Дивный новый мир

Джен
G
Закончен
9
автор
Размер:
Миди, 30 страниц, 2 части
Описание:
Агент Ноль-Ноль-Ы возвращается из психиатрической больницы и обнаруживает, что за прошедшие два года мир сильно изменился: запрещено не только любое инакомыслие, но даже смотреть на радугу. А на следующее утро он обнаруживает на своём балконе соседского мальчишку, за которым охотятся спецслужбы.
Завтра мир изменится, поскольку так гласит пророчество.
Примечания автора:
Жёсткая сатира на наше время, доведённая до абсурда.
Продолжение повести "Дмитрий Анатольевич меняет профессию"
https://ficbook.net/readfic/7618969
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
9 Нравится 5 Отзывы 4 В сборник Скачать

Часть первая. Мальчик, который выжил

Настройки текста
      Клоп покинул стены Ингерманландской психиатрической больницы в самом конце августа. Какого именно года, он не был уверен, поскольку давно потерял счёт времени. Ему выдали рюкзак с вещами, билет на «Ласточку» до Москвы и оранжево-чёрную полосатую ленточку. Агент Ноль-Ноль-Ы щурился на солнце и жадно вдыхал воздух свободы. По возвращению домой ему придётся писать гору объяснительных, но это всё не скоро, а пока что можно наслаждаться почти отпускным бездельем. В кафе на Московском вокзале Клоп взял борща, котлет и пива, за что ему пришлось заплатить внезапно космическую сумму, но даже это не испортило агенту настроения.       Почти всю дорогу в «Ласточке» Клоп проспал, видимо, сказывалось действие снотворных, коими его пичкали в больнице. Правда, в отличие от больницы, здесь ему снились сны, чудные и дурацкие: то китайские драконы с множеством ног, то «Звёздные войны», то злой волшебник с плоским бледным лицом и красными глазами. После Твери Клоп проснулся, дабы прогуляться в сторону сортира, и внезапно поймал себя на ощущении, что что-то изменилось. Вроде бы и стук колёс был прежним, и скорость, и плавный ход поезда, и кондиционер работал как положено… Клоп озирался, пытаясь понять, но никак не мог сообразить. У сортира, как водится, образовалась небольшая очередь. Клоп рассеянно скользнул взглядом по людям, у всех них на одежде или сумках красовались оранжево-чёрные ленточки. Люди как люди: разговаривали, читали, сидели, уткнувшись в мобильные телефоны… И всё-таки что-то было в них странное, но Клоп так и не понял, что именно. За окном мелькал начинавший желтеть лесок, над которым грозно темнела лиловая дождевая туча. Лучи вечернего солнца вспыхнули на мокрой листве, а на небе раскинулась огромная радуга. -Ух ты! – восхищённо пробормотал Клоп, жалея, что не захватил мобильник. За время пребывания среди высоченных корабельных сосен он давно уже не видел никакой радуги. На Клопа неодобрительно покосились, кто-то с явным осуждением, кто-то быстро отвернулся с брезгливой миной, кто-то, наоборот, искоса уставился, разглядывая его с глумливой улыбкой. «Странно», - подумал агент Ноль-Ноль-Ы, почесав в затылке, но ничего не сказал. На вокзале его остановил полицейский и строго спросил: -Гражданин, почему ленточку не носите? -А что, обязательно надо? – огрызнулся Клоп. Полицейский зыркнул на него таким выразительным взглядом, что Клоп быстро вынул ленточку из кармана, куда запихнул её сразу, как только получил в больнице. -Да вот она, - он сердито помахал ленточкой перед носом стража порядка. -Вот и наденьте как полагается! Клоп пожал плечами, но спорить не стал; его снова охватило ощущение чего-то странного, что мир изменился самым неведомым образом, пока сам он находился в изоляции от него. Пока Клоп ехал в метро до НИИ Технической Демонологии, точнее, его Курьяновского филиала, он замечал, что в вагонах поубавилось рекламы, логотипы многих известных фирм поменялись, да и народу стало как будто бы поменьше несмотря на час пик. Когда поезд вынырнул на поверхность, первое, что увидел Клоп, была большая церковь с красными куполами и камуфляжно-зелёными стенами. Клоп мог поклясться, что на вершинах куполов заметил звёздочки вместо крестов. -Пресвятого маршала Рокоссовского храм, - раздался над ухом у Клопа дребезжащий голос какого-то дедка будто бы в ответ на изумлённый взгляд агента. Дед почтительно перекрестился, провожая купола взглядом. -И давно его построили? – спросил Клоп. -Почти полгода как, - охотно ответил дед, - Ко дню Великой Победы Над Злом. Тем временем, поезд подошёл к нужной станции, и агент Ноль-Ноль-Ы вышел, чтобы знакомым путём через промзону добраться до НИИ. Но каково же было его изумление, когда вместо оживлённого депо Клоп узрел тлен и запустение: заброшенные здания с выбитыми стёклами, ржавые пути и вой ветра в проводах. В сумерках здесь было настолько неуютно и жутко, что хотелось бежать прочь без оглядки, но Клоп пересилил страх и на цыпочках прокрался в сторону сторожки, в которой теплился живой огонёк. Порыв ветра кинул агенту в лицо помятый газетный лист. Клоп развернул его и прочитал: «Вольдемар Палпатин выступил на саммите малой восьмёрки, большой девятки и константной двадцатки с заявлением о недопустимости пересмотра итогов Бородинского сражения». Клоп вздрогнул и едва не выронил газету: с листа на него смотрело знакомое лицо доктора Цугундера, только в обрамлении не белого халата и шапочки, а строгого чёрного костюма. Не успел Клоп подумать что-то ещё, как дверь сторожки открылась, и на него уставилось небритое лицо Сосипатыча, старого деповского сторожа и колдуна. -А это ты, Гордей, заходи, - старик пропустил Клопа в сторожку, оглянулся вокруг и захлопнул за собой дверь, - Водку будешь? -Когда это я от неё отказывался! – фыркнул Клоп, - А где все, Сосипатыч? И где всё? -Расформировали наш колхоз, - вздохнул старик, - Как это её… Оптимизация! Он махнул рукой, вытащил из шкафчика бутылку водки, буханку хлеба, банку солёных огурцов и луковицу. Пока он собирал на стол, Клоп пробежал глазами другие заголовки газеты: «Сборная России по домино одержала победу над командой Аргентины», «Власти Рязанской области собрали деньги в помощь голодающим Сицилии», «Третий день забастовки швейцарских шахтёров», «Гейский беспредел в Берлине», «Сенсационное открытие учёных из Ханты-Мансийска», «В Московском зоопарке родился детёныш шанхайского барса». -А что вообще творится, Сосипатыч? – спросил Клоп после первой стопки, - Я гляжу, что-то изменилось, но не могу понять… Ленточки эти дурацкие требуют носить, церковь Рокоссовского построили… -Иииии, милой, - Сосипатыч налил и быстро опрокинул в себя вторую стопку, - Ты пока два года отсутствовал, у нас тут такое случилось! Реформы Петра Великого отдыхают… И Сосипатыч начал свой рассказ: всё началось, когда президентом стал Вольдемар Вольдемарович Палпатин. Про него ходили слухи, будто его настоящая фамилия – Цугундер, но потом эти слухи быстро прекратились, потому что все, кто это рассказывал другим, быстро исчезал. Россия при новом президенте начала процветать на глазах: из СМИ полностью исчезли все плохие новости. А если что-то иногда и случалось, то, разумеется, это были происки бандеровцев, экстремистов группировки ЫГЫГЫЛ, фонда Сороса, трансгендерных геев и потомков Мамая. В стране возросли патриотические настроения, причём настолько, что народ посоветовал президенту Палпатину переписать конституцию, дабы сохранить его власть навечно. Разумеется, Палпатин послушался народного гласа, и с недавнего времени его должность называется Верховный Властитель. Церковь объединилась с государством, и всех героев Советского Союза тотчас объявили святыми. Символом веры стала пятиконечная звезда, поскольку кресты – они и на бездуховном прогнившем Западе используются, но мы-то не такие как они! С целью убережения народной нравственности от тлетворного влияния Запада отключили весь зарубежный интернет и перешли на отечественное программное обеспечение. -Оно, правда, глючит что твоя Винда-95, - вздохнул Сосипатыч, - зато никакие ихние вирусы не страшны, - он налил ещё рюмку водки, выпил и занюхал луковицей. Запретили выступления большинства зарубежных групп. Да и своим, прежде чем записывать песню, нужно пройти проверку в Цензурном Комитете. С художествами тоже стало строго: никакой обнажённой натуры и прочих непотребств. Некоторые символы тоже запретили, квадрат, например. -Это ещё почему? – удивился Клоп. -Потому что квадрат похож на свастику, чего ж тут непонятного? – удивился Сосипатыч, - И радугу тоже запретили, потому что радуга – это символ педерастов. Клоп вспомнил, как на него косились в «Ласточке» и хрюкнул от смеха: -Так ведь радуга и на небе бывает! Что же теперь, на небо не смотреть? -Именно! Не смотреть! – Сосипатыч раскраснелся и сердито стукнул кулаком по столу, так что звякнули стопки, - Все ж знают, что радугу на нас проецируют натовцы, чтоб побольше детей становились педерастами! Клоп едва не выронил огурец. -А ещё чего не надо делать? – испуганно спросил он. -Нельзя ругать Верховного, ясен пень! И историю переписывать нельзя. А то ишь ты, сочиняют всякое, будто на стороне Мамая воевали и русские князья тоже! Да за такие слова расстреливать надо! – Сосипатыч воинственно взмахнул рукой и едва не опрокинул бутылку, впрочем, жидкости в ней уже почти не осталось.       После такого культпросвета агент Ноль-Ноль-Ы решил не ехать в новый штаб НИИ, а отправился домой. От палёной водки голова гудела как колокол, а факты и запреты путались в ней, и Клоп решил, что лучше всего будет побольше молчать, дабы не брякнуть ничего лишнего. Дверь ему открыла квартирная хозяйка, тётя Клава. Клоп снимал у неё комнату в сталинской трёшке, исправно внося оплату за год вперёд. Тётя Клава, как ни странно, весьма обрадовалась появлению своего пропавшего жильца. Радостно тряхнув бигудями, она потащила его на кухню, басовито хохоча и рассказывая о своей жизни. На кухне воняло жареной капустой, и орал телевизор, там шло какое-то ток-шоу, и толстяк во френче Ким Чен Ына ругал кого-то, называя идиотами. -Кто это? – спросил Клоп, кивая на телевизор, прервав захватывающий рассказ тёти Клавы о том, как её сестра и племянники безуспешно пытались отжать у неё эту квартиру. -А, это Соловей Владимиров, - тётя Клава мельком глянула на телеведущего, - Немного эмоционален, но зато как он костерит этих всех врагов и прохвостов! Вообще-то его настоящая фамилия была Разбойников, но он сменил её в честь нашего Верховного… Тётя Клава распахнула духовку и вытащила из неё пирог. -Вот прямо как чувствовала, что ты сегодня и приедешь, Гордеюшка! – с чувством произнесла она, - Правда, знаешь, у меня духовка немного барахлит, ты потом посмотришь, что там? А ещё в ванной кран течёт, и в туалете слив заедает, но я не вызывала сантехника, потому что все эти судебные тяжбы меня вконец измотали! Ты посмотришь, ладно? Не оставишь старушку в беде? Клоп кивал. Протекающий кран казался сущим пустяком на фоне прочих событий в стране. Он жевал пирог, который подгорел снизу и не совсем пропёкся сверху, но всё-таки чувствовал себя счастливым и свободным по сравнению с заключением в психушке. На кухне тёти Клавы всё так же тикали часы и булькали кастрюли, всё те же были жёлтые в полоску обои и горшки с алоэ на подоконнике. Вот только в углу, противоположном от телевизора, появилось множество небольших икон в блестящих окладах. Кроме привычных суровых ликов святого Николая, Богородицы и архангела Михаила Клоп рассмотрел улыбающееся лицо Гагарина, Чкалова в лётном шлеме и… Сталина, единственного, кстати, без позолоты. Клоп подавился пирогом. -Что такое? Пирог невкусный? – засуетилась тётя Клава. -Не, всё вкусно, я просто заметил икону Сталина, - признался агент Ноль-Ноль-Ы. -Ну да, его же год назад канонизировали, а что такого? -Так ведь… Ну сталинские репрессии, всё такое… Тётя Клава нахмурилось, и её полное лицо с обвислыми щеками тотчас сделалось угрожающим, почти как у того полицейского на вокзале. -Опять ты этих статей диссидентских начитался! – воскликнула она, - Во-первых, это не репрессии, а погрешности, как его… исторического процесса, вот! А во-вторых, это не Сталин репрессии устроил, а Берия, Ежов и прочие… Так что не богохульствуй! – тётя Клава быстро перекрестилась, - А Сталин одолел вконец поганого Мамая! Клоп снова поперхнулся. -Как это? – придушенно пискнул он, - А как же Гитлер? -Так ведь Гитлер – это исчадие Мамая! Все они из одного корня идут, из корня зла! И Наполеон тоже, и Карла… какой там по счёту, ну, которого там под Полтавой побили… -Двенадцатый, - вспомнил Клоп, хотя не вполне был уверен, но во всяком случае, про других Карлов кроме Двенадцатого он вообще не слышал. -Да, двенадцатый, - подхватила тётя Клава, - все они – исчадия Мамая! Разнесло их по свету, сатанинское отродье! И все американские президенты – это всё потомки Мамая! Это они всё пропаганду свою ведут, чтобы мы, русские, свою историю забыли! – она погрозила кулаком телевизору, где к тому времени уже шли «Спокойной ночи малыши», - И атипичная шизофрения - тоже их происки! -Что-что? - переспросил Клоп, - атипичная шизофрения? -Ну да... Да что ты как с луны упал? - в голосе тёти Клавы прозвучали ноты подозрения. -Так я же в командировке был! - воскликнул агент Ноль-Ноль-Ы, лихорадочно соображая, где бы его не настигли последние новости, - в Антарктиде! Там интернет плохо ловит и газет наших нету... -Ах вот оно что! - тётя Клава покачала головой, - то-то я смотрю, что ты как не родной прям... Так ты и не знаешь... Она стала рассказывать о событиях, произошедших в стране, всё то же, что и говорил накануне Сосипатыч, так что рухнули последние надежды Клопа списать всё это на пьяный бред сторожа. -А ещё Вольдемар Вольдемарович так заботится о народе! Он же доктор медицины, профессор. Сейчас везде больницы строятся, ну и в связи с шизофренией этой заразной. Учёные пока не поняли точно, как именно она передаётся, то ли воздушно-капельным, то ли через интернет. Но точно известно, что от атипичной шизофрении помогает георгиевская ленточка, так что те, кто её не носит - потенциальные больные. По телевизору тем временем шли новости, и бодрый голос диктора как раз вещал о разработке отечественной вакцины "Циклон", "Арсин" и "Уран" трёх исследовательских центров. -И много уже людей заболело? - поинтересовался Клоп. -Ох, много, - вздохнула тётя Клава, - каждый день всё новых и новых забирают. Тем, кто совсем буйными стал, вызывают спецотряды санитаров. А всё потому, что молодёжь ленточки не носит и сидит в своих богомерзких американских интернетах! После новостей громко заиграл гимн, и на экране появилось лицо Вольдемара Палпатина, бледное, гладкое, какое-то искусственное, с неестественно сладкой улыбкой и немигающим взглядом бледных водянистых глаз. В руках Верховный держал книгу в яркой обложке. -А сейчас, дорогие друзья, я прочитаю вам сказку на ночь, - проговорил Палпатин ровным голосом. -Что это такое? – Клоп больше не скрывал удивления, - Он это серьёзно?? -Ну да! – тётя Клава не отрывала взгляда от экрана, - Вольдемар Вольдемарович каждый день читает на ночь сказки, чтобы у народа всегда было хорошее настроение перед сном!       Клоп не слышал сказку, он даже не запомнил её названия. Ровный голос Верховного проникал в его сознание как на сеансах гипноза в больнице, голова начала кружиться, к горлу подкатила тошнота. Клоп даже не сразу осознал, что всё это время Палпатин ни разу не заглянул в свою книгу, а смотрел ровно в камеру, в глаза каждого телезрителя. Тошнота делалась всё сильнее, и агент Ноль-Ноль-Ы стремительно вскочил с табурета и умчался в сортир. Сделалось легче, головокружение прошло, но квартирная хозяйка снова смерила его неприятно подозрительным взглядом. -Что это с тобой, Гордей? – спросила она, теребя оранжевую ленточку, приколотую к платью на манер броши, - Уж не заразился ли ты?.. -Нет, что вы! Наверное, вокзальные котлеты были несвежие, - ответил Клоп и ретировался в свою комнату. «Ишь ты, атипичная шизофрения! – подумал Клоп, укладываясь в постель, - Да у тебя-то точно с головой не в порядке!»       Ночью ему снился какой-то экшн по мотивам фильма, который Клоп смотрел много лет назад с одной из своих девушек: злой волшебник, удивительно похожий на Верховного, преследовал некого мальчика, который выжил. -Найдите мне мальчишку!!! – кричал волшебник, гипнотизируя немигающим взглядом, - Ни один из нас не может жить спокойно, пока жив другой! Потому что он – потомок Мамая!

***

      Клоп проснулся оттого, что на лестничной площадке раздавался невероятный шум, какие-то крики, визг болгарки - кажется, у соседей взламывали дверь. Но, посмотрев на часы, Клоп убедился, что ещё только пять утра, поэтому повернулся на другой бок, натянул на голову одеяло и снова провалился в сон. В восемь утра зазвонил будильник. Клоп не сразу сообразил, где находится, и зачем он вообще его завёл, но вскоре вспомнил, что нужно ехать в штаб и писать долгую объяснительную начальству. Выбравшись на кухню, Клоп нашёл записку от квартирной хозяйки о том, что она уезжает на пару дней к сестре, и просьбой починить кран в ванной. Порадовавшись выключенному телевизору, Клоп открыл холодильник и принялся искать в нём съестное. На пару бутербродов наскрести удалось, не более того. «И вправду, как Мамай прошёл», - подумал агент Ноль-Ноль-Ы. Клоп налил в кружку чай и вдруг замер, уставившись на балконную дверь. За ней, на балконе, сидел, скрючившись и обхватив колени руками, незнакомый мальчишка. Клоп едва не уронил кружку, но всё-таки поставил её на стол и распахнул балконную дверь. -Эй, ты вообще кто, и как сюда попал? Мальчишка, лет двенадцати на вид, тощий, вихрастый, в круглых очках как у Леннона, одетый в клетчатую рубашку поверх футболки и драные джинсы, посмотрел на Клопа глазами затравленного зверёныша. -Пожалуйста, не выдавайте меня, дяденька! – прошептал он, дрожа от утреннего холода. -Заходи уж, чё, - проворчал Клоп, - А то простудишься нахрен и всё такое… Он впустил своего внезапного гостя, налил ему чаю и придвинул остатки колбасы. -Ну и как ты оказался на моём балконе? Это седьмой этаж, ты ж не прилетел, верно? -Я перелез, - по-прежнему шёпотом ответил мальчик, разглядывая Клопа и соображая, опасен он или нет, - перелез с соседнего балкона. К нам сегодня спецназ приехал с обыском, хотели меня забрать, но я перелез на ваш балкон, и меня не нашли. В другой раз Клоп не поверил бы, но вспомнил утренний шум. -Спецназ? – машинально повторил Клоп, - У вас там семья мафиози что ли? -Нет, - мальчик покачал головой и опустил глаза, - Просто походу на меня кто-то стуканул. Я в контакте недавно сделал перепост, а ещё лайкнул одного блогера, которого недавно в дурку забрали. -Да ладно! – не выдержал Клоп, - Не может такого быть, чтобы спецназ ломал двери в пять утра из-за какого-то сраного постика в контакте! Давай, колись, что ты там замышлял: колумбайн устроить или наркотики продавал? Не ссы, я не стукач, мне просто интересно, какого экстремиста я приютил. И да, как тебя звать-то? -Гарри, - промямлил мальчик, - Никакого колумбайна я не планировал, честно! Я перепостил… ну, вы, наверное, такое не одобряете, - он покраснел, - В общем, картинку с радугой и пост в защиту ЛГБТ. А лайкнул посты о том, что этот режим реально людоедский, и никакой атипичной шизофрении нет, а просто забирают в дурку всех несогласных. -Фигня какая-то, - Клоп почесал в затылке, - А родители твои где? -У меня нет родителей, только опекуны, - ответил Гарри, - они сейчас в отпуске, но сами с радостью меня сдали бы в дурку, чтобы я там навсегда сгинул, а они мою квартиру получат. -Мда… Плохи дела. И что ты планируешь дальше делать? Я не могу тебя здесь прятать, я жильё снимаю, а хозяйка на всю голову ушибленная телевизором. Кстати, а почему ты мне так доверяешь и всё выложил? Ты же меня впервые видишь. -Во-первых, на вас нет ленточки, - пожал плечами Гарри, - А, во-вторых, мне всё равно деваться некуда, только с балкона вниз головой. Я к друзьям поеду, в Раменское, может они на время приютят, а потом… у меня одна родственница есть в Питере, очень дальняя, может к ней уеду. -А почему ты думаешь, что эта родственница лучше твоих опекунов? -Они с ней не общаются, считают, что она чокнутая, - Гарри вдруг улыбнулся, - Но мы-то знаем, что сейчас самые нормальные – это чокнутые! -И то верно, - заметил Клоп, - Ладно, поедешь сейчас со мной, потому что я тоже еду в Раменское на работу. Меня зовут Гордей. -А где вы работаете? – вдруг спросил Гарри. -На железной дороге, - важно ответил Клоп, - Машинист, электричку вожу. Ну не говорить же пацану, что он дрессирует драконов-технооборотней в подпространстве! Хотя, для цивилов это одно и то же. -Ух ты! – обрадовался Гарри, - Прокатите в кабине? «Ну почему все – и сопляки, и девчонки – мечтают только об этом?» – подумал агент Ноль-Ноль-Ы, закатывая глаза. -Придётся. Не билет же тебе покупать, - проворчал он вслух. Убедившись, что на лестничной площадке никого нет, Клоп вышел из дома вместе с Гарри, которому одолжил куртку с капюшоном. По пути до метро Клоп решил зайти в магазин, потому что пары бутеров с утра было явно маловато. Цены на продукты так изумили агента Ноль-Ноль-Ы, что он потёр глаза: триста рублей за буханку хлеба! Остановив выбор на лапше быстрого приготовления, Клоп заметил, что вся упаковка пестрела пометками «Без ГМО», «Одобрено в пост», «Кошерно», «Халяль» и, наконец, «Натуральный российский продукт». Купив пару упаковок лапши и заплатив за неё пятьсот рублей, Клоп вышел из магазина, бормоча проклятия в адрес Верховного, как бы он там ни назывался. Гарри ждал его, опустив капюшон едва ли не до самого подбородка. До Казанского вокзала доехали без приключений, оранжевая ленточка была привязана на самое видное место, так что на Клопа больше никто не косился. Встретив коллегу, агента Суслика, Клоп перекинулся с ним парой слов и попросил довезти их с Гарри в задней кабине электрички. -Это с тобой? – Суслик кивнул в сторону Гарри, который, тем временем, разглядывал электричку с таким видом, будто вправду видел в ней дракона. -Да, племянник из… из Питера, - небрежно бросил Клоп. -Да ладно, «племянник», - фыркнул Суслик, - Раньше тебе более сисястые чики нравились… Ты у неё хоть паспорт спросил? А то смотри, сейчас с этим строго. -Чего?? – Клоп вытаращил изумлённые глаза сперва на Суслика, потом перевёл их на Гарри и нервно икнул. Только сейчас до него дошло, что тощее лохматое существо, которое он утром принял за мальчишку, являлось девушкой старшего школьного возраста. -Твою ж мать! – с душой проговорил Клоп. -Да ладно, я никому не скажу, - Суслик ухмыльнулся, - Хотя по виду она как малолетняя лесбуха. -Это совсем не то, что ты подумал! – возмутился агент Ноль-Ноль-Ы, хотя ему было в общем-то пофиг, что думает коллега, тем более, что девушек периодически катали оба. -Итак, Гарри, - произнёс Клоп как можно более выразительно, когда электричка отошла от вокзала, - ты больше ничего не хочешь мне рассказать, а? Гарри удивлённо заморгал. -Ну, то есть, признаться во всём, раз уж ты меня обманул, - продолжил агент Ноль-Ноль-Ы, - Ты ведь девушка, а значит, никакой не Гарри. -Вообще-то, я тогда сказал, что меня зовут Галя, - ухмыльнулся очкарик, - но ты сам назвал меня Гарри. Но все друзья действительно так меня зовут, - Галя-Гарри поправила очки на носу с такой наглой усмешкой, что Клоп растерялся. -Да тебе лет-то сколько? – спросил он на всякий случай. -Семнадцать, - проворчал Гарри. -В общем, придётся тебе притвориться, что ты моя девушка, - сказал Клоп, - и что тебе восемнадцать. -Вот ещё! – возмутился Гарри, - Ни за что на свете! «Малолетняя лесбуха», - вспомнил Клоп слова Суслика. -Да ты вообще-то тоже совсем не в моём вкусе, но как иначе я объясню, зачем притащил тебя сюда? Тут вообще-то железная дорога, а не какой-то сраный офис! -Можешь сказать, что я планирую поступить в железнодорожный техникум! – просиял Гарри, - потому что я и вправду планирую! И зрение у меня хорошее, а очки я ношу, чтобы на персонажа походить. Клоп скорчил рожу. Как и большинство консервативно настроенных россиян, он был уверен, что баба на корабле – к несчастью. И за рулём тоже, а уж в кресле машиниста – тем более. Но спорить ему стало лень: небось отучится в техникуме пару месяцев, сломает мозг об задачи по физике и сама уйдёт в пед или мед. Гарри же с восхищением смотрел, как за окном убегают назад опоры контактной сети и серебристо змеятся рельсы. -И не вздумай трогать пульт, - на всякий случай сказал Клоп, - уши оторву, - и задремал до самой конечной станции.       В депо Клоп привёл Галю в курилку и представил как девушку, которая мечтает пойти учиться на машиниста, а сам отправился к начальнику. Верховный техномаг Раменского отделения НИИ Технической Демонологии, замаскированного под управление депо, сидел в своём кабинете и медитировал на рабочем столе, одетый в серо-красное кимоно. Дела в НИИ в связи с реструктуризацией шли не слишком хорошо, конкурирующие конторы захватили сферы влияния в отрасли, драконы старели и болели, а за последние пять лет не удалось добыть ни запчастей с атомного ледокола, ни сильмариллов, ни платиновых катушек, ни Мела Судьбы, ни Серебряного Кристалла. Скрипнула дверь, и на пороге появился пропавший без вести два года назад агент Ноль-Ноль-Ы, известный под оперативным псевдонимом Клоп. -Здравия желаю, Завулон Сатанаилович! – бодро произнёс агент, демонстрируя вид лихой и придурковатый, прямо как заповедовал Великий Пётр. -Ты!!! – Завулон вперил в подчинённого указательный палец. В одном этом слов звучало «что ж ты, сука, в танке не сгорел!» -Я пришёл написать объяснительную по поводу своего долговременного отсутствия! – гаркнул Клоп и тотчас подошёл к столу, беря лист бумаги и авторучку, не дождавшись разрешения. Он заметил, что и на новом месте кабинет начальника поражал своей эксцентричностью: на стенах, задрапированных японским шёлком, висели многочисленные гравюры, веера в половину человеческого роста, доспехи и… позолоченные боевые лопаты. Пока Завулон Сатанаилович, выйдя из медитативного настроя, костерил нерадивого подчинённого в чём свет, Клоп писал длинную объяснительную о том, как его похитили финномонгольские партизаны из запрещённой в РФ организации «ХОЙ», увезли на драккаре в Гренландию и замуровали там в водонапорной башне, кормя лишь вялеными чайками и морской водой, но ему удалось бежать, доплыв на надувном матрасе до Мурманска, а оттуда уже идти пешком до Москвы через леса и болота. -Да после такого провала ты должен был сделать харакири! – орал Завулон, ещё не успев прочитать объяснительную. -Чем? Лопатой? – невозмутимо возразил Клоп, - Так вы же и лишили меня лицензии на её ношение… Вот, прочтите, - он сунул записку под нос начальнику. -И в довершение всего ты ещё и траву куришь?! – взвился Завулон, - Сказки эти ты для Фикбука оставь! Тут Завулон замер, озарённый страшной догадкой. -Тебя завербовали?? Признавайся! Кто? Неужели сам Гэндальф Котласский?! – Завулон в гневе схватил со стены лопату и принялся гонять ею Клопа по всему кабинету, но ввиду своей тучности не преуспел. -Не знаю я никакого Гэндальфа! – орал Клоп, - Говорю же: меня держали взаперти почти два года! Когда вернулся, тут так всё изменилось… -Это точно, - с грустью признал Завулон Сатанаилович, устало ставя лопату в угол, - Палпатин теперь всех подмял под себя, ну кроме, разве что, Крылатых. Они всегда были сами по себе. Ладно, чёрт с тобой, так и будь: живи. И работай. Назначаю тебя послом в Рязань. С завтрашнего дня приступишь.       В курилке Клоп застал Галю, оживлённо болтающей с несколькими помощниками машиниста. -Толковая девчонка, - заметил Суслик, возникнув из ниоткуда, - Похоже всерьёз собирается учиться. -А! – Клоп скептически махнул рукой. Увидев его, Галя кинула окурок в урну и подошла, сунув руки в карманы куртки как заправская шпана. -Айда в столовку! – Клоп, сам не замечая, слегка злился, что новая знакомая ведёт себя совсем не как типичная «дева в беде» или тот испуганный ребёнок, которым она была утром. -Только у меня денег нет, - Гарри шмыгнул носом и поправил очки. -Я угощаю, - великодушно отозвался Клоп, - Так что тебе придётся притвориться… -Твоей племянницей, - Гарри показал язык. К счастью, цены в деповской столовке не слишком изменились. На стене бубнил телевизор, за столиками машинисты и слесаря хлебали куриный супчик и шёпотом делились новостями. -А, слышал, Петьку Иванова вчера забрали! -Да ладно! -Его жена звонила, рыдала. Говорит, приехали санитары, скрутили его и в машину. А она теперь на карантине сидит, типа, контактная. Ни с кем две недели видеться не должна, пока не пройдёт тест на адекватность. -А что он натворил, Петька-то? -Да вроде «В контакте» брякнул что-то, что Верховный врёт всё, а его дружки воруют. Ну вот и всё. В лучшем случае – два года принудительного лечения. Это если больше ничего не найдут. Клоп положил ложку. Он не слишком хорошо учил историю в школе, но происходящее вокруг сильно напоминало ему рассказы о сталинских репрессиях. Впрочем, если Сталин теперь святой, то не стоит и удивляться. -В Москве прошли первые испытания вакцины от атипичной шизофрении «Циклон», - заговорила телевизионный диктор приторно-сладким голосом, - добровольцы чувствуют себя хорошо… На экране появились изображения привитых: несколько молодых людей и девушек с блаженно-идиотскими выражениями лиц. Такие лица Клоп видел в психушке у тех, кого пичкали экспериментальными препаратами. Как правило, эти люди превращались в послушных и тихих дурачков с интеллектом пятилетнего ребёнка. -Твою ж дивизию! – тихо выругался Суслик за соседним столиком, злобно глядя на экран, - Лучше уж я шизофреником стану, чем полным идиотом. -На завтра запланирован официальный визит Верховного Властителя Палпатина в Санкт-Петербург, - продолжала вещать диктор, - Члены правительства будут присутствовать на официальном открытии нового офиса компании «Шараш-Монтаж», самого высокого небоскрёба в Европе… На экране снова замелькало лицо Палпатина, и Клоп инстинктивно отвернулся. -Что-то я как его вижу, меня мутить начинает, - пожаловался он вполголоса. -Это у всех так бывает, кому мозги не промыли, - тихо сказал Гарри, глядя в тарелку, - Палпатин по вечерам народ гипнотизирует своими сказками. Сперва все блюют, а потом привыкают, попадают в зависимость… Как с курением. -Вы бы не обсуждали это всё здесь! – шикнул на них Суслик, - Совсем заболели что ли? Буфетчица баба Надя завербована, услышит и тотчас сдаст вас с потрохами! В любое другое время агент Ноль-Ноль-Ы принял бы эту реплику за шутку, но сейчас ему стало не смешно. -Ладно, - буркнул Клоп, - Поели и пошли отсюда. Он скомкал салфетку, кинул её в тарелку и поднялся из-за стола. -Сборная России по футболу разгромила команду Гондураса с сокрушительным счётом 11:0! – заявила диктор. -А сборную Антарктиды – со счётом 30:0, - передразнил Суслик. -Мы пошли, у нас ещё дела в Раменском, - кивнул ему Клоп. Они с Гарри вышли из депо и зашагали в сторону города. На куртках у обоих предусмотрительно красовались полосатые ленточки – на всякий случай. -И где живут твои друзья? – спросил агент Ноль-Ноль-Ы, - Ты была тут раньше? -Разумеется, был, - Гарри скорчил недовольную физиономию, делая особый акцент на последнем слове, - Только они тут не живут, а работают. Это ночной клуб, пойдём туда. Клуб располагался в здании, напоминавшем типичный советский Дом Культуры. Точнее сказать, это и был ДК, часть которого теперь занимали разные организации: студия танца «Лебёдушка», детский театр, компьютерный клуб и кружок хорового пения для пенсионеров, чьи нестройные голоса раздавались из открытого окна. Дискотека же помещалась в подвале и имела отдельный вход. -Сейчас там закрыто, мы можем пока посидеть в интернете, - сказал Гарри. -И, само собой, за мой счёт, потому что у тебя нет денег, - проворчал Клоп. Ему вроде бы хотелось поскорее сбагрить куда-нибудь эту юную искательницу приключений и забыть про неё, но просто дать ей денег и уйти не позволяла совесть. -Матильда тебе отдаст вечером, - ответил Гарри. -Это ещё кто? – спросил Клоп, - твоя подружка? Или глава местной мафиозной группировки? -Скорее второе, - засмеялся Гарри, - Шучу. Нет, она просто классная тётка и… Он осёкся, будто едва не проговорился о чём-то важном, но в последний момент спохватился, можно ли вполне доверять Клопу. Агент Ноль-Ноль-Ы сделал вид, что не заметил этого. -Хочешь полазать по заблокированным сайтам? – спросил Гарри. -Это порнухе что ли? – фыркнул Клоп. -Эх ты, а вроде взрослый мужик, - разочарованно вздохнул Гарри, - Я имею в виду зарубежные сайты и блоги диссидентов. Клоп пожал плечами, он раньше никогда не интересовался ничем подобным, его вообще больше интересовал «Вархаммер» и фантастические сериалы.       В компьютерном клубе к ним подошёл толстый рыжий мужик с бородой и татуированными руками. Гарри шепнул ему что-то на ухо, администратор покосился на Клопа оценивающим взглядом и кивком головы велел идти за ним. Клоп поплёлся следом мимо столиков с компьютерами, за которыми сидели благообразные старушки и школьники, играющие в «Мир танков». Рыжий админ открыл дверь и впустил их в полутёмное пространство второго зала, который сперва можно было принять за подсобку. Тут стояли высокие стеллажи с дисками, за которыми пряталось несколько компьютерных столов, отделённых высокими перегородками. Админ написал на бумажке пароль и протянул её Гарри. -Идём, - очкарик показал на свободные компы, - Вот пароль от разблокирующей программы. -Почему ты всё-таки мне доверяешь? – наконец, спросил Клоп, - Ты меня знаешь только полдня, а вдруг я собираюсь тебя выдать полиции? -Просто потому, что ты сам недавно вышел из дурки, - спокойно ответил Гарри. У Клопа вытянулось лицо. -Чёрт! Я этого не говорил! -Я догадался. У тебя все эти полдня вид человека, вернувшегося с необитаемого острова. И ты понятия не имеешь, насколько изменился мир за последние два года, поэтому иногда неосторожно болтаешь такое, за что могут забрать повторно. Клоп почесал в затылке. Вот тебе и малолетка! И только тут агент Ноль-Ноль-Ы поймал себя на том, как давно он не сидел в интернете, и как соскучился по нему. Он сел за включенный компьютер и открыл браузер. Первая страница «Яндекса» пестрела новостями, чьи заголовки напомнили вчерашнюю газету: «Идёт подготовка празднования Дня Куликовской битвы. По Красной площади торжественным строем пройдёт конница в обмундировании четырнадцатого века. Парад завершится пролётом боевой авиации». Клоп залез на свою страничку «В Контакте», полистал ленту и нашёл часть сообществ закрытыми администрацией, часть друзей забаненными, и почти всю музыку удалённой. Клоп принялся лихорадочно шариться по любимым сайтам и форумам и убедился, что интернет-пространство за два года его отсутствия сделалось тесным, душным и каким-то потерянным. Вспомнив про пароль, Клоп взял у Гарри листок и нажал на кнопку VPN-приложения. Ему показалось, что он выглянул из жарко натопленной горницы позолоченного терема в свежий дождливый октябрьский вечер. Там было свободно, но новости – не прикрытые цензурой – окатывали как холодный душ, заставляя содрогнуться. Казалось, что холодная война в разгаре: страны обменивались прозрачными намёками и неприкрытыми угрозами, рубль падал относительно прочих валют, ресурсы страны распродавались олигархами, население беднело и уменьшалось, а всех несогласных с политикой Верховного забирали в новопостроенные тюрьмы-психбольницы. -Бррр! – Клоп закрыл окошко браузера и затряс головой. -Ну как оно тебе? – Гарри оторвался от своего монитора, - Много нового узнал? -Да ну в пень, я лучше в танчики погоняю! – махнул рукой Клоп, - Хоть это не запрещено. Гарри вздохнул.       Незаметно прошло время, и в девять вечера Гарри потянул Клопа за рукав. -Нам пора, клуб уже открылся. Они расплатились и вышли. На улице уже наступили лиловые августовские сумерки, оранжевые фонари покачивались на проводах. -Нам сюда, - Гарри показал на вход в полуподвал того же здания ДК, где неоновыми огоньками играла вывеска «Дискотека Дед-Архимед». Клоп подивился необычному названию и спустился по ступенькам вниз. Они купили билетики, похожие по качеству бумаги на автобусные, и прошли в зал, где играла обычная попса и мигали разноцветные лампочки. Гарри подошёл к бармену, протиравшему пивные кружки за стойкой, и что-то сказал ему на ухо. Бармен покосился на Клопа точно так же, как админ в компьютерном клубе и тоже велел идти за ним. «Будто мы не в ночной клуб идём, а на тайное собрание масонов», - раздражённо подумал агент Ноль-Ноль-Ы. Бармен провёл их через служебный вход и лабиринт длинных коридоров в совершенно другой зал, находившийся в противоположном крыле здания. Здесь царил полумрак и гремел старый добрый рейв. Светили ультрафиолетовые лампы, по стенам скользили блики от диско-шаров. За столиками сидела неформального вида публика: девушки с разноцветными волосами, панки и рейверы, как в старое доброе время конца нулевых. Гарри подошёл к долговязой девице с длинной косой малинового цвета, сидевшей за барной стойкой. -Привет, Персея! Девица осклабилась, взглянув на них поверх тёмных очков, и Клопу показалось, что у неё стальные коронки на всех зубах, а глаза светятся. «Если я ещё что-нибудь смыслю в этом мире, - подумал агент Ноль-Ноль-Ы, - то это не человек, а техна». -Здорово, Гарри, - ответила Персея, — Это правда, что тебя сегодня чуть не взяли? Гарри вскарабкался на высокий стул рядом с ней. -Да. Всё плохо, я теперь в розыске, без денег и документов. Если бы не Гордей, думаю, я был бы уже в дурке. -Какие люди! – Персея прищурилась, разглядывая Клопа, - С возвращением, агент Ноль-Ноль-Ы! Не узнаешь? Впрочем, неудивительно. Клоп покачал головой. -Ноль-ноль-тридцать-три, - сказала Персея, - Хотя что с тебя взять, ты никогда всерьёз к нам не относился, - она снова повернулась к Гарри, - Мы придумаем, как тебе помочь. Подойди к Матильде после её выступления. Гарри кивнул, соскочил со стула и потащил Клопа за столик поближе к небольшой сцене. -Возьмём что-нибудь выпить? – предложил Гарри, - Не бойся, Матильда потом тебе вернёт деньги, потраченные на меня. -Детям нельзя алкоголь, - наставительно произнёс Клоп. Гарри снова надулся, он не любил, когда ему напоминали про возраст, и про паспортный пол. Клоп же ловил себя на том, что всякий раз его походы в подобные бары заканчивались неприятностями. -А, впрочем, чёрт с тобой, я тебе не батя, - Клоп сунул Гарри бирюзовую купюру, и тот ускакал к барной стойке.       На сцене тем временем появились ярко разряженные девицы, которых публика встретила бурными рукоплесканиями. Девицы начали танцевать и выделывать акробатические трюки. Всё это напомнило лихое дискотечное шоу того времени, когда Клоп ходил в клубы, будучи студентом. Внезапно кто-то тронул агента за рукав, и он, обернувшись, увидел странноватого вида старуху с ёжиком синих волос. В руках она держала железнодорожный башмак. -Это случится завтра в полдень, - сказала старуха, - это было предсказано в год, когда он родился. -Что случится? – растерялся агент Ноль-Ноль-Ы. -Ни один из них не может жить спокойно, пока жив другой! Потому что он – потомок Мамая! – старуха погрозила костлявым пальцем и удалилась, баюкая башмак на груди. Вернулся Гарри с двумя стаканами с «Кровавой Мэри». Клоп оглянулся, чтобы спросить про старуху, но той уже след простыл. -Это Матильда танцует, - Гарри улыбнулся, кивнув на сцену. -Так она стриптизёрша что ли? – спросил Клоп, отхлёбывая коктейль. -Она не раздевается, просто танцует, - ответил Гарри, - Хотя и на пилоне тоже. На сцене осталась одна из девиц. Высокая и плечистая как баскетболистка, она кокетливо улыбалась зрителям, посылала воздушные поцелуи и вертела попой. Весь её наряд состоял из купальника, усеянного стразами, чёрных колготок и высоких блестящих сапог. -Так тебе вправду девушки нравятся? – спросил Клоп у Гарри. -Ну да, а что? – Гарри поправил очки, - Правда, в данный момент у меня нет девушки… -А Матильда? Гарри фыркнул. -Матильда – одна из руководителей подполья, - шёпотом сказал Гарри, - Мы же не просто так тут потусить собираемся. Это серьёзная организация. -Ишь ты как! – Клоп огляделся по сторонам. Если не считать техны и сумасшедшей старухи, то вокруг был обычный диско-бар, каких раньше в стране были тысячи. Пожалуй, только одна фигура показалась агенту странной: в тёмном углу за столиком сидел высокий прямой мужчина в белом плаще на молнии. Его глаза были скрыты за тёмными очками, а на столике стояла только фарфоровая кофейная чашка. «Вот это наверняка какой-то шпион», - подумал Клоп. Закончив выступление, Матильда сама подсела за их столик. Это была женщина могучего телосложения и огромного роста, с грубоватыми чертами лица, длинным носом, блондинистыми локонами и накладными ресницами. -Здравствуй, Гарри, - низким прокуренным голосом сказала она, потрепав подростка по щеке, - и тебе привет, сладкий, - Матильда подмигнула Клопу. Памятуя о том, что в подозрительных заведениях лучше с девушками не знакомиться, Клоп вежливо поздоровался, но кокетства предпочёл не замечать. Что-то в танцовщице его пугало, может быть, чересчур вульгарный макияж, а может, могучие плечи. -Я прочитала твоё сообщение, - обратилась Матильда к Гарри, - Так значит, ты теперь в бегах? -Всё плохо, у меня ни денег, ни документов. Опекуны меня сдали, думаю, что при обыске забрали мой комп. Там ничего серьёзного не было, но я боюсь за ребят… -Будут тебе документы, - пообещала Матильда, - Куда потом собираешься? -У меня есть троюродная тётка в Питере. Давно не видел её, но это лучше, чем бомжевать или партизанить в лесу. -Мы предупредим её. О деньгах тоже не волнуйся. Матильда встала из-за столика и удалилась. На сцене тем временем появилась какая-то рок-группа: пятеро хайрастых парней в косухах с заклёпками играли метал-каверы на известные попсовые песни.

Нет, не надо слов, не надо паники. Это мой последний день, на Титанике. Вот и вся любовь, бросаю фантики. Это мой последний день, на Титанике.

Вернулась Матильда, одетая теперь в ярко-красное платье с пайетками и глубоким декольте. Клоп невольно уставился на этот вырез, и Матильда, перехватив его взгляд, хищно улыбнулась алыми губами и погрозила наманикюренным пальчиком. -А ты шалун, - сказала она, - Расскажи о себе. -Я работаю на железной дороге, - промямлил Клоп. Знойная женщина его пугала. -Он машинист, электрички водит, - ответил за него Гарри. -Обожаю машинистов! – Матильда так выразительно облизнулась, что Клоп засомневался, уж не на обед ли. Но Матильда уже отвернулась от него и вытащила из крошечной сумочки паспорт и бумажник, которые протянула Гарри. -С этого дня ты Василиса Кантемировна Демихова. Не спорь, вот переход сделаешь, тогда и будешь по паспорту Гарри, хоть Поттер, хоть Каспаров. Она хотела что-то ещё сказать, как вдруг в зал влетела испуганная девочка-панкушка и завопила что есть мочи на весь зал: -Шухер! Санитары приехали! Поднялась паника, народ заметался между столиков. Клоп почувствовал, как ноги его становятся ватными: всё как два года назад, история повторяется. -Без паники! – кричал бармен, - Мы ничего не нарушили. Диджей, включай «Иванушек»! -Это за мной, - Гарри побледнел как смерть, - Я уверен, что меня запеленговали. -Слушайте, - Клоп повернулся к Матильде, - Почему за ней гоняется полиция? Она же школьница… -Гарри – последний потомок Мамая, - ответила танцовщица. Её лицо вмиг сделалось серьёзным. -У меня машина. Я довезу вас до станции… В коридоре слышались крики и шум, будто кто-то ломал двери. Мужчина в тёмных очках поднялся из своего угла и подошёл к их столику. -Отправляйтесь в Жуковский, - сказал он, - Ракета летит на Плутон. Он приподнял очки, и Клоп разглядел светящиеся как лампочки глаза и татуировку в виде цифр 77114. -Отлично! – Матильда повернулась к спутникам, - Выйдем из зала через сцену. Клоп и Гарри кинулись за ней. В зал уже вбегали спецназовцы, одетые в бело-серый камуфляж – «санитары». -Бегите, я прикрою! – крикнула Персея, сжимая кулаки. Матильда юркнула в гримёрку, захлопнув за собой дверь. Затем с лёгкостью припёрла её тумбочкой, а потом распахнула подвальное окно. -Живо за мной! – крикнула она, подсаживая Гарри. Клоп вылез в окошко, запоздало думая, что здание ДК наверняка окружено со всех сторон. Так оно и было, но основная масса спецназовцев дежурила с другой стороны. Единственный из них, кто караулил беглецов у окна, зазевался и был сбит с ног и оглушён Матильдой, которая отобрала у него пневматический автомат, заряженный дозами снотворного, как потом узнал Клоп. -Живее, в машину! – рявкнула Матильда, скрываясь за кустами. Клоп не переставал удивляться, как танцовщица умудрялась так быстро бегать в туфлях на шпильках. Он ожидал увидеть люксовую тачку, на которых обычно катаются богатые куртизанки, и поэтому изумился, обнаружив припаркованную за кустами «Ладу-Калину» серо-серебристого цвета. Едва Клоп и Гарри успели забраться в машину, как та рванула с места, свернула в какой-то тёмный переулок и помчалась через промзону. -Куда мы едем? – спросил агент Ноль-Ноль-Ы, - и что сказал тот чувак? Какая ещё ракета? -Ракета летит на Плутон, - поправил Гарри, - Это пароль нашей организации. -Мы едем на аэродром Жуковский, - сказала Матильда, - Это был Одиссей, техна Ту-144, хранитель Жуковского. Крутя руль одной рукой, Матильда другой рукой сняла с головы белокурый парик, под которым обнаружилась короткая стрижка. Порывшись в бардачке, танцовщица достала влажные салфетки и стёрла свой сценический макияж. -Твою дивизию! – заорал Клоп, - Ты ж мужик! -Ты только теперь заметил? – фыркнула Матильда, - А я, между прочим, в ВДВ служила… Лет пятнадцать назад. «Лада» мчалась по улицам Раменского. Гарри съёжился на сидении, периодически оглядываясь, чтобы посмотреть в заднее стекло. -Кажется, хвоста за нами нет, - неуверенно сказал он. Наконец, машина затормозила у КПП аэродрома. -А военные нас не сдадут? – заволновался агент Ноль-Ноль-Ы. -Нет, - Матильда покачала головой, - Крылатые не поддерживают «санитарный» режим Палпатина. А здесь вообще Лётно-Исследовательский Институт, своего рода заповедник. К машине подошёл дежурный офицер. Матильда опустила стекло, произнесла пароль и что-то тихо сказала. Офицер кивнул. -Проезжайте, - сказал он, поднимая шлагбаум.       Скоро вся компания уже сидела в полутёмном кабинете за большим овальным столом и угощалась чаем и сушками. Происходящее казалось Клопу сценой из фильма про шпионов, он плохо понимал, кто все эти люди, с которыми разговаривали Матильда и Гарри, и о чём они договариваются. Матильда в своём блестящем вечернем платье и аршинными плечами бывшего десантника никого не смущала, вероятно она (или он?) тоже секретный агент. Некто, кого все называли Сергей Леонидович, протянул Гарри маленькую катушку с намотанной на неё серебристой проволокой и сказал: -А вот это непременно передай своей тёте Изаиде Радиевне сразу, как только встретишься с ней. Потом все они вышли из штабного здания и отправились на лётное поле, где мигал огоньками Як-42. Гарри пожал руки сотрудникам ЛИИ имени Громова и крепко обнял Матильду. -Я что-то не понял, куда мы сейчас отправляемся? – спросил Клоп у Гарри, - Что вообще происходит? -Сейчас мы летим в Питер к моей тётке, чтобы исполнить пророчество. -Эй, вообще-то мне завтра на работу! – воскликнул Клоп. -Не волнуйтесь, Гордей, - Сергей Леонидович похлопал его по плечу, - Вы только сопроводите Гарри к Изаиде Радиевне Гермогеновой, а потом тотчас вернётесь на самолёте обратно. Вот ваш пропуск, - он протянул Клопу корочку, - И не забывайте пароль «Ракета летит на Плутон». Счастливо! Сидя в кресле самолёта и пристегнув ремни, Клоп только крякнул и покачал головой: -Вот дела! Правду сказал Сатанаилович, что меня завербовали. Только чтоб я сам ещё знал, кто именно, и во что я такое влип… Он повернул голову и посмотрел на Гарри-Галю. Лицо у девушки было сосредоточенное и решительное, как у разведчика, отправляющегося на опасное задание, от которого, возможно, зависит судьба страны.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты