Коробка

Гет
NC-17
Завершён
281
Пэйринг и персонажи:
Размер:
10 страниц, 1 часть
Описание:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
281 Нравится 10 Отзывы 63 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Вены выступают на руках, наливаются, ярко выделяясь на бледной коже. Руки напряжены, каждая мышца чётко очерчена. Кожа поблёскивает, мокрая от пота. Сакура чуть устало постанывает, склоняясь ниже. Какаши мутным взглядом следит за движениями и наклоняется за ней, рвано выдыхает через стиснутые зубы. Ноги уже не держат, подгибаются, у Харуно и вовсе дрожат — она так и не сняла каблуки и теперь определённо жалеет об этом. — Я всё, — хрипит она и выпрямляется. Какаши прикрывает глаза. — Я тоже. Коробки с глухим стуком опускаются на пол, больше не удерживаемые его руками. Хатаке выпрямляется, устало трёт поясницу и слегка прогибается — чёрная водолазка плотно облегает крепкое тело, и Сакура едва ли стыдливо окидывает взглядом мужчину. Но всё же отворачивается, не желая быть пойманной, напоследок задержав взгляд на руках. Уже полгода она играет с ним, заметив, что её симпатия взаимна. Не стремится пока что переступить границу, то ластится, то намекает, то гонит прочь. И он терпит, принимая игру, зная финал наперёд. Недолго осталось, шкурой чувствует. Какаши раскатывает рукава водолазки и с выдохом падает на кресло. Откидывает голову на спинку, невидящим взглядом смотрит в потолок. — Я чувствую себя использованным, — заговаривает хрипло. — Правда? Что, постарел? — фыркает Сакура, на корточках копаясь возле коробки. Она знает, что делает — короткое платье, явно неподходящее для переезда, едва не полностью натягивается, поднимаясь, приоткрывая ягодицы. — А раньше, помню, был таким бодрым на миссиях. Никудышный из тебя джонин, Какаши, как бы не оказался наказанным. Какаши с интересом смотрит на Сакуру. Прямым, долгим взглядом, чтобы она точно его ощутила. И довольно подмечает мурашки на её коже. Тянет один уголок губы вверх. — Знаешь ли, мы целый день таскаем бесконечные коробки, тут у любого тело бы устало. Серьёзно, что в них? Талмуды с какими-то техниками? Все вещи с момента твоего рождения? Или камней набросала, чтобы помучить меня? Сакура быстро оборачивается через плечо, демонстративно закатывает глаза и продолжает распечатывать коробку, ножом разрезая скотч. — Нет, только личные вещи, — и добавляет весело, — я думала, у тебя более крепкое тело. Печально, Какаши, печально. Какаши поднимается с кресла и бесшумно подходит к Сакуре, нависает над ней. Пристально следит за быстрыми движениями её пальцев, наконец откидывающих крышку. И с интересом заглядывает в коробку. Разочарованно выдыхает — всего лишь чашки. — Какаши! — Сакура едва не подскакивает, возмущённо оборачивается. Впивается взглядом в ноги мужчины, глядит выше, чуть сглатывает, проскальзывая взглядом по паху, и сердито смотрит в смеющиеся глаза. — А если бы здесь было моё бельё? Сядь на место, скоро чай сделаю. — Я помогу распаковать. Нам ещё полотенца нужны, да? Хатаке, нагло улыбаясь, игнорирует указания, подхватывает лежащий у ног девушки канцелярский нож, будто случайно задевая голую кожу её бедра, и подходит к другой коробке. Благо, гостиная ими завалена — выбирай, не хочу. — Эй, а ну перестань! Какаши довольно замечает, как Сакура подскакивает с места и спешит в два шага пересечь комнату. Значит, в этой наверняка что-то интересное. Он быстрым движением разрезает скотч и уже тянется, чтобы открыть содержимое. Подцепляет крышку пальцами, но Сакура перехватывает руку. Крепко обхватывает, сжимает и недовольно качает головой. — Нельзя без спросу копаться в вещах девушки, — выдыхает она, подныривая под рукой и оказываясь между Какаши и коробкой. Хатаке ведёт головой вправо, через плечо заглядывая, и подмечает — коробка отмечена красным крестом, наспех нарисованным маркером. Та самая, которую ему не хотела уступать Сакура, сама тащила, едва не надрываясь под конец. Но никакой помощи. — Что в ней такого? — Узнаешь, — и она добавляет прежде, чем успевает подумать — Какаши по испуганным глазам видит, — если будешь хорошим мальчиком. Он удивлённо вскидывает брови, задумчиво склоняет голову набок и кривит губы в ухмылке. Перехватывает руку Сакуры за предплечье, чуть подтягивает на себя. Девушка фыркает, но поддаётся. Понимает, что отступать бесполезно, и с вызовом смотрит в глаза. — Хорошим мальчиком? — Какаши растягивает каждый слог, склоняясь ближе. — Я-то? Серьёзно, Сакура? Сакура выкручивается из хватки, складывает руки под грудью, приподнимая её, подчёркивая декольте сильнее — нарочно — и смотрит с вызовом. Упрямо, дерзко и победно. — Ты, Какаши. — А если не буду? — он говорит хрипло, улыбаясь игриво уже, и смотрит сверху вниз. Стремясь осадить и поставить на место. Только Сакура верна своему упрямству. И, в целом, уже не против завершить игру. Она чуть приоткрывает губы, выдыхая, и пальцем упирается в грудь Какаши. Ногтем оцарапывает. И нарочно ногой опрокидывает коробку. — Тебе понравится, обещаю. Секунду Какаши глядит за спину девушки, желая увидеть содержимое, так тщательно ею скрываемое, но Сакура хватает водолазку, тянет на себя мужчину — и он, не ожидая, поддаётся, ступая вперёд шатко. И, поняв ситуацию, довольно хмыкнув, накрывает губы Сакуры своими. Целует влажно и трепетно, нежно обхватывает, не желая спугнуть внезапный порыв, только Сакуру подобное не устраивает. Она фыркает в поцелуй, прикусывает нижнюю губу Какаши, грубовато зализывает. Второй рукой она обхватывает его за шею, пальцами за загривок оттягивает голову и, ловя удивлённый выдох, языком проскальзывает в рот. Обводит ряд зубов, чуть скользит по дёснам — и оплетается вокруг языка Хатаке. — Сакура? — хрипит Какаши в губы, чуть отстранившись. Слюна влажно тянется между ними. Он смотрит в озорные зелёные глаза, подёрнутые пеленой возбуждения. Не выдерживает и ещё раз коротко целует, одновременно стаскивая с себя руки девушки и смыкая их в одной ладони. — Я, безусловно, ждал и счастлив… — Какаши, — прерывает Сакура, улыбаясь очаровательно невинно. Но хитро щурится. — Может, потом поговорим? Кто из нас старше? Она, не вырываясь из рук мужчины, удобно зажатыми у его паха, подушечками пальцев с нажимом проходится по тонкой ткани штанов. Улыбается довольнее, чуть сильнее нажимая на твердеющий член. — Это связано с коробкой? — невпопад выдыхает Какаши. — Ты так и задумывала? — Почти, только чуть позже. А теперь, — она всё-таки выкручивает руки, — будь хорошим мальчиком, подожди меня в спальне. В ней нет бардака. Какаши удивлённо вскидывает бровь. — Что ты задумала? Сакура нетерпеливо хватает мужчину и за плечи разворачивает. Ладонями надавливает, намекая идти вперёд. — Я ведь сказала, тебе понравится. Не будь скучным. Какаши ничего не остаётся, он, по правде, и не особо хочет сопротивляться. Заинтересованно оглядывается на Сакуру, стоящую на месте и жестами подгоняющую. И окончательно сдаётся, выбирается из гостиной, заваленной коробками. Проходит в спальню, ничем не захламлённую. Обычная комната. Только деревянная кровать бросается в глаза — уже застелена чистым бельём, не пойми откуда взявшимся, учитывая, что в эту квартиру Сакура только сейчас заканчивает переезд. Если, конечно, не врёт. Какаши не успевает осмотреться получше — Харуно просачивается в комнату, прикрывая за собой двери с лёгким хлопком. Хатаке удивлённо оборачивается на звук, видит, как хитро улыбается девушка, пряча руки за спиной. — Если ты хочешь спросить про чистоту постельного, — начинает она ластящимся голосом, — я пару дней уже ночую здесь. Нужно было проверить, насколько удобная кровать. — И как? — Очень удобная, — довольно выдыхает Сакура, подходя ближе. Руки всё так же за спиной, рассмотреть, что там, у Какаши не получается. — Сейчас последнюю деталь проверим. — И какую же? — он отступает к кровати, упирается ногами и оседает. Всё так же заинтересованно смотрит на подкрадывающуюся девушку, облизывает губы в нездоровом предвкушении. — Ты хочешь поиграть? — Нет, — выдыхает она, подойдя вплотную. Стоит меж разведённых коленей, смотрит властно сверху вниз, и Какаши сглатывает. Он не знает, почему, и не желает знать, но восхищённо любуется её выражением лица. — Я абсолютно серьёзна. И, всё так же смотря в глаза мужчины, она нарочито медленно выводит руку из-за спины. Довольно улыбается, отмечая заинтересованный взгляд, направленный на верёвку для шибари. — Нравится? — выдыхает Сакура, любовно её оглаживая. Бросает ещё один короткий взгляд — нет, Какаши не напуган, лишь слегка удивлён. И она видит — хочет попробовать. Сакура резко ставит ногу на постель, слегка нажимая стопой на пах Какаши. Он удивлённо выдыхает, но смотрит так же прямо, не сдвигаясь. — Я повторюсь, — Сакура предплечьем упирается о свою ногу, склоняется вперёд. Перебирает пальцами ноги, оглаживая. — Будешь хорошим мальчиком — и тебе понравится. Доверься мне. — Сакура, — выдыхает Какаши чуть хрипло, подаваясь бёдрами вперёд. Член отзывается на ласку, и мысли Хатаке заволакивает туман. — Я всегда тебе доверял. — Руки вперёд, — девушка резко убирает ногу, говорит властно. Он повинуется, ни на секунду не задумываясь, правильно ли делает — его давно тянуло, зачем сопротивляться теперь? — Держи накрест. Какаши не хочет знать, где и с кем Сакура научилась. Но она умело обвивает верёвкой его запястья, пропускает другой конец между ними — и снизу меж ладоней, затягивая. Ещё виток, узел — и верёвка крепко впивается в кожу. — Не слишком? — вдруг спрашивает Сакура, задерживая руки на последнем узелке. Какаши отрицательно машет головой. — Нет, ты должен сказать. — Всё хорошо. Не больно. Сакура кивает, и верёвка оплетает руки выше. Каждые три сантиметра — новый оборот вокруг предплечий и затяжка между. Не слишком туго, чтобы было пространство между локтями и можно было слегка развести руки. Но крепко — сам не выпутаешься. — Я напомню, на мне всё ещё водолазка, — он следит, как Сакура вяжет последний узел — руки немного тянут, непривычные к такому положению. Она только кивает, осматривая верёвку. Прижимает его руки к груди, и ладони ложатся на плечи. Девушка верёвкой обводит вокруг торса, перекидывает несколько раз, пропускает снова между рук, через плечи, накрест и снова меж рук — теперь с другой стороны. Оставляет небольшой конец верёвки спереди. И, удовлетворительно кивнув теперь самой себе, поднимает взгляд на Какаши. — Сейчас она не мешает. И, на этих словах, Сакура за свободно висящий конец верёвки дёргает Какаши на себя. Не сильно, но обозначая — «встать», и он повинуется. Фыркает с лёгким смешком, но ловит серьёзный взгляд девушки и замолкает. Сакура усаживается на колени перед ним, неспешно ведёт взглядом. И, взявшись за пояс штанов, подцепляя и резинку трусов, рывком стаскивает с Какаши одежду. Головой вверх дёргает, и он поднимает по очереди ноги. Сакура помогает снять низ до конца, нетерпеливо отбрасывает в сторону и снова дёргает за верёвку — теперь на Какаши, явно неудобно вытягивает руку, но никак не меняется в лице. Хатаке снова садится на кровать. Сакура рукой чуть хлёстко бьёт по бедру, и он разводит ноги. Он и сам не знает, почему член всё ещё стоит. То ли от напряжения, то ли от предвкушения. Но задаваться вопросом ни времени, ни желания. Сакура резко обхватывает головку влажными губами, обводит её языком, задевая уздечку. Какаши рвано выдыхает, дёргает руками навстречу, хочет придержать за волосы — но не может. Верёвка не пускает. Он выгибается в пояснице, подставляясь ближе, и Сакура обхватывает рукой у основания, задевая жёсткие волосы. Сжимает сильно и, посасывая головку, невинно заглядывает в глаза. Мысли путаются. Сакура ещё раз втягивает головку, создавая вакуум. Заводит за щёку, потирается и слегка цепляет зубами — на контрасте до одури приятно, и Какаши запрокидывает голову. Ещё несколько движений, и Сакура берёт глубже, заглатывает, пропуская головку в горло. Она не давится, даже умудряется языком провести снизу, и вдруг резко отстраняется. — Хоть один звук — и я перестану, — говорит нежно, ласково оглаживая щёку Какаши. Она запускает руку меж своих грудей и из-под одежды достаёт небольшой пакетик. Заманчиво блестящий, манящий к себе. Какаши не решается заговорить, молча наблюдает, как Сакура надрывает его и, чуть запрокинув голову, открывает рот и высовывает язык. Льёт на него странно блестящую, вязкую жидкость, держит несколько секунд, поглядывая на Хатаке. Он снова шумно сглатывает. — Помни, ни звука, — говорит она, улыбаясь. И снова берёт в рот. В первую секунду Какаши не чувствует ничего нового — всё тот же горячий язык. Во вторую — язык слишком горячий, и вдруг проходит ассоциация с шипучкой. Только не во рту — кажется, что что-то искрящееся взрывается на члене. Он сглатывает, когда Сакура широко проводит языком, особенно любовно облизывая головку. Обводит уздечку, вокруг — и снова широко по длине. Какаши закрывает глаза. Горячо. И приятно обпекают взрывы. Сакура довольно наблюдает за стекающей со лба Какаши каплей пота. Хищно улыбается и заглатывает член полностью, носом упираясь в пах. Слегка давится, сглатывает — и от этого Хатаке дёргает бёдрами навстречу. У неё во рту тоже взрывы. Приятные, разжигающие пожар, и она высовывает язык, не выпуская изо рта. Проводит ниже, задевая теперь не только член. Какаши громко, со стоном выдыхает, не сдержавшись. Влажный, горячий язык исчезает, но взрывы всё ещё остаются, и он не сразу понимает. Всё ещё приятно, но он ощущает разницу, открывает глаза. Сакура отстраняется, облизывает распухшие губы. Нарочито чётко проводит по ним языком. И пожимает плечами, невинно улыбаясь. — Я ведь предупреждала. — Издеваться вздумала? Я же не кончил. — Какаши, — говорит она мягко, поднимаясь с колен. Тянет за верёвку, распуская. — Ты непослушный мальчик. И заслуживаешь наказания. — Что ты вылила на язык? — Приятно, правда? — но больше Сакура не отвечает, молча распускает узлы, загадочно улыбаясь. Когда верёвка полностью распущена, девушка ласково, едва надавливая, разминает занемевшие руки Какаши. Поглаживает, и мурашки у Хатаке пробегают даже сильнее, чем когда она сосала. Он довольно щурит глаза, откидывая голову. Забирает одну руку, разминает её, сжимает-разжимает. И кладёт на изножье кровати. Дерево чуть шатается под пальцами, и Какаши непонимающе хмурится. Чуть надавливает, пытаясь будто приподнять — и крышка откидывается. Хатаке удивлённо смотрит на цепи, лежащие на скрытой полочке, и понимает — поножи. Значит, у изголовья… — О, — Сакура замечает и подаётся вперёд, оглядываясь на Какаши. — Ладно, раз хочешь кончить — накажу иначе. Снимай-ка водолазку. Какаши, в общем, перестаёт удивляться. Ему нравятся такие перемены в характере девушки, и хорошо, что видит их он один. О прошлом и думать не стоит, он откидывает его прочь — как и лишнюю одежду, оставаясь абсолютно обнажённым. И недовольно глядит на платье Сакуры, пусть и облегающее, но скрывающее фигуру. А Сакура, кажется, и не замечает взглядов. Уносится в другую комнату, явно снова копаясь в своей загадочной коробке, но быстро возвращается. В этот раз руки она не прячет — покручивает на пальце повязку. — Неужели? Сакура игнорирует вопрос, просто подходит и нацепляет её на Какаши. Повязка сидит как влитая — перед глазами только чернота, и Хатаке раздражённо выдыхает. — Я хотел видеть тебя. — Придётся чувствовать, — нежно произносит она, чуть похлопывая Какаши по щеке. Он на секунду перехватывает её руку и потирается, ласково гладится о костяшки, но Сакура отстраняется. — Подползи, пожалуйста, к изголовью. Да, так. Какаши не видит, но слышит — откинута ещё одна деревянная крышка. Он обязательно спросит позже Сакуру, но пока что молчит, чувствуя, как на запястьях смыкаются наручники, разводя руки в стороны. — Что ты делаешь? — спрашивает он, слепо вертя головой, слыша шорох ткани. — Раздеваюсь, — со смешком говорит Сакура. — Представь, на мне такое… чёрное, красивое бельё. С кружевом. На лифе — прозрачные вставки из сетки. А трусики… ну, это неважно — они не из одного комплекта, поэтому не интересно. Однажды я покажу тебе весь комплект, и уверена — тебе очень понравится. Кровать проминается справа от Какаши, и он пытается через плотную ткань разглядеть хоть что-то. Прохладная ладонь вдруг накрывает его член, мягко гладя. Пробегаясь игриво. — Сакура, что за… игры. — Не нравится? — выдыхает она, и Какаши чувствует — соврала, белья на ней нет. Она промежностью потирается о его пресс. Хатаке выдыхает через зубы. — Я хочу видеть, знаешь ли. Сакура не отвечает — вместо сжимает снова вставший член сильнее, рукой вверх-низ проводит с нажимом. То резко, то напротив — плавно и дразняще. И всё трётся влагой, дразнит и упивается своей властью над ним сейчас. Какаши с силой дёргает рукой, но цепи издевательски звенят и наручники не пускают. Он раздражённо выдыхает, тут же получая хлёсткий удар по бедру. Снова. — Как я могу быть, — он чуть постанывает, когда Сакура сильнее оглаживает пальцем головку, — хорошим, когда ты… — Лучшая, правда? — довольно тянет она. — Не волнуйся. И снова трётся. И снова гладит. Влажно, горячо и приятно. Но мало. Не даёт ему ничего делать, даже увидеть. Вдруг она останавливается, убирает руку с члена и приподнимается на коленях — Какаши чувствует только напряжённые ноги вокруг себя. — А-ах, — тягуче звучит. — М-м… Какаши… — Что ты делаешь? — сквозь зубы цедит Какаши, поднимая бёдра, выгибаясь. Желая хоть так «видеть». — Трогаю себя, два пальца уже внутри, — нараспев выдыхает Сакура. — Ещё… ах… сейчас… Она влажной рукой упирается о его грудь, чуть смещается назад. Другой рукой, тоже измазанной в её смазке, снова берётся за член, оглаживает его. Какаши выдыхает. И нетерпеливо рычит, когда Сакура насаживается на головку. Охватывая вокруг горячими стенками, сжимая намеренно, резко расслабляя после — и опускается на всю длину. Она ложится на его грудь, едва не царапая стоящими сосками, и Какаши снова дёргает руками в бессилии. Сакура не обращает внимания, поднимает таз и снова опускает, одной рукой обхватывая у самого основания члена, сжимая. И целует Какаши. Мокро, грубо. Кусается, раздвигает губы и облизывает язык, всасывает — и снова кусается, слизывая проступающие капли крови. — Сакура… — Какаши выдыхает в поцелуй, бёдрами подаётся навстречу, толкаясь глубже. — Пожалуйста, я хочу обнять тебя. — Хорошо, — выдыхает она сквозь стоны, ускоряя темп — насаживается глубже и вдруг замирает. Крепко сжимает стенками. Чуть ёрзая назад-вперёд, но не поднимаясь. — Я достаточно крепко обнимаю? — Я ещё отыграюсь, — едва слышно выдыхает Какаши, кусая теперь сам. Зубами прихватывает Сакуру за шею, после обхватывает губами и с силой втягивает кожу. Определённо оставит засос, но не он начал. Сакура упирается в грудь Какаши и выпрямляется. — Что же, — она стонет, потираясь клитором о его пах, — тогда закончим раньше. И с этими словами поднимается на члене, резко опускается, сжимает — и снова. Какаши подаётся навстречу, чувствует ладонь меж её ног. И ещё одну — у себя на соске, слегка выкручивающую его. Неожиданно приятно. Сакура двигается быстро, не сдерживает протяжных, влажных стонов — и Какаши глухо стонет в ответ. Подстраивается под её темп, глубже вгоняет член. Больше не дёргает руками, бессильно расслабляет их. Он подгибает колени — и Сакура, не вытаскивая член, разворачивается, охает, задевая что-то внутри себя и обхватывает за ноги, двигается резче. Сильнее. Больше. В какой-то момент её стоны сменяются глубоким, рваным дыханием, Какаши чувствует, как влагалище сокращается вокруг, сжимается, и он размашистее двигает бёдрами. Не меняет темп, но входит глубже, резче. Старается снова задеть ту зону внутри, чтобы Сакуре стало приятнее. Чуть сильнее приподнимает левое бедро. Сакура поскуливает — он задел, что нужно. Она сжимает член внутри особенно сильно, вдохи учащаются. Вдруг она замирает и тихо, скуля неожиданно почти жалобно, кончает, руки заводит назад и царапается. — Какаши, хорошо... — Сакура, я… Стой, — глухо выдыхает Какаши. Не в силах сдерживаться, сжимает больно кулаки, ногтями в ладонь впивается. Но Сакура не слушает, откидывается чуть назад и насаживается под новым углом, дрожащими руками держась за колени Какаши. Сильнее обволакивает, двигает не только вверх — кругом ведёт таз, и Какаши отпускает тормоза. Он глухо рычит и кончает внутрь, бёдрами вперёд подаваясь. Устало откидывает голову на подушки, дышит через рот и прикусывает губы, отмечая про себя — болят и опухли. Придётся снова надеть маску на работу. Сакура нарочито медленно поднимается с члена, напоследок снова сжимая, дразнясь. И, наконец, отстёгивает Какаши и стаскивает повязку с глаз. — Придётся сменить бельё, — тянет она задумчиво, укладывая голову на грудь Какаши. Он сразу же притягивает Сакуру ближе, нежно пропускает пряди волос сквозь пальцы. — И не переживай, я пока что пью таблетки. — Пока что? — Какаши поворачивает голову, поднимает одну бровь. Сакура только кивает. Она вдруг поднимается на локтях и внимательно смотрит. Кажется, даже слегка испуганно. — Скажи, тебе хоть… понравилось? — Я чувствую себя использованным, — честно выдыхает Какаши, прикрывая глаза. Слышит, как Сакура задерживает дыхание. И улыбается, молчит секунду, прежде чем снова тихо заговорить. — Хочу ещё. — Тогда, — шепчет она довольно, — притащи-ка коробку сюда. Посмотрим, что ещё в ней есть?
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты