Зима в гарнизоне

Смешанная
R
Завершён
3
Размер:
23 страницы, 13 частей
Описание:
Зимой в гарнизоне неуютно и грустно. Самое время для унылых историй.
Примечания автора:
Некоторые зарисовки написаны в 2016-2017 годах.
Немного лора и дополнительная информация об офицерах гарнизона: https://disk.yandex.ru/i/aiDyIXIVuENpxw
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
3 Нравится 50 Отзывы 0 В сборник Скачать

О несчастных и счастливых

Настройки текста
      - Скоро весна, - сказал Армель Аделару на прощание. - А весной все всегда хорошо.       Сказал искренне, потому что и правда в это верил. А как же иначе? ***       Армель совершенно не помнил своих родителей.       Ему нравилось думать, что они любили его, хотя сам, как ни старался, никаких чувств к паре, что показывали ему на фотографиях, не испытывал. Впрочем, когда ему, уже повзрослевшему, рассказали, что чета фон Тайндалл была на грани развода, он ни капли не удивился, лишний раз убедившись, какой шутницей бывает судьба - родители клялись друг другу быть вместе до самой смерти и погибли за день до собрания Общины, на котором должны были расторгнуть их брак.       В детстве Армель то и дело переезжал - никто из многочисленных родственников не хотел заниматься маленьким сиротой. И, разумеется, все вздохнули с облегчением, когда он заявил, что хочет начать карьеру военного.       Поначалу Армелю было трудно выстраивать отношения с окружающими - он не знал, как правильно выражать себя, поскольку долгое время был обделен вниманием и мало с кем общался. Со временем он многому научился и ко многому привык. Его карьера была успешной - и когда в Береговом гарнизоне появилось место в составе вандор, супрем незамедлительно отправил туда рекомендательное письмо, а вскоре и сам Армель перебрался к реке и быстро получил повышение, возглавив вандор-ривиреров.       Казалось, что Тайндаллу удается все, за что он брался, однако Армель знал одну свою слабость, справиться с которой он никак не мог - он был слишком влюбчив.       Он испытывал чувство влюбленности по отношению к молоденьким сестрам милосердия из госпиталя, когда видел их по утрам, к женам своих товарищей, когда те приезжали к мужьям в гарнизон, к путанам, с которыми ему случалось проводить время в публичных домах Лоунави. Кроме того, порой Армель был влюблен в весну, восходы, закаты, сытный ужин, хорошую выпивку... Наверное, именно это подразумевали под выражением "любить жизнь".       В Валеску Ванросу он влюбился с первого взгляда - и любил ее преданно, не надеясь на взаимность, иной раз стесняясь заговорить с ней, особенно при Яннике, которого как будто все это даже забавляло.       А однажды вечером, во время ужина Армель в очередной раз поругался с уверер-супремом. Они нередко ссорились - в частности из-за того, что Тайндаллу казалось, что Эццелин излишне придирчив к Райну Ванхенне, а Райн для Армеля - не просто лучший друг, названный брат.       Перепалка вышла безобразной и чуть не закончилась дракой. И именно тогда Армель вдруг понял, что влюблен - и не в кого-нибудь, а в уверер-супрема Аделара фон Эццелина. ***       И страшно до жути было теперь отпускать их обоих - и Аделара, и Райна.       В какой-то момент Армель едва не сорвался к Валеске, но все-таки преодолел это малодушное желание.       Однако отказать себе в удовольствии съездить в Лоунави он уже не смог.       Новенькая была совсем молодая и очень красивая, со сверкающими в полутьме светло-голубыми глазами.       И как она сюда попала? Армель знал всех проституток в борделе Пьеры, и новенькая совсем на них не походила, было в ней что-то странное, но чертовски притягательное.       И ночь пролетела, будто одно мгновение.       Проснулся Армель от настойчивого поцелуя и в дреме отвечал на него лениво, пока вдруг едва не подавился каким-то предметом - и, распахнув от неожиданности глаза, видел теперь, как отстранилась от его лица новенькая, и тянула зажатую в губах цепочку, а потом отпустила ее и залилась громким смехом.       И под это сумасшедшее веселье Армель достал из своего рта жетон - и даже читать надпись ему было не нужно, он и так знал, чье там имя.       Проститутка снова наклонилась к нему - в черных ее глазах не разглядеть зрачков - и прошептала:       - Не убережешь.       И с тем же безумным хохотом бросилась из комнаты прочь.       Кое-как собравшись, Армель спустился вниз, но не нашел никого, кроме Пьеры.       - Выспались, туа? - участливо спросила хозяйка борделя.       - Пьера, где эта девчонка?       - Какая же, туа? Вы вчера один наверх ушли, устали, видимо, здорово.       Пьера говорила столь уверенно, и никакого резона обманывать Армеля ей не было, что тот и согласился бы с ней, что все это был дурной сон, если бы не жетон Аделара, который никуда не исчез.       В гарнизон Армель возвращался с дурными предчувствиями, ожидая, что по приезде узнает что-то страшное, но вместо этого практически сразу встретил Тилвине, который с усмешкой сообщил ему совершенно внезапную новость о том, что ночью Онтар был взят почти без потерь.       - Даже месяц не продержались, ха.       И как можно было сомневаться? Весной и правда все всегда хорошо.       Жетон Аделара Армель решил при случае подкинуть тому в комнату, чтобы не беспокоить лишний раз: не нужны никому сейчас разговоры про ведьм или, того хуже, невролога.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты