Выдыхай

Слэш
NC-17
Закончен
38
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Драббл, 3 страницы, 1 часть
Описание:
- Ёнджо... - голос Хвануна в этот момент дрогнул и он опустил взгляд, когда Ён повернулся к нему. - Давай переспим... Последний раз. Мне так будет проще.
Примечания автора:
Идея взята с одноимённой песни Noize MC.

12.02.2021 - 2 место по фэндому Oneus.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
38 Нравится 4 Отзывы 6 В сборник Скачать
Настройки текста
Хванун стоял и искренне не понимал, что вдруг случилось у них с Ёнджо. Старший вечно прилипал к нему, то понежить нужно, то просто погладить, а сейчас... он элементарно даже не смотрит в его сторону. Это вызывало горькое чувство обиды, что застревало где-то в горле. Вот и сейчас Ун смотрел, как до боли любимый человек нежно обнимает другого. Вроде и глупо ревновать к одногруппнику, они знают друг друга как облупленных, не первый год, всё-таки знакомы, но почему Гонхи так спокойно принимает всё это... Он же знает, что Ёнджо принадлежит Хвануну. Они же не скрывали этого. На глаза предательски навернулись слёзы, и нужно было именно в этот момент к нему подойти Гонхаку. - Хэй, ты чего? Всё хорошо? - А разве должно быть? - Ун не мог перестать смотреть на мило обнимающихся Гонхи и Ёнджо. - Вы разве не расстались? - В смысле? - Ун резко повернул голову и уставился не понимающим взглядом на Хака. - Ён сегодня об этом нам всем сказал... - Ах вот оно как... Ну да, расстались. Не в силах больше сдерживаться, Ё просто вышел и направился в свою комнату. Не запирая дверь, он просто завалился на кровать и, обняв подушку, попытался переварить то, что узнал только что. Ёнджо бросил его. Молча. Он сказал всем, кроме него. Но ведь он должен был быть первым, кому Ким должен был сказать эту увлекательную новость. В груди что-то сдавило так, что Ун не смог сдержаться и, уткнувшись в подушку, закричал, надеясь, что это поможет облегчить боль. Но безуспешно. Стараясь рыдать максимально тихо, он почти задыхался от наплывших чувств. Ненависть к Ёнджо, к себе... Так наивно довериться старшему, который обещал всегда быть вместе. Ун ненавидел себя и за следующие мысли. Ведь когда дверь тихо открылась, и в комнату медленно вошёл Ён, запирая дверь за собой, он уже был убеждён в правильности своего решения... Но правильно ли оно на самом деле? - Меня Гонхак попросил к тебе зайти, - Ён не выглядел так, будто он беспокоился о его чувствах, что прибавляло в груди ещё больше боли. - Он просто беспокоится обо мне. А ты? Почему мне ничего не сказал? Почему я должен был узнать о нашем расставании от другого человека? - Прости, я не знал, как лучше тебе об этом сказать, поэтому решил, что ты сам об этом рано или поздно догадаешься, - спокойно говорил старший, даже не глядя на младшего. - Ёнджо... - голос Хвануна в этот момент дрогнул и он опустил взгляд, когда Ён повернулся к нему. - Давай переспим... Последний раз. Мне так будет проще. Ким заглянул прямо в глаза Уна. Холодный взгляд, вполне ожидаемый сейчас, но всё равно вызывал боль. Как буквально за один день он мог так поменяться? Или… Ё пододвинулся ближе к старшему и нерешительно коснулся рукой его лица, наблюдая за реакцией. Тот лишь двинулся вперёд и, не раздумывая, впился в губы парня, нагло блуждая по его талии. Как бы тот себя холодно не вёл, а Ун, закрыв глаза, внушил себе, что всё как раньше… Позволяя, раздеть себя, он не слова не сказал против, когда Ёнджо не церемонился и срывал одежду. - Повернись задом, – в приказном тоне сказал Ён, обрушая всё сильнее внутри Хвануна и так хрупкий мир. Хотя младший и хотел обнять парня, он не стал сопротивляться, и просто развернувшись, встал на колени, прижимаясь телом к стене. Ким, не пытаясь даже быть деликатным, сразу же вошёл, причиняя уже не только внутреннюю боль, но и физическую. Ун громко вскрикнул, но тут же закрыл рот рукой, с силой кусая пальцы. На глазах снова выступили слёзы, но он молчал - не хотел, что бы тот сейчас останавливался. Ён всё делал грубо - ни одного нежного прикосновения, резкие толчки, причиняли боль, но при этом не меньше удовольствия. Хотя младший всё более явно ощущал отвращение ко всему происходящему сейчас, но как остановиться, когда так приятно: очередной резкий толчок и Ун перестаёт сдерживаться и громко стонет, от чего Ёнджо набирает темп и, рукой прижимая голову Хвануна к стене, взял полный контроль процесса. Старший входит грубо, резко, как будто показывает, что он ненавидит его или просто пытается заставить его потушить свою страсть к себе, но младший и не собирается этого делать, будто на зло. Всё, что сейчас происходит, просто останется больным воспоминанием в памяти Уна, он ничего больше не сможет получить от бывшего - тот просто продолжит жить, как и раньше, но уже не обращая внимания на Ё, и вряд ли младшему это будет по душе, но он уже ничего с этим не сможет сделать. С каждым новым толчком, мечты Хвануна рушатся, ведь им не суждено сбыться. Младший, скорее всего, после Ёнджо ни с кем вместе не будет - ему просто больше не хочется чувствовать эту боль, обиду и даже ненависть. В голове сейчас только то, что Ён в данный момент здесь, пусть и трахает просто напоследок, стараясь как можно скорее кончить и уйти. Ун для него сейчас, как яд, медленнодействующий, чертовски приятный и привычный, но он надоел. Хочется уже, чтобы это всё поскорее закончилось. Их мысли слишком разные. Их чувства слишком разные. Для Ёнджо всё это сейчас как игра, а для Хвануна способ притупить боль, стараясь тем самым и вовсе избавиться от неё. Буквально ещё несколько толчков и старший кончает глубоко в нутрии Уна, на секунду наклоняясь и прислоняясь лбом к плечу парня. Забывшись, по привычке целует в шею и, отстранившись, бросает невнятное «Надеюсь, ты доволен!» и быстро уходит, оставляя Уна одного. Парень ложится на бок в холодной постели, с силой обнимая подушку. В душе сейчас так паршиво, что кажется, что-то глубоко в груди вот-вот разорвётся на части, убивая все чувства без остатка, собственно чего он и добивался. Но, видно, это не до конца помогло, ведь он до сих пор чувствует. Чувствует любовь, чувствует боль, чувствует обиду. А так просто хочется это выключить... Хванун вдруг задумался о том, что возможно всё, что он считал таким идеальным, было ложным восприятием выдуманной реальности. Ведь всё, что он планировал, всё, что хотел осуществить именно с Ёнджо, было нереальным. Всё, на что он был способен - это прятаться в пустой гримёрке или своей комнате со старшим, наслаждаясь друг другом. Но он готов был и такими темпами приближаться к своим целям, задумкам, вопреки всем запретам или неодобрению людей. Казалось, ещё чуть-чуть и он добьётся нужного результата, но старший вечно старался его остановить, говорил, что всё, что они имеют сейчас, этого достаточно... Но Ун не слушал, твердя, что это ради них, для того, чтобы они могли быть вместе, не скрываясь. Так должно было быть лучше. По мнению Хвануна, это лучшее из всего, что можно придумать или пожелать... Но, пытаясь дотянуться до своей мечты, он не замечал, как отдаляется от любимого. Как бы он ни старался, а он всё равно не способен был изменить реальность и, сам же разрушив то, что имел, просто решил сдаться. Внутренне крича от боли, уже не только разрывающей изнутри, но и сжимающей со всех сторон, он чувствовал, будто он заперт в какой-то маленькой клетке внутри Ёнджо, который не выпускал его. Ведь как можно ещё объяснить то, что он никак не может освободиться от оковывающих его мыслей о старшем? Всё, что он может сказать это: - Если честно, во всём виноват я сам... Но, ради бога, перестань мне сниться! ~~~ Снова эта давящая боль, застревающая где-то комом в горле. Глаза опухли от слёз, что даже чувствовал сам Хванун. Внезапно его крепко обняли и, ласково поцеловав в висок, прошептали на ухо: - Уни, приснился страшный сон? Не бойся, я тебя никому не дам в обиду! Что? Этот голос... Неужели это... - Ёнджо? - медленно, даже с лёгким страхом, младший открыл глаза и удостоверился в том, что старший сейчас лежит рядом. Взгляд полон нежности и любви, как и прежде, что заставляло снова ожить бабочкам, где-то внизу живота. Не способный справиться с эмоциями, он зарыдал, уткнувшись носом в плечо старшего и крепко прижимаясь к нему, боясь, что тот уйдёт. - Что такого тебе приснилось, малыш? Не плачь, всё хорошо! Это был только сон. Страшный сон, который повлёк некоторые изменения в Хвануне, который стал проще относиться к реальности. Он больше не рвался не обдуманно к тем целям, что так не мог достигнуть, возможно, подсознательно боясь, что сон может рано или поздно оказаться явью.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты