина категорически отказался от коньков без зазубрин.       – Ну, я готов, – потуже затянув шнурки, сообщил Арсений, поднимаясь со скамейки. Он немного нетвердо стоял на заточенных лезвиях, но хотя бы совсем не терял равновесие. Уцепившись за бортик, мужчина добрался до выхода и несмело шагнул на лед. Постоял пару мгновений, примеряясь, а затем осторожно двинулся вперед. Антон, ехавший напротив с вытянутыми руками, был готов в любую секунду подхватить новичка, но тот не собирался падать.       – Можешь меня не дожидаться, я пока раскатаюсь, – дружелюбно заметил Арсений, посмотрев на парня. Тому явно хотелось набрать скорость побольше, а не тащиться черепахой.       – Я же тебя потом со льда не соскребу, – попытался отказаться Антон.       – Я справлюсь, – заверил Попов и толкнулся коньком смелее. – Иди-иди. Я сумею разобраться. – Антон прищурился, однако не стал настаивать, решив, что прокатится кружок и вернется, чтобы сопровождать Арсения. Так что, резко развернувшись, Шастун резво заскользил по льду, делая большой круг, успевая бросать взгляды в сторону неспешно шагавшего Попова.       Но стоило Антону отвлечься окончательно, как Арсений задвигался по льду увереннее, набирая скорость. Уж что-что, а коньки Попов любил, и с детства проводил время на только подмерзшей реке вместе с друзьями. Отец купил ему лезвия для сапожек, стоило только попросить. Конечно, в книжках таких подробностей не напишут. Эти современные коньки были гораздо удобнее, но все же потребовалось немного времени, чтобы приноровиться и поймать баланс. Это было легко, суть движений никак не изменилась. Так что Антон едва не запнулся на ровном месте, когда мимо него пронеслась знакомая ярко-красная шапка. Арсений даже умудрился повернуться и подмигнуть, после чего набрал скорость.       – Арс! – Антон удивленно раскрыл рот и тут же прибавил скорость, торопясь догнать спортсмена. Но мужчина не собирался уступать. В быстром темпе они проехали полный круг, в конце которого Арсений затормозил, уцепившись за бортик. Антон, отставший буквально на два шага, эффектно остановился, выбив коньками крошки льда. – Ничего себе, ваша графская милость! – Попов посмотрел на парня горящими глазами. Щеки разрумянились, и нос покраснел, но мужчина все равно был доволен. – Я, оказывается, плохо тебя знаю.       – Ну, у тебя еще много времени, – рассмеявшись, ответил Арсений и резко оттолкнулся от борта, набирая скорость. – Догоняй, Антоша!       И Антон заторопился следом. Остальные посетители с любопытством смотрели на двух мужчин, устроивших догонялки на катке. Те с хохотом носились друг за другом, срывая друг с друга шапки. К счастью, никто не решился выгнать таких счастливых людей за непристойное поведение.       Позже, уже на выходе из раздевалки, Антон, не выдержав и мазнув взглядом по сторонам, не смотрит ли кто, все-таки утянул Арсения в поцелуй, легко прикусив нижнюю губу и прижав крепко к себе. Уже невозможно было смотреть на его взлохмаченные волосы и полыхавшие озорством глаза. Так и хотелось разделить это общее настроение веселья.       – Вижу, состояние пришло в норму, – хитро улыбнулся Арсений, направляясь к выходу.       – Несомненно! – Антон закинул руку на плечо мужчины, не желая терять контакт. Так они и дошли до метро.       Вечером Шастун устроил показ фильмов, подобрав кое-что из исторического и современного. Они вдвоем устроились на разложенном диване, на котором все равно продолжали спать вместе – платонически, конечно, – обложившись пакетиками с чипсами и газировкой. Про готовку даже никто не вспоминал. В эту же компанию была доставлена грибная пицца, которую Арсений отметил, как нечто изысканное. Хотя куда уж проще. Около двенадцати оба отключились, прижавшись друг к другу головами.       В таком темпе пролетела целая неделя. Антон каждый день вытаскивал Арсения на какую-нибудь прогулку, знакомя с окрестностями. Он показал ему все торговые центры и кинотеатр, около часа катал на метро, рассказывая, что знал, про каждую станцию. Сводил на площадь и познакомил со всеми достопримечательностями, отметив, что именно изменилось в сохранившихся памятниках со времен восемнадцатого века. Они даже простояли около часа на почте, пытаясь отправить все купленные и запакованные подарки, потому что Антон торопился и никак не мог правильно заполнить накладную, а работница не хотела принимать чуть заляпанный чернилами лист.       Арсений с радостью соглашался на любую авантюру, будь то поход в 4D-кинотеатр или музей восковых фигур, но Антон, тайно надеявшийся, что мужчина, узнавший новый мир лучше, останется, видел, как Арсений смотрел на старинные здания, иногда позволяя себе касаться их пальцами. В такие минуты он выглядел настолько потерянным, что Шастун старался как можно скорее отвлечь мужчину чем-нибудь еще.       Арсений пытался, честное слово, пытался полюбить новый мир, но выходило из рук вон плохо. С каждым днем он лишь больше убеждался, что не создан для этой круговерти. Антона обижать не хотелось, так что Попов очередным утром натягивал улыбку, когда они выходили из дома. Но парень был чересчур проницательным. Они ни разу не заговорили о шкатулке, которая стояла на верхней полке шкафа. Заполучив в руки вещицу, Арсений не решился расстаться с ней вновь, так что в новогоднюю ночь забрал с собой. И Антон, каждый раз, когда его взгляд падал на артефакт, покрывался мурашками. Потому что Попов мог исчезнуть в любой момент.       – Тош, нам нужно поговорить, – прозвучало, как гром среди ясного неба, вечером седьмого января. Отпуск Антона нещадно близился к концу, и он уже морально готовился к тому, что с каникулами закончится и их «курортный» роман. Но главные слова все равно прозвучали неожиданно. – Антон, – серьезно начал Арсений. – Не передать словами ту благодарность, что я испытываю к тебе. И как тяжело мне говорить все это. Я никогда не был так счастлив в своем времени, как здесь с тобой. Ни одна живая душа не смогла меня увлечь так же сильно, как ты. Ты просто забрал мое сердце, несмотря на то, что знакомы мы всего ничего. Но я чувствую себя здесь чужим, это как веревка на шее, которая все никак не может затянуться. Этот мир прекрасен, но он не для меня. – Антон в отчаянии закусил губу, сдерживая эмоции. По крайней мере, Арсений был с ним честным, когда говорил, что задержится лишь ненадолго. – Я прошу отпустить меня. В шкатулке лежит текст, который я планирую прочитать завтра. Я хотел бы, чтобы у тебя осталась память обо мне, – Попов стянул с пальца фамильный перстень и, легко подняв обессилевшую руку парня, надел. Село так, будто сделано было специально для Антона.       – Я все понимаю, – едва заметно всхлипнув, отозвался парень, глядя в потолок. Так было хотя бы незаметно, что он пытается не заплакать, чего не делал уже довольно давно.       – Тош, прошу тебя, – Арсений потянул Антона на себя, усаживая рядом на диван. – Все наладится.       – Лучше молчи, – глухо отозвался парень, утыкаясь лбом мужчине в футболку.       Арсений легко опустился вместе с Антоном на диван, не разжимая объятий.       Они так и пролежали до самого вечера, практически не меняя положения. Попов даже умудрился заснуть, все также крепко прижимая парня к себе. А вот Антон не спал, обдумывая сложившуюся ситуацию. В конце концов, не выдержав, он осторожно выпутался из тепла чужих рук и скрылся на кухне, прикрыв за собой дверь. Впервые за последние годы в его руках вспыхнула сигарета. Обычно державший себя в ежовых рукавицах Антон глубоко затянулся, чувствуя во рту знакомую горчинку.       Выходов из сложившейся ситуации было не так уж много.       – Антон со спокойной душой отпускает Арсения в свое время (если шкатулка на самом деле работает, конечно), и живет оставшуюся жизнь в гордом одиночестве, так как второго человека найти просто невозможно, иногда вспоминая эти праздники;       – Антон разбивает вещь, делая вид, что это произошло случайно, и остается с вечно несчастным Арсением. Может быть, через пару лет мужчина все же сможет его простить.       Был еще третий вариант, который, вероятно, устроил бы обоих, но решиться на такое Антону было попросту страшно. Конечно, в сущности, он ничего не терял, ну, кроме основных благ цивилизации, вроде центрального водопровода и канализации. А также интернета, развитой транспортной системы и прививок от различных болезней. Родители бы, наверное, поняли его выбор. Он и так уже довольно долгое время жил в другом городе, приезжая только по праздникам. Но все же звонки были частыми. Да и сестра, которая осталась в родительском доме, тоже могла за ними присмотреть. Работа? Антон был ей доволен, но крепко не держался, зная, что в любую минуту может поменять деятельность по желанию, набравшись опыта на каких-нибудь курсах.       Антон так и просидел до трех часов ночи, поворачивая ситуацию то так, то этак, выкурил десяток сигарет, но смог прийти к единственному выводу: с Арсением он не расстанется.

***

      Смс-ка, пришедшая в пятом часу утра, громкой вибрацией разбудила Диму, который как раз смотрел интересный сон. Мужчина недовольно заворочался на кровати, но все же дотянулся до мобильника, экран которого прожектором вспыхнул в темноте, ослепив. «Тебе придется объясняться с моими родителями», – гласило сообщение, присланное Антоном. К тексту была приложена фотография шкатулки, по-видимому, той самой.       – Чего? – Дима непонимающе поднял одну бровь. – В смысле?       Однако обратный звонок так и не был принят.       «Абонент не отвечает или временно недоступен», – без устали повторял механический голос, так что Позов даже мурашками от возникших в голове мыслей. Что-то точно случилось. Не медля больше ни секунды, Дима собрался и, едва не забыв ключи от машины, помчался к Шасту.       Запасные ключи от квартиры они оставляли друг другу еще с тех пор, как Антон впервые заболел, а друг привозил ему лекарства, и, чтобы каждый раз не вставать Шастун, отдал Позову "открывашку".       Затормозив возле подъезда, Дима бегом направился к двери, успев бросить взгляд в темные окна. Лифт двигался до невозможности медленно, и Позов уже начал притоптывать ногой, ожидая, пока доберется до нужного этажа. Дверь в квартиру была плотно закрыта, и не выглядела так, как если бы кто-то проник туда. Прошуршав ключами в замочной скважине, Дима нерешительно распахнул створку. Было тихо. Конечно, дело ясное, что люди могли спать, но в таком случае было бы слышно хотя бы работу холодильника или тиканье часов. Но тишина буквально оглушала. Дима прошел внутрь, закрыв за собой дверь, и включил свет. Все вещи были на месте, не было видно следов погрома или борьбы.       – Эй, есть кто дома? – негромко позвал гость, но никто не ответил. Дима разулся и прошел в комнату, щелкнув выключателем, но та встретила его абсолютной пустотой. – Не понял.       На столе написанная крупным антоновским почерком лежала записка.

***

      Арсений потянулся на кровати, с удовольствием зевнув. Перина под ним была буквально воздушной, и мужчина отметил, что давненько так не высыпался. Внезапно мелькнувшая в голове мысль заставила резко распахнуть глаза. Родная кровать из темного дерева с балдахином выглядела непривычно.       – Что происходит? – Арсений поднялся с постели, заметив, что все еще находится в футболке и штанах, которые ему выдал Антон, вот только окружающая обстановка изменилась. – Тош?! – негромко позвал Попов, надеясь, что все это просто его пошутившее воображение вернуло его в прошлое. А это было, несомненно, оно, так как в музее комната была заставлена стеклянными витринами со стариной.       – Антон?! – Арсений резко распахнул дверь, наткнувшись на камердинера.       – Доброе утро, Арсений Сергеевич. Все хорошо? – вежливо уточнил мужчина, делая вид, что не замечает, что хозяин странно одет.       – Ты видел здесь высокого такого парня? – взволнованно спросил Попов, оглядывая пространство позади слуги.       – Нет, ваша светлость.       – Понятно, – Арсений сразу сник.       – Желаете завтрак? – предложил камердинер, и Попов кивнул, соглашаясь. Пора начинать жить прошлым. Слуга, приняв заказ, отправился его исполнять.       А Арсений еще раз печально оглядел свою комнату. Все было таким знакомым, но словно чужим. Так бывало, когда он возвращался из какого-нибудь путешествия или поездки к родителям. Вновь приходилось привыкать к знакомой давно обстановке. В квартире Антона все было по-другому. Современная техника в каждом углу, но от этого дом не становился менее уютным. И все же… Все же свой век был гораздо ближе. Попов неторопливо дошел до своего кабинета, проводя пальцами по знакомым деревянным панелям дома. Привыкая. В помещении, где Арсений проводил большую часть жизни, ничего не изменилось, словно только вчера он вышел отсюда и лег спать. Даже книги, которые он изучал в ту ночь, лежали на столе. И, конечно, шкатулка. Попов по привычке закрыл за собой дверь и приблизился к окну, чтобы распахнуть штору.       – Ау, – прозвучало внезапное из-за плотной ткани, а Арсений почувствовал, как рукой задел что-то или, точнее сказать, кого-то. – Так себе доброе утро, Арс! – Послышалось возмущенное, и из-за занавески вынырнула светлая голова.       – Антон? – Арсений так и замер, глупо улыбаясь, не смея поверить в свое счастье. – Что ты здесь делаешь?       – Прячусь от твоего камердинера, балбес, – недовольно проворчал Антон, пытаясь привести себя в порядок. – Что, я должен был сказать ему? Привет, я из будущего?       – Нет, я имел в виду в моем веке, – закусив губу, пояснил Арсений. Он едва сдерживался, чтобы не закричать от радости.       – Ну, я решил, что не хочу с тобой расставаться, но ты так хотел домой… – опустив глаза, произнес Антон, словно не был уверен, что Попову понравится подобное решение.       Парню огромных трудов стоило написать записку, в которой он все объяснял. К сожалению, разбираться со всем пришлось оставить Диму. Но Антон верил, что друг сумеет найти нужные слова для родных. Да и глубоко в душе Шастун думал, что шкатулку можно использовать не единожды. В конце концов, всякое может произойти, ну а пока оставалось довольствоваться произведённым эффектом.       – Ты самое невероятное, что со мной случалось, – прошептал Арсений, обхватив ладонями чужое лицо, глядя прямо в глаза. Ему не составило труда приблизиться еще чуть-чуть и поцеловать так, как хотел с первого дня встречи. Антон, крепко обхватив руками своего графа, ответил на поцелуй, вкладывая в него все свои чувства. У них всё должно было получиться.

***

      Дима, после столь знаменательной ночи пришедший на работу самым первым, случайно обнаружил новую картину, висевшую в гостиной. На ней теперь было изображено двое человек, в одном из которых Позов без труда узнал Антона. Тот стоял позади стула, на котором сидел Арсений, положив руку на плечо. Было трудно не заметить фамильный перстень графа на его пальце. И вместе они смотрелись настолько гармонично, что Дима невольно улыбнулся.       – Сумел-таки вписать свое имя в историю, засранец…
Примечания:
Немного веры в магию и новогоднее чудо, и все получится.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Импровизация"

Ещё по фэндому "Антон Шастун"

Ещё по фэндому "Арсений Попов"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты