HV-E01: Иллюзорная Реальность

Джен
Перевод
R
В процессе
46
переводчик
Lord_Enot бета
Автор оригинала: Оригинал:
https://www.fanfiction.net/s/13399025/1/
Размер:
планируется Миди, написано 46 страниц, 6 частей
Описание:
Мерзость избегаемая обеими сторонами Силы Противодействия возвращается чтобы разобраться с ее же сородичами. Несмотря на то что Изначальный Сосуд считался экспериментальным провалом, человечество знает что в глубинах безумия только мерзость может избавиться от мерзости в глубинах за пределами человеческого понимания.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
46 Нравится 21 Отзывы 11 В сборник Скачать

Глава 4

Настройки текста
      В доках воцарилась тишина и каждая пара глаз уставилась на молодого Волшебника, стоявшего среди них. Неизвестная способность создавать объекты из воздуха… Имя произнесенное одной из самых древних фигур в истории, которое говорило о прежней личности упомянутого Волшебника… Лёгкие намеки на благородство в его поведении…              Вэйвер не хотел в это верить. Это ведь был его союзник… его союзник в этой Войне, который был Божественным Духом, жаждущим забавы! Но, с другой стороны, Боги непостоянны, не так ли? Всё что им нужно это срепетированный шедевр. Угольные шары умоляюще уставились на союзника и медленный кивок подчеркнул ответ. Вэйвер почувствовал, как весь воздух вышел из его легких, а сам он медленно рухнул на бок колесницы Райдера.              — Энки… Месопотамский бог воды, творений и иллюзий.              Удивительно, но никто из собравшихся здесь Слуг не произнес ни слова, а вместо этого заговорила красивая седовласая женщина, только что появившаяся из-за грузового ящика.              — Эра Богов давно окончилась. Когда расцвела Эра Героев, род их переселился на обратную сторону мира… Но подумать только что один из них вернулся!..              Это было открытие века. Без сомнения Маги на Часовой Башне немедленно возвестили бы об этом как о знаке возвращения Эры Богов. Большинство соберется в Японии желая узнать, что произошло с внезапным явлением Божественного Духа, а другие будут сидеть в своих мастерских ожидая неизбежного роста концентрации таинства во внешнем мире.              Но этому не суждено было случиться. Энки повернулся к ним с каменным выражением лица, а соперник, которого отбросило в сторону, каким-то образом появился прямо у него на руках.              — Этот Бог мёртв, — сказал он безэмоционально. Ни единого слова отрицания или неуверенности не сорвалось с его губ — настолько молодой человек был уверен в своей личности. — Этот старый ловкач умер давным-давно. Исчез в веках вместе с кусочками клинописи, — Он вздохнул, закрыв глаза и сила тут же задушила воздух вокруг доков, когда Энки открыл эфирные и явно нечеловеческие глаза, пристально вглядываясь в окружающее. — Я другой. Меня зовут… Кадзия.              — Кадзия!..              — Вэйвер, — Именно теплота в его голосе остановила молодого Мага. Нечеловеческий, золотой взгляд, заставил замереть и напрячься. — Как бы то ни было, я ценю нашу дружбу.              Молодой Маг должен был почувствовать себя лучше. Чувствовать радость — не многие могли похвастаться тем, что находятся в хороших отношениях с Божественным Духом, но Вэйвер сделал невозможное и выжил для того, чтобы рассказать эту историю. Тем не менее его зрение затуманилось и осознав спокойный тон друга, он был вынужден протереть глаза, чтобы стереть слезы.              — Но теперь… Я вынужден попрощаться. Спасибо.              Голос Кадзии эхом разнесся по докам, а затем яркая вспышка золотого света и порыв ветра помешали всем присутствующим увидеть, что происходит. Секунду спустя неестественная тишина вернулась и Маг, ставший Божественным Духом, исчез.              «Иллюзия», — медленно осознал Вэйвер, но всё же покачал головой и вытер ещё больше, слёз с глаз, прежде чем обратить стальной взгляд на своего Слугу. — Райдер, отправляемся домой. Сегодня никаких больше сражений.              — Нет, стой…              — Ты слышала моего Мастера, Сэйбер, — голос Райдера прорвался сквозь напряженную тишину доков и тепло в его голосе смягчилось эмоциями. — Пока он не хочет сражаться ни с тобой, ни с твоим Мастером. Давайте разойдемся и продолжим на поле битвы, когда представится такая возможность, — рыжеволосый великан чуть крепче сжал поводья своей колесницы и быки ответили на этот жест. Искандер про себя усмехнулся, и, погнав быков, вперед под грохот грома и сверкание молний, поднялся в воздух.              «И всё же, подумать только, Божественный Дух так долго жил среди нас!..», — задумался он, глядя в никуда. Каждый герой знал, что такое Божественные Духи и те кто выжил, чтобы поделиться с другими, часто повествовали другим о проявлении силы, о том что они находятся на другом уровне, нежели люди. В книге с мифами, которую он читал, это мнение не поменялось. Зевс был тем ещё бабником. Гера всё так же злобно относилась к тем, кто ловил её на глупости. Образ Божественных Духов не изменился с самой Эры Героев.              И всё же… знание Акаши вливалось в сознание Искандера. Несколько избранных Божественных Духов решили помочь человечеству по собственной воле. Сказание о Прометее было его любимым, он был существом даже более древним чем сами Божественные Духи Греции, но Слуга мог чувствовать лишь горечь от огромного количества усилий и боли которые титан должен был пройти, лишь для того, чтобы помочь человечеству.              Но всё же были и другие. Сунь Укун известный на востоке. Один, с северных земель. А теперь…              … Энки. Бог мудрости и знаний, один из самых древних и могущественных Божественных Духов, которых когда-либо видела земля. Какие трудности он перенес? Через какие страдания ему пришлось пройти, чтобы дать человечеству преимущество в их ежедневных конфликтах?              Новые знания хлынули в голову Слуги, и он нахмурился ещё сильнее.              Магия. Оружие из сплавов которое обнаружат лишь тысячи лет спустя. Свободная воля. Основы цивилизации. Каковы была цель Энки? Зачем он одарил человечество такой щедростью? Пройти через боль и страдания, непостижимые для такого Слуги как он? Зачем он сражался, чтобы дать человечеству место во внешнем мире?              Ещё одна вспышка знания. Блеск осознания в рубиновых глазах. Искандер засмеялся, замедляя ход колесницы, прежде чем поставить её перед поляной, на которой и был призван своим Мастером. И снова ощутил знакомое покалывание Замкнутого Барьера сквозь кожу, который скрывал его от любопытных глаз. Улыбка его стала шире, когда он увидел знакомую фигуру у костра, готовящуюся на палочке над огнем нечто, под названием «зефир».              — Видимо судьба распорядилась так, чтобы мы встретились вновь, Энки.                     

***

                    — Ты же знаешь, что спрятаться в такое время практически невозможно, — голос такой неземной и совершенный, что его нельзя было назвать человеческим, появился на бревне передо мной. Некто уставился на потрескивающее пламя. — И всё же ты упорствуешь. Ты оказался втянут в Войну, в которой тебе не место.              — Знаю, — ответил я со вздохом, отрывая взгляд от огня и глядя на фигуру передо мной. Серебряные глаза прищурились, в садистском веселье наблюдая за обиженным выражением моего лица. Огонь костра обращал цвет её волос тёплым каштаном с серебристо-белыми прядями, ниспадавшими изящной, но сложной косой. Без сомнения у нее было лицо человека, привыкшего к суровым испытаниям. Одежда была пошита из грубого материала и явно предназначалась для путешествий. Большая сумка расположенная сбоку нисколько не умаляла путешественнического образа.              Фигура захихикала, и ветер разнес эфирный голос.              — Ну, что ты будешь делать? — наклон головы, такой знакомый жест, что я открыл было рот, чтобы заговорить, но не смог произнести ни слова, вспомнив с кем говорю.              Со своим куратором. Начальником. Учителем.              Алайя.              — Истина — цена обмана, — просто сказал я, но Алайя лишь нахмурилась.              Мгновением спустя она ответила мертвецким голосом.              — В самом деле, правда привела бы к большим проблемам в этой ситуации. Тем не менее я не об этом спрашивала, — раздражение так похожее на её, заставило меня стиснуть зубы, чтобы подавить любую реакцию на насмешку человека предо мной. — Я спрашиваю, что ты собираешься делать потом? События уже безвозвратно изменились в тот самый момент, когда ты связался с этим Магом… — на этом слове она презрительно усмехнулась. — Как я и предполагала, ты разрубил цепи судьбы, которой не суждено было сбыться.              Мгновение, а затем застенчивая улыбка появляется на губах Алайи, уставившейся на меня в своём облике как хищница. Хищница во всем, кроме имени. — Или ты ожидал что я удалю эту временную шкалу?              — Нет, — на этот раз в моем голосе слышится сталь, достаточная, чтобы заставить её серебристые глаза удивлённо моргнуть. — Я удержу этот мир от падения с пропасти, если придется, — одним взмахом создаю кристалл. Зелёный цвет того, что возможно на земле, с функциями и составом, который полностью отличается от любого земного. Истинного «иного». — Ты же знаешь что случилось в прошлый раз, когда ты вела дела вот так.              — И правда, — сказала Алайя кладя подбородок на обе руки и улыбаясь ещё шире. Мне пришлось напомнить себе, что это была не она. Что она мой тюремщик и мучитель в одном лице, занимающий её тело. — И всё же я вновь поражена тем, что ты выкарабкался. Я думаю, что нам стоит отметить это знаменательное событие квантовым замком времени. А ты как считаешь?              — У меня что, есть выбор?              Алайя некоторое время промолчала, а потом на её лице появилась улыбка. Эта женщина мягкая, но всё же показывает свою истинную природу — совершенно нечеловеческое создание, вторгшиеся в её собственность — тело. — И правда, его нет, — заявила она. — Всё что у тебя есть принадлежит мне, включая твои способности, мысли, действия и слова. Как твои соплеменники отняли всё у моих детей, так я отниму у всё у тебя, Энки.              И снова с моих губ срывается сокрушенный вздох. Будь то она, или Алайя в её теле, всё что имеет сходство с ней… Всему этому я противостоять не способен. Поступки одного человека не могут изменить поступки в целом и Божественные Духи ничем не лучше. Не отталкивает ли меня то, что я понял это сейчас, когда сама Алайя дарила мне сфабрикованные эмоции, которых не было бы у нормального человека? Разве не иронично то, что такая нечеловеская фигура как я, мог посочувствовать такой, как она?              Да. Алайя всё спланировала именно так.              Я никогда не считал, что моих поступков достаточно, чтобы искупить вину перед остальными. Тем не менее теперь, я также думаю, что этого большого усилия должно быть достаточно для искупления. Воистину, человеческое мышление допускает противоречия в самой душе.              — И что же ты планируешь?              — Планировать. Буду. Я, — протянула Алайя в манере, которая принадлежала ей и только ей. Она положила руку на грудь выглядя оскорблённой самой этой мыслью. Не как человек. Как нелюдь. Сколь бы не пыталась она выглядеть человеком, я всегда смогу заметить бесконечно крошечные трещины в её маске, которая пытается скрыть монстра за человеческой плотью. — Знаешь, я никогда ничего подобного не делала в отношении твоих наказаний. В самом деле большинство из них твои творения.              Ещё одна стрела была выхвачена и выстрелила, целясь мне в сердце стремясь сломить последние остатки сопротивления, которые я мог оказать. И всё же я упорствовал, всё ещё игнорируя подход к собственной персоне, глядя прямо в серебристые глаза.              — Кто из этой Войны в списке?              Тишина. И снова Алайя стоит неподвижно. Нечеловеческая насмешка над телом, которое она сейчас заимствует. И снова на её лице появилась тонкая улыбка, обещающая садистское ликование.              — Я уверена что ты мог бы получить подобную информацию из своего рыцарского оружия, — появилось выражение притворного умиления, сопровождаемое тем, что она кладет руку на щеку, потрясенная событием. — Но ты же отдал его, верно? Человеку твоей крови. Позор, не иначе.              Я вздохнул, закрыв глаза, когда Алайя быстро исчезла из этого мира. Громкий лязг и рев быков привлекли моё внимание. Однако я не обратил на это внимания, возвращаясь к своей задаче, с отвращением глядя на зефир и бросая его в огонь.              — Видимо судьба распорядилась так, чтобы мы встретились вновь, Энки.              Действительно, похоже, что «Судьба» и «Алайя» всего лишь две стороны одной монеты.                     

***

                    — Эн… ки?..              — Вэйвер, — Кадзия сел на одно из брёвен, окружавших костер, и повернулся к ним, едва заметно кивнув. Мгновением спустя, Маг почувствовал тяжесть существа перед собой и медленно, но верно сделал первые шаги за пределы зоны комфорта колесницы.              Слёз больше не было. Только не после сегодняшнего вечера.              — Полагаю тебе нужны ответы?              — Только один, — сказал он. Тишину нарушало лишь стрекотание сверчков, потому что Райдер вместе с Гордеевой колесницей перешёл в духовную форму. Вэйвер обдумывал этот вопрос во время возвращения на поляну, заливаясь слезами предательства, но как только они приблизились к дому, велел Райдеру искать до самого утра Эн… Кадзию. Неожиданность было то, что пара обнаружила человека, который внезапно исчез в доках. Но это была желанная встреча.              «Ну же, идиот», — обругал себя молодой Маг. «Ты так далеко зашёл. Не смей отступать».              — Неужели, то время, что я провел с тобой было пустой тратой времени? — в конце фразы голос охрип и он чувствовал, как эмоции снова пытаются завладеть разумом, но он взял себя в руки и уставился на Эн… Кадзию, с решимостью в угольно-черных глазах.              Божественный дух фыркнул и покачал головой.              — Конечно же нет. Неужели наша дружба настолько поверхностна, что ты сбежишь, не узнав ещё одну мою сторону? — Эн… Кадзия приподнял бровь и губы Вэйвера задрожали от того, что слезы вновь потекли по щекам.              «Чёрт возьми!»              — Н-нет… — ответил он, ближе к концу замолкая. Кадзия с энтузиазмом покивал. Предыдущие намеки на его личность снова всплыли, когда Божественный Дух сдвинулся в сторону, оставляя достаточно места, чтобы сесть. Слов не нужно. Кадзия просто похлопал по месту рядом с собой, любезно улыбаясь.              — Я бы хотел, чтобы Искандер также выслушал мою историю, — сказал он.              Вэйвер готов был выполнить его просьбу.                     

***

                    — Значит, это точно? — спросил Токиоми приподняв бровь и глядя на аппарат перед собой, когда изнутри раздался голос, принадлежащий священнику.              — Именно так. Слишком большой риск, позволять одному из них вырваться на свободу в столь деликатный момент, — заговорил пожилой священник. — Если нам нужно объединить всех Мастеров, чтобы выполнить эту задачу, то так тому и быть.              — Я понимаю. Спасибо, что нашли время для того, чтобы передать мне эту информацию, отец Рисей, — сказал Токиоми поклонившись статуе и отключив связь. Его правая рука дернулась, Командные Заклинания засветились в темном пространстве подвала и Маг быстро развернулся, с грацией побежав к своему кабинету.              И не разочаровался. Там, прислонившись к стене, стояла не кто иная, как Гильгамеш, царь — точнее Царица Героев. Кроваво-красные глаза недовольно глянули на него и хмурый взгляд украсил прекрасные черты её лица.              — Токиоми, — чуть ли не презрительно произнесла она имя. — Не подобает тебе опаздывать на встречу, которую сам же и запланировал.              Дыхание Мага участилось и он тут же припал на колено, низко склонив голову.              — Молю, прости Слугу своего за его ошибки, Король.              — Хм… Лжец, как и все остальные, — при этих словах глаза Токиоми расширились и в его глазах мелькнул золотой отблеск меча, воткнувшегося в землю рядом с ним. — Кто велел тебе смотреть на меня, дворняга? — голубые глаза сразу же опустились и менее чем через секунду, он почувствовал позади надвигающуюся смерть. — В самом деле, стоит зарубить тебя прямо здесь и я могла бы пойти и отыскать этого кузнеца, чтобы заключить с ним контракт. Но так будет слишком просто.              От этих слов, кровь Токиоми похолодела. Гильгамеш в паре с Божественным Духом?              — Но к счастью для тебя, я дала слово. Король не отвернется от собственных слов. Можешь поднять глаза.              Токиоми медленно поднял голову, поймав блеск кроваво-красных глаз своей Слуги и тихий вздох понимания сорвался с её прекрасных губ.              — Ах… Как я ожидала. Воистину ты лишь никчемный мусор, который годится лишь на корм гончим.              — Я… Я не понимаю…              Снова отблеск света и ещё одно касание смерти.              — Я не спрашивала твоего мнения, дворняга, — раздраженно фырканье сорвалось с губ Гильгамеша и прямо над её плечом образовался золотой портал, направленный прямо на её Мастера. — Как обычно, люди стремятся уничтожить то, чего не могут понять. Я знаю о твоих планах. О мотивах. Ты хочешь убить кузнеца.              Дыхание Токиоми спёрло. Он ожидал что оружие внутри портала рванется прямо на него, но после нескольких секунд тишины, он, наконец, смог вздохнуть с облегчением.              — Трусы. Все вы. Не способны принять на себя даже ответственность за свои собственные действия, — усмехнулась она. — И всё же я упущу эту предательскую мысль, по крайней мере в этот раз. Ты хочешь убить того, кто получил моё одобрение? Человека, который живет на свете намного дольше твоего? Вы все, столкнулись лицом к лицу с невозможным. Невозможное существование, наполненное невозможными переживаниями, столь обширными и невообразимыми, что ты никогда не сможешь приблизиться даже к грану его хитрости и блеска.       — И, разумеется, ты попробуешь. В конце концов ты человек, и для тебя нет ничего невозможного.              На этот раз Токиоми показалось что на лице Гильгамеша появилась легкая улыбка, но она исчезла прежде, чем он успел моргнуть. Неужели он вообразил, что…              — И потому я даю тебе единственный шанс. К счастью для всех вас, у него человеческое сердце, так что вы сможете уйти живыми, если потерпишь неудачу. Однако если вам удастся…              Кроваво-красные глаза уставились на него и Токиоми снова почувствовал каково это стать беспомощным. Подчиниться чужим капризам. Гильгамеш наклонилась к нему. Экзотический запах наполнил все его существо, но это был аромат опасности.              — … То ты умрешь первым. А за тобой все человечество.
Примечания:
Словарь Кадзии:

Ясновидение: способность видеть то, чего ранее никто не видел. Это не мистические глаза, напротив — это нечто укоренившееся в разуме, готовое к использованию… но атрофировавшееся со временем. [Ясновидение] позволяет видеть аспект мира, который нельзя увидеть обычными глазами. Думайте о нём как о чувстве, которое объединяет все сигналы, воспринимаемые другими чувствами, а затем делает осознанное суждение. Это похоже на [инстинкт] или [ментальное зрение], но [ясновидение] отличается одним… Это чувство есть сама Акаша.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты