Суровые пусанские холмы

Слэш
NC-17
Закончен
1300
автор
Yoongio бета
Размер:
Мини, 7 страниц, 1 часть
Описание:
— Нет, ну ты видел его!? Только посмотри на этот снежный след от его жопы, — Тэхён едва может сдержать слюну в пределах своего рта, — я обязан стать альпинистом, чтобы покорить эти суровые пусанские холмы, чтобы мои плавные возвышенности Тэгу были довольны. Понимаешь?

!!Новогодний спешл!!
Посвящение:
Карине (Vkary)
Ты, наверное, не знаешь, но ты делаешь меня лучше и часто вдохновляешь. Не смей говорить, что ты скатилась! Ты прекрасна ♥
Примечания автора:
Спасибо Vkary за твитты, которые меня вдохновили ♥
• Суровые пусанские холмы - https://twitter.com/taennis_bolshoy/status/1334103682858840065?s=20
• Плавные возвышенности Тэгу - https://twitter.com/taennis_bolshoy/status/1334104222472806400?s=20
• Подходит по атмосфере:
https://twitter.com/SGI_fic/status/1334869994971205635?s=19

С наступающим, мои хорошие ♥
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
1300 Нравится 22 Отзывы 346 В сборник Скачать
Настройки текста
      Новогоднее чудо приходит к каждому по-разному: кто-то украшает ёлку, кто-то сидит у камина и ест мандаринки, кто-то обнимается со своей второй половинкой. Тэхён, например, относится к последнему типу, вот только… Ни парня, ни девушки у него нет, из-за чего он и пошёл в бар вчера, чтобы сегодня хоть с кем-то обниматься.       — Хён, водички дай по-братски, — хрипит он и размыкает объятья, вытирая рот рукой и смывая туалетный бак.       — Когда-нибудь ты убьешь сам себя, — закатывает глаза Юнги и присаживается на корточки к умирающему на первый взгляд парню, подавая кружку с водой. Тот присасывается к ней губами и чуть не умирает ещё раз, захлебываясь водой под тяжелый вздох Мина, — ты отвратителен, знаешь?       — Но ты все ещё мой друг, знаешь? — огрызается и хватается за протянутую руку, поднимаясь на ноги.       — Из-за этого мы сейчас сядем, и ты расскажешь мне, какого хрена мне позвонил какой-то левый мужик и попросил тебя забрать, а на фоне ты кричал о том, что никуда не пойдешь, пока не покоришь какие-то холмы, — хён тащит младшего к дивану и пыхтит, когда тот обхватывает его всеми конечностями и дышит свеженьким перегаром прямо в лицо.       — Ты не поймешь, — говорит куда-то в шею, и Юнги отодвигает его за лоб от себя одним пальцем, да так резко, что Тэхён падает на диван спиной. Он матерится, что ему холодно и тяжело, но подозрительно мигом замолкает и подрывается с места, после чего раздаются романтичные звуки воссоединения с унитазом.       — Алкашня, — только что и может сказать Юнги, решая, что отложит этот разговор на потом, когда его тонсэн перестанет быть зависимым от черной дыры толчка.       — Итак.       — Итак?       — Что там с тем мужиком и холмами? — Юнги расслаблено попивает клубничный смузи через трубочку, смотря на другую сторону стола. Хён весь такой красивый и мягкий, в черном пушистом свитере, в белом шарфике и кремовом зимнем пальто — не мужчина, а мечта эстета. Люди из-за этого бросают на них странные взгляды? Или из-за того, что напротив него сидит человек, который больше похож на червя, чем на homo sapiens?       Тэхёна морозит слегка из-за чувствительности к зимним холодам и повышенной температуры тела, которая вызвана аллергией на алкоголь. Знает же, что херово будет, но все равно, бестолочь такая, бухает чуть ли не всеми отверстиями. А все почему? Потому что какой-то обмудок даже не захотел с ним просто переспать, не говоря уже и об отношениях.       — Козёл, — изрекает Тэхён и кивает сам себе головой, пока помпончик на его шапке игриво повторяет это движение.       — Тэхён, — Юнги смотрит, как на дебила, — он женат.       — И что? Мог бы помягче это сказать, а не лупить по рукам.       — Потому что по-другому твои руки из его штанов было не вытянуть.       — Ты точно мой друг? — Тэхён ноет в милой манере, но Юнги не ведется, потому что Ким перед ним — дурак. Дурак, которого бросил парень и который не может признаться самому себе, что скучает, вот и делает всякую херь, чтобы отвлечься. Мин знает, что младший умный и достаточно спокойный парень, который был даже не влюблен. Его эго страдает из-за того, что его бросили первым, вот он и блядствует по барам. Тэ любит ныть, бездельничать и кидаться направо и налево грязными шутками, но он никогда не ходил в бары и не лез в штаны первым встречным мужикам.       — Я спать с тобой не буду, если ты об этом, — фыркает и понимает, что в который раз Тэхён за сегодня уходит от самой интересной для Юнги темы. — Ты долго будешь от темы уходить или я все-таки дождусь рассказа?       Ким вздыхает как-то слишком наигранно и откидывается на спинку кресла, закрывая лицо руками и опять вздыхая.       Что за drama queen, серьёзно?       — Я нихера не помню, но в моем телефоне есть десятиминутное видео, как я клеился к мужику и называл его задницу пусанскими холмами, — Юнги ржет откровенно и совершенно искренне, за что ему в голову прилетает салфетка, — прекращай! Оказалось, что я с ним даже нормально говорил, а потом напился в зюську и начал к нему лезть. И, опережая твой вопрос, это было после того женатого мужика.       — Почему всегда, когда меня нет рядом, происходит самое интересное? — Мин действительно задается этим вопросом. Все их с Тэхёном попойки не такие веселые, как похождения Кима в одиночестве. Максимум, что у них странного было, так это незнакомый связанный человек в шкафу Юнги (стоит уточнить, что сейчас он его парень, ага).       — Ну, не знаю, может потому что ты ебанный педант.       — Попрошу — без зависти, мой друг, — о, да, Юнги задевает за самое больное, из-за чего глаза Тэхёна чернеют от злости, и он уже было подрывается со своего места, чтобы вмазать хёну, как их прерывает официант:       — Простите, кое-что случилось с моим коллегой, и теперь я буду вас обслуживать. Что-нибудь хотите?       Тэхён совершенно позорно давится чаем и начинает кашлять, из-за чего пережеванное печенье во рту влажными крошками летит на все вокруг, включая лицо Мина и фартук официанта. Юнги пропускает миролюбивое «блять», и теперь сам смотрит на друга с желанием того ударить.       — О, Тэхён, будь осторожен, — говорит официант и протягивает Киму несколько салфеток, пока Юнги сидит и хуеет.       Чё?       — С-спасибо, — бормочет его друг и смущается, отводя взгляд.       Юнги хуеет ещё сильнее.       Молодой парень, который обслуживает их столик, улыбается как-то не натянуто, как все работники, а будто умиляется блядским слюнявым крошкам на лице Тэхёна и кивает Юнги головой, удаляясь.       — Какого хуя? — кратко, но четко и понятно, передавая все эмоции хуеющего Мина.       Тэхён же краснеет и натягивает шапку себе на лицо, сползая под стол. Дебильное поведение, дебильное состояние и, что не менее важно — дебильный друг.       Ким дышит паровозом, когда стягивает дурацкую шапку с помпоном и садится ровно, ошалевшими глазами смотря на Юнги, который с таким другом точно в дурку пойдет, причем добровольно.       — Это он, — едва шевеля губами говорит Тэхён, но Юнги, на удивление, его понимает.       — У которого суровые пусанские холмы? — Мин сам не знает почему переходит на шепот, наклоняясь над столом ближе к Тэхёну. Тот кивает головой и смотрит таким взглядом, что Юнги мысленно себе обещает, что должен помочь другу стать альпинистом, чтобы Тэ взобрался на этого парня.       Меню впервые так радует старшего своими габаритами — он подносит его к лицу и только стреляет лисьими глазами в сторону барной стойки, высматривая официанта. Дешёвая конспирация из не менее дешёвого фильма, но Юнги похуй — он должен сам посмотреть и оценить насколько крепкая экипировка нужна его другу для покорения возвышений.       Холмы, кстати, не разочаровывают. Мин присвистывает и красноречиво смотрит на Кима, который не прикрылся даже чертовым меню — в открытую сидит, подперев рукой голову, глядя на задницу официанта. За такую бестактность он больно его ударяет ногой под столом и красноречиво смотрит на меню возле друга, а потом на своё.       — А смысл прятаться? Я его так подкатами осыпал, так опозорился, что уже и не стыдно, — Тэхён кидает голову на стол и бьется пару раз о него головой, причитая себе под нос о том, что больше никогда не будет пить. Но Юнги-то знает — впереди новогодние праздники и день рождения, так что хер он просохнет до середины января.       — Зато было весело, — Тэхён поднимает голову и робко улыбается, пока его зрачки становятся сердечками, и Юнги в который раз хуеет, понимая, что все — был пацан и нет пацана. Втрескался, вкрашился, втюрился и далее по градации, — я хотел просто спросить, свободен ли ты через часа два? У меня как раз смена заканчивается и…       — Да! — выкрикивает Тэхён и даже чуть привстает со своего места, но тут же смущенно улыбается и говорит более спокойно, — то есть… это… Конечно, у меня же больше нет друзей, — говорит, а после тушуется ещё сильнее, ведь эту шутку мог понять только Юнги, а перед малознакомым человеком она могла прозвучать так, будто Тэхён неудачник и вообще полный…       — Воу, не делай такое лицо, я понимаю сарказм, — хмыкает Чонгук, имя которого Юнги только сейчас додумался прочитать на бейдже, — тогда никуда не уходи, я скоро закончу, — говорит и подмигивает Тэхёну, который выглядит так, будто вот-вот потеряет сознание.       — Он понял твой сарказм, чувак. Теперь ты точно должен его оседлать.       — Прошу прощения? — Ким возмущенно поднимает брови, пока на его лице в целом полное недоумение. — Это я его завалю.       — Да ты что? Ты рядом с ним выглядишь пассивом ещё пассивней, чем Чимин рядом с тобой, — абсолютная правда, потому что Ким ведет себя, как застенчивая девчонка, к которой наконец-то снизошёл её любимый оппачка. Этот Чонгук же высокий, с мужественными чертами лица и, судя по его заднице, под достаточно просторной одеждой прячется груда мышц. — То, что у него классная задница не значит, что он пассив. Я больше склоняюсь к тому, что он любит грубо в Doggy-style входить в чужой зад своим несомненно большим членом.       Юнги усмехается, когда слышит совсем немужской писк его друга напротив и любуется его красными щеками, который точно представил, как этот Чонгук творит с ним все эти интересные вещи. Тэхён сейчас как открытая книга — он смущен (что за столько лет дружбы с ним Юнги не часто видел), уязвим и настолько искренен, что внутри Мина просыпается настоящий хён, желающий своему тонсэну только самого лучшего мужика. Этот Чонгук симпатичный, выглядит надежным, и он не смеялся с fail'а Тэ, когда тот подавился, а только попросил быть аккуратным и подал салфеточку. Что уж говорить о том, что он понял тэхёнов сарказм, что бывает редко — Тэхён всегда язвительная сука в глазах тех, кто не понимает его юмор, то есть в большинстве случаев. А этот понял.       И, судя по поведению Чонгука, крепкая экипировка Тэ даже не понадобится — он добровольно даст ему покорить свои холмы, на которые Ким украдкой кидал «незаметные» взгляды следующие несколько часов.       Выходишь на улицу, и сразу видно — ещё несколько дней и будет Новый год. Все дома заснеженные, на проводах висят гирлянды, как и на уличных будках с едой. На подоконниках стоят маленькие елочки и узоры снежинок красуются на окнах. Все так красиво и колоритно, но, сука, холодно так, что жопа мерзнет даже при длинной куртке. Мороз на улице стоит добротный, из-за чего Тэхён сильнее кутается в одежду и в голове находит только два плюса такой погоды — снег не тает, а приятно хрустит под ногами, а ещё красноту его щек можно спихнуть именно на мороз, что он и делает.       Первые минуты их с Чонгуком прогулки кажутся Киму адом, потому что тишина между ними настолько напрягает и даже страшит, что Ким бы сжал задницу от страха, но не может, потому что она будто льдина. Чонгук шагает с ним рядом и кажется спустившимся на землю Иисусом, весь такой с милой улыбкой, идеальной укладкой черных волос (без шапки!), широкими плечами и высоким ростом. И как не умереть возле такого парня Тэхён не знает, и уж тем более не понимает своё сердце, которое сейчас не просто стучит, а будто пытается проломить грудную клетку и упасть прямо в чужие руки. А ведь они только вчера познакомились.       Чонгук краш — по факту, а Тэхён не мог пропустить такого парня, даже будучи настолько пьяным, чтобы ничерта не помнить на следующий день. Его мозг даже в таком состоянии решил забрать этого красавчика себе, что и сделал, пользуясь своими способностями придумывать подкаты на ровном месте. И, раз уж они тут и идут рядышком по снежной улице, миссия была успешно выполнена на пятьдесят процентов (остальные Тэ себе даст, когда у него будет кольцо на пальце — ага, даже так).       — Так ты занимаешься альпинизмом? — Чонгук нарушает тишину вечерней морозной улицы, и Ким залипает на пар из его прекрасных губ, едва сдерживая себя от того, чтобы не подставить под него лицо. Да, Ким вкрашился. Все — пиздец.       — С чего ты взял?       — Тогда, в баре, ты говорил, что должен научить меня альпинизму, чтобы я смог покорить плавные возвышенности Тэгу, — Тэхён задушено икает на это, впервые слыша подобную формулировку, ибо память о той ночи ушла в унитаз сегодня утром. Он прекрасно понимает её смысл, потому что, очевидно, он говорил о своей заднице. Ким только открывает и закрывает рот, потому что, кажется, впервые в жизни не знает что ответить — стыдно становится за то, что он так нагло приставал к человеку. Как повезло, что Тэхён гей и никогда не полезет так к девушкам, потому что те могут на него и заяву накатать, а так от мужика получил по роже и мирно ушёл.       Чонгук неожиданно смеется и мурашки бегут по спине от того, насколько красиво это звучит. Даже на секунду он забывает о своем пьяном позоре.       — Ты всегда так пикапишь парней или это была одноразовая акция? — спрашивает Чонгук, что было очень самонадеянно с его стороны. А вдруг Ким скажет, что всегда так делает и что дальше? Будет собирать чужое разбитое эго по крупицам? Но Тэ так не скажет, потому что не умеет врать:       — Одноразовая акция, — соглашается, а дальше диалог вертится и крутится, как санки на снегу.       Тэхён понимает для себя одно — ещё ни разу он не общался с малознакомым человеком так, как с Юнги-хёном. Чонгук будто с ним из одной пробирки, понимаете? Стоит Тэхёну как-то съязвить, как его игру сразу же поддерживают, после чего улица заполняется громким смехом, заставляя прохожих смотреть им вслед и хихикать. Праздничная атмосфера все-таки делает их добрее, так что никаких неодобрительных и злых взглядов они не собирают. Хотя... Кого бы это волновало?       Недавнее состояние овоща покинуло тело Кима (до следующей пьянки, разумеется), заменяясь улыбчивым существом, которое всеми фибрами души наслаждается чужим смехом, комфортом между ними, морозом на щеках и теплом чужой руки, сжимающей его. Тэхён чувствует тепло даже тогда, когда и так отмороженной задницей падает на снег и тянет на себя Чонгука, который валится прямо на него и смеется-смеется-смеется — так много и красиво, что Ким хочет плакать. И даже когда ему за шиворот падает ледяной снег, он вздрагивает не от холода, а от чужих мягких губ на своих.       Он так влюблен.       В комнате пахнет мандаринами, ёлкой и мясом. Полутьма подчеркивает мигающую гирлянду по всему помещению и на дереве в горшке, а она в свою очередь подсвечивает блеск мишуры, сверкающей в разноцветных огнях.       За стеклом падает лохматый снег, и Тэхён поднимает голову к нему, выглядывая через открытое окно. Его каштановые кудрявые волосы развивает морозный ветер, и он улыбается, слизывая снежинку, упавшую на его губы. Новогодняя ночь сегодня должна быть прекрасной не только из-за колорита в доме и на улице, но и из-за…       — Ты чего тут стоишь? — на талию ложатся большие крепкие руки, и Тэхён улыбается ещё шире, когда его обнимают со спины и чмокают в макушку.       — На улице красиво, — отвечает Тэхён и разворачивается в чужих руках, сразу же обнимая бойфренда за шею. Тот тоже улыбается и смотрит так, будто они уже не один год отмечают вместе главный праздник зимы. Чонгук проводит рукой по его волосам, стряхивая упавшие на них снежинки, и чмокает его в успевший замерзнуть нос.       — Когда придут твои друзья?       — Где-то через часа два, — хмурится Тэхён, утыкаясь ему в лоб своим и чувствуя, как руки Чона крепче обхватывают его поясницу. Сердце вмиг волнительно забилось, когда губы Чонгука накрыли его и начали нежно терзать, вмиг зажигая что-то внутри бенгальским огнем.       — Мои тоже, — отрываясь, отвечает Чонгук, и Тэхён задыхается от того, как чернеют глаза напротив.       Ким вмиг чувствует себя безвольной куклой, когда Чонгук подхватывает его под бедра и сажает на подоконник, лезет целоваться и мягко поглаживает талию.       Не то чтобы Тэхён не ожидал такого — его изначальной целью было покорить эту задницу. Несмотря на то, что их взаимное желание переросло в нечто большее, это не означает, что оно прошло. Следовательно, Ким ещё вчера для себя решил, что завалит этого красавчика в новогоднюю ночь. И Чонгук явно разделяет его желание, когда пробирается руками под вязанный свитер и гладит мягкую кожу, оставляя засос где-то под подбородком Кима.       — Здесь или… — Чонгук не заканчивает, видя взгляд напротив и смеется, потому что, кажется, не только ему не терпится. Но у них, вообще-то, отношения, а не перепих на одну ночь, так что Чон подхватывает его под бедра и несет на диван, где между подушками уже спрятаны презервативы и смазка.       Одежда оказывается откинутой на пол, а две пары рук исследуют друг друга, не стесняясь и не ограничивая себя.       Тэхён с треском признается себе, что такого мужика нужно видеть над собой и чувствовать в себе, что Ким с удовольствием и позволяет. Он мысленно обещает, что в следующий раз будет сверху, чтобы заставить его стонать точно так же, как и Чонгук заставляет Кима, вбиваясь в тело небыстро, но сильно и глубоко. От такого у Тэ шарики за ролики заехали, а когда его подняли на ноги и прижали лицом к стене сразу после первого оргазма, в голове всплыли слова Юнги-хёна о жесткости Чонгука и его big dick. И чертов хён оказался прав — к счастью. Потому что рука Чона на своей шее, удары по заднице и жесткие толчки — именно то, что Тэхёну было нужно.       Тэ уже свыкся с тем, что Юнги-хён в каждой бочке затычка. Он ненавидит друга за то, что его слова, брошенные случайно, всегда сбываются, чего бы это не касалось.       Стоит заметить, что все именно так, как и предсказывал коротышка хён — Тэхён напился в зюзю в Новогоднюю ночь.       На улице утро первого января — ни машин, ни людей, только слой снега на земле и падающие хлопья. Тихо и мирно, потому что все спят после бессонной ночи и приходят в себя. А кто-то даже до сих пор не спит, потому что все ещё празднует с семьей. Какой-то бедолага, наверняка, возвращается после смены, за которую ему заплатят в трехкратном размере, а кто-то встречает первое утро нового года в объятьях второй половинки. Тэхён, например, относится к последнему типу, вот только…       Обнимает он не своего бойфренда, а давно любимый белый унитаз, пока тот самый бойфренд гладит его по спине и выглядит не менее херово.       Кажется, Новый год удался.
Примечания:
Не бухайте сильно! Покорять чужие холмы можно и в трезвом виде!

____________
Мой личный тви:
https://twitter.com/SGI_twt?s=09

Для анонсов/спойлеров моих фанфиков:
https://twitter.com/SGI_fic?s=09
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты