сука

Слэш
NC-17
В процессе
30
Размер:
планируется Мини, написано 3 страницы, 1 часть
Описание:
– Я не по альфам, Ким.

– Говори, что хочешь, ты всё равно пиздабол.
Работа написана по заявке:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
30 Нравится 6 Отзывы 4 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Чонгук цокает зубами и закусывает губу. Он смотрит в потолок аудитории и делает такое лицо, как будто ему только что наблевали рядом с дорогими ботинками. Указательный палец подцепляет цепь на крепкой шее и натягивает так, что белый металл вжимается в загорелую кожу. Тэхён сам не замечает, как голос преподавателя по истории искусства и тихие разговоры одногруппников между собой превращаются в монотонный шум где-то на периферии слуха. Он думает только о том, что цепь оставит вмятины. Как только он переводит взгляд с шеи на тонкую татуированную кисть, Чонгук дёргает углом рта и меняет указательный палец на средний. Сука. Тэхён тихо выдыхает и с силой сжимает челюсть. Чонгук знает, что он пялится. Каждый чёртов раз, стоит им только оказаться в одном помещении, не моргая, тупо пялится, что аж самому стыдно. Что-то в этом альфе не даёт Тэхёну покоя. Что-то в нём… Чон смотрит на него в ответ, как змея, не отрываясь. Своими чёрными ненормальными глазами, из-под полуопущенных бледных век. Его губы искривляются в змеиную ухмылку, и парень готов поклясться, что его белоснежные клыки источают яд. Он слабо улыбается и толкает язык в щёку, натягивая её изнутри, а Тэхёну вдруг хочется закурить. Или втянуть этот язык в свой рот. Ему интересно, догадывается ли младший альфа о причине всех его взглядов, всегда перерастающих во взаимные гляделки и если да, то почему молчит. Почему никак не реагирует на это? Тэхён сам себя не понимает и боится признаться, что в глубине души ждёт того момента, когда всё вскроется, когда его лучший друг Чимин сложит руки на груди и нахмурится, мол, чувак, ты серьёзно? Ждёт, когда сможет выдохнуть: «ну наконец-то», и это неопределённое чувство, которое возникает постоянно стоит ему увидеть Чонгука перестанет чавкающим влажным и затягивающим мять его горло изнутри, перестанет сжимать костлявый кулак где-то в брюшине, перестанет мерещиться двумя бездонными тёмными колодцами вместо глаз в каждой чёрной дьявольской тени, такой же дьявольской, как Чонгук, который пахнет слишком сладко и цветочно для альфы. Который весь для альфы просто слишком. Он лощённый, всегда с прямой спиной и вздёрнутым вверх подбородком. У него правая рука от и до забита татуировками и золотое кольцо поблёскивает меж ноздрей. Его сильно отросшие чёрные волосы собраны в тугой пучок на затылке, виски выбриты, а рукава на рубашках, кофтах и худи вечно закатаны до локтей, открывая вид на крепкие руки и красивые запястья с очаровательными выпуклыми косточками на них. Чонгук притягивает взгляд и знает об этом. Возможно, наслаждается. Тэхён не уверен. Он просто продолжает пялиться на младшего альфу, а тот пялится в ответ. Чон медленно облизывает нижнюю, более полную губу, но на его скулах в разрез с сучьим и наглым поведением начинает теплиться и расползаться мягкий румянец. Тэхён криво улыбается и до конца пары не сводит с него глаз.

***

— Смотришь на него, как на говно, — Тэхён подкрадывается со спины, когда Чонгук наблюдает за потугами какого-то омеги, в чересчур откровенной для университета одежде и ярким макияжем соблазнительно облизать ложку, перепачканную в йогурте. Альфа громко садится напротив, а Чонгук стискивает задние зубы, задерживая дыхание. — Почему ты такой? — Какой? — и вроде бы ничего такого, обычный вопрос в стиле Ким Тэхёна, с которым он вообще-то никогда прежде не разговаривал, предпочитая парня избегать, но внутри слегка холодеет. — Лицемер. Тэхён смотрит слишком прямо, впрочем, как и всегда. От этого взгляда хочется сбежать, скрыться за нахмуренными бровями, за побелевшими костяшками пальцев, за университетской стеной, за половиной города. Дурацкий Тэхён, со своей дурацкой квадратной улыбкой, дурацким смехом, дурацким низким голосом, дурацким вкусным запахом и дурацкой родинкой на кончике аккуратного носа. Думает, что может разбрасываться словами, пялиться постоянно, посылая по телу колючие мурашки до самого загривка, и ничего ему за это не будет. — Ну знаешь, ты типа всегда такой учтивый и вежливый с омегами, у тебя даже своя фанбаза есть, — альфа разводит ладони в стороны, — но представься возможность, то свернул бы им шеи. Если бы никто не узнал или вроде того, как-то так. Чонгук смотрит пристально, считает про себя: один, два, три, четыре… Чтобы успокоиться. Зрачки Тэхёна скачут. Становятся то больше, то меньше. Желудок будто обдаёт кипятком, когда он опускает взгляд на его губы, которые Чон, по инерции тут же облизывает. — Ты дурак? Тэхён наклоняет голову и упирается подбородком в ладонь. Хочется прищуриться и вдохнуть в полные лёгкие, но младший заставляет себя застыть. Альфа непредсказуемый, его взгляд Чонгук каждый день ощущает на себе даже слишком остро, чтобы это перестало его волновать. Он впивается между лопаток, втыкается тупой отвёрткой между позвонков и пускает по телу толпы предательских мурашек. От Кима действительно хочется убежать, а ещё Кима просто хочется, и это Чона напрягает даже сильнее, чем то, что Тэхён оказывается видит его почти насквозь. — А ты сексист? Старший абсолютно спокоен, даже безмятежен, его бровь перебита надвое бордовой линией зажившей раны, а чёрные кудри прикрывают тёмные глаза, в которых плескаются смешинки и жгучий, ничем неприкрытый интерес. Смотреть на Чонгука издалека — приятно, но видеть его вблизи, такого недовольного, недоступного, с рваным румянцем на щеках и поджатыми губами, разговаривать с ним, вдыхать его цветочный аромат — приятнее вдвойне. — Ты просто за собой не замечаешь. — Я не… — Тэхён поддаётся вперёд, а младший вдруг замолкает и опускает ладонь на стол, как бы готовясь оттолкнуться от него в любой момент. Оттолкнуться, встать побыстрее и уйти. — Не на всех омег так смотрю. Альфа кивает, коротко улыбаясь, и в лёгких у Чона перестаёт копошиться горячее. Он весь подбирается, а к горлу подкатывает тошнота. — Только на тех, кто ведёт себя вызывающе. Тебе не нравятся такие омеги, Чонгук? Или тебе в принципе омеги не нравятся? — Тебя ебёт? Тэхён скалится, чувствуя, как чужой запах начинает усиливаться и горчить от раздражения, а слегка округлые щёки становятся совсем уж мерцающе-красными. — Меня ебёт всё, что связанно с тобой. Я думал, ты в курсе, что нравишься мне. Чонгук нервно отталкивается от стола и встаёт. Взгляд старшего с секунду блуждает где-то в районе его вспотевшей от напряжения шеи, там, где бьётся пульс, а потом снова возвращается к румяному то ли от злости, то ли от неожиданного признания лицу. — Ты с ума сошёл, Ким. Тэхён усмехается и кривая линия его рта въедается Чону прямо поверх гортани. Его широкие плечи в чёрном дают под дых. Альфа лениво их разминает и тоже поднимается с места. — Мне просто надоело смотреть на тебя издалека. — И поэтому ты решил до меня доебаться? — Пригласить на свидание, — с улыбкой поправляет Тэхён. Вот только улыбка эта напоминает Чонгуку оскал, и он гордо вскидывает подбородок, пытаясь проглотить одну только сухость во рту. — Ещё чего, — выплёвывает он и сжимает повлажневшие пальцы в кулак в то время как гланды сжимаются внутри горла, чудом не выдавая в голосе дрожь. — Я не по альфам, Ким. Сердце неприятно чавкает в груди, когда запах Тэхёна тоже начинает ощутимо горчить, а сам он, продолжая улыбаться, чернющим взглядом впивается в Чона. — Говори, что хочешь, ты всё равно пиздабол. Чонгук закатывает глаза, предпочитая промолчать, и перед тем, как уйти, вскидывает вверх руку, показывая довольно скалящемуся альфе средний палец.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты