С тобой наконец-то покончено

Слэш
NC-21
Завершён
8
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
10 страниц, 1 часть
Описание:
Ты слишком долго творил то, что тебе вздумается. Пора с этим покончить, не думаешь?
Посвящение:
Сеня, Сенечка, Арсений — слишком люблю твоих деток.
Примечания автора:
Придуманная зарисовка на персонажей моего друга. Если что, я ни разу не призываю к насилию и гнобить меня за жестокость не надо. Автор не занимался каннибализмом и не резал людей.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
8 Нравится 0 Отзывы 1 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
      Довольно давно была основана организация, посвящённая совершенствованию человеческого организма, путём скрещивания ДНК представителя Homo Sapiens с насекомым. Звучит безумно, не правда ли? Нечеловеческие опыты создавали самых настоящих мутантов. Большинство первых экспериментов выходили абсолютно провальными, начиная с того, что человек становился безмозглым монстром, заканчивая долгой и мучительной смертью. Не все люди согласятся дать своё тело ради бездушных исследований, которые впоследствии не могут привести к чему-то хорошему. Приходилось прибегать к самому настоящему похищению. Неважно какой ты расы, пола или какой у тебя социальный статус — под удар мог попасть каждый без исключения, тут уже как повезёт. Существование подобной <<группировки>> до сих пор не объяснимо. Говорят о том, что с ними сотрудничает правительство, но данная тайна спрятана за семью замками.       Люди, подвергнувшиеся настоящим мукам, приобретают новые отличительные черты, присущие насекомым. Это могут быть антенны, крылья и даже новые конечности. Возымев другую внешность, они теряют всё, что у них было до этого: свою память и свою прошлую жизнь. Нет точной уверенности, что эти люди станут молчать об этом, поэтому в дело вступает натуральная промывка мозгов, делая из человека безвольную куклой лишь с одной целью — слушать приказы свыше. Их обучают по новой, формируя новых солдат. Всё это существует для того, чтобы ускорить процесс эволюции и создать высшую, более сильную расу. Пока что человечество не готово принять участие в становлении настоящими монстрами, да и эксперименты продолжаются по сей день, поэтому останавливаться на достигнутом не имеет смысла. Несмотря на успехи, данная система имела свои недостатки. Не каждый организм способен прижиться с новой формой и это создавало ряд проблем. Кто-то, опять же, умирал. Учёные обозвали процесс естественным отбором, ибо <<слабые и жалкие не должны идти вперёд вместе со светлым и сильным будущим>>.       Для продолжения работы требовались всё новые учёные и в итоге были созданы специальные учреждения, обучающие молодых основам. Их так же, как и других, подвергали мутации, но память, хоть и неполноценная, о своем прошлом оставалась, позволяя следовать своим личным убеждениям. Это была словно секта, восхваляющая науку, и люди следовали за ней, закрывая глаза антигуманные способы реализации. Сама идея об идеальном будущем вдохновляла, выводя всё новых и новых монстров в рамках своего режима. За этой организацией стоят не люди, а настоящие чудовища. Казалось бы, после смерти нацистского диктатора хуже уже не будет, но проблема массового геноцида вновь становилась актуальной. Люди бесследно пропадают, их считают уже погибшими — нет какой-либо улики, наводящая на местонахождение близкого человека. Что происходит? Это серийный убийца появился в городе? Между жертвами нет какой-либо связи! Первый был жуликом, второй добропорядочным гражданином, ищущий своё место в жизни. Казалось бы, надо устраивать панику, но правительство закрывает глаза и непонятно, что дальше делать.       Уолтер Коллинз — тридцати шестилетний мужчина статной внешности. На данный момент времени является одним из ведущих ученых данной корпорации. Парень с детства отличался особым умом, а также страстью к науке и препарированию лягушек. Всё свободное время он посвящал саморазвитию, узнавая всё больше нового. Но самой интересной целью для него была эволюция и мысль о том, что у человеческого организма слишком много недостатков. Жизнь привела юного Уолтера в университет, где он и узнал о компании людей, которая занимается развитием эволюции. Сказать, что Уолтеру не понравилось это — ничего не сказать. Как и остальные, он подвергся мутации. Вначале он изучал себя, что в нём изменилось и какие слабости у него есть. На голове появились усики с розовыми концами, на копчике выросло не очень большое брюшко, которое является продолжением позвоночника. Новоприобретенные детали были присуще жукам пожарника. Новая внешность равно новые умения. Пускай Уолтер и не отличался особой физической подготовкой, но его челюсти стали крепче, зубы острее, так ещё и могут выпустить яд. Осознание собственных изменений будоражили разум.       В начале своей карьеры Уолтер не был таким уж профессионалом, но чем сильнее он погружался в эту тему, тем понимал, как глубока была эта яма. В душе проснулся жестокий садизм и теперь, помимо обычных экспериментов над лабораторными крысами, мужчина препарировал людей, как правило, без анестезии. Ощущение того, что чужая жизнь зависит от твоих рук, страдания на лицах людей, мольбы о помощи — это лишь подогревало больной интерес, заставляя продолжать свое дело. Доктор Коллинз справлялся со своей работой на отлично и уже в скором времени начал заведовать практически всем подводным комплексом. Он внёс большой вклад в развитие данной индустрии. Самым большим достижением стало выведение первого искусственно созданного человека. Взяв за основу ДНК подходящей личности, Уолтер ускорил процесс формирования из эмбриона в полноценного млекопитающего. Новая форма жизни была слаба и имела низкий интеллект, но со временем проект развивался и сейчас он имеет разум на уровне шестнадцатилетнего подростка.       Корпорация, помимо мутации людей, занималась ещё и изучением разных тварей. Это могла бы быть монстроподобная стрекоза, размером с Чихуахуа, например. Над ними испытывали новые лекарства, смотрели как они корчатся в агонии от разлитой кислоты и как в их животном взгляде читалась жажда убивать. Они сбегали время от времени, но никто не мог прожить достаточно долго вне клетки и каждого ждала одна участь — смерть.       К сожалению, не всё могло идти гладко. Один из экспериментов, именуемый Биллом Харрингтоном, умудрился сбежать. Причем это было даже до того, как к организации присоединился Уолтер. Неизвестно точно, помогал ли ему кто-то, но факт побега разозлил начальство.       Этот парень являлся не завершённым образцом смешения со стрекозой. Поворот событий сильно покосил жизнь Билла. Кто знал, что отцу-алкоголику придёт в голову продать своего сына злобной организации в обмен на неплохую сумму? Сначала парнем двигал страх, ненависть к отцу, затем наступила депрессия от осознания своей участи. <<Что же с ним теперь будет? Эти черти сотрудничают с правительством, я не смогу никому об этом рассказать>> — подобные мысли преследовали Билла, так ещё и новые изменения в теле добавляли безысходности происходящего. Первые годы жизни с новыми частями плоти были для парня настоящим адом. Из лопаток выросли острые крылья, появился крепкий и сильный хвост. Конечно, на голове ещё были антеннки, но они настолько малы, что Билл просто игнорирует их существование. В любом случае, у Билла остались его чёрные волосы, а через левый глаз всё так же проходил шрам, оставленный никудушным опекуном. Больше как-то ничего не поменялось, но оно и к лучшему, наверное.       Пришлось по новой учиться пользоваться собственным телом.       Помимо проблем с физическим состоянием, страдало ещё и моральное. Парню пришлось постоянно скрываться — он не мог позволить себе показаться на людях. Ненавидя и себя, и своё тело, и ту проклятую организацию, Харрингтон даже задумался о самоубийстве, но в последний момент его остановила мысль: <<Кто, если не я, сможет противостоять этому злу?>>. Была ли идея не очень умной? Возможно. Подвергал ли себя Билл опасности? Естественно! Но он понял, что не может оставить всё так, как есть и решил помешать этой корпорации уничтожить половину населения планеты. Впрочем свои силы он решил не использовать только на одних лишь учёных. Он стал своего рода героем и поддержка других внушала в него уверенность.       Над Биллом проводил опыты другой научный специалист, девушка, которая впоследствии и умерла от рук стрекозы-мутанта. Её как раз и заменил Уолтер. Непонятно, стал ли он страшнее своей предшественницы, но сделал он много ужасных вещей и Билл не мог просто так это оставить.       Одной из главных проблем Билла, с которой он не мог совладать, было его нестабильное состояние. Заключилось оно в том, что через какой-то промежуток времени парень мог потерять над собой контроль, превращаясь в настоящего хищника. Как раз-таки из-за того, что Харрингтон — незаконченный эксперимент привело к таким вот последствиям. Он не способен как-то повлиять на это. Единственное, что подавляет в нём животные инстинкты — это таблетки, за которыми он каждый раз с тяжестью на душе возвращается в этот треклятый комплекс. В обмен на это Уолтер требует поймать какую-нибудь сбежавшую тварь. Билл воистину был силён и то, что в день своего побега он неосознанно убил нескольких людей, воодушевляет Коллинза. Он бы хотел закончить этот проект, но противная стрекоза готова была и дальше мириться со своей участью, лишь бы больше никогда не лечь на операционный стол, совершенно не зная, сотрут ему память или же нет.       И вот он снова здесь. Попасть в этот огромный комплекс является настоящим испытанием. Биллу приходится преодолевать километры над водой, а потом получать особое разрешение на спуск. В море летать уже не выйдет и приходится пользовать технологиями, которые эти жуки имеют в своем арсенале, а они так-то сильно обогнали человечество в развитии.       Идя по длинным коридорам, парень волей-неволей пересекается с другими учёными, которые то ли его презирают, то ли хотят уложить прямо сейчас под нож, а может всё вместе и сразу. Харрингтон старается не обращать на этих чокнутых особого внимания, ведь на данный момент его целью является никто иной как Уолтер. Под ногами стучит металлический пол, отдаваясь глухим эхом. С каждой минутой в венах всё больше закипает кровь — любая мелочь нервирует и может вывести из равновесия, но нужно держать себя в руках. Если позволить себе вспылить, Билла тут же схватят горе-учёные и посадят в банку, как муху. Из-за своих дел в повседневное время он долго не навещал своего врага, посему таблетки стремительно закончились. Парень слишком затягивал с этим и сейчас буквально стоит на гране того, чтобы разорвать первого попавшегося в клочья.       Комплекс шёл всё глубже и глубже. Он был достаточно огромным, чтобы можно было потеряться, не имея хоть каких-то представлений о местности. Уолтер находился в самом конце. Перед лицом Билла предстала крепкая на вид дверь. Немного помявшись на месте, парень постучался и, услышав положительный ответ, вошёл внутрь.       Кабинете был обставлен роскошно, другого слова не подобрать: на потолке висит люстра, посередине комнаты стоит большой стол, на полу лежит дорогой ковёр, который так и хочет, чтобы его потрогали, настолько уж мягким он казался. В помещении горел приглушенный красный свет. Хотелось одного — поскорее отсюда уйти. Сказать честно, выделялись здесь все, кто сюда попадал. Одежда Билла состояла из тёмно-синей толстовки, водолазки под ней, а также джинсами, ничего особого. Но взгляд больше всего привлекал он.       За столом, в окружении бумаг, банки с живой бабочкой и канцелярскими принадлежности, сидел Уолтер. Он, как и всегда, имел светлые волосы со сбритыми русыми висками, одетый в фиолетово-розовый костюм в светлую вертикальную полосочку, галстук, монокль с ярким, даже ядерным, розовым стеклом, а под левым глазом виднелась родинка. Мужчина что-то увлечённо писал, а после того, как тот закончил со своим делом, отложил ручку в сторону, сложил руки в замок и поднял взгляд на вошедшего. Голубые глаза пронзили гостя словно нож:       — Я ждал тебя, Билл, — спокойно произнёс он. В эмоциях не было ничего особенного, Уолтер частенько носил на лице довольную ухмылку, а взгляд прямым текстом говорил собеседнику, что этот парень уверен в своих принципах.       Харрингтон не был напуган. Казалось, ничто не может пошатнуть его уверенность, но он был напряжен из-за ощущения приближающейся беды. Непонятно, откуда взялось это чувство.       — Мне нужно получить таблетки раньше, — настойчиво выпалил парень. Их связь сформировала своего рода доверие между друг другом, но каждый раз Билл боялся, что Уолтер обманет его и подсунет какую-то дрянь, вместо лекарства, и каждый раз, не имея иного выхода из ситуации, он принимал злосчастные таблетки. Удивительно, но они и правда помогали. Заставляло поверить в то, что в злобном учёном есть что-то благородное.       — Зачем? — Коллинз поднял одну бровь, — Ты отлично справлялся, когда я платил тебе после выполненного долга.       — Ты должен понимать, что будет, если прямо сейчас я потеряю над собой контроль, Уолтер, поэтому дай мне лекарство и я смогу спокойно выполнить задание.       Уолтер задумался. Он действительно представлял, что может произойти и нужно было принять верное решение. У него не было причины не доверять Биллу в данной ситуации. Всё же его услуги многого стояли. Сила, содержащаяся в этом теле, была поражающей и, если бы удалось довести этот проект до совершенства, никто не смог бы полноценно противостоять разрушающей мощи.       — Присядь, — рука в чёрной перчатке указала на диван напротив рабочего места, сам же Коллинз встал и пошёл в соседнюю комнату. Как помнил Билл, там находился личный кабинет Уолтера для экспериментов. Он был там лично.       Жук вернулся довольно скоро. В его руках была маленькая цилиндрическая баночка с белыми таблетками и пустой наклейкой на ней. Ну, вроде выглядит нормально.       — Воды налить?       — Не надо, — Билл достал две пилюльки и закинул себе в рот, тут же глотая. Наступило долгожданное чувство облегчения. Можно было не беспокоиться о срыве в ближайшее время.       Встав с места, мальчик-стрекоза тут же получил в руки от врача небольшую папку документов. В ней говорилось как раз-таки о сбежавшей подопытной крысе, именуемой тушканчиком. Получило это животное своё название в следствии использования реактивов, которые повлияли на внешний вид, сделав из миленького грызуна страшного и облезлого монстра. Картина не из приятных, особенно если считать то, что один глаз взорвался, а вместо хвоста, кажется, была только кость. Да уж.       — Его видели в последний раз на этом этаже. Удачи, — после этих слов Уолтер вернулся на своё законное место, вновь принимаясь за изучение бумажек. Ничего не сказав в ответ, Билл сложил фотографию в карман и покинул помещение. Стоило бы для начала обследовать весь этаж. Он был самым последним во всём комплексе и находился полностью под землёй. Попробовать найти облезшую крысу здесь будет найти не из лёгких. Хотя, если так подумать, в документах не уточнялся её размер. Каков шанс того, что этот зверь не будет ростом со взрослого кота? По некоторым углам были расставлены ловушки с простеньким кормом. В теории, ничего сложного — побыстрее облететь весь этаж и, возможно, расспросить видел ли кто-то или что-то подозрительное. От своих размышлений Билла отвлёк женский крик, отдавшийся эхом, из другого конца коридора. Значит туда и надо отправиться. Расправив свои крылья, парень мгновенно рванул в назначенную точку.       Уолтер в то же время раздумывал, сидя в полном одиночестве своего кабинета.

***

      — Ну что, дружок? — Билл держал за хвост сбежавшего <<преступника>>, — Кто знал, что ты будешь таким быстрым? Заставил же меня понервничать! — парень рассмеялся, сажая бедное существо обратно в клетку. Оно брыкалось и пищало от недовольства, но ничего не могло сделать. Осталось только доставить его Уолтеру и дело с концом. Можно даже просто передать его кому-то из охраны, а они уже сами во всем разберутся.       Харрингтон уже собирался вновь взлететь, как ощутил сильное головокружение. Чтобы хоть как-то устоять на ногах, он облокотился о ближайшую стену. Перед глазами всё плывет. <<Тушканчик>> укусил его? Не может быть. Чувство, будто сейчас из него полезут все органы. Плевать на задание, ему нужно поскорее сваливать отсюда. Вон там стоят два высоких человека. Это точно охрана. Биллу казалось, что он сам к ним движется, но на самом деле это они подходили всё ближе к нему. Клетка упала из рук, из-за чего существо вновь принялась в бегство. Пока герой пытался соображать, что делать с этой тварью, к нему уже вплотную подошли двое мужчин, одетые каждый в чёрный костюм и красный галстук. Прежде чем провалиться в пучину обморока, до его разума наконец-то дошло, кто виноват во всей этой ситуации. Дальше тьма.

***

      До ушей доносились обрывки фраз и стук приборов. Голова не то, чтобы болела — она раскалывалась на части, а в глаза так предательски светила яркая операционная лампа. Со временем зрение начало становиться более чётким, вместо пятен были видны уже какие-то да силуэты.       — Где... я? — хрипло промолвил Билл. Его стоны привлекли единственного человека, который находился с ним в этой комнате. Тень неизвестного закрыла режущую глаза лампу.       — Ты наконец-то проснулся! — этот голос привёл лежащего в чувства. Это был Уолтер. Конечно же, это был Уолтер! Никто другой и быть не мог. Зрение наконец-то вернулось в норму и Харрингтон увидел, как теперь выглядит его враг. Вместо обычного яркого костюма, на нём была жилетка чёрного цвета, белый медицинский халат, а монокль заменяли прямоугольные очки, — Думаю, ты задаёшься вопросом, что же ты тут делаешь, — Уолтер отошёл от кресла и <<пациент>> наконец-то смог осмотреть себя. На нём всё ещё была одежда, только толстовки не было, но главное он одет. Всё остальное — мелочи, особенно то, что парень был прикован к столу. Попытавшись как-то изменить своё положение, он лишь поёрзал на месте, — Даже не пытайся выбраться. Я долго стремился узнать, какой материал сможет выдержать твою силу. Считаю, мне удалось добиться этого! Надеюсь, тебе комфортно, потому что наше свидание затянется надолго.       Харрингтон посмотрел вверх, огляделся по сторонам. Они действительно были в том помещении по соседству с кабинетом Уолтера. Место выглядело как настоящая обитель хирургии. Удивительно, но его пугала эта ситуация лишь немного. Он всё равно верил в то, что сможет выбраться отсюда. В душе вновь застучало сердце. Либо Билл всё ещё находится под действием какого-то препарата, либо он вновь близок к трансформации в монстра. Правый глаз дернулся. Коллинз же в это время возился с какими-то приборами неподалёку, стуча металлическими инструментами друг об друга. Голова обрабатывала каждую секунду потоки идей того, как можно было бы избежать своей участи.       — Тц, — доктор огрызнулся, — Никуда не уходи, я скоро вернусь, — после этих слов Уолтер удалился. Как только за ним хлопнула дверь, Билл тут же начал предпринимать попытки выбраться. Что ж, пускай материал и был прочнее, но всё ещё недостаточно, чтобы полноценно сдержать Харрингтона. Оковы больше никак не останавливали, разве что хвост всё ещё был скреплен, но в этот самый момент вернулся учёный. В его руке был небольшой бутылёк с жидкостью, — Знакомая вещица, верно? Я намерен закончить опыты Саманты. Как иронично, что городской герой в своё время убил нескольких людей в попытках сбежать, не так ли?       — Вы не люди! — воскликнул Билл, — Убивать своих же — это отвратительно, — в нём горела ярость. Он вспоминает о всех грехах, что совершила эта корпорация и в особенности, что сделал доктор Коллинз.       — Тебе мозгов не хватит понять этого, Билл, — мужчина сделал акцент на имени врага. В нём тоже понемногу начинала разгораться агрессия. Уолтер задрал рукав водолазки и пациент уже был готов схватить его и вырвать предмет силой, но в этот момент кто-то постучался, — Кто там?! — крикнул Коллинз. В ответ последовало молчание. Он подождал ещё пару секунд, после чего стук повторился. Недовольно пробормотав что-то себе под нос, учёный повторно вышел из комнаты. Теперь у Билла есть шанс уйти незамеченным. Встав со своего места, тот без всяких проблем освободил свой хвост. Если он захочет выйти, то ему придётся столкнуться с другими и тогда во всём комплексе поднимется тревога, а так не пойдёт. Нужно покончить с Уолтером раз и навсегда, чтобы от больше не был проблемой.       Харрингтон встал за дверью, начав ждать. Руки дрожали, а во рту встал ком от подступающей агрессии. Проход открылся и тут же захлопнулся. Учёный хотел было что-то сказать, но обнаружил пропажу. Началась паника. Из рук выпал шприц и Коллинз собирался убежать и кричать, но к нему со спины подошёл исчезнувший, хватая того за плечо.       — Если ты издашь хоть один звук, я сломаю тебе хребет, — Билл говорил весьма внятно. Стрекозы обладали невообразимой мёртвой хваткой и Уолтер знал это, из-за чего паника только усилилась. Со лба сползла капля пота и он абсолютно не знал, что предпринять в сложившейся ситуации.       Жука толкнули вперёд и тот, не удержав равновесие, врезался в кресло. Уолтер болезненно простонал, перевернулся и уселся мягкой точкой на холодный пол. Отдышаться ему не дали, как Билл впечатал рядом с его лицом ногу прямо в металлическую часть стола. От подобного Коллинз издал короткий вскрик и поднял взгляд на своего, уже бывшего, пациента.       — Ты слишком долго творил то, что тебе вздумается. Пора с этим покончить, не думаешь? — Билл всё ещё находился в спокойствии, но напряжённая атмосфера летала в воздухе. Хотелось отползти назад, но громадное кресло мешало этому сделать. Досчитав до трёх, Уолтер вскочил и попытался отбежать в противоположную сторону, но его нагло прервали, поставив ботинок на спину, пачкая белоснежную ткань, — Куда ты собрался? У тебя нет выхода, — Харрингтон надавил сильнее. Его разум с каждой секундой был близок к тому, чтобы потерять контроль. В нём пылала злость, горела ярость, но всё это смешивалось в одну кашу вместе с той самой жаждой к животному убийству. Звериные инстинкты не шепчут где-то в глубин сознания, они приказывают, кричат тебе на ухо и им так сложно сопротивляться. В то время, как мозги Билла всё дальше покидали его, Уолтер с каждой секундой впадал в большую панику. Он всерьёз боялся этого парня. Он был сильнее в четыре раза, больше физически, а сейчас доктор даже не может крикнуть на помощь.       Харрингтон сел перед ним на колено, переворачивая тело на спину, грубо взяв рукой за подбородок. Коллинз отводил взгляд и пытался увернуться от настойчивого касания к себе, но его голову поворачивали обратно вперёд, заставляя смотреть врагу в глаза. На лице Билла отразился оскал, демонстрируя острые зубы, зрачки сузились, а из рта медленно потекла слюна. Это может значить только одно — парень сейчас в не адеквате и в ближайшем будущем от учёного останется только мокрое пятно.       Билл приблизился, склоняясь к шее противника. Его запах... помесь хлорки, крови и страха сводили с ума ещё больше. Грубым движением руки верхние пуговицы рубашки слетели, оголяя вид на ключицы. Харрингтон сначала прильнул губами, как бы пробуя наощупь, в то время как у Коллинза сердце замерло и тот перестал дышать. Без каких-либо предупреждений клыки вонзились в тонкую кожу, заставляя жука мгновенно скорчиться в агонии и схватиться за широкие плечи ногтями, думая о том, что это уменьшит боль. По шее вниз потекла струйка крови. О, это чувство — оно прекрасно. Тёплая жидкость окончательно добила Билла и тот, словно дикий зверь, наслаждался процессом и не собирался останавливаться. Когти разорвали с Коллинза жилетку и рубашку, задевая при этом живот, отчего остались небольшие царапинки, которые потихоньку начали кровоточить. Оторвавшись от своего дела, парень не остановился, слизывая потерянные капли, спускаясь при этом всё ниже, посему на теле оставались размазанные следы из красных слюней. Дыхание Уолтера участилось, сердце готово было выпрыгнуть из груди. Вот бы на этом всё закончилось, но это только начало.       С мужчины торопливо стянули халат и оставшиеся тряпки, оставляя в одних штанах. На шею пришёлся новый укус, такой же болезненный, как и предыдущий. Он с трудом сдерживал слёзы, пытаясь сохранить хоть какое-то уважение к себе. Уолтер впопыхах шарился руками по полу и, наткнувшись на шприц, хотел было воткнуть его в спину нерадивого, но Билл поймал его руку и за такую маленькую шалость он получил не возможность сбежать, а сломанную лучевую кость, вызвав новый крик. Коллинз ощущал себя собачьей игрушкой. Теперь-то у него точно нет выхода, ведь ведущая рука теперь не могла ни на что, кроме как бесполезно болтаться.       Его вновь вернули в положение спиной вверх. Уткнувшись щекой в холодный кафель, Уолтер всё же не выдержал, прикусывая до боли губу, он позволил слезам беззвучно потечь вниз. Билл медленно провёл рукой по спине, оставляя за собой красные отметины, после чего вновь прокусил кожу, только в этот раз на плече. Болезненные стоны, хрип и вздохи возбуждали нездоровое влечение. Харрингтон издал животный рык, после чего стянул с бедного последнюю деталь одежды. Он выглядел таким чистым и не тронутым, но эту картину испортил сильный и громкий шлепок, за которым Билл сжал ягодицу врага, оставляя на ней след из краснеющих впадин. Со стороны жертвы послышалось тихое <<прекрати>>, но ведь он же не остановился, когда его пациенты умоляли оставить им жизни? Вот именно, что нет, поэтому смысла прекращать занятие тоже нет.       Несмотря на дикий нрав, Билл всё равно умудрился действовать аккуратно первое время, но затем он снова и снова терял контроль. Он схватил доктора за волосы, оттянув назад ближе к себе, пока язык слизывал пот с висков. Прикусив заострённое ухо, Харрингтон отпустил и в итоге жук с неприятным грохотом упал лицом в пол, кажется, ломая себе нос, ведь из него через в скором времени начала течь кровь. Билл вновь вдохнул воздух с дрожащей спины, делая новый укус на лопатке, только вот затянулся он уже подольше и Уолтеру показалось, что сейчас от него откусят кусок кожи. Клыки по новой входили, то достаточно глубоко, чтобы вызвать кровотечение, то средне, чтобы Коллинз испытал дискомфорт. Вся спина была покрыта укусами и вдобавок к этому её ещё и расцарапали когтями, делая ещё больнее. Парень вдавил по сломанной руке, заставив учёного снова скривиться от неприятных ощущений. С одной стороны хочется растянуть это удовольствие, а с другой — покончить бы с этой крысой раз и навсегда.       Билл достаточно грубо поднял лицо Уолтера с пола, буквально впихивая ему в рот окровавленные пальцы. От такого его чуть не вырвало, но в последний момент сдержал порыв. Знаете, чувствовать на языке собственную кровь — не очень приятно, особенно, если считать то, каким способом её достали из организма. В горло неприятно втыкались острые когти, пока на пол медленно текли слюни. Харрингтон тяжело выдохнул на ухо, ощущая вставший член в штанах. Это тоже особая отличительная черта стрекоз — они прирождённые насильники. В обычное время парень ненавидел свою насекомоподобную натуру, так как характер оригинального членистоногого не совмещался с позитивным доброжелательным человека. Билл бы не хотел опускаться до такого, но в глубине души он мечтал пустить кровь Коллинзу.       Он грубо прижал рукой голову Уолтера в полу, раздирая белоснежные трусы. Со стороны жука доносились тихие всхлипы. Изгибы тела учёного были по-настоящему божественными. Видно, что человек следил за собой, но вот физическое состояние хромало. Жалко будет испортить такую красоту окончательно. Билл приподнял таз врага, проходя языком между ягодиц, а впоследствии несильно кусая за яйца. Неприятно. Рука была уже покрыта слюнями и можно уже приступать к самому интересному. Сначала Харрингтон попытался войти одним пальцем, но Коллинз сильно сопротивлялся и пришлось сделать это насильно, как бы намекнув <<дружище, если ты не сделаешь это сам, я разорву тебя>>. К первому прибавились ещё два, заставляя Уолтера закряхтеть и задрожать. В другой ситуации, если бы всё было не так односторонне, то ему бы это даже понравилось.       Харрингтон стянул брюки с нижним бельём, подставляя член к всё ещё сжимающемуся входу. Учёный вновь замер, сжимая не сломанную руку в кулак, буквально впивая себе в ладонь ногти. Мальчик-стрекоза медлил и лишь тёрся. Кусая губу от собственного нетерпения, он резко вошёл на половину, как только смог, заставив Уолтера снова закричать и выгнуться в спине. Он дышал так резко, словно ему не хватало воздуха и в любой момент наступит смерть от удушья. Из глаз новой волной хлынули слёзы, пока Билл с трудом дошёл до конца, под конец то ли кашляя, то ли хрипло застонав. Узкость партнёра сводила с ума, но всё же хотелось бы побольше движений. Стиснув задницу партнёра когтями, он попытался сделать первый толчок. Коллинз всё ещё пытался заставить себя расслабиться, но эта боль доводила его и не могла отпустить в собственные мысли. В начале движения были неторопливые, но каждое движение тазом вырывало из Уолтера короткие болезненные стоны.       Положив руку под живот доктора, Билл попытался поднять того, но Коллинз лишь падал обратно на пол, иногда пытаясь облокачиваться на здоровую руку. В любом случае, имея большие габариты тела, мутанту удалось укусить за плечо, только уже не выпуская из своего захвата. Чем чаще он двигался, тем сильнее сжимались зубы и они были готовы в любой момент сломать ещё одну кость, только уже плечевую. Он царапал, иногда даже рвал кожу на нежном животе, а Уолтер сжимался всё сильнее. Тот успел даже кое-как привыкнуть к постоянной повторяющейся тряске сзади, но всё равно ощущать как в него ходили как можно глубже было ужасно, так ещё иногда Билл умудрялся задевать член, отчего Коллинз дёргался. Как бы это не было больно, но против собственной природы не попрёшь и даже мнимая ласка может заставить возбудиться.       Не сказать, что данный процесс затянулся надолго. Уолтера перевернули на больную спину, демонстрируя свету окровавленный живот, а ноги положили на плечи. Жука ужаснуло выражение лица Харрингтона: оно не было добрым, как обычно, и даже не источала угрозу. Оно было хуже. Рот исказился в безумной улыбке, а зрачки были не по-человечески сужены. Пока учёный был поражён увиденным, Билл скинул с ближайшего стояла поднос с медицинскими инструментами. От резкого грохота Уолтер инстинктивно закрыл лицо рукой, но, как только начал видеть снова, его взгляд привлёк скальпель в руке стрекозы. Он начал отрицательно махать головой, как бы умоляя о том, чтобы Билл не делал то, о чем подумал. К сожалению, его мнение никто не спрашивал. Харрингтон резко воткнул в тело врача собственное же хирургическое средство. Не медля, он сделал глубокий вырез, откидывая окровавленное оружие в сторону. Коллинз снова изогнулся в немом крике. Его колени всё ещё были на чужих плечах, но факт наличия чего-то в заднице уже не так волновало. Голубые глаза опустились и он само лично увидел, как руки раздвигают рану, позволяя одной из них войти внутрь организма. Внутри было ещё горячее. Уолтер не мог поверить в то, что видит собственными глазами и то, как из него постепенно достают тонкий кишечник. Кровь текла ручьём и мужчина чувствовал, как его покидают собственные силы. То есть, вот так он умрёт? Где-то в середине сцены казалось, что Билл сжалится над ним и просто изнасилует, но всё стало ещё хуже.       Билл сделал укус, разрывая плоть собственными зубами. Глаза закатились от удовольствия. Он вновь начал толкательные движения в анус партнёра, трахая того уже изо всех силы. За этим последовала ещё одна рана, приходящаяся уже на бедро. Уолтер не постанывал, он натурально орал, постоянно прерываясь. Ногти агрессивно пытались схватиться хоть за что-то, но могли лишь царапать окровавленный пол. Харрингтон сжимал кожу под собой так, что снова пустилась кровь. Руки сами уже подрагивали от приближающегося конца. Билл с тяжёлым рычанием кончил внутрь. Он высунул язык, получив долгожданное удовлетворение. Была только ещё одна проблема: Уолтер всё ещё был жив. Ему, конечно, оставалось недолго, но Харрингтон решил оборвать его жизнь поскорее.       Парень вышел из полу-живого тела, присаживаясь рядом. Коллинз судорожно глотал воздух, глядя дрожащими глазами на своего убийцу. Он не был способен больше плакать, лишь издавать охрипшим горлом стоны и вздохи. Билл раскрыл рану на животе ещё больше, позволяя органам вывалиться на пол. ДНК насекомого ещё хоть как-то поддерживали чужую жизнь, в другой ситуации Уолтер бы давно умер. Тот с ужасом наблюдал кровавую картину. Взаимодействие со своими внутренностями он уже не ощущал полноценно, с каждой секундой погружаясь в сон. Он издал последний вдох, глаза закатились вверх. В них больше не было той искры жизни.       Харрингтон сел, опираясь о стоявший рядом шкафчик. Животная натура постепенно отпускала его и тот смог наконец-то здравым взглядом увидеть то, что сделал собственными руками. Он был в ужасе от самого себя. У доктора Коллинза не было ни семьи, ни близких друзей. Этот мутант существовал во благо корпорации и умер в её же стенах. Встав со своего места, Билл потянулся, поправляя штаны. Вновь встал вопрос о том, что как-то из этого комплекса да нужно выйти. Он принял решение порыться в вещах мёртвого хозяина. Единственное, что могло бы подойти, это какая-то старая рубашка. Придется торопиться. Зато он нашёл свою толстовку.       Выходя из помещения, Билл взглянул в последний раз на безжизненное тело врага, после чего покинул это место.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты