Осколки режут

Слэш
R
В процессе
6
Размер:
планируется Макси, написано 4 страницы, 1 часть
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
6 Нравится 1 Отзывы 3 В сборник Скачать

Пролог. Семья.

Настройки текста
Примечания:
Он не помнил, когда в последний раз нормально ужинал вместе с семьёй. Отец — директор лучшей музыкальной академии Японии, Саотомэ - появлялся дома редко. А если и приходил домой, то снова строил из себя какого-то клоуна. Это раздражало. Он уже всерьёз начал забывать истинную личность отца. Отец строил из себя клоуна на публике, он словно каждую секунду играл роль. И лишь недавно Кохэру осознал, почему же отец так ведёт себя рядом с ними. Он просто начал забывать, что имеет семью, что дома его кто-то ждёт. С тех пор он даже не здоровался с отцом. — Кохэру, папа опять на работе? — раздался тихий девичий голос, что вырвал юношу из размышлений. Рядом с ним стояла бледная девчушка, которая смотрела на него со смесью чувств, не понимая даже, чего она хочет – чтобы отец пришёл или чтобы остался на работе. Её волосы снова были лохматыми и нерасчёсанными, словно она вновь отбилась от няньки, прячась от нее по всему огромному особняку. — Да, Мария, он на работе. — глухо ответил юноша, закрывая лежащую на его коленях книгу. Английские имена были популярны среди айдолов, поэтому отец назвал так обожаемую дочь. Хотя Кохэру нравилось. Он любил свою сестру, даже несмотря на то, что родитель заботился о ней даже в ущерб сыну. Мария была тихим ребенком, но со своими странностями. Она любила поговорить сама с собой, да и угораздило же ей влюбиться в собственную няньку. — Ему настолько плевать на нас? — ещё тише спросила Мария, усаживаясь на кровать, прижимаясь к брату. Вопрос заставил юношу вздрогнуть и прикрыв глаза, успокоить дыхание. Да, Мария была права. Но лишь на половину. Плевать отцу было на него, но никак не на дочь. Девочка была слишком сильно похожа на покойную мать, что и держало отца за горло. И Кохэру это знал, поэтому пытался держать их на расстоянии, помня о неуравновешенности отца. Мария грустно опустила голову, поняв о чём думает брат. Она ненавидела свои глаза, которые достались ей от матери, стараясь меньше смотреть на людей, или вовсе прикрывать взгляд чем-нибудь помимо чёлки. Глаза её были янтарного цвета, словно красное золото. Хоть она и была бледной, но внешность имела выразительную. Волосы её были волнистыми, рыжими, вечно спутанными, будто девчушка и не знала, что такое расчёска. Но блистала она не только внешностью. Мария имела шикарный голос, да и сама она планировала поступать в отцовскую академию, как певец. Кохэру же имел ужасный и ломаный голос, стесняясь даже говорить. Хоть Мария и уверяла его в обратном. — Малинка, сколько раз я просил тебя не прятать глаза?- Мария вздохнула и подняла взгляд на брата, уже счастливо улыбаясь.

***

Скрип двери резко вырвал его из смутных воспоминаний, заставив поднять взгляд. В дверном проёме стояла нянька — молодая девушка по имени Саша. Родом она была из России, чем удивила жителей особняка, как только те наняли её. По стереотипам, юноша глупо верил, что все россиянки — высокие голубоглазые блондинки, но Саша была низкой загорелой брюнеткой с карими, отливающие золотом узкими глазами. Саша не любила формальности и Марию ласково называла Машенькой, а Кохэру любила трепать по голове и называть того глупым мальчишкой. Иногда, забываясь, юноша называл ту старшей сестрой, после чего стеснялся даже взглянуть на девушку. Отстраненный характер Кохэру не позволял тому даже спокойно разговаривать с близкими, но как только юноша чувствовал власть или уверенность, он не давал спуску никому. Саша была похожей, именно поэтому Мария каждый день могла наблюдать их очередную ссору или спор из-за сущих мелочей. Скрестив руки на груди, Саша с усталым вдохом прижучила Марию взглядом. Сглотнув, девочка неловко улыбнулась и смирилась со своей участью. От Саши не убежать. Даже юноша признавал, что русская была страшна в гневе, особенно, когда Мария не слушалась её. — Мария. Ты снова убегаешь? Разве ты не забывала, что у тебя сегодня концерт вечером? — Саша присела к ним на кровать, понимая, что такое действие с её стороны непозволительно. Хоть Марие и было всего двенадцать, но она уже выступала на сцене, одаривая отца ещё большей прибылью. Мария в свои двенадцать, являлась известной певицей, которую уже сейчас звали на разные ток-шоу. Она так же успела сняться в пяти фильмах, в двух из которых в главной роли. — Я… я не хочу на этот концерт, ясно? А вдруг я провалюсь, а? – девчушка поправила чёлку, прикрывая глаза на которых собрались прозрачные слёзы. Она устала. Отец буквально заставлял Марию выступать, не видя, как постепенно её увлечение пением угасает, сгорая в усталости, которую девочка старалась скрывать от брата. Обняв сестру, Кохэру мазнул взглядом по Саше, призывая ту присоединиться. Саша так же обняла девчушку, начав поглаживать её по голове. Кажется, Мария сама не заметила, как по её щекам покатились слёзы, а из горла вырвался болезненный хрип. Отъебитесь от детей! Дети так хотят побыть детьми! Отъебитесь от детей! Не смейте рушить их хрупкий мир! Отъебитесь от детей! Что бы вы ни делали, но, увы, дети не хотят быть теми, кем когда-то мечтали, но так и не стали вы! — Мария, я… приду на твой сегодняшний концерт, — тихо, почти неслышно проговорил юноша, вытирая слёзы младшей, смотреть на которые было просто невыносимо. Его сердце предательски болело, когда Мария плакала или выглядела опустошённо, словно потеряла весь смысл в своих стараниях. Мария натянуто улыбнулась, обрадовавшись, что брат придёт на её концерт. Он никогда не ходил на любые концерты, что уж говорить о её. Похлопав себя по щекам, Мария схватила Сашу за руку и быстро исчезла из комнаты брата, оставив того в спокойном и любимом одиночестве.

***

На удивление слугам и Саши, Саотомэ сегодня вернулся домой ровно в шесть часов дня. Поразило их не столь ранние прибытие господина, а вовсе его внезапное и незапланированное появление. Так как Мария уже уехала готовиться к концерту, отец был не улыбчив, разговаривая только со слугами, сидя в своём кабинете за работой. Как стукнуло семь, юноша начал собираться, чтобы вовремя приехать на концерт сестры, а не разочаровать ту опозданием. Он не хотел расстраивать свою маленькую принцессу, которая так старалась ради своей семьи. В дверь ненастойчиво постучали, послышался странно-тихий голос Саши, которая всё никак не решилась зайти. Отозвавшись, позволяя няньке войти, юноша интуитивно уловил напряжённость и некую грусть на лице девушки. Напрягшись, юноша хотел было спросить, что же случилось, но голос словно пропал, в момент охрип так, что заболело горло. — Кохэру, господин ждёт тебя в своём кабинете. Кохэру не мог понять, что же ошеломило его сильнее. То, что Саша резко перешла на официальный тон, или то, что отец хочет видеть его? Но зачем? Они не общаются уже больше полгода, и тут отец неожиданно вспомнил про его существование. В голову, как бы это не было ожидаемо, полезли мысли, предполагавшие самые разные сценарии. Выйдя из комнаты, юноша всё никак не мог прийти в себя, находясь в прострации. В голове стоял белый шум из разнообразных мыслей, заставляющие кровь застыть в жилах. Лицо его сделалось бледным, а чёлка прилипла к вспотевшему от напряжения лбу. В кабинете отца, в который он не заходил года два, ничего не изменилось. Лишь атмосфера стала более накалённой, а воздух ледяным, впиваясь иглами в лёгкие, не давая Кохэру нормально вздохнуть. — Кохэру. Обратился к нему отец незнакомо чутко, словно полугода совершенной пустоты испарилось, как только он вошёл в кабинет. Посмотрев на отца, юноша вздрогнул, но сразу же с отвращение отвёл взгляд от этой клоунской улыбки родителя. — Я тут подумал и решил, — отец медлил, испытывал терпение Кохэру, впрочем, как делал всегда, стоило Кохэру начать с ним разговор. — Ты поступишь в мою музыкальную академию. Пошатнувшись, Кохэру отступил назад, испытывая в одно мгновение столько эмоций, сколько не повидал за всю свою паршивую жизнь. Отец только что буквально сказал, что вышныривает Кохэру из дома. Ведь отец знал, что он не мог нормально заниматься музыкой после смерти матери! — Отец! Ты не смеешь..! – — Это не обсуждается, Кохэру. Ты просто просиживаешь свою жизнь на моей шее, ты так и не нашёл своё любимое дело. Возвращайся в комнату, сборы состояться сегодня же, Саша тебе поможет, а уже завтра ты поедешь в академию. — Да что ты несёшь?! Мои тексты не дотягивают до нужного уровня! – — Я читал твои недавние мелодии. Они неплохи, — всё также безэмоционально продолжал мужчина. — Да кто тебе вообще давал разрешение трогать мои вещи?! И вообще, собираться никуда я не буду, я обещал Марии быть на её концерте! Ей нужна поддержка! — срываясь на крик, юноша выпускал всю свою злость и обиду на этого мужчину, которого почему то продолжал звать отцом. — Она справится и без тебя, ты, глупый и наглый малец! Живо в комнату! Саша! — Саотомэ криком позвал няньку, и Саша незамедлительно явилась, робко поклонившись, ждя от господина приказов. — отведи его в комнату и собери чемоданы. Саша лишь кивнула и поспешила уйти, потянув Кохэру за собой. В этот вечер Кохэру не пришёл на концерт сестры, собирая вещи и понимая, что он больше никогда не вернётся в это место. То самое, которое перестало быть домом давным давно. Руша крепости из кресел, что вы дадите взамен? Альпинизм карьерных лестниц в корпоративной тюрьме! Что ждет их дальше? Пыльные клетки квартир и вольеры цехов! Позвольте детям хотя бы в детстве пожить без ошейников и оков!
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты