Like a drug

Слэш
R
В процессе
4
автор
Размер:
планируется Миди, написано 5 страниц, 2 части
Описание:
Акааши, который пытается разобраться в премудростях долгих отношений.
Бокуто, который просто существует.
Посвящение:
Всем авторам, которыми я восхищаюсь, а они этого не знают, потому что я слишком смущаюсь им об этом сказать.
Примечания автора:
🎵Queens of the Stone Age - Like a Drug

Не знаю, что из этого выйдет и выйдет ли вообще.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
4 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать

Пролог

Настройки текста
Примечания:
Выкладываю на пробу, вдруг зайдёт кому-то

So I take a drink, another cigarette

Акааши не смог вспомнить, когда точно началось все это. Или, вернее сказать, закончилось. С детства ведь родители говорили, что у всего есть свойство заканчиваться, даже у сказок, но как-то это не особо имело смысл раньше. Когда заканчиваешь школу, есть щемящее чувство уходящего вдаль прекрасного (конечно, если школа вообще могла вызывать эти прекрасные ощущения). Такое чувство, сродни ностальгии - как будто даже приятное. Только вот сейчас он жил не с таким чувством, и это раздражало. Конечно, было глупо надеяться, что отношения между двумя людьми всю жизнь будут оставаться одинаковыми. Он и, собственно, не надеялся никогда на это. Только повсеместная романтизация отношений любого рода сыграла свою злую шутку. Сейчас, будучи в союзе уже (о, боже) восемь лет, Акааши понимает, что невозможное все же невозможно, романтика - это выражение химической реакции организма, а бытовуха неизбежно несет за собой пиздец. В начале отношений объект воздыхания кажется идеалом. Спустя несколько лет этот идеал будит тебя непреднамеренным ударом локтя в челюсть, даже не замечая этого, продолжает сладко спать, а тебе, ну, уже не прикольно. Сначала это смешно, мол, посмотрите на него, так ворочается во сне, такой милый. Потом немного неудобно, потому что сам ты уже плохо высыпаешься. А потом срывает крышу и хочется дать любимому в челюсть преднамеренно. И вот он, Акааши Кейджи, двадцать пять лет, тушит пожар своего гнева совершенно отвратительным растворимым кофе, сидя на кухне холодным и сырым ноябрьским утром. Сначала он выглядит таким милым, когда радуется и сходит с ума. И пусть шутки его не кажутся Акааши смешными, он готов смеяться просто от вида Бокуто, его выражения лица и движений. А теперь эти глупые шутки действуют на мозг как подтекающий кран, и каждый смешок раздаётся в голове эхом одинокой капли в металлической раковине, что упала также методично и раздражающе, как и та перед ней, и перед ней. Сначала ты идеальный поддерживающий парень, единственный, способный справиться с эмоциональными горками своего возлюбленного. А теперь тебя тошнит от каждого поворота этого аттракциона, словно живот предусмотрительно перед этим был набит чем-то очень несъедобным. Акааши почти уверен, что «чем-то» - это шутками (смотри пункт выше). Захотелось достать большой ватман и фломастер, а затем расписать это полотно событиями, достать красные нитки и попытаться восстановить все причинно-следственные связи. Возможно, тогда бы появился хоть какой-то смысл во всем происходящем. В какой момент изъяны, не раздражающие поначалу, не просто стали заметны, а начали прожигать все естество наблюдающего? В ответ на этот вопрос из комнаты послышался задушевный храп, Акааши уронил голову на стол и больно стукнулся лбом. Попытка выявить что-то похожее в мыслях самого Бокуто не привела ни к чему хорошему, принося порцию очередных разочарований. В результате специальных и далеко не специальных инсинуаций Акааши выяснил, что в мире, похоже, не существовало действия Кейджи, которое бы могло выбесить Бокуто хоть как-то. Как минимум, ни разбитого бампера машины Котаро, ни прокуренной кухни не хватало. Зато теперь Кейджи курил на кухне не открывая окно, хотя месяц назад вообще не курил. Ну, и торчал денег за бампер, хотя Бокуто заверял его раз пятнадцать, что сам расплатится, а Акааши ничего не должен, с кем не бывает. И это бесило тоже. К концу кружки со все еще отвратительным кофе Кейджи захотелось стать героем «С широко закрытыми глазами». То ли чтобы затянуться в компании Николь Кидман, то ли чтобы на оргию совершенно случайно заглянуть. Да, ко всему прочему прибавлялась убийственно нервная работа Бокуто, которая напрочь забрала у Акааши любовника, очевидно, трахая Котаро вместо него. В последнее время Бокуто так уставал, а еще постоянно думал о каких-то незавершенных задачах, что мог после рабочего дня только бесцельно залипнуть в какое-нибудь аниме или играть полночи с Куроо по сети в mortal kombat. А после нескольких непростительно бесполезно проведенных часов Бокуто заползал в кровать часа в три. Да, обнимая, но сопротивляясь любой попытке Акааши спровоцировать хоть что-то похожее на секс, извиняясь за свою невыносимую усталость или отсутствие настроя. После этого Котаро всегда клялся и божился, что в следующий раз горы свернет. Строго говоря, в течение месяцев уже четырех? Пяти? Шести? (Не тот счет, который хотелось бы супер внимательно вести Акааши) горы как были развернуты, так и разворачивались, походу, дальше. А через пару часов Кейджи пихали в ребра или давали непреднамеренного (все еще) леща, что приводило к (все еще) дерьмовому кофе и неприличному количеству выкуренных сигарет на кухне с закрытыми окнами. В мешках под глазами, подумалось Акааши, скоро можно будет разглядеть звезды, такими космическими они стали. Желание стукнуть возлюбленного по голове чем-то вроде кочерги росло пропорционально вселенной под веками Кейджи. Жить надо продолжать, а как продолжать, никто Акааши не рассказал и рассказывать не собирался. Было бы намного легче, если бы ответы на все вопросы мироздания затерялись в гуще на дне кружки, но их там не было, а другое место поиска пока что не приходило в голову.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты