В ожидании Рождественского чуда

Слэш
PG-13
Закончен
19
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Мини, 5 страниц, 1 часть
Описание:
Работа отнимает всё больше времени у Мисты, постоянные приказы босса не дают полноценно проводить время с бандой и самим Джованной. Джорно хочет извиниться перед своим консильери за очередной переполненный заданиями день.
Посвящение:
Гвидо Мисте (если бы он существовал в реальной жизни) и всем симпатизирующим нашему любимому придурку в тигровых штанах :3

Отдельному вдохновителю Весна_слёз и, конечно, читателям) Спасибо, что продолжаете любопытствовать и оценивать работы <3
Примечания автора:
Изначально хотелось вывесить это поближе к Новому году и католическому Рождеству, но раз уж у Гвидо Мисты сегодня день рождения, то пусть оно будет опубликовано сегодня! Всё равно погода располагает новогоднему настроению, коим наполнена и работа)
Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию
Награды от читателей:
19 Нравится 2 Отзывы 2 В сборник Скачать
Настройки текста
— Опять у залива собирается туман, — парень стоял около раскрытого настежь деревянного окна, почти прозрачный тюль медленно качался, иногда задевая рукав черного, расшитого золотистыми цветами, пиджака. Джорно думал, что пора менять занавески в кабинете, они действительно были похожи на собирающийся бело-серый туман, который он рассматривал по вечерам. Чем ближе было Рождество, тем чаще прохладная вуаль окутывала город ночами. Изредка Босс встречал рассветы за работой, поэтому знал, что город сбрасывал с её с себя ближе к девяти утра, когда жители начинали спешить на работу, и туристы-муравьи сновали за своими гидами, рассматривая каждую мелочь в Неаполе. — Я же просил тебя не торчать на сквозняке подолгу, — тяжёлая дубовая дверь тихо скрипнула, закрываясь под силой вошедшего в помещение человека. Он на ходу расстегивал неудобный пиджак, который был немного тесен ему в плечах. Спина ужасно ныла после долгого и активного рабочего дня, поэтому он потянулся, издавая расслабленный стон. — Не шуми, Гвидо, разбудишь ребят. Они только… — Да-да, только вернулись с задания, на которое убили несколько дней своей юности, — консильери хоть и перебил главу, но сделал это сниженным на тон голосом. Он понимал, что Наранча и Паннакотта мотались по всей Кампании трое или четверо суток в поисках очередных нарушителей омерты. Предателей ждала смерть от рук Мисты, ведь Джованна марал руки в крови только в исключительных случаях. Кто знает, может в этот раз он снова сделает всё сам. Он подошёл к окну, бросил снятый пиджак на подлокотник кресла босса, его взгляд зацепился за поверхность стола из красного дерева. Элемент мебели был завален кучей бумаг, чертежей, картами городов с отмеченными на них неизвестными местами. Он окинул комнату взглядом: чёрная фурнитура зрительно уменьшает комнату. Как только Джорно работает под давлением темного воспоминания о прошлом владельце кабинета… Стоило поболтать по этому поводу с Триш, у нее чувство прекрасного развито явно лучше. Миста вновь повернулся к пейзажу за окном и оперся локтями на широкий подоконник. Босс продолжал стоять рядом с ним ровно и неподвижно, его взгляд всё так же был направлен в сторону глади воды. Гвидо медленно опустил голову на сложенные в замок руки, длинными пальцами ухватился за немного отросшую чёлку и спокойно выдохнул. Его глаза сами закрывались, картина оконной рамы и парком за ней мутнилась. Возможно, он бы правда заснул, если бы теплая ладонь не коснулась спины в области лопатки. Белоснежная ткань рубашки пропускала ощущения и температуру к коже, согревая её. — Устал и бесишься? — в теноре Джорно слышалась улыбка, — Я думал, может ты захочешь принять в качестве извинений…хочешь сходить со мной в то кафе в Портичи*? — он явно думал, что Миста был зол на внезапно свалившуюся на него долю работы с сицилийскими коллегами. Да, он делал это на пару с более коммуникабельным Бруно, но они оба были чертовски вымотаны, так как после встречи в ускоренном режиме занимались своими основными делами. — Ты же понимаешь, что сейчас к ночи наползёт туман, мы с трудом выедем из Неаполя, еще и в сторону вулкана, — Гвидо был несколько удивлён, что Джованна решил извиниться, да ещё и таким странным способом. Конечно, тот маленький ресторанчик часто привлекал внимание консильери, когда они выезжали вместе с заново собранной бандой Буччеллати на задания в Портичи или просто проезжали мимо него в другие города. Он находился на небольшой площади, но его было видно с набережной, по которой проходила трасса из Неаполя. Но в таком состоянии, еще и поздним вечером, он бы не согласился даже за лишний выходной посреди недели. — Тогда позволишь мне приготовить для тебя что-нибудь? — теперь Миста был удивлён еще больше, ведь он никогда не видел как босс вообще готовит. Слегка повернув голову, он встретился с уверенным взглядом Джорно, который уже решил, чем сможет порадовать своего лучшего друга. Обычно готовка была возложена на верный персонал босса, но зачастую эту участь брала на себя Триш. Она вызывалась, потому что знала, что её блюда придутся по вкусу всей команде, ведь ребята всегда хвалили кулинарные способности девушки. Иногда её заменял Бруно, после восстановительного курса он плохо спал под утро, поэтому банду не раз встречали яркие и вкусные завтраки. После того, как Джованна занял место босса и, послушав совета верной правой руки спасать тех, кто не успел подсесть на иглу, а не уже готов продать всё, что угодно ради дозы, урегулировал наркотрафик, его редко можно было увидеть за общим столом. Заваленный бумагами и назначенными встречами, он почти всё время проводил в кабинете, и присоединялся к товарищам только за ужином. И то не всегда. Миста сначала не придавал этому сильного значения, но со временем начал замечать насколько темны синяки под его бирюзовыми глазами, насколько уставший взгляд встречал его из-за массивного стола из красного дерева, насколько ясно стали видны скулы на его прекрасном лице, обрамленном кольцами золотых локонов, невзначай выпавших из замысловатой прически. Каждый вечер после ужина он заглядывал к нему в кабинет, спрашивал о его самочувствии, предлагал поесть. Если Джорно отказывался, то он приносил ему пару блюд и стоял над душой, пока тот не оставит тарелки пустыми. Однажды, когда босс был занят работой настолько, что даже не пустил консильери к себе, Гвидо увидел его ночью в столовой одного, грустного и без интереса поглощающего прохладную пасту. Дон был уставшим, но рассказал о своих проблемах и мыслях, медленно засыпая на плече друга. Тогда они просидели до рассвета, встречая первые лучи теплого итальянского солнца через панорамные окна виллы. Рыжие и желтые оттенки красивыми бликами ложились на белоснежную мебель кухни-столовой, погружая комнату в огненный океан. Красота завораживала, но следом за восходящим светилом, солнечные пятна перемещались по комнате, достигая парней. Гвидо закрывал собой лучи, чтобы они не мешали едва задремавшему другу, но пара зайчиков попали на золотую прическу Джорно. Миста зачарованно глядел на переливающийся блеск светлых волос, думая какие они наощупь. Наверняка, мягкие, как пух, и гладкие, как его шёлковые рубашки и костюмы. Чем выше поднималось солнце, тем понятнее становилось, что Джованну будить не стоит, а сам консильери уже не уснет, поэтому он осторожно встал, поднял несколько потерявшего в весе босса, отнес в его комнату, раздел, накрыл одеялом и оставил записку на тумбе, в которой написал, что как правая рука возьмет его обязанности на себя на день. — Мне даже интересно, что ты сможешь приготовить, чтобы я простил тебе рабочий завал, который оказался похуже того дня, когда я взял на себя твои заботы, — ехидная улыбка проскользнула на смуглом лице, он был заинтересован кулинарными способностями Джорно, но что важнее, он уже его простил. Пары минут было достаточно, чтобы переместиться из тёмного кабинета, уставленного почти чёрной мебелью (надо было срочно избавляться от воспоминаний о Дьяволо, но на смену дизайна комнаты, находящейся в постоянном пользовании, не было времени и возможности), в кухню-столовую, отличающуюся от всего дома белым гарнитуром и обеденной мебелью. Миста уселся на барный стул за высокий молочный стол, наблюдая за снующим между шкафчиками и холодильником боссом. Он понятия не имел, что тот собирался готовить для него, но набор продуктов говорил о том, что это будет что-то сладкое. Все в банде знали, что Гвидо продаст душу за тосканскую белую фасоль или триппу*, но никто не знал, что из десертов он предпочитал. Команда просто понимала, что он невозможный сладкоежка, поэтому разрешала заказать лишний кусок морковного или клубничного торта. Джованна замечал, что Миста часто брал в ресторане блюда с морковью, но он объяснял это тем, что повара поразительно карамелизируют корнеплод для основных блюд и делают прекрасные пористые коржи и кексы с её добавлением. Иногда, когда нынешний консильери опаздывал на собрания, товарищи без его ведома заказывали ему овощи на гриле и бразильский морковный пирог, но Джорно приметил, что пару раз он брал другую сладость и тихо и медленно смаковал каждый её кусочек. — Будешь держать в тайне своё кулинарное творение? — Гвидо было интересно понаблюдать, что собирается готовить друг, но решил, что было бы неплохим решением разжечь камин, пока неотапливаемая вилла не поимела в себе колотящегося от холода любителя жаркой погоды. Строгие костюмы действительно не устраивали его, парень привык круглогодично расхаживать в своем клетчатом свитере, странной шапке и полосатых штанах. Вычурно, дорого и удобно, в отличие от вечно мнущегося хлопка рубашек и двоек (а иногда и троек). Кстати, шапку Джорно тоже заставлял снимать во время официальных собраний, на что получал раздражённый фырк в свою сторону. Сейчас в одной рубашке без пиджака было достаточно прохладно. Поэтому он быстро покинул стул и направился к кирпичному очагу — красному пятну посреди молочной мебели комнаты. — Да, но я уверен, что тебе понравится, — его голос был весёлым, как будто они снова вернулись во времена, когда они только познакомились. Скоро подружившись, они часто проводили дни и вечера за прогулками или беседами, смеялись в компании, устраивали соревнования в праздничные дни. Спустя пять лет они выросли, жизнь стала более серьёзной, и если Миста и Наранча не истратили свой юмор с годами, то Джорно и Леоне наоборот. Казалось, что они стали одного возраста — возраста Аббаккио, при том, что у них и так разница лет в шесть. Они даже перестали ворчать друг на друга. Внешность Джованны была такой же прекрасной и ангельской, как и раньше, но взгляд стал тяжёлым как свинцовые пули в шапке Гвидо. Он худел, черты лица заострялись, Бруно говорил, что это нормальные изменения для астеничного босса, но консильери все равно волновался, что это из-за недостаточного питания и отсутствия полноценного отдыха. Миста положил пару поленьев, веток и газет в топку, достал фирменную зажигалку, которую Фуго подарил ему взамен потерянной в Венеции, и дал яркому язычку пламени объять угол бумаги. Огонь медленно занимался, переходил на другие листы и дерево. Пока Гвидо был занят организацией тепла, босс приготовил тесто, добавил в него орехи, залил его в форму и поставил в разогретую духовку. Затем он быстро вымыл использованные миску и венчик, убрал их в шкаф и достал на стол две тарелки. — Хочешь выпить? — Миста отошел от камина и вновь занял свой стул рядом с Доном, наблюдая за тем как молодой человек колеблется, — буквально по бокалу, не только тебе завтра работать, — Джорно сдался и кивнул, вновь предоставляя другу свою улыбку. На столе появилась бутылка белого полусухого и два столовых бокала. Беседа медленно развивалась, вино приятно сочеталось с огнем в камине, атмосфера была больше романтической, чем дружеской, но ребят радовало, что они могут посидеть вдвоём и поделиться проблемами и новостями вне рабочей суеты. Вскоре звоночек духовки сообщил о том, что блюдо было готово. Джованна извлек форму с сюрпризом из плиты, нарочно загораживая творение своим телом, чтобы правая рука чувствовал головокружительный запах, но не видел десерт. Босс переложил приготовленное на доску, взял хлебный нож и разрезал сладость на несколько частей, чтобы та быстрее остыла. — Да прекрати меня мучить, повар, — в ответ на нетерпеливую фразу раздалось негромкое хихиканье, Джорно взял в руки доску и повернулся в консильери, открывая вид на золотистый кекс с плотной структурой. Рот наполнился слюной, Миста ждал того момента, когда босс уже поставит импровизированный поднос на глянцевую поверхность стола, чтобы он мог утащить кусочек. Стоило ему откусить краешек, как приятный банановый вкус разлился во рту, окончательно погружая Гвидо в уют ситуации. С каждым укусом десерт будоражил все сильнее, Миста удивлялся, откуда Джованна умеет готовить банановый хлеб, и почему решил приготовить именно его, ведь он так редко брал его, когда они сидели в команде. Неужели он наблюдал за выбором блюд, который делал парень? Ради таких моментов Гвидо был готов выполнять все возможные и невозможные поручения, лишь бы сидеть рядом с ним, болтать о всякой чепухе, пить Пино Гриджио, смаковать один из любимых десертов и наблюдать за пожирающим поленья янтарным пламенем. Камин освещал ярким огнём комнату, забавно играя тенями на мебели позади парней. — В итоге, ты хочешь съездить в Портичи? — Джорно всё не унимался с вопросом о поездке. Да, город находился в паре десятков километров от Неаполя, но дела не позволяют внезапно выехать за пределы виллы компанией просто так. — Давай выедем ближе к концу года всей командой, и тогда тебе не придётся морочиться с моим подарком на Рождество, — тихий смех наполнил комнату уютом, — Только выбери для этого наиболее свободный день, чтобы мы истерично не спешили обратно, как я сегодня с Буччеллати, — Джованна виновато взглянул на смуглое лицо, но увидел на нём только мягкую улыбку, которая очевидно говорила о том, что Миста уже простил его внезапную выходку. Воцарилась комфортная тишина, нарушаемая потрескиванием горящего дерева и другим, неопределенным Джованной тихим стуком. Он перевёл взгляд с друга на панораму окна, его внимание привлекла белёсая пелена. Он решил, что вуаль тумана очень неравномерная, пока не понял, что тот шум был с улицы, и это была не вечерняя дымка, а самый настоящий снег. Гвидо наблюдал, как менялось лицо босса с расслабленного на по-детски удивлённое. Он заинтересованно повернул голову в ту же сторону и обрадовался белым снежинкам, быстро таявшим на стекле. В этом году декабрь был непривычно холодным, в отличие от прошлого года, когда снега совсем не было. Он знал, что снег не устелет улицы, потому что температура недостаточно низка для этого, как в том же Сондрио*, где почти всю зиму можно было наблюдать белые шапки на крышах домов. — Кстати о Рождестве, что ты хотел бы в подарок? — Миста вновь повернулся к другу, встречаясь с бирюзой его глаз на расстоянии пары десятков сантиметров. Новогоднее настроение успело захлестнуть их обоих, искорки ребяческого счастья блестели на радужке вместе с бликами пламени. Он был вновь потрясающе красив и счастлив. Как бы Гвидо хотелось, чтобы он был таким всегда. — Не знаю, выходной, — товарищи взорвались смехом, но быстро затихли, понимая, что, к сожалению, их работа не позволяет просто так взять и освободить полностью какой-либо день. — Будешь так шутить, получишь котёл, — недоуменный взгляд блестящих очей снова вперился в консильери, — а что, поедем в поход, когда-нибудь. Будем также сидеть у огня и смотреть на звёзды, — возможно, это были только мечты, но Гвидо искренне надеялся, что однажды они смогут выехать на природу. Он желал этого настолько сильно, что был готов сказать, что это то самое Рождественское желание, которое он загадает двадцать пятого числа, чокаясь шампанским со своими товарищами.
Примечания:
* Портичи - небольшой прибрежный город, находящийся около границы Везувианского заповедника. Подчиняется административному центру Неаполь.
* Триппа - традиционное блюдо итальянской кухни, готовится из требухи, обычно говяжьего рубца. Подаётся как самостоятельное блюдо, с гарниром или на хлебе, может быть и супом.
* Сондрио - город в предгорьях Альп на границе со Швейцарией
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты