Trouble

Слэш
NC-21
Закончен
96
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Драббл, 6 страниц, 1 часть
Описание:
— Давай скорее запишем что нужно и продолжим, иначе я наброшусь на тебя прямо в студии и плевать я хотел на менеджера и стафф, — буквально рычит прямо в ухо и игриво смотрит прямо в глаза.
Примечания автора:
ДОСЛУШАЛАСЬ БЛЯТЬ МУЗЫКУ
Наслаждаемся кинками и пытаемся не помереть.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
96 Нравится 10 Отзывы 22 В сборник Скачать
Настройки текста
Лопатки Сокджина жестко встречаются с дверью в звукозаписывающую студию. Намджун шипит в поцелуй и крепче сжимает его бока в руках, притягивая ближе к себе. Джин с тихим всхлипом разрывает поцелуй на пару долгих секунд и, спотыкаясь о ковер, едва удерживая равновесие, цепляется руками за плечи младшего и шумно выдыхает. Комната ужасно маленькая и душная, но это лишь им на руку. Старший, не скрывая восхищения, любуется лицом напротив, облизывает губы, оглядывает каждое движение пухловатых губ, кожу карамельного оттенка, и прикусив губу, проводит по ним пальцами, очерчивая контуры. Нереальная в своей визуальной хрупкости талия, что так сильно граничит с широкими, мощными плечами, словно создана для того, чтобы Намджун обхватывал ее своими большими ладонями, сжимая до синяков. Мышцы пресса, выглядывающие из расстегнутой рубашки, так идеально подрагивают под длинными сокджиновыми пальцами, которыми он подбирается к ширинке. Не переставая что-то нетерпеливо шептать, он путается в пряжке чужого ремня и ругаясь тихо под нос. Младший буквально обездвижен этим зрелищем. Расправившись наконец с ремнем, Сокджин нервно дрожит, подобно осиновому листу.  — Запишем твои бэки и продолжим, — Намджун аккуратно усаживает Сокджина на свои колени, оглаживая плавный изгиб поясницы, — Нам ведь нужны живые эмоции, верно, милый? — смотрит вкрадчиво, прямо в глаза, подцепляет указательным пальцем подбородок и, притянув к себе, добавляет, — Хорошенько поработай своим прекрасным голосом, Джин-и, — поцелуй-бабочка в самый уголок губ, после которого парень сжимает бока старшего и притягивает его к себе еще ближе, мягко целуя. Поцелуй медленно становится страстным, а объятия жадными, оба раскаляются до предела. Джун словно омывает его своими ласками: проводит кончиками пальцев по позвонкам, спускается рукой к пояснице, выводит на ней узоры мягко, а Джина от такой нежности мажет и трясет. Ему хочется до дрожи в пальцах и так сильно, что он готов наброситься на парня прямо так, без прелюдий и подготовок, но у младшего удивительная аура доминанта, которой подчиняешься сразу. Старший нехотя отстраняется от парня, облизнув припухшие губы и, огладив большим пальцем острую скулу, шепчет:  — Давай скорее запишем что нужно и продолжим, иначе я наброшусь на тебя прямо в студии и плевать я хотел на менеджера и стафф, — буквально рычит прямо в ухо и трется задницей о бедра парня, игриво смотря прямо в глаза. Схватив кромку рубашки парня, он ведет руками выше, принимаясь расстегивать. Прикусывает губу и, не разрывая зрительного контакта, расправляется с последней пуговицей. У Намджуна дыхание перехватывает от такого Сокджина, горло спирает и в животе все тугим узлом сплетается.  — Готов записывать? — насмешливо спрашивает, — Старайся только по тексту действовать, милый. Лишние звуки нам ни к чему, сам понимаешь… Из его уст это звучит так удушающе, а вид ухмылки до дрожи заводит, так что Сокджин постарается, сделает все, что в его силах. Приподняв бедра, он кивает и сглатывает шумно. Младший настраивает оборудование и жмет запись.  — It's gon' get you in trouble, — рука на паху слегка сжимается, вызывая высокие стоны, которые парень удачно вокализирует и применяет к тексту, — Оoh, ooh… — младший видит, что парень на грани, отчего отпускает возбуждение, лишь неощутимо поглаживая. Намджуну определенно нравится такой результат записи и он, улыбнувшись, проводит рукой по бугорку на брюках вновь. Ему до дрожи приятен тот хищный взгляд, которым обводит его сейчас Сокджин. Сквозь толщу раскаленного воздуха до него доносится тихий рык, рвущийся из сокджиновой груди, и это заводит до невозможности. Положив вторую ладонь на крепкое бедро и чуть сжав его, он придвигается пальцами вплотную, ныряет ими под брюки и вызывает новый высокий стон, почти шипение. Именно тот, что после будет звучать в финале песни. Запись прекращается резко, стоит только Джину высоко застонать и начать толкаться бедрами навстречу руке Намджуна.

*

Прохладная комната в дешевом отеле встретила пару запахом сладкой японской азалии, что бледно-розовым цветом расцвела по обе стороны от кровати. Намджун покорно плюхается в кресло, куда его подталкивает старший. Рубашки сразу летят вон. Прижавшись губами к самому основанию члена, Джин начинает покрывать его поцелуями, что-то сбивчиво шепча. Намджун не может разобрать ни слова, у него в ушах гул стоит, а перед глазами мелькают цветные точки, каждое прикосновение кажется таким ярким и прекрасным, что дрожь бежит по телу ежесекундно. В момент, когда Сокджин раскрывает свои пухлые губы и касается головки языком, Наму кажется, что воздух в легких вот-вот воспламенится, и из груди вырывается настолько низкий стон, что он больше напоминает раскат грома, рука тянется к темным прядкам и пальцы вплетаются в волосы, окончательно разрушая укладку. А Сокджину мало: широким мазком ведет от основания до уздечки, скользя по налившейся головке, и коснувшись ее своими блядскими губами, что поблескивают от слюны, замирает на пару мгновений. Намджуну стоит неимоверных усилий не толкнуться в эти теплые и влажные губы. Сегодня он не хочет быть грубым, сегодня вести будет старший. А Сокджин, кажется, научился читать мысли, потому что улыбается хищно, получая особое, ни с чем несравнимое, удовольствие от того, в каком томительном ожидании держит парня, но и сам желает его не меньше, и в следующую же секунду размыкает припухшие губы, обхватывая ими кимово возбуждение. Доносится резкий вдох сквозь зубы, хватка на затылке усиливается, а бедро под его рукой дрожит от желания. Скользнув несколько раз губами вверх-вниз, Джин втягивает щеки и берет глубже, медленно опускаясь на изнывающий от возбуждения член. Комната наполняется прерывистыми стонами, поощрением и пошлым хлюпаньем. С громким чмоком парень выпускает член изо рта и смотрит почти невинно из-под опущенных влажных ресниц, обводя кончиком языка окружность головки. У Намджуна перед глазами пелена, хочется выдрать из Сокджина душу, вжимать во влажные простыни кровати в этом дешевом номере и, ловя ушами сорванные стоны и мольбы, терзать крепкой хваткой нежные бедра и тонкую талию. Но вместе с тем Намджуну хочется заласкать его до искр перед глазами, чтобы извивался и умолял, дрожа всем телом. Обхватив аккуратный подбородок пальцами, притягивает старшего к себе, сразу вовлекая в поцелуй: медленный, влажный. Руки скользят по тонкой талии, ребрам, по бокам и ягодицам, которые он нежно сминает через брюки, через мгновение бросая парня на кровать и стаскивая эти же брюки, выдыхая в растерянности: на длинных, гладких ногах красовались черные чулки в крупную сетку, что держались чуть выше колена.  — Ох, блять, хен, — сглотнув слюну, младший цепляет край резинки чулка и оттягивает, отпуская. С громким шлепком резинка оказывается снова на колене. Руки оплетают талию и Джин оказывается снова сидящим на бедрах парня, — Не смей снимать их или запачкать… Намджун, словно одичавший зверь, вгрызается в пухлые губы, отчего Джин оставляет неглубокие полумесяцы на широких плечах и тянется одной рукой куда-то влево, чуть наклоняясь и съезжая с крепких бедер. Подхватив кончиками пальцев тюбик смазки, он разрывает поцелуй, и выдыхает в губы, — Подготовь меня… Нам чувствует очередную волну возбуждения, мурашками пробежавшую по телу, пальцы дрожат, пока откручивают колпачок. Выдавливая достаточное количество лубриканта на пальцы, он греет его, перекатывая между пальцев и подносит к слегка напряженному кольцу мышц. Сокджин замирает на секунду и, кажется, едва дышит, сильнее вжимаясь своим возбуждением в кимов живот и вплетая свои пальцы в растрепанные и влажные локоны младшего, чуть их оттягивая. Намджун проводит ребром ладони между ягодиц старшего, чуть проскальзывая пальцами глубже, лаская и дразня пульсирующий вход. Немного надавив на него, Джун вырывает из старшего задушенный стон, после которого он вскидывает подбородок и облизывает совсем сухие губы, рвано выдыхая, — Я могу принять сразу два, Джун-и, ну же, пожалуйста, — почти хнычет. Почувствовав вокруг своих пальцев подрагивающее, узкое и такое влажное нутро, Нам почти рычит, потому что сдерживаться с каждой секундой становится все сложнее, а эти чертовы чулки и стоны лишают рассудка, или помутняют его до состояния безумца уж точно.  — Еще, пожалуйста, еще, — шепчет, двигая бедрами ближе, пока Намджун сильнее сжимая сочную половинку и отводя ее чуть в сторону, стонет от вида такого Сокджина, — Я хочу тебя, Намджун-а, пожалуйста, — младший собирает своими губами мурашки с острых ключиц, пока старший хнычет, изнывая от желания. Джин чувствует, что близок, когда Намджун входит в него уже тремя пальцами, все тело словно вибрирует, отзываясь на ласку. Проведя рукой по изогнутой линии поясницы, Нам тянет его на себя, начиная покрывать поцелуями шею, очерчивая языком кадык. И он бы не прочь пометить парня укусами и засосами, но нерушимое правило нарушать не хотелось: никаких укусов, отметин, синяков на видных местах. Скользит языком по линии скулы и, подобравшись к мочке, прихватывает ее губами, языком принимаясь играть серьгой. У Джина сердце бьется где-то в горле, и так отчаянно хочется почувствовать в себе крепкий член, что сейчас зажат между их животами. Он начинает активнее двигать бедрами, опуская их еще ритмичнее и ниже, выстанывая на ухо сорванно, — Еще, пожалуйста, еще… Так хочу тебя в себе, Намджун-а, пожалуйста, — голос хриплый, надломленный, такой жаждущий и просящий, что парень не может больше себя сдерживать: тянется рукой к смазке, выдавливает всю и обильно наносит ее на напряженный член, растирая остатки по ложбинке ягодиц старшего. Сокджин цепляется тонкими пальцами за мощную шею и медленно опускается на пульсирующий член, зажмурив глаза. Намджун, оглаживая мягкие ягодицы и тонкую талию, опускает их ниже, плавным движением входя до столкновения бедер. Джин вжимается своими губами в намджуновы, легонько оттягивая зубами и посасывая нижнюю, проскальзывая языком во влажный рот, а тот отвечает незамедлительно, слизывая дрожь с пухлых губ. Сейчас Сокджин не хочет резко и шумно опускаться, не хочет скакать на члене, как заведенный и стонать, срывая голос, сдирая ногтями кожу с лопаток. Быть может, позже, но не сейчас. Хочет чувственно раскачиваться на мощных бедрах Намджуна, чуть разводя собственные колени, скользить ими по простыням так, чтобы они позволяли пульсирующему члену входить в него по самое основание. Нам понимает его без слов. Горячие, немного шершавые ладони, любовно оглаживают напряженные бедра, обтянутые чулками, скользят к подрагивающим ягодицам. А Сокджин, качнувшись всем телом замирает и издает высокий стон, что оседает приятным волнением в ушах. Наму безгранично хорошо. Он чувствует, как узкие и влажные стенки сокджинового нутра сокращаются вокруг его члена, и это буквально заставляет давиться воздухом и собственнымит стонами. Плавно и так медленно, он подается бедрами вверх, пока его крепкие руки прижимают бедра парня ниже. Судя по тому, как в следующее мгновение Сокджин крупно дрожит, хватает раскрытыми губами воздух и изламывает брови в удовольствии, он понимает, что задел простату. Старший, будто в бреду, начинает шептать, повторяя снова и снова, — Еще, еще, пожалуйста, Намджун-а, еще раз, — и раскачиваться все сильнее на влажных от пота и смазки бедрах. Простыни и тонкие капроновые нити чулков безжалостно натирают нежную кожу колен, но парню плевать, пока он ощущает разгоряченную плоть в себе и обхватывает влажную намджунову спину, дышит загнанно в самую шею и покрывает ее легкими поцелуями, изредка все же покусывая солоноватую кожу зубами. Намджуну голову кружит от происходящего, а Сокджин, в этих ебучих чулках так сексуально изгибающийся на его члене, идеален настолько, что хочется кричать. Младший понимает, что надолго его так не хватит, возбуждение болью отзывается в паху. Он впивается пальцами в раскрасневшиеся ягодицы и с глухим рыком вбивается в разнеженное сокджиново тело. Тот стонет надрывно, цепляется ногтями за напряженные плечи, продолжая острыми коленями комкать простыни. Младший обхватывает кимов член, лаская большим пальцем поблескивающую от естественной смазки головку. Сокджин поскуливает и ищет опору, почти крича от ощущений, что вспышками взрываются перед глазами и в теле, — Я хочу чтобы ты кончил для меня, милый, — скользит горячей ладонью по всей длине, второй рукой буквально впиваясь в талию, направляя сбивающегося в предвкушении оргазма Джина. Издав высокий, тягучий стон, Сокджин откидывается назад, и упираясь руками в колени Намджуна подается вперед последний раз. Тело пробирает крупная дрожь, по мышцам, словно ток, идут оргазменные спазмы, пальцы сжимаются сами по себе, а с уст слетают всхлипы-стоны. Выгнувшись в пояснице, он с громким стоном спускает в ладонь Намджуна, забрызгивая спермой свои и его бедра, но парень не прекращает ласкать чувствительный член, лишь собирает капли спермы с пульсирующей головки и начинает скользить по нему быстрее, доводя Сокджина почти до безумия. Дрожащий после оргазма, покрытый бисеринками пота, что блестят в полумраке душного номера, закативший глаза и кусающий припухшие губы Сокджин, сжимающий своими коленями его бедра — лучшее зрелище из всех, что доводилось видеть Намджуну. Парень изливается в Джина спустя пару рваных, глубоких движений, буквально вжимая в себя податливое тело и шепча что-то невнятное на ухо. Ким обессилено виснет на Намджуне, дыша так прерывисто и горячо, что мурашки невольно бегут по телу. Проведя губами вслед за проскользнувшей по щеке младшего капелькой пота, шепчет на выдохе:  — Блять, это было прекрасно, — и оставив легкий поцелуй на острой скуле, аккуратно соскальзывает с обмякающего члена. Намджун дышит глубоко и, откинувшись на кровати, прикрывает глаза, сгребая парня в объятия. Бессильно оперевшись о тумбу рядом с кроватью, парень поднимается и медленно бредет к двери в ванную, думая, что с удовольствием не вылезал бы из кровати. Намджун поднимается и идет следом, ловя парня уже у двери и рассматривая в упор: ссадины на раскрасневшихся, скрытых чулками коленях так эстетичны, что парень едва не давится воздухом. Искусанные, сухие губы, которые старший усердно пытается увлажнить языком. Поджатые пальчики изящных ног, которые вызывают острое желание провести по ним языком. И даже сперма, стекающая сейчас по линии бедра прямо к чулкам, едва их не пачкая, вызывает внутри вибрирующий трепет. Джин вздрагивает, смотрит в глаза, а Намджун теряется в невинности этого взгляда, будто не Джин седлал его бедра пару минут назад и изливался с громким стоном в его ладонь.  — Что такое, Намджун-а? — легкая улыбка играет на губах парня, — Что-то не так?  — Колебаюсь, стоит ли вставлять твои стоны в трек, знаешь, — рукой ведет к талии и сжимает ее несильно, а Сокджин замирает в удивлении, — Отомри, я о том, что не уверен стоит ли твои чудесные стоны выносить на всеобщее обозрение. И Намджун знает, что эти стоны, несомненно, отвечают всем его личным требованиям и желаниям, но никогда в песне уж точно не появятся. Эти прекрасные звуки и этот момент он эгоистично оставит себе.
Примечания:
не опять, а снова...
это проклятие или дар?
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты