Очередной финал

Гет
NC-21
В процессе
35
автор
Размер:
планируется Макси, написано 17 страниц, 4 части
Описание:
Финальная битва Второй магической войны, в которой сошлись все силы, сражавшиеся на стороне Волан-де-Морта, и силы, сражавшиеся против него оставила огромный отпечаток в жизни, сознании волшебников и имела тяжёлые последствия для всех.
Всем, от пожирателей, до мирных жителей, она принесла лишь невосполнимые потери и сломанные судьбы.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
35 Нравится 11 Отзывы 6 В сборник Скачать

Часть III. Презрение.

Настройки текста
В комнате царила мертвая тишина; лишь тиканье часов и потрескивание догорающих дров в камине были слышны этой ночь. Ничего больше: ни шороха, ни шагов, ни скрипа лестницы. За окном бесшумно падал снег, пушистый и белый, он поблёскивал в темноте. Метель в бешеном вихре кружила снежинки, задувала в щели окон и завывала, как безумная голодная собака. Гермиона, укутавшись в тёплое одеяло безмятежно спала, сладко и так крепко, что совсем не слышала, как дверь в комнату со скрипом приоткрылась. По комнате раздался стук шагов, который стремительно приближался к кровати, где спала девушка. Малфой сел на край и, убрав волосы с лица гриффиндорки, прижался губами к ее лбу и тихо прошептал: — Моя сладкая девочка.. Затем провел ладонью правой руки по ее волосам: на ощупь они были теплые и мягкие. Девушка, вскрикнув от неожиданности, резко открыла глаза, встретившись с затуманенным взглядом волшебника: — Драко? — непонимающе спросила она спросонья. Мужчина сначала долго всматривался в такое желанное лицо любимой, затем аккуратно приблизился к ней и, обхватив руками, впился в губы. Жадно. Неистово. Наслаждаясь. Гермиона соскочила с кровати и, ринувшись от волшебника, прижалась спиной к стене, в глазах её угадывался дикий страх. Разъяренный Драко, сознание которого было затуманено алкоголем, схватил Гермиону за плечи и теперь впился в рот девушки так, что прокусывал губы до крови, будто наказывая ее за неповиновение. Тогда она стала сопротивляться яростнее: —Прекрати! — молила она волшебника. Малфой, игнорируя просьбы, обхватил обе ее руки одной, другой держал лицо. Во рту девушки чувствовался привкус крови, его горячие губы посасывали ее раненные, вызывая боль; в следующую минуту она с силой упёрлась руками в его грудь, стараясь оттолкнуть, отнюдь, Драко совсем не хотел отпускать девушку. Она истошно закричала, когда мужчина схватил ее за ночную рубашку и порвал тонкую ткань, обнажая грудь девушки. Гермиона продолжала бороться и наконец уверенно ударила Малфоя коленом в пах, отчего тот согнулся пополам. У неё появилась секунда, она изловчилась вывернуться и ринулась к двери, которая, конечно же, была заперта. Безнадежно покрутив дверную ручку, девушка с силой дёрнула ее, в никчемной попытке выбраться, но та не поддалась. Гермиона всхлипнула, чувствуя, как тяжёлые, а главное - унизительные слёзы обиды перехватывают горло, руки ее затряслись. Волшебница обернулась в тот момент, когда Драко подошёл к ней сзади. Девушка слишком боялась пошевелиться — стояла, как пойманная, беспомощная добыча, ожидающая, когда нападет хищник. Малфой же, в свою очередь, демонстративно подбросил на ладони ключ и спрятал его в карман брюк. Девушка с мольбой посмотрела в лицо полное похоти и желания, проклиная себя за то, что согласилась на условия мерзавца. Гермиона положила руки ему на плечи и попыталась оттолкнуть от себя: — Пожалуйста, не надо, Драко... — прошептала девушка. Одна его рука зарылась в волосы Гермионы, другой он взял ее ладонь и с нежностью поцеловал. Ее влажные руки сводили Малфоя с ума; ещё ни одной женщине он не целовал рук и никогда не мог даже подумать о том, что они могут быть вкусными. Но они были такими же нежными как ее губы. Точь-в-точь, такая же бархатистая кожа полная чувственности. Мужчина вовсе не задумывался о том, что чувствовала Гермиона в эту минуту, а просто упивался тем чувством, которое было в нем. — Уясни, Гермиона, ты только моя; моя - больше ничья. Ты будешь делать то, что я тебе скажу. Девушка больше не могла бороться с Драко, сил почти не осталось, да и она чувствовала, что только сильнее разжигает его сопротивлением.Теперь она уже не сдерживала слез, рыдая в голос, почувствовав, как тот схватил ее за волосы и повёл к кровати. — Драко, ну я тебя прошу, — захлебываясь в собственных рыданиях продолжала девушка, — отпусти меня. Горячие руки Малфоя легли на талию волшебницы, притягивая к себе. Он снова попытался поцеловать отчаянно плачущую девушку: его поцелуй длился бесконечно - грубый, безжалостный, исполненный свирепого мужского желания. Драко не мог насытиться. — Не надо.. — снова взмолилась Волшебница, продолжая предпринимать попытки высвободится, однако, Малфой в ответ лишь прорычал: — Заткнись, Грейнджер. Он повернул девушку лицом в подушку, прижался грудью к ее спине, и цинично прошептал, растягивая слова: — Ты всегда будешь моей. Малфой резко схватил ее за бедра и прижал к кровати ещё сильнее, так, что Гермиона не могла даже пошевелиться. В такой позе он наконец проник внутрь, и дикая боль пронзила ее тело. Девушка изогнулась в немом крике, но жесткие ладони попрежнему крепко сжимали ее ноги. Девушка сильно закусила губу, ощущая на языке привкус крови и слез. — Мне больно, хватит! — теперь уже кричала она, не оставляя попыток освободиться. Грубыми поцелуями покрывая ее шею, прикусывая кожу, парень чувствовал, как от боли девушка сжимает подушку. — Тебе больно, милая? А мне тоже больно! Мне всегда было больно, когда я смотрел на тебя и не мог найти взаимности в твоём холодном взгляде! Она схватилась за край кровати и попыталась выползти из под цепких мужских рук, но он вновь не позволил ей уйти, вонзаясь все сильнее и глубже, шепча ее имя, произнося чувственные любовные нежности, от которых девушку выворачивало. Такая желанная, она сводила его с ума своей белокожей прекрасно сложённой фигурой, лишённой одежд; была подобна дивной мраморной статуе, от которой Малфой будто обезумел. Получая сопротивление и, глядя на ее полуголое тело, он возбудился до предела. Гермионе казалось, он раздирает её изнутри, невыносимая боль повторялась снова и снова. Она перестала думать связно, каждое движение было подобно смерти. Девушка истошно кричала в шершавую ладонь, зажавшую не только рот, но и нос, и билась в попытках отодрать от себя Малфоя. Сделав ещё несколько грубых толчков, Драко на несколько секунд остановился, притих, а затем ослабил хватку, вызволив девушку из своих же объятий. Он коснулся ее кудрявых прядей рукой, отвел те с плеч, обнажая шею и нежно поцеловал, бросив короткое: «Прости..» Девушка лежала, даже не поворачиваясь к насильнику, сил отвечать ему не было вовсе. Все ее тело вздрагивало от приступов слез, которые лились беззвучным потоком и текли к вискам, отчего дышать становилось еще труднее. Гермиона часто дышала, пытаясь избежать приступа тошноты, подкатывающей к горлу. Малфой окинул ее взглядом. Алкоголь отступал, пробуждая разум Драко и теперь он четко давал себе отчёт в том, что натворил. Мужчина прикрыл одеялом изнеможённую девушку и как только закрыл за собой дверь, измученная Гермиона сразу же уснула. *** Девушка проснулась к полудню. Адская боль продолжала сковывать все тело снаружи и изнутри. Страх неизвестности еще больше усиливал эту боль, заставляя ее тело испытывать невообразимые муки. Она больше не плакала, слез просто не осталось. Внутри пустота. Она ощущала, как рассудок мутнеет, а тело не просто болит, оно становиться одним сплошным комком боли. Ее жизнь никогда уже не будет прежней. Даже через года, где-то на подсознательном уровне Гермиона всегда будет помнить унизительную боль, и, разумеется, никогда больше не станет доверять мужчинам. Она никогда не простит это Малфою.. Никогда. Мысли, пробежавшие в сознании, окатили волной неприятной прохлады. На комоде висело платье, такое же чёрное как и прежнее, но отличалось оно верхом сшитым из гипюра. Нельзя было не отметить хороший вкус Драко, хотя сейчас это было, отнюдь, не кстати. Девушка на ватных ногах отправилась в ванную. Взяв губку и плеснув на нее немного геля для душа, она стала намыливать тело, вспоминая его руки и губы. С особой тщательностью Гермиона отмывала каждый миллиметр тела, смывая его прикосновения, поцелуи. Девушка хотела исчезнуть в этой пене, раствориться, точно пузырьки, которые мгновенно лопались и исчезали. Закончив, она привела себя в порядок и, нацепив новое платье, направилась к выходу из ванной, но замешкалась перед дверью. Гермиона приложила ухо к двери и прислушалась: в комнате явно кто-то был. Страх сковал сердце девушки и она, надеясь, что это все таки просто домовик, аккуратно открыла дверь. Нет. Это был не домовик. Это был Малфой. Он сидел развалившись в кресле перед камином и ел большое красное яблоко. Рядом лежало ещё одно, которое, по всей видимости, предназначалось ей. Малфой своим присутствием вызывал у Гермионы явное отвращение и страх. Рядом с яблоком лежала небольшая темно-синяя коробочка. Драко встал с места, взял ее в руки и медленно подошёл к Гермионе. Как же она не хотела вновь столкнуться с его холодным взглядом, пытаясь всячески спрятать глаза. Мужчина подошёл ближе, протягивая обшитую шелком коробочку. — Это тебе, Гермиона, — робко сказал он, открыв, так называемую, шкатулку и взору девушки предстало шикарнейшее ожерелье, усыпанное камнями жемчуга в несколько рядов. Оно переливалось и мерцало от солнечных лучей, проникающих в комнату. Гермиона с презрением, словно он был пустым местом, посмотрела на Драко. Волшебница не оценила подарка, напротив, махнув рукой, она швырнула вещицу из рук Малфоя, демонстративно отказавшись от дорогого украшения; отнюдь, не на столько дорогого, чтобы заслужить прощение, которое скорее всего он не получит никогда. Девушка ясно понимала, что теперь действительно презирает мужчину. «Решил нелепо откупиться за свой чудовищный поступок? Не выйдет.»- твёрдо решила она. Проигнорировав обозлённый взгляд Драко, Гермиона прошла к камину, встав спиной к Малфою и опустила голову, подавляя снова нахлынувшие слёзы обиды. Тот молча, даже не повернувшись к ней лицом, вышел из комнаты. Девушка осталась одна, разве что соловей насвистывал незамысловатую мелодию на подоконнике, наблюдая за лучом света, который скользил по комнате — от камина, а потом по стенам и, наконец, исчез. Гермиона присела в кресло, откинулась на спинку и закрыла глаза, в надежде, что когда откроет их окажется рядом со своими любимыми гриффиндорцами. Жаль, что этому не суждено было произойти.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты