Любовь не имеет границ

Гет
NC-17
Завершён
16
Размер:
5 страниц, 1 часть
Описание:
Это сборник драбблов по новеллам клуба романтики. Список фэндомов пока мал, но будет пополняться. Статус работы "завершено", но новые главы будут появляться. Уведомления о них будут появляться здесь. Судите максимально строго.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
16 Нравится 2 Отзывы 1 В сборник Скачать

Часть 1. Запретная любовь (Влад/Лале)

Настройки текста
       – Лале-хатун! Лале-хатун, подождите!       Лале остановилась посреди коридора дворца султана, прижимая к себе несколько книг. К ней спешила Айюм - одна из девушек, входивших в гарем султана.        – Айюм?        – Госпожа, султан Мехмед желает вас видеть. – Девушка склонилась перед растерянной Лале в поклоне. – И он просил передать вам, что это весьма срочно.        – Хорошо... – Лале была очень удивлена такой просьбой, или, скорее приказом султана. Но ждать Мехмед не любил, и Лале это знала. Поэтому она прибавила шагу.       Лале зашла в свою комнату. Шахи-хатун куда-то ушла, но на кровати девушку ждало очередное платье просто неземной красоты. Лале улыбнулась и, отложив книги на столик, примерила платье.       Оно было светлого зеленого цвета, напоминающего поле весной. По всему подолу платья расцветали алые пятна тюльпанов. На спине была тугая шнуровка. Справившись со шнуровкой, Лале радостно закружилась по комнате, изо всех сил стараясь рассмотреть себя со всех сторон. В новом наряде она ужасно себе нравилась. Опомнившись, она опрометью бросилась из комнаты, искренне желая, чтобы султан не злился на неё из-за небольшого опоздания.       Быстро пробежав через дворец в покои султана, Лале не застала Мехмеда там. Она нерешительно опустилась на диванчик, решив немного подождать. Спустя несколько минут в комнату зашел и сам султан. Он был хмур, но при виде девушки на его лице появилась странная улыбка.        – Здравствуйте, султан. – Лале подскочила и торопливо поклонилась, заставив Мехмеда рассмеяться.        – Здравствуй, мой сладкий лукум. – Мехмед шагнул к Лале.        – Ты весьма впечатлила меня танцем. Тогда, в гареме я еле удержался от того, чтобы пригласить тебя к себе.       Глаза Лале расширились. Она в удивлении приоткрыла губы. Но ведь султан не может приглашать к себе членов династии...        – Но ведь я из вашей семьи! Это против всех правил, писаных и неписаных! Это против закона! Глаза Мехмеда потемнели. Его дыхание участилось. Руки султана сжали расшитое одеяние. Лале непроизвольно сделала шаг назад, лопатками упираясь в стену.        – Кому какое дело до правил?        – Закон существует не просто так! Его обязаны соблюдать все!        – Законы устанавливают глупцы, неспособные для самих себя определить, что лучше. Законы стареют, они давно нуждаются в уходе на покой. Я имею право установить новый закон. А знаешь что самое забавное? – Мехмед медленно наклонился к испуганно замершей Лале и прошептал ей в ухо, опаляя нежную кожу своим дыханием – Я сам - закон.       Умом девушка понимала, что ей не может грозить ничего страшного, но чувства... Чувства говорили обратное. Интуиция в голос кричала, что нужно бежать, а холодный рассудок подмечал, что бежать некуда. Мехмед вновь наклонился к ней. Именно сейчас Лале внезапно осознала разницу между ними. Султан был на голову выше неё. Девушка застыла, как мраморная статуя. Руки Мехмеда легли на её талию, обтянутую тонким шелком зеленого платья. Он властно приник к её губам, настойчиво, медленно, для него слаще, пахлавы, для неё горько, как перец. Её губы были холодными, как лед, вопреки жару костра страсти, разгоравшегося в покоях султана. Нарочитая неспешность испарялась с каждой секундой, переходила в жадные рваные касания.        – Ну что же ты, моя сладкая? Ты войдешь в гарем, станешь любимой наложницей... Мне нравится непокорность, а у обычных девушек её редко добьешься. Не разочаровывай меня, лукум...       Горячее прерывистое дыхание Мехмеда обжигало шею Лале. Его пальцы были везде - на её шее, бедрах, руках, лице. Его губы жадно целовали её. Лале чувствовала себя так, будто бы в тех местах, где её касался Мехмед, моментально расползалась едкий настой, сжигавший кожу. Девушка рванулась было вперед, желая лишь скорее избавиться от отвратительных ощущений, но руки султана крепко держали её. Шепот падишаха был похож на уговоры змея-искусителя. Лале закрыла глаза, про себя молясь Аллаху, чтобы Мехмед отвлекся от неё или она могла бы сбежать.       Девушка вжалась в стену. Мехмед обошел Лале спереди. Он оперся руками по обе стороны от её головы, продолжая нашептывать уже практически бессвязные лживые обещания, в которые Лале уже не вслушивалась.        Мехмед закрыл глаза и на секунду отстранился, будто упиваясь ощущением своей безграничной власти, словно бы наслаждаясь предстоящим ему вкусом диковинной сладости, в роли которой была сама Лале. Его глаза были закрыты - султан был абсолютно уверен, что Лале никуда не денется из его власти. Девушка быстро метнулась в сторону, поднырнув под руку султана, и бросилась прочь.       Она неслась по замку со всех ног, будто бы за ней сворой гнались охотничьи собаки. Слезы душили её. Кажется, она врезалась в кого-то, но сейчас её это мало волновало. В ушах её до сих пор преследовал его тихий шепот. Она выбежала из дворца, свернула в сад. Все мысли были спутаны, понятна была только одна: я не хочу никого видеть. Только в глубине сада она остановилась, осознавая, что оказалась её к небольшому домику – тому домику, где она так часто рисовала.       Лале вспомнила поцелуи Мехмеда – жадные, грязные... Ей стало противно. Лале огляделась. Поблизости сверкало гладью воды маленькое искусственное озерцо. Девушка подошла к нему, зачерпнула ладонями воды, тщательно умылась, ладонями стирая пятна - невидимые, но тем не менее, четко ощущаемые ею самой, прожигающие кожу насквозь. Несколько раз Лале провела ладонью по губам – сколько бы воды она ни потратила на оттирание грязи с себя – пятна, казалось, только увеличивали свой размер. Слезы тоже были смыты холодной водой. Лале не хотела показываться никому в таком виде. Она подняла голову. Легкий ветер обдувал лицо. Лале против воли улыбнулась и закрыла глаза. Успокоившись, она зашла в дом.       В домике было темно. Лале постояла немного на пороге, давая глазам привыкнуть к полутьме. Вскоре можно было разглядеть и стол, на который падали лучи солнца через маленькое окошко, и баночку с чудо-смесью, что скрывала портреты от глаз непосвященных. У стены лежал ковер с несколькими огромными расшитыми подушками на нем.       Лале оглядела свои владения, и подошла к неприметной впадине в стене. Она вытащила деревянную панель. В открывшемся тайнике рядом стояли картины, обернутые в несколько слоев тканью. Лале вынула их из ниши и положила на стол. Ткань сползла на стол, обнажая полотна с лицами, разными, но похожими тем, что казалось, их обладатели на картинах жили, дышали.       Лале посмотрела было на изображение Гузалик, но почувствовала, что сейчас не сможет её дорисовать - мысли были в полном беспорядке, а сама Гузалик была достойна большего, чем наспех разрисованный портрет. Девушка покачала головой и достала чистый холст. Поставила на мольберт, расставила рядом все краски. Села перед полотном. Душа не желала видеть яркие цвета. Кисточка сама потянулась к серым тонам. Лале закрыла глаза, позволяя мягкому ворсу бездумно гладить шершавый холст.       Через полчаса Лале посмотрела на холст, на котором рука без её участия обрисовала контуры лица...        – Влад? Хорошо, пусть так.       Лале с грустной улыбкой посмотрела на полотно. Вздохнув, вновь потянулась к краскам - хоть она и чувствовала, что совершает харам - но выкинуть набросок не позволяла совесть. Лале считала, что портрет - отражение человека, а Влада она не могла вот так просто отбросить.       Голубой, черный, бледно-розовый, белый, снова черный... Краски чередовались между собой. Скоро в казалось, беспорядочном хороводе пятен проявилось лицо - родные, до боли знакомые длинные вороные волосы, до мелочей изученные за все эти дни прозрачные глаза,которые так напоминали ей кристально чистые озёра, нос идеально правильной формы, острые скулы, упрямый подбородок, алые губы... Девушка отстранилась, оглядывая портрет. Кивнула сама себе, и вновь взялась за кисти.        – Лале!       Лале испуганно обернулась, инстинктивно прикрывая собой портрет, словно мать – дитя. В домик заглянул Влад.        – Влад? П-привет. А что ты тут делаешь? – Лале быстро набросила на холст ткань.        – Гуляю. - Влад подошел к Лале. – А что тут делаешь ты?        – Да так, ничего особенного. – Лале не сходила со своего места, закрывая собой картину.        – Лале? Что-то случилось? Что такое? – Влад обошел Лале с другой стороны. Лале сняла холст с мольберта и завела за спину. Она повернулась к Владу лицом, не давая разглядеть, что она прячет.        – Нет-нет, ничего такого. Может, пойдем прогуляемся дальше? – Лале снова отошла от Влада, удерживая портрет за спиной.        – Лале! Что...        – Нет!       Но было уже поздно. То, что парень был на голову выше, сыграло решающую роль. Он шагнул к девушке, прижимая ту к стене и аккуратно вытянул холст из её пальцев. Лале тут же вывернулась и отскочила в сторону за его спину. Влад сдернул ткань с картины и изумленно уставился на портрет.        – Это... я?        – Да! - Неожиданно зло отозвалась сзади Лале. Влад настороженно повернулся к девушке, сжавшей одну из кистей в кулачке. – Да! Я рисую портреты, хоть это и запрещено! Можешь идти и рассказывать это всем, забирай хоть все холсты и доказывай, я ни о чем не жалею! - Лале топнула ногой. – Вы... Вы все одинаковые! А я вам доверяла! Неужели так сложно оставить меня в покое и всего лишь прислушаться к моему "нет"?! – На глазах у османки выступили слезы, которые Лале яростно смахнула ладонью. Влад медленно приблизился к девушке, но та отшатнулась:        – Нет! Не подходи ко мне! Оставь меня в покое!       Влад подошел вплотную к Лале и притянул к себе, медленно, но крепко, обнял, не пытаясь увернуться от рук, беспорядочно колотивших его по груди. Внезапно Лале обмякла в его руках и разрыдалась, уткнувшись в него. Влад сильнее стиснул её в объятиях, но тут же ослабил хватку, боясь случайно навредить. В его мыслях был полный раздрай. Он впервые видел всегда веселую Лале в таком состоянии. Влад не знал, кто мог довести девушку до истерики, но, вне зависимости от личности обидчика, он был готов вызвать того на поединок на любом оружии. По его мнению Лале нисколько не заслуживала того, чтобы к ней плохо относились. Влад медленно опустился на лежавший на полу подушку, все так же прижимая к себе девушку и пересаживая её к себе на колени.       Скоро всхлипы стали реже, а потом совсем прекратились. Лале в последний раз судорожно вздохнула и оторвалась от Влада. Она посмотрела ему в глаза.        – Прости.        – Ничего. Кто тебя так?        – Неважно.        – Лале, что случилось?        – Ничего. Уже ничего. Все хорошо.       Влад с тревогой посмотрел на девушку. Он помнил, что произошло вот буквально на днях.        – Опять Мехмед?        – Нет! – Лале резко отвернулась. Влад усмехнулся.        – Ты все так же не умеешь лгать. – Влад осторожно обхватил её лицо ладонями и повернул к себе, случайно коснувшись большими пальцами губ. Даже с заплаканными глазами она была удивительно красива. Влад невольно залюбовался ореховыми глазами, румянцем на щеках...Внезапно парень поймал себя на мысли, что смотрит на губы Лале слишком долго, и смущенно отвернулся. Лале тихонько засмеялась.       – Ты такой забавный. Влад перевел взгляд на девушку. Она уже поднялась на ноги.       – Спасибо, Влад.       Она повернулась и пошла к столу, на котором все в таком же беспорядке лежали кисточки.        – Лале, подожди!       Влад стремительно поднялся вслед за ней. Подошел к остановившейся девушке, и внезапно замер. Он осторожно коснулся щеки застывшей девушки пальцем, склонился к ней, смешивая их дыхание. Он бережно притянул её к себе, трепетно целуя и моментально замирая и удивляясь собственной наглости. Мир остановился вместе с его душой. Далее будто бы упала с большой высоты и в полете обрела крылья. Но она не двигалась. В её голове вихрем пронеслись воспоминания: Мехмед входит в собственные покои, вот уже у стены неистово целует Лале, его пальцы, пробирающиеся под подол платья... На мгновение на глазах вновь выступили слезы, вызванные недавним страхом. Крылья задрожали, грозят рассыпаться ворохом перьев, не оставляя ей шанса. Девушка зажмурилась, отгоняя непрошеные мысли. Она потянулась к Владу. Это было нарушением всех правил этикета, но кому какое дело сейчас до него?       Пока Лале молчала, не противясь, но и не давая согласия, Влад успел мысленно дать себе подзатыльник - вновь подумал только о себе, забыл, что с ней только что чуть не сделал Мехмед.       Но Лале не только не отстранилась, но и ответила на поцелуй с еще большей нежностью, с лихвой возвращая Владу всю его любовь. Маленькая ладошка Лале скользнула в крепкую ладонь Влада. Вторая рука девушки легла на ворот, притягивая парня к себе ещё ближе. Сухие губы Влада были полными прохлады, той приятной прохлады, которой ждешь жарким летним днем, которая обладает живительными способностями. Губы девушки были жаркими, мягкими, накопившими солнечный свет и теперь излучавшими его тепло. Лале распахнула глаза, сталкиваясь взглядом с лучистыми голубыми глазами Влада. Она тонула в глазах-озёрах, а Влад наслаждался её глазами цвета шоколада. Мир изменился. Лале чувствовала, что, если она сейчас оторвется от Влада, то не сможет дышать. Поцелуй наполнял её небывалой легкостью, открывал второе дыхание, давал чувство защиты и нежности. Влад подхватил Лале на руки, вызвав удивленный вздох и тут же сорвав его с податливых губ. Девушка вцепилась в него, как утопающий - в протянутую руку. Лале провела губами по острой скуле, целуя самый краешек рта. Поцелуй был требовательным, девушке было мало, мало простых поцелуев.        Не отрываясь от Лале, Влад опустился на одну из подушек, усаживая девушку себе на колени. Она придвинулась еще ближе к нему, зарылась одной рукой в смоляные волосы, ероша и путая их. Другая рука как-то сама собой обвила шею Влада. Он осторожно прижал хрупкое тело к себе. Медленно обвел своим языком вокруг её языка. Девушка ощущала, как кружится голова. От нехватки воздуха, или от... чего? Лале не знала. Сейчас она не могла думать, могла лишь сминать губы Влада в ответ, так же яростно, стукаясь зубами, могла так же посасывать его язык, вновь и вновь зарываясь пальцами в такие приятные на ощупь длинные вороные волосы. Лале шумно втянула воздух. Она наслаждалась неповторимым запахом стали и ветра, исходившим от кожи Влада.       Поцелуй переставал быть невинным, переходя в огненное торнадо. Влад слегка прикусил губу девушки, тут же проводя по ней языком. Еще один укус. Влад перешел на шею, сжав зубами тонкую кожу над артерией и вновь проведя языком по коже. Лале плавилась в его руках, как воск свечи над огнем. Влад вернулся к губам девушки, снова прикусывая их и обводя языком их контур. Лале тихо застонала прямо в губы парню. И этот стон будто запустил сквозь тело Влада разряд молнии, едва ощутимый, но тем не менее, напрочь срывающий голову. Девушка в глазах Влада олицетворяла собой тот водоворот любви и страсти, бушевавший в душе у самого парня, была эпицентром урагана нежности, вызванного её же присутствием здесь.        – Ты очень красивая. – произнес Влад внезапно севшим голосом. Он ненадолго оторвался от Лале, во все глаза рассматривая её, тяжело дыша и сглатывая. Знала бы она, как прекрасна была в его глазах – раскрасневшаяся, с широко распахнутыми карими глазами с едва заметными желтыми крапинками на радужке, с приоткрытыми пухлыми искусанными губами и просящим взглядом, ради которого Влад готов был достать хоть звезду с неба, лишь бы эта девчонка вновь улыбнулась ему своей нежной улыбкой и поцеловала его так же, как сегодня.       Под внимательным взглядом Влада Лале покраснела еще сильнее, заставив парня усмехнуться, и снова потянулась к нему. Отказать Влад не мог физически. Ореховые глаза топили его в океане любви, которую он испытывал к их обладательнице, а сам Влад и не желал сопротивляться, безропотно медленно опускаясь на самое дно.       Это был разговор двух влюбленных сердец, за всю жизнь истосковавшихся друг по другу. Две души пели одну песню, различались только их хозяева. Мальчишка-луна и девочка-солнце. Две противоположности, до невозможности разные и одинаковые одновременно. Весь свет переставал существовать, когда его губы находили её. Им было плевать, что в любой момент их могли обнаружить. Две части одного сердца соединились.
Примечания:
Пожалуйста пишите отзывы!!! Мне надо знать, что тут исправлять.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Клуб Романтики: Дракула. История любви"

© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты