my silence as a weapon

Слэш
Перевод
R
Завершён
188
Автор оригинала: Оригинал:
https://archiveofourown.org/works/27066520
Пэйринг и персонажи:
Размер:
10 страниц, 1 часть
Описание:
Несчастный случай и брешь в самоконтроле Сюэ Яна приводят Сяо Синчэня к определенному выводу о его друге.
Теперь он должен решить, как с этим поступить.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
188 Нравится 8 Отзывы 36 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
      Сяо Синчень никогда бы не признал этого вслух, но после всех лютых мертвецов и опустошенных деревень, было что-то приятное в выслеживании какой-то другой твари. Не то чтобы он был недоволен своей работой – вовсе нет, – но он чувствовал скорбь и отвращение от того, что эти люди были превращены злобой в нечто, что точно ужаснуло бы их самих при жизни.       Впрочем, существо, за которым теперь охотились он и его друг, заявило о себе жертвами – пока трое, все были найдены задушенными, без признаков борьбы.       Его друг провёл всю долгую дорогу в попытках убедить Сяо Синчэня поспорить на то, с какой тварью они столкнуться, предлагая все более нелепые наказания проигравшему.       – Как насчёт этого – сказал он, – неудачник должен жениться на старой швее, как ее там, нос как баклажан...       – Я уверен, мадам Ву стала бы прекрасной супругой, – сказал Сяо Синчэнь, стараясь сдержать улыбку. И не устояв, добавил, – для тебя.       Оглушительный смех его друга, несомненно, был наградой.       – Даочжан, – произнёс он, – значит ли это, что ты согласен? Тогда...       Сяо Синчэнь что-то услышал. Шуанхуа задрожал, и он вынул меч из ножен. Его спутник мгновенно затих.       Почти невыносимо сладкий аромат наполнил воздух, едкий и ярко-цветочный. Затем он услышал ужасный треск, звук разрывающейся земли и крик: «Что это за дерьмо?».       ***       Нечто, судя по описанию его друга, являло собой злобный дух-цветок, разросшийся далеко за пределы своего нормального размера.       Сяо Синчэнь получил несколько жгучих ран от широких лоз, кровавую царапину на щеке и ноющее кольцо вокруг шеи, оставленное растением при попытке его задушить, наверняка завтра оно распухнет до синяка. Его друг перерезал лозу, и раздалось шипение.       – Сок горит, – сказал он, – смотри сюда! Хах, похоже, надо было взять с собой лопату вместо меча.       Сяо Синчєнь сумел не рассмеяться, но его друг захохотал, и заклинатель невольно улыбнулся.       – Как думаешь, оно сдохнет, если я его подожгу, или это только больше его взбесит? – Весело спросил его друг, и мгновением спустя воздух наполнил едкий запах и противный резкий визг.       – Я так понимаю последнее, – сказал Сяо Синчэнь.       – Стоило попробовать!       В итоге им пришлось отделить растение от корневой системы, отрезать бутон и сжечь сами корни, чтобы изгнать дух.       – Ты в порядке?       – Ага, – ответил его друг. – Просто...– он откашлял какую-то пыльцу, – противно пахнет.       Сяо Синчэнь замер.       – Цветочная пыльца?       – Ага, или споры, или еще какая-то дрянь, – он снова закашлялся. – Ох уж эта природа, чтоб ее.       Сяо Синчэнь подошел к нему, прощупывая путь с помощью Шуанхуа, чтоб не споткнуться о лозы. На такой неровной почве было сложно себе доверять.       – Пыльца может быть ядовитой.       Его друг возмущенно вскрикнул:       – Ты серьезно? Нет, меня не отравит какой-то сорняк.       – Многие от этого умирают, – сказал Сяо Синчэнь. – Тем более ты заметил, что сок горюч, логично предположить, что у цветка были и другие средства самозащиты.       – Ты имеешь ввиду, средство помимо удушающих лоз, колючек и того факта, что он был больше двух коров, поставленных друг на друга?       Сяо Синчэнь внезапно подумал о погибших людях. Отсутствие следов борьбы. Может, это было внезапное нападение, или может...       – Дай я проверю, – сказал Сяо Синчэнь, потянувшись ладонью. Спустя секунду его друг очень громко вздохнул и протянул руку. Сяо Синчэнь прижал пальцы к запястью, проверяя пульс, похоже, с этим все было в порядке. Ему показалось, что кожа слишком теплая.       – Как ты себя чувствуешь?       – Нормально, – ответил его друг. – Хорошо. В самом деле, замечательно. Мы срубили цветок. Может, принесем его А-Цин? Нам пора возвращаться? Давай вернемся.       Сяо Синчэнь нахмурился:       – Ты говоришь очень быстро.       – Я? – его друг захохотал, в его голосе была слышна насмешка, – Не знаю, с чего бы это. Все еще чувствую себя хорошо. Нет, думаю цветок слишком большой. Не представляю, где мы его поместим.       Сяо Синчэнь чувствовал его пульс под пальцами. Он ощутил, что сердце его друга стало биться очень быстро. Сморщил лоб, отпустил руку и потянулся, чтоб пощупать лоб тыльной стороной ладони.       – Проказник, – произнес его друг. Его кожа горела. – Если ты хотел прикоснуться ко мне, тебе не нужно было ждать повода.       – У тебя жар, – сказал Сяо Синчэнь.       – Странно. Все еще чувствую себя прекрасно. Может тебе просто холодно? Тебе холодно, даочжан? Если хочешь, можем пообниматься, когда вернемся домой. Мне кажется, звучит неплохо...       Беспокойство Сяо Синчэня росло.       – Пойдем, – сказал он. – Давай уйдем отсюда. Он понимал, что поблизости могли находиться еще цветы, и не хотел с ними сталкиваться, пока его друг был в таком состоянии. Это был и так сложный бой, еще сложнее он будет без поддержки и с необходимостью защищать кого-то еще.       И хотя казалось, что другие жертвы умерли не от этого яда, возможно у них просто не было времени. Сяо Синчэнь не знал, что ему делать.       – Ладно, – легко согласился его друг, – уговорил.       Он схватил Сяо Синчэня за руку и потащил вперед. Сяо Синчэнь дернулся назад.       – Ты знаешь, мне не нравится, когда ты так делаешь, – сказал он.       – Точно, точно, – его друг снова засмеялся. Смех звучал немного забавно и чуть странно. – Это пугает тебя, я знаю. Ладно, тогда ты иди вперед, а я за тобой.       Сяо Синчэнь поколебался, а затем взял своего друга за руку.       – Когда ты не тянешь вперед, я не против. – Ему было комфортно так идти. Он мог ориентироваться и самостоятельно, но проще иметь рядом глаза, на случай всяких сюрпризов.       И еще он хотел, чтоб его друг был рядом, на случай если тому станет хуже.       ***       Ему стало хуже.       И быстро; предположение Сяо Синчэня оказалось верным. Яд не должен действовать слишком долго, иначе цель может ускользнуть.       Он волновался все больше и больше, постоянно одергивал руку, чтоб поддержать под локоть своего спутника, опасаясь, что тот упадет. Он определенно терял координацию. Хотя он не казался огорченным или испытывающим сильную боль, но Сяо Синчэнь подумал, что возможно ему стало бы лучше, не сдерживай он эмоции. По крайней мере так его друг не чувствовал бы, что вынужден испытывать все страдания за них обоих.       – Даочжан, – он произнес это, вытягивая вторую гласную. – Куда ты меня ведешь? Ты собираешься наказать меня за то, что я был непослушным?       – Что? – растеряно спросил Сяо Синчэнь, немного повернувшись к своему другу и обеспокоенно нахмурившись, хотя что-то в его тоне заставило заклинателя улыбнуться. – Нет, не смеши меня. Мы идем домой.       – Нет, – ответил его друг, и сердце Сяо Синчэня немного дернулось, но он сразу добавил, – ой, подожди. Нет! Я согласен! – Его голос звучал удовлетворенно. – Здесь хорошо. То есть, здесь хреново и холодно, и город И ужасен, но все равно хорошо.       Сяо Синчэнь, немного сбитый с толку, сказал:       – Я рад, что ты так думаешь.       – Ага, я так думаю. У меня кружится голова, даочжан. Голова, она просто повсюду. Не могу, черт... не могу сосредоточиться. Похожие ощущения были, когда я не спал неделю, когда в прошлом.       – Ты не спал неделю? – Спросил Сяо Синчэнь, твердо сопротивляясь желанию порасспрашивать.       – Да. Не хотелось. Спать скучно. Я ненавижу скучать. Это худшее, что может быть. Я бы предпочел умереть.       – Я бы предпочел, чтоб ты этого не делал, – легкомысленно произнес Сяо Синчэнь. Его друг чуть не захохотал.       – Ага, – ответил он, – Ага, ты так говоришь. Черт, даочжан. Ты такой смешной, ты даже не представляешь насколько.       У Сяо Синчэня свело желудок. Это звучало как насмешка и вызвало в теле странную тревожную дрожь, от которой он постарался отгородиться.       – Я должен сказать «спасибо»?       – Ты мог бы. Тогда я бы сказал «пожалуйста, даочжан Сяо Синчэнь», потому что это вежливо. Видишь, я умею вести себя хорошо.       – Я был уверен, что умеешь, – сказал Сяо Синчэнь. Его друг напевал.       – Ага. Правда. У тебя не очень хорошие манеры, но ты выглядишь милым, когда проявляешь вежливость. Люди так удивляются. Каждый раз это очень забавно.       Сяо Синчэнь снова нахмурился. Он знал, что его социальные качества не на самом высоком уровне, но думал, что преуспевает в этом.       – Я ведь не грубый?       – Нет, не в плохом смысле. – Объяснил его друг. – Просто прямолинейный. Чертова ерунда. Ты честен в мире полном... полном гребаных лжецов.       – Оу, – сказал заклинатель, не найдя лучшего ответа.       – Даочжан, – его друг покачнулся, почти заваливаясь на него; даже сквозь слои одежды чувствовалось, как от него исходит лихорадочный жар. – Сяо Синчэнь. – Зазвучал высокий, немного дикий смех, и почему-то от этого волосы на затылке встали дыбом. – Яркая луна, ласковый ветерок. Ха! Надо бы, надо бы писать стихи о людях, продающих тебе гнилую картошку.       Лицо Сяо Синчэня вспыхнуло. Он никогда не называл этого имени, никогда не упоминал стихи. Как и его друг. Он понадеялся, что не расслышал, не уловил суть. Но его друг был заклинателем, и не был дураком.       По крайней мере, хорошо, что он все еще не начал благоговейно роптать, – подумав об этом Сяо Синчэнь почувствовал себя очень некомфортно, хоть из кожи лезь.       – Возможно, ты их и напишешь, – сказал он, в основном, чтоб держать друга в сознании. Он не знал, что еще с его другом сделает яд, кроме того, что уже сделал, но казалось разумным не дать ему упасть в обморок.       – О нет, я полное дерьмо в поэзии. Ты бы не хотел услышать мои стихи. Я не... я совсем этого не умею. – Он рассмеялся и снова по спине Сяо Синчэня пробежали мурашки. – И вообще, то что я считаю прекрасным... не думаю, что ты поймешь меня.       Чувство опасности загорелось ярче, оно пульсировало прямо как Шуанхуа, когда чувствовал зло. Сяо Синчэнь колебался, но хотел продолжить разговор, в нем поселилось опасное любопытство. И он спросил:       – Например?       – Например... – его друг замолчал, что-то бормоча, – например ты.       Сяо Синчэнь почувствовал, как его лицо пылает, но не смог сдержать улыбку.       – Я с трудом мог бы согласиться. Но это было бы ужасно нескромно с моей стороны.       – Ты, – повторил его друг, – когда сражаешься. Когда убиваешь. Когда ты... Когда на твоем лице кровь. Хочется слизать ее с тебя.       Сяо Синчэнь вздрогнул, чуть не споткнулся и нервно рассмеялся:       – Я...       – Такой праведный, – перебил его друг, похоже, он вообще не слушал. – Так просто. – Его голос вызывал тревожную тошноту. Что-то в нем было – язвительность, горечь, почти ярость. – Но ты... ты тоже убийца.       К горлу Сяо Синчэня подступил ком. Он перевел дух, спрашивать не хотелось.       – Что ты имеешь ввиду?       Его друг засмеялся.       – Ну, ты бы хотел видеть меня мертвым, не так ли? Хотя сам бы ты этого не сделал. Ах, нет. Не смог бы...       Сердце Сяо Синчэня сжалось. Он не позволил себе остановиться, однако во рту пересохло. Он не мог ответить, не доверял собственному голосу. Друг сильнее прислонился к нему, едва удерживаясь на собственных ногах.       – Дерьмо, – сказал он через мгновение. – Я слишком много говорю.       – Я думаю, тебе нужно оставаться в сознании. – Сказал Сяо Синчэнь далеким и удивительно спокойным голосом.       – Ты такой милый, – его спутник изрек это как проклятие, – Всегда такой, настолько... иногда терпеть тебя за это не могу.       – Я стараюсь таким быть. – Казалось, вместо него отвечает кто-то другой, в ушах стоял слабый звон.       – Да, я знаю. Не понимаю, не понимаю почему. Гребаный мир этого не заслуживает.       – Не мне решать...       – Конечно тебе. Тебе виднее. Так что решать тебе. Так это и работает. Кто сильнее, тому и выбирать, кто заслуживает. Я плохо себя чувствую.       – Я знаю.       – Ммхм. – Его друг, похоже, теряет нить своих мыслей, сердце Сяо Синчэня заколотилось. – Сяо Синчэнь. Я должен был, должен был... сейчас.       – Должен был что? – голос звучал странно и надломлено, он был поражен, что ему удалось выговорить хоть что-то.       – Но я не хочу, – в этом вскрике смешались испуг и раскаяние, – Я... не хочу. Все хорошо, правда? Все хорошо.       Сяо Синчень почувствовал, что задыхается.       – Я не хочу уходить. Я не хочу, чтобы ты уходил. Черт, мне правда нехорошо.       – Оу, – неопределенно протянул Сяо Синчэнь.       – Ха, – его друг запыхался. Заклинатель слышал, как тяжело он дышит. – Я не думал, что умру так, но мир полон сюрпризов.       – Подожди, – воскликнул Сяо Синчэнь, наконец осознав его слова, – не засыпай...       Он выскользнул из ослабевшей хватки Сяо Синчэня и тяжело рухнул на землю. Заклинатель, не раздумывая опустился на колени, сжал пальцы на запястье друга, проверяя его пульс, а тревога сжала ему горло.       Он соскользнул с запястья к ладони. Его друг не позволял Сяо Синчэню прикасаться к левой руке. Он знал – она была повреждена. На ней не хватало мизинца. Кости этой ладони странные и неправильные, старая травма плохо зажила.       Впервые он позволил себе полностью осознать, что это значит. Травмированная левая рука. Отсутствующий палец. Заклинатель с безобразным прошлым, о котором они не говорили.       Ты бы хотел видеть меня мертвым.       Сяо Синчэнь пошатнулся, пульс отдавался стуком в ушах, а в живот свело судорогой.       – Сюэ Ян, – прошептал он, но ответа не последовало.       ***       В момент, когда он стоял на коленях рядом с бессознательным телом, почти, (нет, абсолютно) уверенный, что перед ним Сюэ Ян, он собирался уйти. Сердце Сюэ Яна билось слишком быстро, кожа горячая и сухая, а дыхание поверхностное. Его ци боролась с ядом, но сдавала позиции. Оставшись один, без посторонней помощи, он, скорее всего умрет.       Сяо Синчэнь откинул эту мысль еще до того, как сформулировал ее. Одно дело – привлечь кого-то к суду и вероятно к казни; убить в смертельной битве – это не то же самое, что бросить кого-то умирать, когда он в силах помочь. Он не мог так поступить.       Он поднял Сюэ Яна на спину (он подумал, что так же было и год назад, только сейчас голова кружилась немного сильнее) и понес его обратно в город И. Щека Сюэ Яна упиралась ему в шею, и он чувствовал пылающий жар.       Сяо Синчэня тревожно замутило, и он ускорил шаг. Он не мог думать прямо сейчас. Не мог, как следует рассмотреть то, что только что понял, и что это значило. Что он собирался с этим делать.        Прямо сейчас он должен сосредоточиться на ближайшей цели. Если он не собирался позволить Сюэ Яну умереть, и не собирался убить его немедленно (не мог, не сейчас, не бессознательного), то нужно было сосредоточиться на том, что он делает.       – Даочжан! – воскликнула А-Цин, выйдя во двор. – Что ... что случилось?       – Он был отравлен духом, на которого мы охотились, – сказал Сяо Синчэнь. Он знал, что звучит резче, чем следовало бы, чем хотел.       – С тобой все хорошо? – поспешно спросила А-Цин.       – Я в порядке. – Это не правда, он не в порядке – но как это все объяснить? – Я не ранен.       – О, – ответила А-Цин. – Хорошо.       Он заметил, что девочка не беспокоилась о состоянии Сюэ Яна. Он знал, что они не очень ладят. Даже не так. А-Цин, вроде как, недолюбливала его друга, и его друг, похоже, испытывал злобное удовольствие, дразня ее...        Сяо Синчэню снова стало плохо.       – Иди внутрь, А-Цин, – сказал он.       – Что? Зачем? – Возмутилась она. Сяо Синчэнь медленно вдохнул носом.       – Просто делай, как я говорю, – сказал он. – Все будет хорошо. Я позову, если что-нибудь понадобится.       Он не слышал, как она уходила.       – Даочжан, – девочка подозрительно спросила, – что происходит?       Быстро сообразив, он ответил:       – Когда я изгоню яд, он может начать искать другую цель. Меня защитит золотое ядро, а у тебя его нет. Я не хочу, чтобы тебе угрожала опасность.       – О, – сказала А-Цин и поспешно отступила на несколько шагов. – Но… с тобой все будет в порядке? Ты всегда можешь просто оставить его умирать.       Сяо Синчэнь сумел подавить пугающий смех, гадая, насколько многозначительным было это предложение. Оно звучало почти как его собственные мысли.       – Я справлюсь.       – Ладно, – сказала она с сомнением, и стук ее палки отдалился к дому, оставив его наедине с… с пациентом.       Он отбросил все мысли и сосредоточился на движениях своих рук, передавая духовную энергию, чтобы поддержать ци Сюэ Яна в борьбе с ядом, осторожно поливая его расслабленное горло лекарством, которое должно погасить сжигающий его жар.       ---------       Сяо Синчэнь почувствовал, как незнакомец дернулся, а затем проснулся, и сразу же резко отпрянул. Он встал и попятился: неудивительно, что он инстинктивно испугался, учитывая его состояние.       – Все в порядке, – сказал Сяо Синчэнь, стараясь звучать успокаивающе. – Я не сделаю тебе больно. Я только пытаюсь помочь.       Это, наверное, казалось невероятной удачей.       Сюэ Ян слабо застонал и пошевелился под его руками; Сяо Синчэнь замер.       – Даочжан? – немного хрипло сказал он. Сяо Синчэнь задрожал.       – Да, – ответил он через несколько секунд. – Не двигайся. Береги силы.       – Черт, – сказал Сюэ Ян и засмеялся. – Это чувство. Знакомое.       Сяо Синчэнь хотел, чтобы он перестал говорить. Ему было необходимо, чтоб Сюэ Ян замолчал. Он казался таким небрежным, таким расслабленным, как будто ничего не изменилось, как будто ему даже не нужно пытаться обмануть Сяо Синчэня, от этого хотелось закричать.       – Полагаю так и есть, – сказал он.       – Ты такой странный, – заметил Сюэ Ян. – Ты знаешь, знаешь, сколько людей найдя кого-нибудь в канаве, вытащат его?        Сяо Синчэнь на мгновение остановился.       – Больше, чем ты думаешь, – сказал он. – Отдыхай, мой ... отдыхай.       Последовала пауза, Сюэ Ян легко вздохнул:       – Даочжан? – Он казался неуверенным. Что-то в голосе Сяо Синчэня выдало его? Было что-то…       Он заставил себя заговорить:       – Да?       – Ничего, – сказал Сюэ Ян через мгновение. – Ничего. Что ты заставлял меня пить? На вкус как задница.       Сяо Синчэнь надеялся, что его облегченный выдох не был слышен.       – Это полезно для тебя, – сказал он. Сюэ Ян рассмеялся до странного легкомысленно, и у Сяо Синчэня сжался живот.       – Ты дашь мне что-нибудь вкусное за то, что я принимаю лекарство? – Сюэ Ян говорил легким и мелодичным голосом. Под повязкой Сяо Синчэня жгли пустые глазницы. – Я согласен на конфету. Или поцелуй.       На мгновение он подумал, что его стошнит. Даже удивительно, что ему удалось не вырвать. Его руки действительно слегка дрожали, и он быстро их спрятал.       – Может быть, позже, – выдавил он. – Если я решу, что ты это заслужил.       Это было проще, чем должно было быть. Говорить так, будто ничего не изменилось. Сюэ Ян говорил так же. Звучал в точности как его друг. Конечно, он ведь все тот же человек. Изменилось только понимание Сяо Синчэня.       – О, Даочжан, – произнес он странным, почти нежным голосом. – Кажется, ты мне нравишься.       У Сяо Синчэня пересохло во рту.       – Что странно, – продолжил Сюэ Ян. – Потому что я не люблю людей. В целом. И ты мне очень-очень не нравился. Но...       Рука Сяо Синчэня прикрыла ему рот. Он сделал это, даже не задумавшись.       – Мой друг, – сказал он, почти задыхаясь. – Хватит. Ты... ты бредишь. Это бессмыслица. Позволь мне убрать это неловкое ограничение.       Он почувствовал горячее дуновение на ладони, напомнившее безмолвный смех, и быстро отстранился.       – Хорошо, Даочжан, – сказал Сюэ Ян, – но, знаешь ли, меня довольно сложно смутить. – В этих словах была странная нежность, тепло. Это не было бы странно слышать от его друга. Но от Сюэ Яна...       – Отдыхай, – повторил он.       – Слушаюсь, – сказал Сюэ Ян размытым голосом, теряя сознание. Тем не менее, Сяо Синчэнь обездвижено замер, пока не услышал его медленное, размеренное дыхание.       Его состояние выровнялось. Это займет еще некоторое время, но ему станет лучше. Он его вылечит.       Сяо Синчэнь положил руки себе на колени. Вдох, затем выдох, и снова вдох, спокойно и неторопливо.        Он задрожал.       Сюэ Ян. Незнакомцем, которого он нашел умирающим на обочине, которого подобрал, за которым ухаживал, которому помогал и с которым подружился, был Сюэ Ян. Человек, уничтоживший клан Чан, вырезавший всех в монастыре Цзычэня и ослепивший его.       Он починил крышу их дома.       Они вместе ходили на ночную охоту.       Он должен был знать, кто такой Сяо Синчэнь. Никак не мог не знать. Так в какую игру он играл? Какой цели все это служило? Он просто наслаждался обманом, выжидая своего часа и момента, чтобы ударить, ранить, убить? Сяо Синчэнь снова взглянул на дом, подумал об А-Цин, и почувствовал себя истощённым виной и страхом.       По крайней мере, если Сюэ Ян нацелится на него, он сможет дать отпор. А-Цин была молода, слепа и вспыльчива, но у нее не было боевой подготовки. Если бы с ней что-то случилось – если бы Сюэ Ян что-то с ней сделал – это была бы его вина.       Если. Если бы. Но он этого не сделал. Не сделал, и теперь Сяо Синчэнь знал правду.       Вопрос в том, что ему с этим делать.       Очевидным ответом был такой план действий: удержать Сюэ Яна и передать его совету кланов. Очевидным, но об этом не может быть и речи. Он не мог, не доверял больше великим кланам вершить правосудие.       Второй очевидный ответ – казнить его самому. Достойная идея. Он не будет перекладывать ответственность на других. За клан Чан, за всех мертвых из храма Байсюэ, за Цзычэня; не подлежало сомнению, что Сюэ Ян заслуживает смерти. Этот приговор вынес бы любой справедливый судья.       Возможно, он сам должен был привести его в исполнение, а не доверять это могущественным.        «Так будет правильно, – подумал Сяо Синчэнь. Он подождёт, пока Сюэ Ян проснется, затем свяжет его и скажет, что знает правду. Тогда-то он закончит это. Он будет быстрым и милосердным, каким Сюэ Ян не был со своими многочисленными жертвами.       Сяо Синчэнь представил, как Шуанхуа пронзает грудь Сюэ Яна, и его живот сдавило.       Тогда твоего друга не станет. Только ты и А-Цин. Вернёшься к ночной охоте в одиночку.       В груди защемило. Казалось, что он не может сделать полный вдох. «Нет», – подумал он с внезапным паническим отчаянием. – «Нет, не могу».       Его тут же захлестнула волна вины. Он видел перед собой лицо Цзычэна. Слышал обвинение в его голосе, гнев, горе. Если бы Цзычэнь видел его таким – залечивающим раны Сюэ Яна, живущим с ним бок о бок, смеющимся с ним...        Это было предательство, – все просто и ясно.       И все же он здесь, вздрагивает от того, что он должен бы – должен – сделать.       Он представил двор в поместье Чан, усыпанный телами, трупы, свисающие с дверных проемов. Представил слепые глаза Цзычэня, истекающие кровью. Внутри обожгло отвращением и гневом.       Сюэ Ян тихо вздохнул, и Сяо Синчэнь напрягся, однако тот не проснулся. Так расслаблен. Настолько спокойный, уверенный в своей лжи, что полностью одурачил Сяо Синчэня.       Такой уязвимый.       Сюэ Ян жил с ним и А-Цин полтора года, и худшее, что он сделал, – угрожал бакалейщику. А больше – ничего больше. Он был хорошим спутником. Помогал по дому. По большей части готовил сам, утверждая, что Сяо Синчэнь представляет опасность на кухне. Он был способен заставить Сяо Синчэня неудержимо хохотать.        Что, если он изменился?       Имеет ли это значение? Он сотворил столько зла. То, что он не вредит никому сейчас, не изменит сделанного.       Как, впрочем, и его смерть. Живой, возможно, он мог бы совершить что-нибудь хорошее. Если Сяо Синчэнь будет осторожен, если он будет бдителен...        «Эгоист», – подумал он. «Ты ищешь оправдания, чтобы сделать эгоистичный выбор, потому что ты трус. Ты знаешь, что должен сделать, даже если это больно. Это единственное, что гарантирует всем здесь безопасность. Единственная справедливая цена за отнятые и уничтоженные жизни. Подумайте о Цзычэне. Подумай о себе».       Но он не станет убивать человека без сознания. Он подождёт, пока Сюэ Ян проснется и даст ему возможность говорить. По крайней мере, он должен знать, почему умрёт.       В животе сжался ком, но Сяо Синчэнь взял себя в руки. Это его обязанность. Долг. Сюэ Ян убийца и монстр. Его нельзя оставлять в живых.       ***       Проснувшись, Сюэ Ян чувствовал себя абсолютно дерьмово.       У него гудела голова, во рту пересохло, а тело болело так, словно он ввязался в дикую драку и проиграл. Он попытался разобраться в своих воспоминаниях, но с момента отравления спорами, выпущенными растением, они расплывались, становились бессвязными.        Он открыл глаза, немного прищурившись. Сяо Синчэнь сидел рядом и выглядел несчастным, почти рыдающим и, вроде, глубоко задумавшимся, Шуанхуа лежал на скрещенных ногах.       – Что у тебя с лицом? – прохрипел Сюэ Ян. – Я еще не умер.        Сяо Синчэнь вздрогнул, поднял голову и повернулся к нему. Он как-то тревожно напрягся, а затем заставил себя расслабиться. Легкое беспокойство пробежало в животе Сюэ Яна, и он с усилием сел.       – Как ты себя чувствуешь? – спросил Сяо Синчэнь. Его лицо выглядело странным, как будто он не хотел этого говорить.       – Хорошо, – сказал Сюэ Ян, хотя это было не так. – Как никогда лучше. Думаю, стоит делать это почаще, веселья ради.       Губы Сяо Синчэня дернулись, но он не рассмеялся и через мгновение отвернулся. Беспокойство переросло в предчувствие.       – Что, – спросил он через секунду, – я умру? Потому что я предпочел бы знать это сейчас.       Сяо Синчэнь вздрогнул. Он открыл рот, а потом закрыл его, и он не собирался говорить «нет» или «черт». Твою мать...       – Нет, – сказал Сяо Синчэнь. – Нет, действие яда прошло.       – Тогда в чем дело? – упрямо спросил Сюэ Ян. Он чувствовал напряжение все больше и больше. Что-то внезапно пришло ему в голову, и он немного наклонился вперед.       – Тебе плохо?       Он не следил, но... это было недопустимо. Когда Сяо Синчэнь умрет, это сделает он, а не какой-то дерьмовый цветок.       Сяо Синчэнь выглядел пораженным.       – Что? Я ... нет, я ... в порядке.       – И?       – Я… – Сяо Синчэнь замолчал. Его пальцы ерзали по рукояти Шуанхуа.       Сюэ Ян рассмеялся, хотя получилось немного резко.       – Серьезно, даочжан, что происходит? Я сказал что-то странное? – спросил он. Тогда он был совершенно не в себе. Что, если он сказал что-то действительно глупое, что, если Сяо Синчэнь заподозрил или даже знал ...        Нет, не может быть. Он проснулся бы мертвым. Или с мечом, направленным в его сторону. Или с требованиями объяснения. Не это ... что бы это ни было. Но не так... в чем бы ни была причина.       – Что ты здесь делаешь? – резко спросил Сяо Синчэнь. Сюэ Ян ошеломленно уставился на него.       – Что?       – Что ты здесь делаешь? – повторил Сяо Синчэнь. – Почему ты остался здесь с нами... со мной? Я знаю, что здесь не комфортно. И ты определенно... способен постоять за себя. Так почему...       Что-то дернулось в животе Сюэ Яна. Он хихикнул.       – Ты говоришь мне это, потому что хочешь, чтобы я ушел, даочжан? Забавно...       – Нет, – прервал его Сяо Синчэнь. – Мне просто… интересно. Я думал ... что ты сыт этим по горло... что тебе скучно.        «Черт возьми, – подумал Сюэ Ян, – какого хрена? Почему именно сейчас?» Он приподнялся, ища к чему бы прислониться. Он все еще чувствовал себя дерьмово.       В этом кое-что было... Дело в том, что он думал так же. Он ожидал, что почувствует это. Беспокойство, скуку, раздражение. Он полагал, что эта игра ему надоест максимум через пару месяцев. Полгода, в крайнем случае.        Но каждый раз, когда он думал о том, чтобы уйти – о том, чтобы покончить с этим, рассказать все Сяо Синчэню, уничтожить его – он придумывал причину, чтобы не делать этого.       – Не местной едой, – сказал он. – Это уж точно.        Сяо Синчэнь снова скривился, словно хотел рассмеяться, но потом решил, что не станет. Сюэ Ян прищурился, изучая его.       – Я никуда не уйду, – резко заявил он.       Сяо Синчэнь замер. Он молчал несколько долгих мгновений, а затем сказал:       – О?       – Да, – сказал Сюэ Ян. – Мне здесь нравится, как оказалось. Кто знал?       Он сделал паузу, а затем рискнул:       – Так что, если ты беспокоишься об этом; ладно, я не могу обещать, что не покину тебя, жестоко убитый каким-то идиотским ядовитым сорняком, но я точно не собираюсь уходить.       Или, по крайней мере, когда он уйдет, Сяо Синчэня не будет рядом.        Сяо Синчэнь открыл рот, а затем закрыл. Его лицо приняло странное выражение. Сюэ Ян усмехнулся, надеясь, что Сяо Синчэнь это услышит.       – Ты будешь скучать по мне, – сказал он. – Я не могу так поступить с тобой, даочжан.       – Теперь я вижу, в чем дело, – сказал Сяо Синчэнь после долгой паузы.       – Замечательно, – ответил Сюэ Ян, и Сяо Синчэнь поморщился.       – Ты каждый раз делаешь из этого шутку…       – Ты попадаешься слишком легко, – сказал Сюэ Ян. – Я ничего не могу с собой поделать. Низко висящий фрукт, даочжан. Чего ты от меня хочешь?       Сяо Синчэнь посмотрел вниз и покачал головой. На мгновение Сюэ Ян не мог видеть выражение его лица; затем он поднял глаза и почувствовал странное ощущение, будто только что было принято какое-то важное решение.       – Я жду, что ты придумаешь шутку получше, – сказал он. – Ты можешь стоять самостоятельно или тебе нужна помощь?       – Я в порядке, – заверил Сюэ Ян. – Хотя голова болит жутко. У тебя есть что-нибудь от этого? Или можешь просто отрубить ее, это тоже работает.       Лицо Сяо Синчэня странно дернулось, но секунду спустя он просто вздохнул и взял Сюэ Яна за руку, очевидно, с намерением помочь ему подняться.       – Мой друг, – сказал он медленно и, казалось, намеренно, – я ценю ... помощь, которую ты мне оказал. И люди в этой деревне. Я уверен, они тоже благодарны.        «О, определенно, – подумал Сюэ Ян. Многие люди в этих землях действительно ценят мою хорошую работу». Но в основном он тупо смотрел на Сяо Синчэня.       – У тебя странное настроение, – сказал он, помедлив. – Ты уверен, что не отравился?       – Уверен, – сказал Сяо Синчэнь. Он слегка улыбнулся, что вызвало странное чувство глубоко внутри. – Это был просто ... странный день.       – Да, – протянул Сюэ Ян. – Точно.       Он что-то упускал. Чего-то определенно не хватало.       Возможно, стоит подождать и выяснить это позже, когда его мозг перестанет пытаться вытечь через глазницы.       Он взял Сяо Синчэня за руку и поднялся. Придержал его за плечо, и на мгновение ощутил подергивание Сяо Синчэня, но потом он убедился, что ему просто показалось.       – Я знаю, что мы не обсуждаем свое прошлое, – резко сказал Сяо Синчэнь. – И у нас обоих... на это есть свои причины. Но если ты когда-нибудь захочешь, я надеюсь, ты веришь – я выслушаю.        Сюэ Ян уставился на него. «Да, – подумал он, – ты выслушаешь, а потом закричишь. Или схватишься за меч. Хорошая попытка, однако. Но какого черта он это сказал?»       – Спасибо, – медленно ответил Сюэ Ян. – Я запомню это.       – Запомни, – сказал Сяо Синчэнь, а затем медленно отстранился от него, колеблясь еще мгновение, прежде чем повернуться спиной и пойти в сторону города И.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Mo Dao Zu Shi"

© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты