Контракты и слушатели

Гет
PG-13
Завершён
462
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
5 страниц, 1 часть
Описание:
Люмин всегда готова слушать.
Чжун Ли всегда готов заключить случайный контракт.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
462 Нравится 27 Отзывы 69 В сборник Скачать

.

Настройки текста
Люмин молчит. Чуть дольше нужного. — Устала? — он на неё бросает взгляд. Устала, видит сразу. Но не в характере её об отдыхе просить чуть что. Затея пусть его — могла и отказать; беды в том нет. Не стала. «Не сумела?» — какая чушь. Люмин не будет глупо лгать, играя в вежливость бесславно. К чему носить им маски, — вздохнуть ему охота горько, но некстати, — покуда твёрдым «друг» бросаться громко могут. Смотря в глаза, сомнений капли иссушив и связи искренней надев оковы. Пусть доказав словами, делом — странно. «Друг». Чудно звучит, пусть эхом отдаёт былого. Так… по-людски и непривычно. И как-то просто. Даже слишком. «— Если пойдёшь в Заоблачный предел… Принеси мне оттуда цветов цинсинь. Пожалуйста». Он может сам. Чжун Ли старик, — и дедом-то назвать, пожалуй, гоже, — но гору покорить сумеет. Да в одиночку шастать нет охоты. Среди тиши. Хребтов средь моря. Бродить в «нигде», вести беседу с «ничего». «— Может… тогда пойдём вместе?» — А? — Люмин букет сжимает крепче. — Почему ты так думаешь? — Я это вижу, — Чжун Ли уверенно кивает. Ответа не даёт; но больно надо. Коль правда на виду — в притворстве смысла нет. Он дальше с нею не пойдёт; пусть выдохнет, чужого мира чудо. Среди высот весь день ходить, цветы ища кому-то, не себе… она добрей, чем стоит быть тому, кто мир спасать готов чуть что. Продолжит так — беды не избежит, сомнений вне. О том он знает кое-что. И мысль та солью жжёт язык. …Чжун Ли не скажет. Пускай Люмин поймёт сама; ошибки ей известны, суть за малым. Себе же вторить ни к чему — охоту слушать отобьёт. Хоть и твердит Люмин о том, что счастлива внимать историям далёкого былого. — Да ну, нечестно, — она, улыбки не скрывая, садится на ступень, поправив скромно платье. — Ты как будто в моей голове сидишь. — Это нормально, когда ты заключаешь много контрактов, — Чжун Ли мостится рядом с ней, чуть тяжелее нужного дыша. Пускай отличен от людей — и не архонт. И тело — то, что ныне до конца, — к нагрузкам не привыкло вовсе. Немного дико. Он устал. Чудней всё с каждым днём.  — Что ты имеешь ввиду? — в ответ она лишь хмурится серьёзно, букет оставив на коленях, руками щёки подперев. — В смысле… я не совсем понимаю связь, извини.  — Некоторые люди нарушают контракты, — он взгляд задумчиво отводит. — И в такой ситуации ты, чаще всего, начинаешь думать. Думать о том, почему это произошло. — Чтобы… такого не было потом? — Не совсем, — Чжун Ли, подол плаща расправив, кивает ей. — Сядь сюда. Это… наверное, не так хорошо, но всё ещё. — Да ладно тебе! — она качает головой, в коленях чуть сгибая ноги. — Тепло же. Камень тоже тёплый. — Люмин. Звучит настойчивей, чем нужно. Без злобы капли, гнева ноты — но с нажимом. Она простынет — будет стыдно. Пусть вы́ходит её легко, да и Цици поможет с этим… болеть здесь только не хватало. У них ещё так много дел. Да и приятного в том мало — Чжун Ли видал. Хворать ему не доводилось, так уж вышло. Стесняется, что близко сядет? Быть может, истинно не хочет? Кидает взгляд косой, ворчит: — Да сам же как попало сидишь! — но спорить с ним Люмин не станет — по крайней мере, в этот раз. — Моя… структура, — она смешок сдержать не в силах, а он — понять её улыбки; своей, пожалуй, тоже, рукой ухмылку мастерски сокрыв. — Да, структура. Она отличается от твоей и той, что присуща другим смертным. Я буду в порядке. — А вот тебе откуда знать? Может… может я тоже отличаюсь от этих, ну, смертных? Я же, как бы, пришелец. Страшный. Люмин о том лишь бойко шутит; Чжун Ли кивает. — Непременно. В том нет вранья — лишь искренняя вера. Она, и правда, не такая, какой на вид была впервые. Дитя из звёзд иного мира, что слишком многое взяло на плечи; судьбу чужого бытия, что с ней и связи не имело. Быть может, кроме брата, что ходит здесь, по землям этим — уж слишком косвенный мотив. — Эй, я же шучу… — она неловко взор тупит, букет рассматривая будто. — Подумаешь, пришелец. Я… ничем не отличаюсь от обычных людей. Кроме этой ерунды с Глазом Бога, которого… нет. — Люмин. Он повторяет. Но не в стремлении ужалить — успокоить. Звучало так, как будто ей от этих мыслей плохо. Ужель «иной» себя считает (в дурном из смыслов, стало быть)? Не видит места в этом мире (пусть на мгновенья жалкие, что доведётся провести во ветра времени средь них)? Хотел бы знать — вопрос задать не смеет. У всех свои скелеты, тайны, мысли, иным что не дано постичь. Она к нему не лезет в душу — что лишь очнулась ото сна, — а он не тормошит её, покуда знает: смысла нет. Взбредёт ей в голову — расскажет. Решит молчать — пусть будет так. В конце концов, неведенье друзьями не мешает стать. — Да прекрати! — она бурчит, беззлобно щурясь. — Тебе не кажется странным, что ты повторяешь моё имя? Люди так не делают. — Ты так думаешь? — Чжун Ли задумчиво вздыхает. — Тебе неприятно? — Нет, я не… — в колени лбом уткнувшись Люмин протяжно стонет. — Нет, ай, это так сложно. Я не это имела ввиду. Это… просто странно, знаешь. — Почему? — он, истинно, не ведает. Ему понять не сложно, что речь идёт о чём-то общем, а не личном; но суть сквозь пальцы ускользает. Архонтом будучи он смертных именем пугал порою, пусть яростью ведом и не был. Контракты заключив — давил на нарушителей остаток чести. Быть может, суть здесь схожа? Пугать её ему и вовсе неохота. — Я не уверена, — она плечами пожимает. — Но… мне кажется, люди делают так, чтобы привлечь внимание. Чжун Ли, вестимо, прав. Один и тот же корень. Люмин всё продолжает: — Когда ты называешь имя, это кажется… чем-то таким, наверное, честным. Близким. Похоже на простой механизм, который срабатывает, чуть что. — Тогда я понимаю, — коль так, ему не спорить с ней. Ведь… — Потому что я хочу, чтобы ты меня слушала. Люмин. — Опять ты! — улыбку сквозь рычит. — И вообще, я разве, ну, не говорила, что буду тебя и так слушать? — Говорила, — он соглашается открыто, честно. Ведь правда: говорила. И он верит. Но слишком долго мысли взмах крыла невидим был для человека; лишь часть его, перо, забытое на ветви. — Но… ведь нет ничего плохого в том, чтобы повторить условие контракта. — Не-а, — Люмин с усмешкой фыркает. — И вообще, что ты там говорил про контракты? Слушает. И помнит. — Ах, да, — он смотрит ей в глаза. Лишь на мгновенье, не отвернулась коль. — В моменты, когда ты начинаешь думать, почему всё случилось так. Ты… ставишь себя на место этого человека. Очевидно. И, когда ты проходишь этот цикл из раза в раз, ты начинаешь понимать и куда более «внутренние» вещи, чем просто маленькая ложь. Это просто. — «Ложь»? Но я же не говорила, что я «не устала»! — Но ты имела это ввиду. — Ничего от тебя не скроешь. Они молчат минуту, две. И тишина не режет уши — но слов не утаить. — И ты знала об этом. — Знала, — кивает честно. — Но… я уже говорила, что рада тебя слушать? Впервые за день он не знает, что ответить. Чудная, странная — понять её, пожалуй, до конца не в силах. Пускай то будет лишь «пока» — немного… дико. — Люмин. — А? — Попробуй поставить себя на моё место. И скажи: зачем мне цинсинь? Люмин хмурится. Думает — мгновенья, считай, — и, глубоко вдохнув, губу кусает, не решаясь. — Кажется… ты говорил, что из этого готовят лекарства. Ты… хотел сделать то лекарство для Сяо? — Ты… действительно меня слушаешь. Но слов сказать ей не даёт. — Но, вообще-то… — с колен её букет берёт, опомниться не дав. — Это была немного другая причина. — Разве? — с наигранною злостью стучит об землю кулаком. — Вот чёрт! — Я… — сказать труднее, чем подумать, очевидно. — …давай заключим контракт. — Слушаю. — Ты не будешь смеяться, а я… — Чжун Ли с тоскою смотрит на букет, немного голос понижая. — …расскажу тебе горькую правду. — Если это тяжело для тебя… — она в мгновенье лик меняет. — …не заставляй себя. — Всё в порядке. Я не соглашусь на невыгодный для себя контакт, ты знаешь. — Тогда… можно попробовать? Он скрыть улыбку хитрую не в силах. — Я просто хотел подарить тебе букет, но у меня… знаешь… нет финансовых накоплений. А сам я стар уже, одному не дойти. Сердце уже не то. Вот и… Люмин смеётся. Долго. Чжун Ли молчит — контракт нарушен. Люмин смеётся. Долго. Чжун Ли пытается сдержаться. Но не может. ...и Паймон будет счастлива узнать, что с ней подписанный контракт чуть раньше — единственный средь всех, что в день нарушен не был. По крайней мере, её никто не видел. Вероятно.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты