так глупо

Слэш
G
Завершён
37
Пэйринг и персонажи:
Размер:
3 страницы, 1 часть
Описание:
кун услышал едва донёсшийся со стороны ванной ни то всхлип, ни то стон.
возле самой двери он повторился, а потом ещё раз и ещё. юнцинь плакал в ванной.
Посвящение:
хочу, чтобы всё красивое принадлежало тебе, ты знаешь,,
Примечания автора:
фикбук шалит(опять), для комфортного чтения используйте кнопку настройки текста справа прямо над текстом, настройки текста > самая последняя кнопка(квадратная с горизонтальными полосочками??)
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
37 Нравится 1 Отзывы 7 В сборник Скачать

всё это было так глупо

Настройки текста
Примечания:
мне показалось, эта история достойна быть самостоятельной,,
upd.эстетика тут: https://vk.com/wall-198329416_378
кун вернулся с работы раньше обычного. снял пальто, аккуратно повесил его на плечики в шкафу, поставил сумку на тумбочку возле полки с обувью и сунул ноги в пушистые домашние тапочки, что подарил ему юнцинь на день рождения. в квартире непривычная тишина стояла, что было так странно, ведь обычно в это время юнцинь уже был дома, и, наигравшись с котом, бежал встречать усталого куна, озарять его всего своей улыбкой. сегодня юнцинь куна не встречал. кун окликнул его несколько раз и когда ответа не последовало, прошёл вглубь квартиры. юнцинева обувь стояла на прежнем месте. он точно был дома. кун шёл медленно, осторожно, дабы случайно не разбудить вдруг уснувшего за очередным рисунком юнциня. но ни в комнате, ни на кухне того не было. кун услышал едва донёсшийся со стороны ванной ни то всхлип, ни то стон. возле самой двери он повторился, а потом ещё раз и ещё. юнцинь плакал в ванной. - юнцинь, - кун попытался открыть дверь, которая, разумеется, была заперта изнутри, для верности кун дёрнул снова, - что-то случилось? кто-то обидел тебя? слабаком юнцинь не был и по мелочам не плакал. с ним часто приключались неприятности. он всегда был открытым и чутким, а ещё красивым. этим пользовались многие придурки. из-за собственной внешности, светлых пушистых волос, накрашенных ногтей и бесчисленного пирсинга ушей, юнцинь часто становился предметом шуток и споров развести его на свидание, поцелуй, что-то большее. но никогда он не предавал этому большого значения. он был слишком умным для всего этого. он был выше этого. - юнцинь, ты ответишь мне? что произошло? кун забеспокоился всерьёз, он никогда не слышал, чтобы юнцинь так отчаянно плакал. сквозь череду всхлипов, смешанных с тяжёлым дыханием в попытке с собой справиться, послышалось слабое, измученное, едва слышное: - я так устал от всего этого. я ненавижу себя, кун, ненавижу. - расскажи мне, что произошло, я уверен, ты ни в чём не виноват, юнцинь, - кун медленно опустился на пол возле двери, сердце его забилось о рёбра в страшном от испуга ритме. ведь голос юнциня был таким измученным. - как ты можешь говорить, что я не виноват, если не знаешь, что происходит, - новый всхлип, глубокий вдох, - если бы ты знал, ты бы тоже возненавидел меня. ты больше бы ни за что со мной не заговорил. - ты не можешь сделать ничего, за что бы я стал ненавидеть тебя, пожалуйста, юнцинь, не говори так, - тревога накатывала всё сильнее и кун едва мог побороть её, сохранить спокойствие в голосе. - кун, я, - юнцинь не смог сдержать рыдания, он замолчал на долгих несколько минут, беззвучно плача там, за дверью, которую кун проклинал, на чём свет стоит, - я не могу больше жить с этим, понимаешь, - его голос окреп, он злился так сильно, что смог взять верх над собственными слезами, - я каждый день об этом думаю. каждый день. это убивает меня каждый день, - последние слова разнеслись бессильным криком по квартире, они заполнили всё пространство, словно вода, что затапливала несчастный парусник, поглощённый смертоносным штормом; они звенели в ушах и приводили в ужас. послышался звук глухого, слабого удара. юнцинь ушиб затылок о дверь. - юнцинь, там есть что-то, что может навредить тебе? - ответа не последовало, лишь новые о дверь удары. - я больше не могу молчать об этом, кун. мне всё тяжелее с каждым днём скрывать то, что я чувствую, чёрт, - юнцинь осёкся, он крепко зажмурил глаза, заставил слёзы уйти, дать ему говорить дальше, - чувствую к тебе, понимаешь, - с крика он перешёл на сдавленный шёпот, будто боялся слов, что вот-вот сорвутся с его бледных губ и изменят всё навсегда, навсегда изменят отношение к нему куна, - я люблю тебя, люблю, кун. я не могу перестать думать об этом, думать о тебе. перестать представлять, как ты целуешь меня в губы. мне это снится каждую ночь, понимаешь. я сломался. может, я всегда был сломанным, кун, мне так больно, - он заплакал с новой силой, рыдания захлестнули его с головой, не давали дышать, они душили в нём последнюю надежду на нормальную жизнь. хоть какую-то жизнь, - кун, я хочу тебя. что может быть хуже этого? неужели ты всё ещё не считаешь меня отвратительно грязным, неужели ты сможешь смотреть мне в глаза, сможешь называть меня своим братом? - юнцинь, пожалуйста, если у тебя есть что-то, что может причинить тебе боль, отдай это мне, и мы поговорим. не хочешь открывать - не нужно, просто отдай мне то, что находится в твоих руках. я не испытываю к тебе ненависти, - последние слова дались куну так легко и естественно; тихо на выдохе, но ему всё труднее было сдерживать себя, чтобы не поддаться порыву, не начать судорожно рыдать и биться о дверь, в попытках её выломать, чтобы юнциня успокоить, обнять его; чтобы он понял, что кун по-прежнему его любит. кун был старше юнциня всего на два года, но, сколько себя помнил, был 'хорошим старшим братом', сохранявшим спокойствие пусть даже в самой тяжёлой ситуации. именно поэтому юнцинь, поступив в университет, перебрался в его квартиру, всегда спрашивал кунова совета. потому что он мог позаботиться о младшем брате. в этом кун убеждал себя все последние годы. из под двери выкатилось нечто пластиковое, прокатилось по покрытию напольному и оказалось маленькой коробочкой со сменными лезвиями юнцинева канцелярского ножа, которым он точил карандаши. кун выдохнул с облегчением, опустил голову на собственные колени, его плечи расслабились. - тут все? - все, - юнцинь звучал спокойнее прежнего, поэтому кун верил его словам. ему стало легче оттого, что пугавшие его мысли больше не были только его, он был опустошен рыданиями и откровением. какое-то время они просидели в полной тишине, нарушаемой лишь шумным дыханием. кун первым прервал её. - ты не должен ненавидеть себя. не должен считать себя отвратительным. это не правда. а если было бы правдой, значит мы оба такие. одинаковые, - кун тяжело выдохнул и снова замолчал. - что ты хочешь сказать..? - голос юнциня был слабым, потухшим, это был голос человека, замученного жизнью, годами саморазрушения, человека, что всё это время сиял и улыбался для других; человека, что готов был с жизнью расстаться, только бы прекратить эти мучения. человека, что увидел свет надежды после, казалось, нескончаемого пути во тьме. - я влюблён в тебя примерно с того времени, когда тебе было шестнадцать. ты был так добр ко мне, ты так доверял мне. ты считал меня самым лучшим человеком в мире, а я... и я решил, ты никогда не должен знать, что я чувствую. решил, что это должно умереть во мне, но я не смог убить это чувство. до сих пор не смог. и я считал себя ужасным старшим братом, ведь должен был заботиться о тебе, защищать тебя. и я решил, что буду. я не мог не оправдать твоих надежд, - кун прикрыл глаза, устало потёр переносицу, - я люблю тебя, юнцинь. щёлкнул замок, дверь тихо скрипнула, а кун едва не упал на пол, лишившись опоры. юнцинь по-прежнему сидел на полу ванной, осунувшийся, измученный и заплаканный, но такой родной, любимый и, главное, живой. в его глазах не было боли, в них теплилась, плескалась надежда. - ты сказал это не ради того, чтобы я вышел? - голос его всё ещё дрожал, он совсем сел от долгих рыданий и криков. - нет. я бы не стал лгать об этом. сложно сказать, в какой конкретно момент юнцинь обрушился в куновы объятия, но ни малейшего значения это не имело. как не имело значения то, что их чувства не были правильными. важно было только то, что юнцинь обнимал куна, а кун обнимал юнциня. важно было только то, что они оба любят друг друга. теперь юнцинь просыпался не на холодной, проплаканной за ночь подушке; он просыпался в тёплых куновых объятиях, улыбался ярко, как прежде, и целовал его мягко в переносицу.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Neo Culture Technology (NCT)"

Отношение автора к критике:
Не приветствую критику, не стоит писать о недостатках моей работы.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты