Дивный новый мир

Джен
G
Закончен
9
автор
Размер:
Миди, 30 страниц, 2 части
Описание:
Агент Ноль-Ноль-Ы возвращается из психиатрической больницы и обнаруживает, что за прошедшие два года мир сильно изменился: запрещено не только любое инакомыслие, но даже смотреть на радугу. А на следующее утро он обнаруживает на своём балконе соседского мальчишку, за которым охотятся спецслужбы.
Завтра мир изменится, поскольку так гласит пророчество.
Примечания автора:
Жёсткая сатира на наше время, доведённая до абсурда.
Продолжение повести "Дмитрий Анатольевич меняет профессию"
https://ficbook.net/readfic/7618969
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
9 Нравится 5 Отзывы 4 В сборник Скачать

Часть вторая. Ракета летит на Плутон

Настройки текста
      Изаида Радиевна Гермогенова переживала очередную переоценку ценностей, которая подкралась к ней незаметно. Она и сама не знала, когда всё началось. Два года назад к власти пришёл новый президент, профессор психиатрии Вольдемар Палпатин, человек интеллигентный, сдержанный и жёсткий. Изаиде Радиевне он сразу понравился. «Он-то наконец наведёт порядок в стране!» - думала Изаида.       Всё вроде бы и вправду начиналось красиво: провели олимпиаду и чемпионат мира по футболу, обещали справиться с безработицей, развивать медицину, туризм и спорт, долететь до Марса, провести метро из Петербурга в Москву и защитить традиционные ценности. Однако, метро застряло на уровне одной-единственной шахты, больницы открывались только психиатрические, а про Марс перестали говорить вовсе. Зато построили сотню новых церквей во имя всех героев Советского Союза, запретили слушать зарубежную музыку и смотреть зарубежные фильмы. Изаида музыку слушала только по радио, а из кино предпочитала только старые добрые комедии Гайдая, поэтому ей было всё равно. Но в один прекрасный день, когда она пришла на работу в пластиковых бусах собственного изготовления, начальник вызвал Изаиду в свой кабинет и сделал выговор, поскольку бусины располагались чётко по спектру. Наверное, два года назад Изаида тихонько поплакала бы за своим столом и смирилась, но сейчас она стала куда более уверенной в себе, и поэтому гордо скрестила руки на груди и сказала: -Евклид Феофанович, я попрошу вас подвести доказательную базу под ваш тезис! -Какую ещё базу?! – возмутился директор ЗАГСа, - Вы что, не знаете, что запрещается размещать изображение радуги в общественных местах? -В радуге семь цветов, а здесь восемь! – Изаида потрясла своими бусами, - Вот, посчитайте. Это спектр, а не радуга! -Да какая разница! Радуга, спектр… Это вызывает нездоровые ассоциации, поэтому не должно демонстрироваться! -Какие ещё нездоровые ассоциации? – рассердилась Изаида, - Мой отец работал в Физическом институте РАН, он занимался оптикой, так что у меня единственная ассоциация спектра – с оптикой! -Изаида Радиевна, вы как будто новости не смотрите! – директор вскочил из-за стола и принялся бегать по кабинету, - По распоряжению властей запрещено изображать радугу, потому что она символизирует флаг ЛГБТ! -Но там вообще шесть цветов, насколько я помню, - возразила Изаида, - а тут восемь. Восемь, слышите? Или власти считать не умеют? -А вот за такие слова я вообще должен вас уволить и уведомить соответствующие органы! – рассердился Евклид Феофанович, - Но только из уважению к вам, как к сотруднику, проработавшему без нареканий двадцать пять лет, я сделаю вид, что не слышал этого. Первый и последний раз! Злосчастные бусы пришлось снять, хотя Изаида решительно не понимала, при чём тут ЛГБТ, если раньше даже фломастеры продавались разложенными в спектральном порядке. Интереса ради Изаида зашла в магазин канцтоваров и с удивлением обнаружила, что фломастеры вообще исчезли из продажи, а цветные карандаши и краски продавались только четырёх цветов: красный, зелёный, жёлтый и синий. Стали ходить слухи об исчезновении людей. Будто бы приезжает по ночам белый микроавтобус с затемнёнными окнами, и человека увозят в нём в неизвестном направлении. Изаида сперва этим слухам не верила, но потом заметила, что пропал сосед по лестничной клетке, и вот уже давно не слышно о нём никаких вестей. А месяц спустя её родную сестру, проживающую в Петербурге, вместе с мужем забрали в психиатрическую больницу с диагнозом «атипичная шизофрения». Изаиде позвонили и долго расспрашивали, общается ли она с сестрой, и когда они разговаривали в последний раз, на что она ответила, что видела сестру лишь год назад на дне её рождения. «Как же так, - думала Изаида, - но ведь Ревмира всегда была такой здравомыслящей! Она не могла сойти с ума! Должно быть, произошла ошибка». Изаида Радиевна пыталась навести справки, но ответ всегда приходил отрицательный, и видеться с сестрой в больнице ей было запрещено. Изаида забрала к себе её кота – чёрного с белой грудкой, и впервые подумала о том, что ей не нравится то, что происходит в стране. Иногда она вспоминала Дмитрия Ведмедева, с которым виделась два года назад в караоке. Тот вроде бы обещал ей узаконить восьмицветную радугу, но, похоже, совершенно позабыл о её, Изаиды, существовании. Первое время при новой власти Ведмедев был назначен премьер-министром, но в январе его внезапно сняли, назначив заместителем председателя Секретного совета по секретности. Чем занимался этот Секретный совет, никто не знал, а Ведмедев пропал с экрана телевизора. А пару дней назад случилось и вовсе странное событие: когда Изаида, после выпуска новостей стала смотреть традиционную «Сказку перед сном», читаемую вслух Верховным Властелином, её стошнило прямо на ковёр. «Пожалуй, я больше не буду смотреть эту передачу, - твёрдо решила Изаида Радиевна, - Да и новости тоже надоели, каждый день одно и то же». По местному телеканалу накануне передали, что за взятку в крупной сумме арестован сотрудник ГИБДД Козюля. Эту взятку он получил за то, чтобы признать пьяным пятилетнего мальчика, попавшего под автомобиль одного бизнесмена. Изаида Радиевна вечером стояла у окна своей комнаты и наблюдала за тем, как целуются на скамейке две девчонки с цветными волосами. «Ну целуются, и что с того? – устало подумала Изаида, - Разве от этого кому-то плохо? Нам с утра до вечера говорят, что во всём виноваты ЛГБТ и американцы, но разве они причина того, что бизнесмен насмерть сбил ребёнка, а дорожный инспектор берёт взятки? Кажется, все действительно с ума посходили, но в дурдом забирают совершенно не тех людей…»       Поздно вечером зазвонил телефон. Когда Изаида Радиевна, вздрогнув, сняла трубку, на том конце провода сквозь помехи и шипение раздался тонкий девчоночий голосок, представившись Галей, её троюродной племянницей из Москвы. Галя сообщила, что собирается перебраться в Питер и первые дни пожить у неё. Изаида с трудом вспомнила, что у неё действительно были какие-то родственники в Москве, с которыми она не общалась. Приезд племянницы казался ей неожиданным, как снег в июле, но, с другой стороны, одиночество порой тяготило Изаиду, тем более в такое непростое время. -У нас будут гости, Оскар, - обратилась она к коту, - Пожалуй, нам надо немного прибраться. Оскар, разумеется, в уборке не участвовал, только снисходительно поглядывал с подоконника, периодически подёргивая кончиком хвоста. Племянница звонила вроде бы из аэропорта, потому что сказала «прилечу рано утром». «Что ж, - рассудила Изаида, - Возможно, билеты на ночные рейсы стоят дешевле». От волнения Изаида Радиевна едва могла уснуть, но стоило ей погрузиться в дремоту, как ей начал сниться сон не то о полёте на Марс, не то о штурме Зимнего, а может, и то, и другое вместе. Разбудил её звонок в домофон. Спешно ища на полу тапочки и спотыкаясь, Изаида кинулась открывать. На пороге стояли растрёпанная девчонка, похожая на мальчика, и невысокого роста мужчина, показавшийся смутно знакомым. -Здрасьте! - сказал мужчина, - Я не буду заходить, только передам под вашу опеку эту особу… Изаида уставилась на него, вспоминая, не видела ли она его где-то раньше. -Кажется, мы с вами где-то виделись, - сухо сказала она. -В местном караоке-баре, - ответил агент Ноль-Ноль-Ы (а это был он). -Ах да… - Изаида вспомнила ту ночь, полную странных приключений и погонь, когда она познакомилась с Ведмедевым, - Может быть, вы всё-таки зайдёте выпить чаю? -Нет-нет, я на работу спешу, - буркнул Клоп. Они с Гарри пожали друг другу руки и распрощались, после чего агент Ноль-Ноль-Ы спустился по лестнице вниз, где его ждала машина, посланная с военного аэродрома Левашово, куда приземлился накануне Як-42. Увидев свою тётку, Гарри сразу подумал о том, что ей можно доверять: нигде в квартире не висело ни одной иконы с новоявленными советскими святыми, ни одной оранжевой ленточки, зато на ночнике висели бусы в цветах радуги… Разговор сперва не клеился, племянница и тётка присматривались друг к другу, прикидывая, сколько правды о себе можно раскрыть. Но стоило Изаиде Радиевне рассказать, что её сестру забрали в психушку, как Галя шёпотом поведала свой секрет: на самом деле она приехала не с направлением на учёбу в техникуме; она подпольщица, которая вынуждена скрываться от властей. -Мне сообщили, что именно здесь, в Рощино, находится филиал нашей организации. Караоке-бар «Пифагор Кукарямба Лимитед». -Ого, так они там организовали подполье! – изумилась Изаида, - А впрочем, да, там было довольно чудновато… Тогда стоит отправиться туда! Кажется, они работают круглосуточно…

***

      Тот день у Митеньки сразу начался как-то неправильно, и всё шло наперекосяк. Ему предстояло лететь в Петербург на открытие нового генерального офиса компании «Шараш-Монтаж», акционерами которой являлась их партия «Великая Россия». Сперва Митенька проспал, не услышав будильник, потом спешно метался по служебным апартаментам, где проживала его семья, в поисках то нужного галстука, то запонок. У рубашки оторвалась пуговица, и пришлось переодеваться… Охранник, присланный сказать, что автомобиль уже ждёт у ворот, топтался у порога, вздыхая и перезванивая начальству. Наконец, всё было готово, и не успевший позавтракать Митенька, зевая во весь рот, ехал в своём чёрном «Майбахе» в аэропорт. В вип-зале аэропорта собрались уже Верховный и члены правительства. -Вольдемар Вольдемарович недоволен вашим опозданием, - шепнул Митеньке пресс-секретарь Пупков. У Митеньки затряслись коленки. Он боялся Палпатина ещё с тех времён, когда тот вёл двойную жизнь профессора Цугундера. С ним было связано что-то жуткое, но Митенька никак не мог вспомнить, что именно. Патпатин уставился на Митеньку немигающим взором льдисто-голубых глаз. Когда они пожимали друг другу руки, Верховный злобно шепнул ему на ухо: -Где тебя черти носят? Ещё раз так опоздаешь – уволю с концами! Митенька вздрогнул. Он знал, что те, кого Палпатин увольнял, бесследно исчезали. Палпатин вручил Митеньке чемоданчик. Собственно, вся обязанность Митеньки, которую он исполнял, будучи заместителем председателя Секретного комитета по секретности, состояла в том, чтобы носить в руках этот чемоданчик. Открывать его строго-настрого запрещалось, Митенька просто знал, что если он или кто-то другой это сделает, то случится нечто Непоправимое. Думать об этом было так страшно, что Митенька не задавал про чемоданчик никаких вопросов, просто носил его за Верховным. Наконец, Палпатин и вся его свита с секретарями и охраной разместилась в служебном Ил-96. Митенька пристегнул ремни, привычным движением прижал к груди чемоданчик и задремал, как только самолёт набрал высоту. Снилось ему, будто он гуляет по Луне, разыскивая среди кратеров загадочных зверюшек, которых нужно непременно фотографировать на смартфон. Увлёкшись погоней, Митенька обнаружил руины дворца и вошёл внутрь. Впереди было темно и страшно, хотелось сбежать поскорее, но ноги сделались ватными. И тут из кромешной тьмы показалось белое лицо, которое стремительно росло, приближаясь всё ближе и ближе. Митенька узнал Верховного, но знакомые черты начали искажаться: нос уменьшился, превращаясь в две едва заметные щёлочки, губы сделались совсем тонкими, а зрачки глаз вытянулись вертикально. Бледная кожа мерцала и переливалась тысячами чешуек. Наконец, тонкие губы приоткрылись, и меж них высунулся серый раздвоенный змеиный язык. -Я тебя уволю! – прошипел Палпатин. Митенька проснулся, вздрогнув всем телом. Увидев нависшее над ним лицо Верховного, он вздрогнул ещё раз. -Ох, Вольдемар Вольдемарович, вы мне сейчас снились… - Митенька улыбнулся по-детски виноватой улыбкой. -Сегодня очень ответственный день, - сказал Верховный, гипнотизируя его взглядом, - Если ты хоть раз выпустишь чемоданчик из рук – отправлю на опыты по вакцинации от атипичной шизофрении. -Слушаюсь, товарищ Верховный Властитель! – воскликнул Митенька. -То-то же. Скоро посадка. И не зевай по сторонам там, в башне.       Митенька с тоской смотрел сквозь затемнённое стекло «Майбаха», стремительно несущегося по скоростной автомагистрали. Петербург встречал дождём, и на душе скребли кошки. В последнее время Верховный сделался как-то особо невыносимо жёстким, и Митеньку это пугало до тошноты. К тому же Ведмедеву пришла в голову мысль, что он забыл что-то очень важное, но никак не мог понять, что и из какой области. Прошедшие два года он помнил прекрасно, а вот всё до этого словно таяло в густом тумане, будто его жизнь началась не так давно. У небоскрёба «Шараш-Монтаж Тауэр» кортеж остановился, охранник открыл дверь, и Митенька выбрался наружу, принимая раскрытый над ним зонт. В другой руке он нёс секретный чемоданчик. Башня сверкала огоньками, в стеклянных стенах отражалось мрачное низкое небо, а коническая верхушка терялась в облаках. Вокруг щёлкали затворами фотографы, из холла здания доносились звуки оркестра. К Митеньке подскочила журналистка Главного телеканала. -Дмитрий Анатольевич! – застрекотала она, - Вы можете поделиться с нами своими впечатлениями об этом здании? – и сунула ему микрофон под нос. -Э-э-э… Красивая башня, - сказал Митенька, с трудом подбирая слова. Небоскрёб «Шараш-Монтажа» интересовал его сейчас в последнюю очередь, - Похожа… Похожа на космическую ракету! Да, на ракету. Краем глаза Митенька увидел, что правительственная делегация уже поднималась по гранитной лестнице ко входу в здание, и поспешил вслед за всеми. Играл туш, Палпатин уже разрезал красную ленточку, ведущую к лифтам. Митенька заскучал. Сейчас будут толкать речи для телевидения, благодарить строителей и награждать наиболее отличившихся (каких-нибудь подставных лиц из числа переодетых сотрудников спецслужб), вручать символический ключ нынешнему директору корпорации, потом поднимутся осматривать офисы наверху, а затем поднимутся на пятьдесят седьмой или семьдесят пятый этаж в ресторан на запланированный банкет с приглашёнными звёздами эстрады и Соловьём Разбойниковым в качестве ведущего. -Простите, а где тут у вас сортир? – спросил Митенька у одного из людей в штатском. Его провели в шикарный офисный туалет с серо-голубыми зеркалами и звуковым сопровождением в виде пения птиц. «Наконец-то я могу побыть один», - подумал Митенька, печально разглядывая в зеркале своё лицо, постаревшее и слегка обрюзгшее за последние два года. Он вспомнил свой сон про нелепых фантастических зверюшек, и в голове как-то само собой всплыло слово «покемоны». Митенька нашарил в кармане смартфон и нашёл давно позабытую им игру. Может быть, эти покемоны помогут ему вспомнить всё остальное? И тут случилось что-то странное: на секунду свет мигнул, и смартфон в руке Митеньки загорелся фосфорически-голубым светом, а затем погас и отключился. В соседней кабинке с грохотом распахнулась дверца, оттуда выскочил белый кролик Скорбанни, заметался по помещению и пулей выскочил в коридор. Недолго думая, Митенька рванул за ним, не выпуская из рук чемоданчика. Скорбанни свернул в какой-то коридор и скрылся за дверью в служебное помещение. Митенька открыл дверь и очутился не то в серверной, не то в электрощитовой: вокруг что-то жужжало и гудело, мигали лампочки, работали вентиляторы. Увидев Скорбанни, Митенька бросился за ним, миновав непонятную комнату, и очутившись в полутёмном коридоре. Скорбанни спустился вниз по лестнице и свернул за угол, но Митенька не отставал, на ходу удивляясь, почему во всех этих помещениях нет ни единой души. Он мчался по коридорам, петлял, открывал какие-то двери, спускался и поднимался по лестницам, и, наконец, выскочил из последней двери и очутился на берегу Финского залива. Здесь царила тишина, только волны с тихим плеском разбивались о берег. Дождь перестал. Митенька оглянулся и увидел, что «Шараш-Монтаж Тауэр» высится над лесопарком примерно в пятистах метрах отсюда. «Вольдемар Вольдемарович страшно разозлится, если узнает, где я сейчас, - подумал Митенька, - Хотя наверняка они все сейчас пойдут на банкет и на пару часов забудут о моём существовании». Митенька зашагал по тропинке в противоположную от башни сторону. На пеньке сидел довольный Скорбанни и чесал пяткой за ухом. Заметив Митеньку, покемон-кролик лукаво подмигнул ему и кинулся бежать по тропинке. -Эй, не так быстро! – воскликнул Митенька, неуклюже перепрыгивая по кочкам. Лесопарк сменился дачным посёлком, пробежав через который, Скорбанни с разбегу взлетел по ступенькам на железнодорожную платформу и нырнул в раскрывшиеся двери подошедшей электрички. Не раздумывая ни секунды, Митенька последовал за ним, очутившись в абсолютно пустом вагоне. Скорбанни нигде не было видно. С трудом отдышавшись и перекинув чемоданчик из одной руки в другую, Митенька побрёл по вагонам. Электричка пролетала одну платформу за другой без остановки, и в голове у Ведмедева снова возникло дежа-вю, будто когда-то подобное уже происходило с ним. -Следующая станция – Рощино, - произнёс механический голос автоинформатора, и электричка замедлила ход. Двери раскрылись, и Митенька увидел Скорбанни, прыгающего по платформе. Митенька выскочил из вагона и побежал за ним, его опять не покидало чувство, будто он уже бывал в этом посёлке. Поплутав по улицам, Скорбанни подбежал к ярко светящейся вывеске на первом этаже одной из пятиэтажек – «Пифагор Кукарямба Лимитед» и скрылся внутри. «Занесло же меня! – подумал Митенька, пытаясь отдышаться, - Интересно, сколько времени прошло? Они уже обнаружили моё отсутствие или нет?» Он взялся за ручку стеклянной двери, на которой было дополнительно написано «Караоке-бар 24 часа» и решительно отворил её.

***

      Изаида Радиевна и Гарри сидели за столиком, потягивая коктейли: облепихово-шиповниковый безалкогольный и «Кровавую Мэри» с двойным табаско соответственно. Они говорили о борьбе против тирании, гражданских правах и хорошей музыке. О последнем у них вышел спор, но сошлись на том, что на попсовые хиты можно сделать годные метал-каверы. Народу в столь ранний час в баре было немного. В одиннадцать утра здесь тусили разве что техны да те, кто попутал день с ночью. Гарри через бармена установил контакт с местным подпольем, и ему обещали помочь с поступлением в железнодорожный техникум. -Гляди-ка, - сказал Гарри Изаиде, кивая на вошедшего в бар человека в чёрном костюме и синем галстуке в горошек, держащего в руке небольшой коричневый чемоданчик, - как мужик на Ведмедева похож! Изаида Радиевна оглянулась так стремительно, что серёжки в виде крупных оранжевых шаров стегнули её по щекам. -Ах! Это же… Это… - Изаида встала со своего места, не веря глазам. Митенька тем временем разглядывал покемона-утку Псайдака, который стоял на пустом столике посреди зала и, покачиваясь, неуклюже притоптывал на одном месте, словно танцуя. -Псайдак! Псайдак! – закричал покемон, показывая крылом в угол. Митенька повернул голову и увидел женщину лет сорока пяти в пёстрой вязаной кофте, глядящую на него в упор. Ему показалось, что с этой женщину он тоже был раньше знаком. -Дмитрий Анатольевич! – всплеснула руками Изаида, - Как же я рада! Я уже думала, что вы совсем забыли про меня и… Митенька виновато улыбнулся; он вправду не помнил, кто эта женщина. Может быть, какая-нибудь очередная бюджетница, задававшая вопросы в ходе горячей линии. -Садитесь же к нам! – Изаида поманила Митеньку за столик, - Мы с вами пели тут караоке два года назад! Митенька сделал шаг вперёд и оглянулся на Псайдака. Тот одобрительно кивнул, спрыгнул со стола и исчез. Митенька присел за столик к Изаиде и поставил чемоданчик на диван рядом с собой. Гарри от удивления открыл рот. -Вы вправду тот самый Ведмедев?? Не может быть! Митенька растерянно развёл руками, мол, ну вот как-то так вышло. -А мы думали, что вы на открытии той башни, - Изаида восторженно сверкала глазами, - Но раз уж вы приехали к нам, за это надо выпить! – она махнула официанту: -Пожалуйста, три фирменных! -По правде говоря, у меня нет с собой денег, - признался Митенька, - Я как-то очень спонтанно сюда добрался… Ему неловко было признаться, что он сбежал с официального мероприятия, гоняясь за покемонами. -За счёт заведения, - шепнул официант, загадочно подмигивая ему и ставя на стол три бокала с полупрозрачной коричневой жидкостью, на поверхности которой плавала радужная бензиновая плёнка, а на дне угадывалась сосновая шишечка. Митенька готов был поклясться, что заметил, что у официанта глаза горели электрическим светом как лампочки. -А вы – Гарри Поттер? – спросил он у Гарри, - Я про вас книжку читал. -Ага, он самый! – весело ответил Гарри. -Ну что, за встречу! – Изаида подняла бокал. Все чокнулись и отпили по глотку. Митеньке коктейль напомнил знакомый с детства вкус лимонада «Байкал», и в голове сразу пронеслись яркие воспоминания: пионерский лагерь, пляж на берегу Залива, солнечные зайчики, пускаемые зеркальцем от бабушкиной пудреницы, первый велосипед, кассета с песнями «Boney M.»… -Ох, я же совсем забыл! – воскликнул Гарри, вынимая из кармана катушку, - Изаида, я должен был отдать это тебе. Не знаю, правда, что это такое, но… -Это катушка с платиновой проволокой, - сказал Митенька внезапно для самого себя. Его глаза расширились как у ребёнка, которому газ от лимонада впервые бьёт в нос; глядя на этот маленький сувенир, Ведмедев вдруг вспомнил то самое, что стёрли из его памяти при помощи гипноза. И знакомство с рэйли, и похищение платиновой катушки с ЛАЭС, и полёт на Луну, и ролевую игру, и песни в караоке, и то, что Вольдемар Палпатин собирался его убить. Громко играла музыка, и слова песни вдруг приобрели новый внезапный смысл:

Вы не мой капитан, а я не ваш океан. Так оставим ненужные проводы. Вы не больше, чем спам, Разлитый по сердцам.

Митенька взял чемоданчик и водрузил его на стол. Впервые он ощутил в себе решимость открыть его и узнать тот секрет, хранителем которого являлся. -Что это? – Гарри поднял брови, - Ядерный чемоданчик? -Сейчас увидим, - Митенька щёлкнул металлическими застёжками и открыл крышку. Все трое разом заглянули внутрь. Всё пространство чемоданчика занимал плотный чёрный поролон, в центре которого в углублении лежало обычное белое яйцо. -Яйцо? – удивилась Изаида, - и всё? -Это и есть самый главный страшный секрет нашей страны? – Гарри протянул руку и вытащил яйцо из чемоданчика. Митенька разглядывал яйцо со смешенным чувством: что в нём было такого особенного, ради чего он должен был не выпускать его из рук? -А у меня есть фонарик для яиц! – заявила Изаида, - Я обычно ношу его, чтобы проверять в магазине, насколько они свежие. Она порылась в сумочке, вытащила фонарик и посветила на яйцо. -Сколько же оно там лежало? – пробормотал Митенька, - Года два, наверное. Яйца так долго не хранятся… -Оно не настоящее, - разочарованно протянула Изаида, - Пластмассовое что ли, знаете, как раньше были мячики для пинг-понга. О, кажется, на нём что-то написано… Не вижу без очков. -Тут какие-то символы вроде иероглифов, - сказал Гарри, сняв очки и щурясь, - Причём египетских иероглифов… И тут случилось страшное: яйцо выскользнуло из рук и упало на пол. -Ах! – воскликнула Изаида. Митенька почувствовал, как его сердце ушло в пятки. Ударившись о кафельный пол, яйцо раскрылось на две половинки как шкатулка, и из него выпал маленький металлический ключик. -Ого! – Гарри поднял ключик, - Только что не золотой. -А тут и скважина есть, в чемодане! – сказал Митенька, - Как раз в углублении для яйца… -Может там какие-то документы хранятся? – спросила Изаида, - Типа, двойное дно… Митенька вставил ключик в скважину и повернул его. Ничего не случилось. По крайней мере, ему так показалось сначала. Но тут же что-то случилось, будто вся земля вздрогнула и мелко завибрировала под ногами. -Свершилось! – сказал кто-то за соседним столиком, - Ракета летит на Плутон! Немногочисленные посетители бара тотчас повскакивали со своих мест и побежали кто к окнам, кто к выходу. Митенька, Изаида и Гарри переглянулись. -Пойдёмте на улицу, посмотрим, - предложила Изаида.

***

      На часах был полдень. Небо прояснялось, и ветер стремительно разносил прочь грязно-серые облака. Со стороны Петербурга доносился оглушительный рёв, будто одновременно разгонялись десятки реактивных самолётов, земля дрожала мелкой дрожью, так что слегка позвякивали оконные стёкла в домах. Жители Питера и окрестностей в панике выбегали на улицы и смотрели все в сторону Лахты, откуда доносился этот оглушительный звук.       Новая башня «Шараш-Монтаж Тауэр» трансформировалась на глазах: осыпались ненужные стёкла, обнажая блестящий металлический каркас тонкой устремлённой ввысь ракеты. Яркое пламя вспыхнуло внизу, и башня-ракета медленно поползла вверх, ускоряясь с каждой секундой и унося с собой Верховного Властителя, членов правительства, крупных бизнесменов и звёзд шоу-бизнеса. Пара мгновений, и вот она перечеркнула небосвод огненной чертой, исчезая в ослепительной августовской синеве. Стоило только ракете скрыться из глаз миллионов горожан, как из обрывков туч пролился мелкий дождь, чьи капли, играя в солнечном свете, образовали радугу. И все смотрели на эту радугу, не пряча глаз, потому что не осталось на Земле того, кто мог бы это запретить.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты