The tide it takes me away from you, and it brings me back again

Слэш
Перевод
NC-17
В процессе
36
переводчик
Snow13 бета
Автор оригинала: Оригинал:
https://archiveofourown.org/works/23334319/chapters/56031943#workskin
Размер:
планируется Миди, написано 18 страниц, 1 часть
Описание:
Небеса потрясены, когда некогда опозоренный Лорд Повелитель Ветров возносится, снова благословляясь судьбой, которую он невольно украл. чем закончились его последние дни в качестве смертного, небесные чиновники начинают подозревать его. Се Лянь начинает расследование, повторяя шаги Ши Цинсюаня, чтобы найти истину. Что вызвало второе вознесение? Это вторая часть замысловатого плана мести Хэ Сюаня? Неужели Хуа чэн снова что-то скрывает от него из преданности к своему собрату Князю Демонов?
Посвящение:
Всем, кому понравится эта работа.
Примечания переводчика:
Большое спасибо за помощь Snow13.

Эта работа покорила моё сердечко 💘💙 — https://ficbook.net/readfic/8261983

Визуализация
https://vk.com/photo-200392874_457239270
https://vk.com/photo-200392874_457239273
https://vk.com/photo-200392874_457239275
https://vk.com/photo-200392874_457239276
https://vk.com/photo-200392874_457239209

Отказ от ответственности: я не владею каноническими событиями или персонажами, они принадлежат Мосян Тунсю
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
36 Нравится 2 Отзывы 14 В сборник Скачать

Глава 1

Настройки текста

**********************

      — Чай готов! — Позвал Се Лянь, садясь за стол в храме Пу Цзы. Он налил две чашки, движения были уверенными и неторопливыми. Вечер тихий, не о чем беспокоиться. Снаружи, как принц был уверен, звёзды мерцали достаточно ярко, но внутри святилища Пу Цзы горел только мирный огонёк свечей. Сяньлэ всегда предпочитал царство смертных небесам, с их шумными улицами и новыми яркими дворцами. Се Лянь любил спокойную простоту. И Хуа Чэна.        Говоря об этом, упомянутый демон появился сзади, наклонившись, чтобы поцеловать своего возлюбленного в щёку. Серебряные наручи блеснули, и Градоначальник протянул руку с целью забрать чайник. — Гэгэ не нужно за мной ухаживать, — сказал Хуа Чэн с улыбкой на лице. — Но я хочу, — ответил Се Лянь.        — Может быть, я больше хочу поухаживать за тобой.       Се Лянь рассмеялся и спрятал бóльшую часть лица. — Сань Лан, пожалуйста, перестань дразнить меня. Когда Непревзойдённый опустился на колени рядом с его высочеством, чтобы посмотреть на него, принц протянул руку и положил её на прохладную щёку демона.       Несмотря на то, что тело Хуа Чэна не могло согреть, Се Лянь все еще чувствовал тепло, когда они касались друг друга. Возлюбленные совсем позабыли о чае, они наклонились друг к другу, намереваясь поцеловаться снова.        Дверь святилища Пу Цзы распахнулась под крики: — Ваше Высочество! Ваше Высочество!       Хуа Чэн поднялся на ноги, скрестил руки на груди и бросил леденящий душу взгляд на тех двоих, которые прервали его. Се Лянь улыбнулся неожиданным гостям. — Му Цин, Фэн Синь… в чём дело? — бог не мог себе представить, что у них была простая причина так внезапно ворваться сюда, так что, должно быть случилось что-то серьёзное. Обычно, если на Небесах было дело, о котором нужно позаботиться, кто-нибудь связывался с ним через сеть духовного общения. Эти двое, наверное, уже находились где-то рядом.       — Ши Цинсюань снова вознесся!       Глаза Се Ляня расширились от этой новости. Прошло уже несколько месяцев с тех пор, как он в последний раз видел Ши Цинсюанья. Бродячее население было изгнано из Имперского города,но бог войны пришёл сюда не за помощью. Се Лянь не удивился произошедшему, но очень трудно выследить конкретную группу, в которую мог входить бывший Повелитель Ветров, поэтому попытки принца найти друга не увенчались успехом. Однако он никак не ожидал такого поворота событий. — В конце концов, Черновод не изменил судьбу этого человека, — сказал Хуа Чэн сзади, и его голос звучал почти задумчиво.        — Небесные чиновники сходят с ума, мать их! Это полный хаос — сказал Фэн Синь. — Ши Цинсюань даже не отмечен для вознесения, так что никто не знает почему это произошло! И он сам тоже!       —Тебе обязательно кричать? — Спросил Му Цин.       Фэн Синь сделал паузу, чтобы взглянуть на другого бога, но Се Лянь заговорил прежде, чем они успели начать ругаться друг с другом. — Я немедленно вернусь на Небеса вместе с вами обоими.  Он повернулся к Хуа Чэну, который просто наклонил голову и улыбнулся. — Ты хочешь пойти со мной, Сань Лан?         — Почему бы мне вместо этого не отправиться в Призрачный город? — Спросил он, скрестив руки на груди. — Ты сможешь встретиться со мной там, когда обо всем позаботишься, гэгэ.       — Хорошо, — Се Лянь на мгновение прикоснулся к кольцу, лежавшему под его одеждой, затем повернулся и последовал за Фэн Синьем и Му Цином. Они поднялись все как один, приземлившись в недавно отстроенной Небесной столице.       Везде, куда бы не упал взгляд, всюду возвышались Сверкающие дворцы и никаких трупов под ногами. Се Лянь вздохнул, увидев это, затем посмотрел в сторону Большой Военной площади, где собралось большое собрание Небесных чиновников, пришедших поглазеть на новоприбывшего. Вознесение! Действительно, очень необычно. Вот только это Ши Цинсюань, и все знали, что привело его сюда, на Небеса. Судьба, которая не была его собственной.        Се Лянь прошел мимо потрясённых Небесных чиновников и обнаружил, что Ши Цинсюань сидит на земле с ошеломлённым выражением лица. Одна рука его была прижата к груди, и бог ветра то и дело украдкой оглядывался по сторонам, словно всё вокруг вот-вот исчезнет, растворится в клубах дыма. Когда они встретились глазами, Ши Цинсюань широко улыбнулся, и Сяньлэ наклонился, чтобы поднять его на ноги.       — Как это произошло?       — Я думал, он нищий на улице!       Се Лянь взглядом заставил всех замолчать, а затем мягко положил ладони на руку Ши Цинсюаня. — Тебе всё ещё больно? — спросил он, с беспокойством наблюдая, как его друг, казалось, был поглощён болтовнёй вокруг них.        — Что? Ха-ха-ха, я уже много лет правда ничего не чувствую! — Он посмотрел на свою руку и медленно разжал пальцы. Потом снова прижал их к ладони, затем вытянул всю руку вперёд. Улыбка на лице исчезла, когда Цинсюань проверил конечность, а затем его ранее сломанную ногу.       — О… — У Повелителя Ветра перехватило дыхание, и он сделал несколько ковыляющих шагов с помощью Се Ляня. — Я не привык, чтобы у меня были две ноги, которые работают! — Он снова рассмеялся, но в этом звуке было что-то глухое, что Наследному принцу совершенно не понравилось.        — Цинсюань, как… как ты вознёсся? Ты занимался самосовершенствованием в последние месяцы?       — Нет! Нет, я вообще не занимался ничем подобным! — Ши Цинсюань замахал руками, потом побледнел и потянулся за одеждами. Они были изрядно потрёпанными, и наследный принц хотел поскорее убрать его с глаз публики. Небесные чиновники вокруг них снова начали говорить, не в силах держать своё мнение при себе. Но Ши Циньсюань явно что-то искал, и он достал из кармана веер повелителя ветра. Когда бог открыл его, Се Лянь увидел, что рёбра треснули, а бумага порвалась в центре. Прямо посередине когда-то трепетно нарисованного иероглифа.        — Мы можем это исправить, — улыбаясь, предложил Се Лянь.        — Веер сломан ещё с той ночи. Не знаю, почему я держал его при себе, — засмеялся Ши Цинсюань, затем закрыл аксессуар и прижал его к груди. Вновь вознёсшийся бог улыбнулся Се Ляню. — Надеюсь, Ваше Высочество простит мне мою внешность. Я жил не очень сказочно в последние месяцы.       — Где ты был? — Сяньлэ задал вопрос, аккуратно двигаясь вместе с Ши Цинсюанем через толпу. Им нужно быть осторожными. Казалось, что Ветерок ещё не мог полноценно двигать этой ногой. Вероятно, это больше психологическая травма, нежели физическая. Повелитель Ветров больше не мог привыкнуть к здоровому телу.        — Здесь и там, повсюду, я очень много путешествовал! — Ши Цинсюань улыбнулся богу войны, но в выражении его лица было что-то остекленевшее и хрупкое, чего раньше не было.        Это заняло у обоих богов некоторое время, но Се Лянь ,в конце концов, привёл Ши Цинсюаня во дворец Нань Яна, а Му Цин и Фэн Синь следовали за ними. Четверо небожителей закрыли за собой массивные двери, Фэн Синь проклинал любопытных Небесных чиновников, которые пытались подойти поближе и подслушать.       — Отвалите! — закричал он и захлопнул окна.       — Следи за своим языком, — сказал Му Цин, заработав на себе равнодушный взгляд.        Се Лянь проигнорировал их и сел рядом с Ши Цинсюанем. Последний продолжал оглядывать сверкающий дворец и его глаза терялись в окружающем богатстве. Каково это - испытывать крайнюю нищету, чтобы снова подняться на эти высоты? Наследный принц мог понять друга, но у него был вопрос, на который нужно ответить. — Цинсюань? — спросил он. — Как ты снова вознёсся?       — Я… — Повелитель Ветров взглянул на принца и нежно сжал веер в рука. Он уставился в пол и слегка нахмурился. — Я не помню.       — Ты не помнишь? — Растерянно переспросил Се Лянь.        — Нет, не знаю! Я ничего не помню! — Циньсюань задумался, нахмурив брови. — Я понятия не имею, чем занимался… последние несколько дней.         — Что последнее ты помнишь?       Лицо Ши Цинсюаня стало задумчивым, он легонько постучал веером по подбородку, а затем неуверенно обхватил себя руками. По телу пробежал холодок, глаза уставились в землю, а брови нахмурились. — Встречу со старым другом, — наконец сказал бог ветров. Облако, окутавшее его настроение сразу же рассеялось, и Ши Цинсюань снова посмотрел на Се Ляня. — Но думаю, что это был сон. Я просто не помню, почему смог вознестись. В моих воспоминаниях осталось белое пятно.       — Мы разберёмся, — сказал Его Высочество, улыбаясь. Но в глубине сознания было имя, о котором, несомненно, все остальные тоже подумали. Заговор демона должен был быть реализован, но он всё ещё держался за мир и оставался Верховным Королём Призраков. Почему? Се Лянь мог задавать вопросы весь день, но сейчас ему нужно было устроить Ши Цинсюаня и поговорить с Хуа Чэном.

**********

      Призрачный город, как всегда, был полон торговцев, и Хуа Чэн целеустремлённо шагал по улицам. Маленькие призраки кланялись и следовали за ним, болтая и подпрыгивая. Некоторые волочили никчёмные конечности, у некоторых были расколоты головы, а кровь постоянно капала с их лиц. Градоначальник, не обращая внимания на бормочущих горожан, направился в Дом Блаженства, легко пройдя через большой вестибюль.         — Я давно тебя не видел, — сказал непревзойдённый. Тёмная фигура стояла в центре комнаты, бледные руки свободно свисали по бокам.       — Черновод, — поприветствовал Хуа Чэн с фальшивой весёлой улыбкой на лице.        Хэ Сюань, Демон черных вод Сюань, медленно повернул голову, давая понять Хуа Чэну, что услышал его.        — Чего ты хочешь? —  Спросил Красное бедствие, обрывая любые любезности, которые могли бы помешать этой дискуссии. Если Хэ Сюань был здесь, то ему явно что-то нужно.       Повернувшись к нему лицом, Черновод поправил свою развевающуюся чёрную одежду. В ушах у него висели золотые серьги, а волосы были распущены, они длинные, тёмные, как воды океана, в который демон так любил погружаться. Мрачная, измождённая внешность демона была неуместна в позолоченном Доме Блаженства. В то время как Хуа Чэн, казалось, был создан для такой экстравагантности, Хэ Сюань казался неудобным и нежеланным. Даже золотые украшения были новым дополнением к его внешности.       — Наше соглашение, — сказал Черновод почти монотонным голосом. — Я хочу продлить его, — демонические глаза блеснули и остановились на большой тарелке с едой, которую Хуа Чэн приказал приготовить по прибытии.        — Не трогай, — сказал Градоначальник, дожидаясь, пока эти глаза снова поднимутся. — Ты снова заснул, не так ли? В последнее время я не слышал никаких новостей из владений Черновода.       — Не совсем, —сказал Хэ Сюань. Его глаза были болезненно-жёлтого цвета, которые светились, тревожа любого, кто мог бы хоть раз увидеть его истинную форму. Демон держался просто, без особой гордости или высокомерия. Запястья и руки были тонкими, не натренированными в фехтовании, и сам он держал вид постоянного безразличия. Несмотря на явно призрачный вид, никто не ожидал, что его будут бояться. И все же, если проводить с демоном какое-то время, в его словах и поступках было что-то не так. Неуравновешенный. Собиратель цветов под кровавым дождём точно знал, насколько опасным может быть Хэ Сюань.        — Значит, это ты имел косвенное отношение к вознесению Ши Цинсюаня. — Хуа Чэн улыбнулся и сел на диван, скрестив ноги. Он крикнул, и маленький призрак быстро принёс на подносе что-то выпить, демон тут же налил себе вина. Хуа Чэн так и не удосужился предложить что-либо Хэ Сюаню. — Знаешь, ты не получишь никакого удовлетворения, если будешь мучить его ещё больше. Конечно, продолжай, если думаешь, что это сделает тебя счастливым, но мой совет - оставь это. — Они оба знали, как нелепы были эти слова, и Хуа Чэн произнес их в шутку, раздражая другое бедствие и пытаясь заставить его раскрыть хоть что-нибудь.       — Я вообще не имею к его вознесению никакого отношения, — холодно ответил Хэ Сюань.        — Я уверен, что это не так. —  Хуа Чэн ни на секунду в это не поверил. — Что бы ты ни собирался, Черновод, только не забудь на этот раз держать нас с гэгэ подальше от своих дел.       — Я ничего не планирую.        — Тогда зачем ты здесь? — Терпение Хуа Чжэнчжу было на исходе, и искусная улыбка на его лице сползла. Был ли действительно смысл в масках и фальшивых улыбках между двумя самыми могущественными существами в Царстве Призраков?         Хэ Сюань на мгновение заколебался. — Мне нужно ему кое-что отдать. Могу ли я сделать это через твоего Наследного Принца?       — Ты ничего не отдашь гэгэ, — холодно ответил Хуа Чэн. — В чём дело? Как думаешь, он примет от тебя хоть что-нибудь?       Черновод моргнул, ничего не возражая.        — Мой совет: что бы ты ни задумал, делай это более тонко. Похоже, это твоя сильная сторона, Черновод. А до тех пор почему бы непревзойдённому не убраться отсюда? Гэгэ скоро приедет, а я не хочу, чтобы в моем доме пахло океанским дном.       — Градоначальник Хуа! Его Высочество Наследный Принц уже здесь! — Маленький призрачный помощник ворвался в комнату, подпрыгивая, голова откинулась назад на сломанной шее, улыбка на его лице становилась всё шире и шире, когда призрак указал на двери. Они открылись, и Хуа Чэн встал, чтобы поприветствовать Се Ляня. Краем глаза он увидел, как Хэ Сюань зашевелился за тяжёлым занавесом, ткань поглотила его и скрыла из виду.        — О, все перестроено, как ты и говорил!       — Это было очень давно.       — Гэгэ, — позвал Хуа Чен, наблюдая, как Се Лянь вошел в комнату вместе с Ши Цинсюанем. Когда-то бывший Повелитель Ветров, казалось, вернулся к полной славе, с прекрасными одеждами, которые струились по его телу и развевались, когда он шёл. Но бедствие не собирался долго изучать гостя. Се Лянь улыбнулась ему.        — Ты не возражаешь, что я привел Повелителя Ветра? —спросил он.        — Конечно, нет, — ответил демон, широко улыбаясь.        Ши Цинсюань ходил вокруг с широко раскрытыми глазами, глядя на позолоченные украшения Дома Блаженства. Хуа Чэн взглянул на него краем глаза, быстро решил, что ему всё равно, и принял Се Ляня в свои объятия.        — Собиратель цветов под кровавым дождём, это место такое же невероятное, каким я его помню! — Воскликнул Цинсюань, наклоняясь над столом, чтобы взять одну из паровых булочек с блюда. Он вдохнул аромат, исходящий от теплой пищи, и откусил кусочек.        Снова повернув голову, Хуа Чэн лишь холодно улыбнулся. — Конечно. Я не мог оставить мой дом в том состоянии, в которое вы его превратили, — ответил он.        Цинсюань сделал паузу, проглотив большой кусок, а затем просто рассмеялся. — Ахахаха, да, ты прав. Прошу прощения! — Он махнул рукой, затем повернулся, чтобы продолжить осматриваться.       — Сань Лан, — сказал Се Лянь, осторожно поворачивая его лицо тонкими пальцами.        —Да, гэгэ? — Спросил он.        Небожитель встал на цыпочки, почти готовый поцеловать своего возлюбленного, когда Ши Цинсюань издал пронзительный крик. Повелитель Ветров схватил задёрнутую занавеску и отодвинул её, открыв ,спрятавшегося, за ней демона. Хуа Чэн отступил, разочарованно бурча себе под нос, а Се Лянь протянул руку. — Вперёд! — крикнул принц, и шёлковая лента, которая покоилась на его запястье, мягко обернулась вокруг Ши Цинсюаня и потянула его назад на несколько шагов.          Ветерок не стал долго ждать, прежде чем броситься за спину Се Ляня, наблюдая, как Хэ Сюань полностью вышел из-за занавеса. — Что он здесь делает!? — Спросил Ши Цинсюань, крепко схватив друга за руку. Его тело сильно трясло, словно в любой момент может упасть, если он не будет осторожен.        — Спроси его сам, — ответил Хуа Чэн, скрестив руки на груди и отступив в сторону. Глаз Эмина дико завертелся, когда он почувствовал напряжённую атмосферу в комнате.        Перед собравшимися, опустив голову, стоял Хэ Сюань. Демон краем глаза поглядывал на Ши Цинсюаня и, казалось, держал что-то, что было спрятано в его одежде.       — Что ты здесь делаешь? — Спросил Повелитель Ветров дрожащим голосом.        Хэ Сюань взглянул на него. Холодные глаза ничего не выражали, и, не отвечая, он направился к двери. Се Лянь был гораздо больше заинтересован в том, чтобы удержать Черновода подальше от Ши Цинсюаня, чем допрашивать его, и Хуа Чэн тоже не был заинтересован в том, чтобы остановить демона.        — Подожди! — Хэ Сюань остановился возле дверей, когда Ветерок крикнул ему:  — Ответь мне прямо, пожалуйста. Что же ты сделал? Почему я снова вознёсся?       Непревзойдённый сжал руки в кулаки, затем распахнул двери и вышел, не ответив. Цинсюань колебался лишь мгновение, прежде чем броситься к дверям, чтобы выглянуть на переполненные улицы. Се Лянь последовал за ним, протянув руку, чтобы остановить друга, если что-то окажется не так. Среди толпы призраков и монстров, которые ходили туда-сюда в призрачном городе, не было абсолютно никаких признаков Хэ Сюаня, как будто он растворился в воздухе.       Когда они оба вернулись в дом, Хуа Чэн снова сел на диван.       — Если Черновод не хочет, чтобы его нашли, ты не сможешь его найти, — сказал он, играя со своей косичкой, пока Се Лянь помогал Ши Цинсюаню сесть на одно из других мест в гостиной. — Я не знаю, что он задумал, но предлагаю всем нам быть осторожнее.— безразлично предложил Градоначальник Хуа.       — Думаешь, Господин Хэ что-то имеет против тебя? —  Обеспокоенно спросил Се Лянь.        — Нет. Но я отказался ему помочь.       — Значит, он просил твоей помощи. Вот почему и был здесь?       Хуа Чэн вспомнил их разговор, потом кивнул. —  Да, но не волнуйся, гэгэ, я сказал, что не хочу ввязываться в его дела.       — Что теперь он со мной сделает? — Спросил Ши Цинсюань дрожащим голосом. Он схватил Се Ляня, крепко держа того за руки. — Почему всё ещё не закончилось? Он сказал, что со мной покончено.       — Я не знаю, — сказал Се Лянь, и в голосе прозвучала огромная доля сочувствия.        Хуа Чэн нахмурился, глядя на массу приготовленной еды, а затем на почти плачущего Повелителя Ветра. — Каков бы ни был его план, твои слёзы из-за него не сделают жизнь безопасней.       — Ты должен попытаться вспомнить, что произошло до того, как вознесся. — Се Лянь вцепился в руки Ши Цинсюаня, ободряюще улыбаясь ему.        — Не знаю, смогу ли.       — Попробуй, — безэмоционально сказал Хуа Чэн.        Цинсюань нервно сглотнул, затем посмотрел на веер, который всё ещё сжимал в руке. Рёбра аксессуара были сломаны, и эта вещь больше не могла считаться духовным оружием, не совсем. Повелитель Ветров держался за веер, как за клочок памяти, и теперь использовал его, чтобы вернуться назад во времени. — Имперский город вынудил нас уйти… поэтому я взял группу людей, всех, кто хотел следовать за мной, и повел их на юг. Я подумал, что если мы доберёмся до моря, то можно будет найти работу или даже просто подешевле купить продукты.       Се Лянь наклонил голову, добродушно улыбаясь. — Продолжай.       Это заняло некоторое время, но бог кивнул и поделился тем, что смог вспомнить.

********************

      — Не могли бы вы немного снизить цену? — Спросил Цинсюань, прижимая больную руку к груди и глядя на корзину, которая была упакована. Продавец посмотрел на нищего с плохо скрываемым отвращением и покачал головой. Вздохнув, Цинсюань сунул руку в карман и вытащил несколько монет, те что им удалось собрать за последние дни. Все голодали, и это единственные деньги, которые у них были. Всё же корзинка с фруктами казалась такой маленькой, бывший Повелитель Ветров был уверен, что фрукты давно сгнили, некоторые из них уже чернели. Но он не мог позволить себе ни мяса, ни рыбы. Пока им не удалось найти здесь работу.        На самом деле никто не хотел нанимать хромого рыбака.        — Поторопись, — сказал человек позади.        Ши Цинсюань обернулся, убирая волосы с лица. — Почему бы тебе не набраться терпения?        — Почему я должен быть терпеливым? Ты торгуешься уже двадцать минут. Он не собирается снижать цену из-за тебя, подонок.       Цинсюань сжал руку в кулак. — Что ты знаешь?! Как будто ты не можешь подождать несколько минут? И вообще, зачем тебе возвращаться домой?       Обернувшись он замер. Кто-то еще зашёл за прилавок продавца и что-то шептал ему на ухо. Они стояли к нему спиной, и Ветерок мог видеть только чернильно-чёрные волосы, аккуратно собранные на затылке, на мгновение его сердце разбилось вновь. Когда продавец и этот незнакомец обернулись, Циньсюань снова расслабился. Этот человек не был похож на…        — Возьми, — сказал продавец, хватая одну из больших корзин, которые были наполнены фруктами и овощами. Он отодвинул маленькую корзинку ,с почти сгнившими фруктами в сторону, и поставил на её место большую.        Ши Цинсюань удивлённо моргнул, затем взял монеты и протянул их.        Продавец покачал головой, быстро размахивая руками перед лицом. — Нет, нет, нет, нет! Никакой оплаты! Бери и уходи!       — Что значит не платить? — Это снова был сердитый клиент за спиной бывшего небожителя.        Не раздумывая, Ши Цинсюань схватил корзинку и заковылял прочь. Он не мог бежать, но и не терял времени ,задерживаясь. Особенно с тем злым человеком позади, который теперь кричал на продавца, и таинственным человеком, появившегося из ниоткуда. Конечно, это был оживлённый рынок, но он казался слишком людным. Ши Цинсюань остановился за углом, заглядывая в корзину. Здесь было достаточно еды, чтобы приготовить на ночь сытный картофельный суп с большим количеством овощей. Он взглянул на небо. — Это был один из вас? — спросил мужчина, гадая, не нашел ли его кто-нибудь и не осматривает ли снова. С тех пор как он покинул Имперский город, ему не удалось обнаружить ни одного Небесного чиновника. Но единственным, кого его состояние действительно волновало, был Се Лянь.        Теперь от бывшего небожителя остались только кожа да кости. Ши Цинсюань не хотел тащиться обратно в храм Пу Цзы, чтобы выпрашивать еду. Он останется здесь. Попробует устроиться на работу. Постарается позаботиться о тех, кто решил последовать за ним. Лагерь нищих в городе разогнали, и теперь союзников стало меньше. Они избегали людных мест, опасаясь, что снова выгонят.        Бездомные разбили лагерь на берегу, и к тому времени, как Ши Цинсюань вернулся, уже стемнело. Добравшись туда, он с удивлением обнаружил запах рыбы. Поспешив вперёд, волоча ноги по песку, Ветерок наконец опустился на колени с корзинкой среди небольшого круга товарищей-переселенцев. — Вы всё это поймали? — Удивленно спросил он.        — Нет!       — Старина Фенг, пришел какой-то странный тип и сказал, что поймал слишком много за день, дал нам две больших рыбы! Ты бы поверил этому?       — Я…       Он замолчал, глядя на открытый океан. Ночью, когда луна почти не виднелась, вода казалась чёрной.        Его дыхание сбилось, но Циньсюань прогнал призрачный холод, повернувшись к огню. Он выхватил из корзины несколько морковок и положил их в кастрюлю над огнем, чтобы приготовить вместе с рыбой. В тот вечер все они плотно поели и легли спать с полными желудками.        Беженцы соорудили на берегу небольшое укрытие из случайно найденных вещей. Изобретательность была характерной чертой переселенцев, обнаружил Ши Цинсюань. Четыре шеста были воткнуты в песчаную почву, и большой кусок ткани, который они привязали к каждому столбу, низко висел над людьми, чтобы защитить от солнца в течение дня и, возможно, немного блокировать легкий холод. Огонь угас, превратившись в угли, и Цинсюань попытался устроиться на песке рядом с ним. У них было только несколько одеял, но Старина Фенг отказался взять одно, чтобы дети могли согреться.        Он ещё не успел заснуть, как вдруг сильные руки подняли его с песка. Закричал ребенок, и Ши Цинсюань резко открыл глаза. Он боролся, а потом задохнулся от боли, когда тело бросили на землю. Человек, который держал его, резко пнул в рёбра, заставив свернуться в позу эмбриона.        Сквозь слёзы Цинсюань смог различить несколько фигур, двигающихся в темноте, топчущих их лагерь, срывающих шесты и хватающих остатки еды. Его схватили за волосы, затем потянули вверх, и Ветерок увидел в темноте лицо того самого торговца. А здоровяк, который поднял его с земли, был тем самым рассерженным клиентом.        — Бродяги вроде тебя, ничтожество! Ты приходишь и выносишь еду, пачкаешь всё вокруг! Имперский город не захотел оставить вас, так почему ты думаешь, что мы будем? — Сказал продавец, сильно ударив его по лицу.        — Это ты мне дал! Я сам не брал!        — Ах да? Твой друг, приставивший нож к моему боку, похоже, не предлагал другого выбора!       — Мой друг? — Ши Цинсюань вспомнил этого человека. Он не видел ножа, но мужчина правда стоял рядом с продавцом. Не об этом ли он шептал? Зачем Небесному чиновнику так угрожать кому-то? — Я не знал этого человека! — Настойчиво повторил бывший Повелитель Ветров.        — Ты даже не умеешь врать! — Его снова кинули, пнули, и Ши Цинсюаню оставалось только смотреть слезящимися глазами, как остальных в лагере схватили и потащили вниз по пляжу. Он почувствовал запах спиртного в дыхании мужчины, когда его снова подняли и потянули вниз, к крошечной шлюпке. Всех их связали верёвками.       Сев, Цинсюань свирепо посмотрел на мужчин, которые осмелились сделать это. — Знаешь, у меня очень влиятельные друзья! Небеса поразят вас всех за это, — закричал он, когда больная рука была болезненно вывернута за спину и связана. — Когда-то я был Богом! Они услышат об этом, и вы за всё заплатите!       Пьяницы смеялись над словами бродяги, заходя в воду и выталкивая лодку. Волны плескались и мягко покачивались из стороны в сторону. Вскоре поток подхватил судно. Деревенские мужчины смеялись и швыряли камни в лодку, когда та уплывала в тёмную воду. Над угрозами Цинсюаня только откровенно ржали, даже когда он описывал, что Небесные чиновники могут с ними сделать. Вздымающиеся волны, бури, спускающиеся армии, огонь с небес.        — Старина Фенг, успокойся!       Ши Цинсюань прищурился от слёз, стекающих по его щекам. Он метался, пытаясь высвободить руки и развязать всех остальных. Если бы только Ветерок мог освободиться, они бы придумали что-нибудь еще и доплыли до берега. — Нет! Я позабочусь об этом, — крикнул он, не желая сдаваться и дрейфовать в море, а потом умереть с голоду. После всего, через что он прошёл, черт возьми, и вот так умереть.       После борьбы и попытки прокусить верёвки, связывающие другого, Ши Цинсюань всё ещё не хотел сдаваться. Он велел двоим встать спиной к спине и попытаться развязать узлы друг у друга, но это был медленный, отвратительный процесс. Потерянный небожитель больше не чувствовал ног от того, что сидел так долго. Ночной ветер доносил запах дождя, но люди в лодке ничего не видели — ни облаков, ни волн. Ночь была такой же спокойной, как и вода, плескавшаяся о борт их судна.        Через несколько часов Ши Цинсюань почувствовал, что сдается. Измученный, он ещё раз дернул рукой, а затем ударился головой о борт лодки. Зажмурившись, сделал несколько глубоких вдохов. Придвинувшись ближе к краю, он посмотрел вниз, в тёмную воду, чувствуя, как по спине пробегают мурашки. Мужчина моргнул, затем отодвинулся и посмотрел на остальных, столпившихся в лодке.        — Надо попробовать что-нибудь ещё, — сказал он, вставая. — Я подойду к тебе и… — Его слова оборвались, когда он упал. Ноги были практически бесполезны после того, как он просидел на дне лодки полночи, и бывший Повелитель Ветров свалился за борт судна.        — Старина Фенг! — Он слышал, как люди звали его, прежде чем совсем уйти под воду.       Извиваясь, мужчина пытался освободиться от верёвок, но его тело не отвечало. Вода была холодной и затаив дыхание, он погружался в чёрную жидкость. Как раз в тот момент, когда пузыри воздуха хлынули изо рта, руки обвились вокруг него, и Цинсюань почувствовал, что движется вверх. Вверх, к поверхности. Он вырвался, задыхаясь, выплевывая воду, и посмотрел на бледную руку, обхватившую тело.        Медленно повернув голову, он увидел мерцающие серьги, висящие среди чернильно-черных локонов, губы, сжатые в тонкую линию и жёлтые глаза. Те, кто был в лодке, тоже замолчали, и Ши Цинсюань обнаружил, что его снова отпускают.        Хэ Сюань уставился на бога, паря над водой, каким-то образом совершенно сухой. Остальные в лодке смотрели на него с благоговейным трепетом, но он смотрел только на Ши Цинсюаня. Демон сунул руку в рукав и вытащил длинный кинжал, наклонившись, чтобы разрезать верёвки. Ши Цинсюань не мог пошевелиться. Не мог говорить. Даже дышать не мог. Когда его схватили за руку, Ветерок издал болезненный крик, наконец-то вырвавшись из захвата, он прижал руку к своему телу, защищая ее.        Черновод замер, его пальцы повисли в воздухе между ними, затем он схватил другую руку Ши Цинсюаня и прижал рукоять кинжала к ней. — Освободи остальных, — приказал демон, и Цинсюаню пришлось вырваться из лап страха, прежде чем его бы полностью поглотили. Он поднял голову и ,на мгновение, огляделся. Все остальные в лодке уставились на бывшего небожителя. Даже дети ,плакавшие до одури, теперь со страхом смотрели на Князя Демонов, который плыл рядом с их судном.        Дрожащими ногами Ши Цинсюань подполз к ближайшему человеку и освободил того. Он попытался передать кинжал в их руки, но Хэ Сюань рявкнул: — Только ты можешь прикоснуться к нему! — Поморщившись, Ветерок кивнул и перешел к следующему. После долгой минуты все были свободны, потирая больные запястья, Ши Цинсюань снова повернулся к Черноводу и протянул кинжал.        — Теперь он твой, — сказал Хэ Сюань, отводя взгляд.        — Я…       — К утру вашу лодку отнесёт на берег. Тебе не следует здесь задерживаться.       — Что?       Хэ Сюань посмотрел на набожителя сверху вниз, его глаза наполнились каким-то непостижимым чувством. — Что было трудно понять в том, что я только что сказал?        Ши Цинсюань хотел исчезнуть, вот прям сейчас. Он представил себе то же самое лицо с капающей кровью, смотрящее на братьев таким жестоким взглядом. Больше никто не смог этого заметить. — Ты… спас меня.       — Да.       — Но почему...?       Хэ Сюань нахмурился, потом взмахнул рукой. Внезапно волна толкнула лодку, и они начали медленно покачиваться на воде обратно к берегу. Хэ Сюань остался на месте. Ши Цинсюань прошел между людьми к задней части лодки, наблюдая за демоном. Тот повернулся к лодке, пристально глядя на неё своим проницательным взглядом.        Глядя на кинжал в своей руке, гладкая рукоять, казалось, отражала море звезд над головой. Нахмурившись, Цинсюань отдёрнул руку и выбросил оружие в море. Он увидел, что глаза Хэ Сюаня следуют за ним, удивление мелькнуло на лице непревзойдённого, затем он снова погрузился в воду. Обернувшись, бывший Повелитель Ветра начал задыхаться, его сердце билось так быстро, что казалось, это непрерывное давление, а не удар. Он дрожал, холодный ветер трепал мокрую одежду и волосы.        — Старина Фенг, это было…       —Хозяин чёрных вод, — сказал он, отвечая на ещё не заданный вопрос.         — У тебя действительно есть влиятельные друзья.       Цинсюань уставился на дно лодки, чувствуя, как к горлу подступают эмоции. На это он мог сказать только одно.         — Мы не друзья.

********************

      Се Лянь потер лоб, обдумывая сказанное Ши Цинсюанем. — Ты хоть представляешь, почему он хотел спасти вас? — Спросил принц, с любопытством глядя на друга.        Через мгновение Цинсюань постучал по вееру в своих руках. Он развернул его, посмотрел на сломанный корешок, разорванную бумагу, потом закрыл и спрятал в рукав. — Если я умру, может быть, мне больше не придется страдать? — Он действительно не знал, как попасть в голову этого демона, часть его и не хотела пытаться. —  Не то чтобы моя жизнь была так уж плоха. У меня были хорошие дни, как в храме Пу Цзы с вами, ребята. — Он закусил губу.        Внезапно заговорил Хуа Чэн: — Что случилось, когда ты вернулся на берег?       На лице Повелителя Ветра промелькнуло мрачное выражение. — Вся деревня исчезла. — Что? — Спросил Се Лянь. — Изчезла? Что ты имеешь в виду?       — Разрушена. Выглядело это так, словно налетела буря. — бог пожал плечами.       — Я не знаю, как это случилось. Мы провели на воде всю ночь и не заметили ни следа дождевых облаков, ни ветра, ни грома… ни волн. Ничего! Но когда мы вернулись, дома были разрушены, улицы затоплены и залиты грязью, и на земле были… тела.       Се Лянь повернул голову и посмотрел на Хуа Чэна. — Сань Лан, а может ли это сделать Хозяин Чёрных вод?       — Вполне возможно, — сказал он. — Если бы он захотел, демону не составило бы труда стереть с лица земли приморскую деревню. Хотя я не понимаю, зачем ему это. Черновод топит корабли ради еды, труднее пировать, если он не затаскивает тела в воду. Оставить их в таком состоянии — это небрежно для такого демона. Если только он не пытался послать тебе сообщение.       Ши Цинсюань моргнул, чувствуя, как по спине пробегает холодок. — Ха, но он не захотел бы этого делать. Что такого важного я должен услышать?       Хуа Чэн пожал плечами. — Что он может убить тебя в любой момент.       Се Лянь внезапно встал, схватил Ши Цинсюаня за руки и помог ему подняться. — Давай вернемся на Небеса. Мне очень жаль, Сань Лан. Я хотел бы остаться с тобой, но мне действительно нужно помочь Повелителю Ветра устроиться.       — Конечно, гэгэ. — Он улыбнулся, не обращая внимания на вспышку разочарования в глубине души.       — Возможно. Есть вещи, которые нужно обсудить. — Се Лянь повернул голову и посмотрел на Ши Цинсюаня. — Полагаю, ты хотел рассказать мне ещё кое-что.       — После этого всё начинает расплываться, я не собираюсь врать, — сказал Ши Цинсюань, постукивая себя по голове. Он нервно рассмеялся. — Простите, Ваше Высочество, я знаю, должно быть, это сводит меня с ума. Ты не обязан мне помогать, если не хочешь.       — Мы собираемся помочь тебе. — Успокаивал Се Лянь. — А пока пойдем туда, где Черновод не сможет тебя достать.       Хуа Чэн фыркнул. — Я бы не был так уверен, что где-то безопасно, гэгэ. В конце концов, у непревзойдённых есть свои способы.       Ши Цинсюань сглотнул и крепко схватил Се Ляня за руку. Он оглядел улицы, когда боги выходили из Дома Блаженства, задаваясь вопросом, какая пара глаз наблюдает за ним, может быть, это Хэ Сюань, и что именно он задумал.

********************

      Се Лянь шёл по песку, его ноги слегка проваливались с каждым шагом. Позади слышались пререкания Фэн Синя и Му Цина, они немного оживили приятный день, но Наследный Принц всё ещё потирал висок, пока небожители ссорились друг с другом из-за чего-то незначительного. На самом деле он не обращал особого внимания. Когда Се Лянь повернулся, чтобы взглянуть на них, оба друга замолчали и выжидающе уставились на него. — Фэн Синь, ты оставил стражу для Повелителя Ветра, как я тебя просил? — Спросил принц.        — Да, — ответил бог войны. — Нет, ну… Леди Повелительница Ветра. — Рядом с ним Му Цин закатил глаза. — Она была в таком виде, когда я заходил к ней перед отъездом. Все тоже были не в восторге.       — Всё в порядке, — сказал Се Лянь, поворачиваясь, чтобы посмотреть вперёд. Они едва могли разглядеть то, что казалось разрушенным причалом, с единственной лодкой, покачивающейся на воде. — Боюсь, что с Черноводом, будет гораздо труднее справиться, чем я думал вначале.        — Это действительно хорошая идея, провоцировать его прямо сейчас? — Спросил Му Цин, глядя на причал с оторванными досками, часть которого упала в воду. Они подошли к строению, затем обернулись, чтобы взглянуть на разрушенную деревню, к которой он когда-то прилегал. Здания были разрушены, и небожители могли наблюдать, как внутри плавает морская вода.  Как будто гигантская волна обрушилась на деревню и не оставила после себя ничего, кроме разрушений. — Он, должно быть, злился, что заклятый враг снова вознёсся.       — Если Черновод этого не хотел, то должен был изменить их судьбы, — вставил Фэн Синь. Когда он шагнул, под ногами треснула затопленная доска, и Му Цин едва успел схватить последнего, прежде чем тот рухнул в воду.        — Осторожно, — сказал Се Лянь, затем перешагнул через сломанную доску и посмотрел вниз, в воду. Пока он смотрел, из-под воды вынырнуло тело и поплыло прочь от причала. Рука отсутствовала, оторванная от остального человека, и её нигде не было видно. Они все отвернулись от гнилостного запаха, а затем быстро покинули причал и направились в деревню.       Боги войны шли по тому, что когда-то, должно быть, было рыночной площадью, но прилавки были разрушены и смыты бушующей водой. Вокруг всё ещё плавали гниющие фрукты, а в воздухе стоял смрад. Се Лянь бросился вперёд, шлёпая по воде, и наклонился рядом с трупами, лежащими среди сломанных деревьев. Он перевернул их, только чтобы увидеть, что лица людей были частично съедены какой-то водной жизнью, выброшенной штормом.        — Ха, — сказал Фэн Синь, подняв несколько дров из старого святилища. Се Лянь поспешно подошёл посмотреть. — Господин Повелитель вод, — сказал он, указывая на маленькую статуэтку. Она была не очень большой, размером с куклу, но голова была разбита. Единственным признаком того, кого он изображал, был веер в одной из рук. Всё святилище было разрушено. — Судя по всему, они не получили сообщение.       — Нет ничего необычного в том, что такие места, как это, последними понимают, что их молитвы больше не услышаны, — сказал Се Лянь. Он знал, что это был самый маленький из городов, где храмам удавалось оставаться дольше всего, но даже тогда падение бога было гораздо более быстрым и резким. Падение целого королевства отличалось от падения одной семьи. Он наклонился, поднял кусок дерева, который плавал рядом с маленьким святилищем, и перевернул его. Это была мемориальная доска храма.       — Здесь написано «Храм ветра и воды», — сказал он. — Так где же статуя Повелителя Ветра?       — Ваше Высочество!       Му Цин ушёл вперёд и теперь стоял, махая им рукой. Се Лянь и Фэн Синь покинули это старое святилище и пошли следом. Му Цин повел их к каменному входу перед одним из последних оставшихся зданий. Это видимо когда-то крошечная гостиница, но крыша была сорвана и снесена, а одна стена наклонилась внутрь. В здании сидела дрожащая женщина с бледным лицом и пустыми глазами.       Се Лянь наклонился перед ней, не обращая внимания на воду, пропитавшую его одежды. — Мисс, вы можете поговорить со мной? — спросил он, и её глаза медленно поднялись на принца.        — Даочжан, — сказала она, явно узнав в нём культиватора. — Даочжан! — Женщина вдруг ожила, схватив его за плечи, слёзы текли по её лицу. — Буря! Буря, она закончилась?       — Всё закончилось, — ответил Се Лянь. — Смотри, это солнце. — Он сделал жест вверх, затем мягко убрал ее руки от себя. Вместо этого она сжала их вместе и посмотрела на мужчин, слезящиеся глаза рассказывали о пережитом травматическом опыте. — Вы можете рассказать нам, что произошло?       Её глаза остекленели, как будто вспоминая произошедшее. — Ночь была такая ясная. Без единого облачка. Но мы слышали, как вода бьет по крыше. — Она посмотрела вверх и наклонила голову, прислушиваясь к несуществующему стуку дождевых капель. — Когда люди выглянули, снаружи был гребень волны. Он возвышался, бросая нас всех в свою тень, когда ударила первая волна, всё потемнело. Все огни погасли. Люди кричали, но волны продолжали прибывать. И затем… затем пришёл он. — Женщина вздрогнула всем телом.       — Он?       Как будто рассказчица заново переживала ту ночь, её глаза вновь расфокусировались, а пальцы снова вцепились в одежды Се Ляня. — Он шел по воде, как по камню. И потом разрушил нашу святыню! Почему? Что же мы сделали?        —Я не знаю, Мисс. — Се Лянь мягко отвел её руки от своей мантии и почтительно кивнул. — Но мне хотелось бы это выяснить.       Наследный принц Сяньлэ взглянул на богов войны, затем встал и отошёл вместе с двумя небожителями. Му Цин, казалось, хотел что-то сказать, поэтому Се Лянь повернулся и кивнул ему, поощряя высказаться. — Если мы будем исходить из предположения, что Черновод определённо сделал это, — сказал он, — было ли достаточным мотивом то, что эта деревня всё ещё поклонялась Ши Уду? Если это так, то есть ещё сотни крошечных деревень, которые Черновод мог затопить, а мы не получили никаких сообщений.       Фэн Синь фыркнул. — Не хотелось бы допустить этого. Некоторые боги до сих пор борются со всем, что связано с Лин Вэнь, запертой в тюрьме.       Се Лянь задумчиво потёр точку можду бровей. — Ну, если он последовал за Повелителем Ветра сюда, то мог прийти в ярость, увидев святилище. Или же храм стал такой же простой жертвой, как и все остальные строения.       — Но если причина не в святилище, и он не собирался питаться этими людьми… тогда почему? — Спросил Фэн Синь. — Черновод никогда раньше не нападал на землю. Разве это технически не посягательство на территорию Собирателя цветов под кровавым дождём?       Се Лянь немного напрягся. — Нам нужно поплыть и посмотреть, что там. Пойдите и удостовертесь, нет ли поблизости вёсел, и мы воспользуемся шлюпкой. Похоже, это единственная оставшаяся лодка, которая не разбита вдребезги. — Принц отмахнулся от них, затем медленно повернулся и пошёл обратно к молодой женщине. Се Лянь улыбнулся, наклоняясь перед ней. Его глаза поднялись к большой ране на её голове, из которой обильно сочилась кровь. — Мисс, вам пора отдохнуть, — сказал он, беря призрачную женщину за руки. — Ваша история услышана.       Призрак уставилась на него, и в её глазах снова появились слёзы. — Чёрная вода, — тихо сказала она дрожащим голосом. — Вода… вода была вся чёрная. Каждая волна… он… он приносил её с собой.       — Я знаю, — сказал Се Лянь. — Не волнуйтесь. Мы не позволим этому повториться.       Глаза женщины снова затуманились, а потом она медленно опустила голову. Мгновение спустя ветер унёс её дух прочь, и бог войны встал, чтобы снова направиться к пристани.

********************

      Фэн Синь взялся за вёсла и начал грести. Се Лянь сидел у края, глядя на волны. В этих водах не было ничего мрачного или зловещего, и солнце ярко светило над ними. Тонкие облака плыли по синему простору и отражались внизу. Ветер создавал легкую порывистость, но вряд ли это было чем-то ненормальным.       — Ваше Высочество — сказал Му Цин, заставив его обернуться. — Если Черновод вторгся на территорию Собирателя цветов под кровавым дождём, почему Хуа Чэн не вмешался?       Се Лянь поколебался, затем повернулся на своем месте лицом к ним обоим. — Правда в том, что у них есть договорённость не соваться в дела друг друга. Если, скажем, Черновод увидит в этом разрушении часть своей мести, я думаю, что Сань Лан просто не заметит этого.       — Это он тебе сказал?       — Не совсем, — ответил Се Лянь. — На самом деле, ситуация с Хэ Сюанем — это… единственный раз, когда Сань Лан действительно солгал мне. Ложь, конечно, это сильно сказано, потому что, на самом деле, он просто недоговаривал информацию, чтобы держать меня в неведении. Из-за этой договорённости Сань Лан не давал мне вмешиваться, сколько мог.       Му Цин и Фэн Синь обменялись взглядами, и первый спросил: — Как ты думаешь, Хуа Чэн сейчас снова умалчивает информацию?       — Нет. Надеюсь, нет. У них странные отношения друг с другом. Я думаю, что их можно назвать друзьями, учитывая, как долго они работают вместе. — Се Лянь на мгновение опустил взгляд в воду. Весла Фэн Синя двигали их по воде в быстром темпе, и покачивание было не таким уж плохим.       — Я заметил, что твоего непревзойдённого нет с нами, — сказал Му Цин.       Се Лянь хмыкнул.       — Это не похоже на вас двоих — быть порознь, и я спрашиваю только по этой причине.       — Что именно ты хочешь этим сказать? — Се Лянь смерил собеседника взглядом.       — Ты уверен, что Хуа Чэн заслуживает доверия? — Му Цин смотрел прямо на принца, не отступая, давая понять, что его это беспокоит.       — Да что с тобой такое, черт возьми? — Фэн Синь внезапно фыркнул, его темп замедлился. Теперь они плыли без направления, бог развернул одно из вёсел и ткнул им в Му Цина. — Если бы Его Высочество думал, что за всем этим стоит Хуа Чэн, он бы уже сказал нам.       Генерал Сюаньчжэнь резко обернулся, подняв руку, чтобы ударить по веслу, но в последнюю секунду он передумал и просто закатил глаза. — Я никогда не говорил, что за всем этим стоит красное бедствие! Я сказал, если Хуа Чэн что-то знает, — Му Цин повернулся к Се Ляню, чтобы продолжить, — он ведь расскажет всё тебе?       Сяньлэ наклонил голову. — Я хочу сказать «Да», потому что доверяю Сань Лан больше, чем кому бы то ни было, но … всё стало намного сложнее с доказательствами, которые мы накопили. Хэ Сюань явно что-то замышляет, — сказал принц. — Что бы это ни было, он либо сказал Сань Ланю, либо нет. Если Хуа Чэн знает и хочет помочь Черноводу, то, боюсь, мы больше ничего не можем сделать. Но если нет, а я не думаю, что он знает, тогда всё, что нам нужно сделать, это точно выяснить, в чем заключается план, и остановить демона, прежде чем другой Бог будет низвергнут. Я больше не хочу видеть как страдает Повелитель Ветра.       Хуа Чэн был «Непревзойденным», Королём Призраков, наиболее известным своей силой и желанием проникнуть на Небеса. Се Лянь с трудом мог забыть, что демон сделал после первого появления. Он знал, Хуа Чэн никогда не причинит вреда самому принцу, но это не обязательно распространялось на кого-либо ещё. И хотя Сань Лан, конечно, отрицал это, он, казалось, испытывал невольное уважение к Хэ Сюаню. В конце концов, Сяньлэ не шутил, когда называл их друзьями.       Му Цин и Фэн Синь молчали, казалось, обдумывая сказанные слова. Непревзойдённые всегда были проблемой, в определённой степени. В конце концов, никто не трогал Хозяина Чёрных Вод, и Собиратель цветов под кровавым дождём, по сути, был единственным кто, посмел дурачиться в его владениях. Они управляли собственными территориями, каждый своим методом. Ци Жун, конечно, был изгоем, но его тоже следовало опасаться. А теперь, в мире было только два Короля Призраков, одной мысли о том, что они объединятся и нанесут удар по вновь отстроенным Небесам, было достаточно, чтобы заставить замолчать любого чиновника.       — Ваше Высочество, впереди, — сказал Фэн Синь, И Се Лянь резко обернулся.       Они плыли к обломкам. Древесина от множества разных лодок колыхалась в неспокойной воде. Наследный принц стоял на краю, глядя на кладбище кораблей, его пальцы сжались в кулаки, когда троица богов видели всё больше и больше разрушений. — Если это то же самое море, где Повелитель Ветра был брошен на произвол судьбы, как, черт возьми, эта шлюпка не разбилась?—Спросил Му Цин, в его словах был безмолвный ужас.       — Потому что по какой-то причине Хэ Сюань хотел сохранить ему жизнь, — мрачно ответил Се Лянь.       Шлюпку внезапно тряхнуло, и Его Высочество успел удержаться на ногах, вовремя не упав за борт, затем он повернулся на цыпочках, чтобы посмотреть назад. Вода вокруг них, казалось, потемнела, и что-то ещё ударило лодку под водой.       — Какого хрена? — Спросил Фэн Синь, крепко схватив весло справа от себя, когда существо потащило его в воду. Древесина выскользнула у него из рук, и весло засосало вниз. Прежде чем бог войны успел что-то сделать, исчезло и второе весло. — Какого чёрта?!       Му Цин встал, вытащив саблю, и огляделся вокруг, пока судно раскачивалось от удара за ударом. Что-то закружилось под ними, и Се Лянь посмотрел за борт, чтобы увидеть, как вода колышется и извивается.       — Оно собирается затянуть нас под воду,— встревоженно сказал Сяньлэ и схватил Му Цина, затем отправили Жое обмотаться вокруг Фэн Синя, который засунул одну руку под воду, чтобы достать весло.       — Используй свою саблю, — скомандовал принц Му Цину, который кивнул и поднял клинок.       Они взлетели вверх, прочь от лодки, и Фэн Синь выругался, когда Жое оттащила его на несколько футов от небожителей. Повернув голову, Се Лянь увидел, как из воды появился костяной дракон с широко раскрытой пастью, вцепился в лодку и потащил ее глубоко под воду. Он был прав Хэ Сюань вернулся, и он привел своих тварей, чтобы помешать расследованию.       Для Се Лянь это означало только одно. Они были на правильном пути.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Мосян Тунсю «Благословение небожителей»"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты